Жестокая война. Ближний Восток в огне

Владимир Вольфович Жириновский
Жестокая война. Ближний Восток в огне

Около 48 % всех курдов живут в Турции, 25 – в Иране, 17 – в Ираке, 4 % – в Сирии.

На территории бывшего Советского Союза проживает около миллиона курдов, главным образом в Азербайджане, Армении, Казахстане, Грузии и Туркмении.

Более миллиона курдов проживает в странах Европы, США и Австралии.

Мы приводим эти факты, для того чтобы опровергнуть СМИ Турции, которые изображают курдов малочисленными, дикими, враждующими друг с другом племенами.

На самом деле Курдистан интегрирован в социально-экономические системы разделивших его государств, образуя наименее развитые в социальном, экономическом и культурном отношении их окраины.

Язык, на котором разговаривает население, проживающее на территории Курдистана, – не турецкий, не арабский, а курдский. Он принадлежит к западноиранской языковой семье.

Подавляющее большинство верующих курдов составляют мусульмане-сунниты, меньшинство – шииты. Значительным влиянием пользуются суннитские мистические (суфийские) ордена.

Незначительная часть курдов Ирака, Сирии, Турции и Закавказья – приверженцы древнего курдского синкретического (смешанного – Примеч. ред.) культа – езидизма, вобравшего в себя элементы древнеиранских верований, ислама и христианства.

Монотеистическая религия не оказала глубокого влияния на духовный облик курдского общества. В его социальной организации и национальном менталитете в большей мере продолжают проявляться традиции родоплеменной старины.

Несмотря на то что большинство курдов по вероисповеданию мусульмане-сунниты, это не является основанием считать их «правоверными» братьями турок.

Курдский народ сотни лет ведет борьбу с турецкими поработителями. Только в первой половине XX века произошли крупные восстания под руководством Махмуда Барзинджи (1919), Исмаила Шикаки (1921—1930), Кочгирийское восстание (1920), Сеид-Реи- за (1937—1938), Шейха Сайда (1925), Придахское восстание (1926), Агри и Зилан (1930—1935), Шейха Барзани (начало 1931—1932).

Да и сегодня редкий день обходится без бомбежек курдских деревень турецкой авиацией. Получается странная ситуация: курды воюют с ИГИЛ, а турки – с курдами. И кто тогда, спрашивается, пособник мирового терроризма?

Составляя в настоящее время более трети численности населения Турции и занимая более трети ее территории, курды совершенно обоснованно из века в век ставят вопрос о создании Курдской автономии.

Национально-освободительное движение Курдистана стоит на разумных и взвешенных позициях и ничего общего не имеет с утверждениями турецких официальных кругов по поводу терроризма и сепаратизма.

Федеративная Республика Германия, которая до недавнего времени запрещала деятельность Рабочей партии Курдистана на своей территории под видом терроризма, в настоящее время в корне изменила свою позицию.

Из официальных заявлений канцлера, министра иностранных дел и генерального прокурора следует, что Германия уже не рассматривает эту партию как террористическую организацию и готова к тому, чтобы установить прямые контакты с руководством Рабочей партии Курдистана.

Ныне находящийся под арестом лидер курдов Абдулла Оджалан во время своего приезда в Москву в ходе встречи с группой депутатов Государственной Думы заявлял, что курдскую проблему необходимо решать путем создания курдско-турецкой федерации. При такой официальной курдской позиции обвинения курдов в сепаратизме по крайней мере некорректны.

Особо важно отметить, что курды являются самым многочисленным народом (этносом) в мире, не имеющим не только своего государства, но даже автономии!

В мае 1992 года в Южном Курдистане (Ирак) после выборов парламента и правительства было провозглашено Курдско-арабское федеративное государство в границах Ирака.

Впервые в курдской истории де-юре и де-факто было признано право курдов на создание своей национальной автономии. Однако этот процесс принял затяжной характер, так как США пытаются в этом регионе создать для себя благоприятные условия путем приведения к власти марионеточных режимов.

Их не устраивают позиции Ирака, Сирии и Ирана. В результате происков и провокаций спецслужб США при прямом вмешательстве Турции, развязавшей вооруженный конфликт в Курдском автономном районе Ирака под видом борьбы с «террористами» из Рабочей партии Курдистана, ведется активная политика по установлению однополюсной геополитической конфигурации в пользу Вашингтона. Турция в данном случае выполняет функции натовской средневосточной марионетки.

Турецкое правительство уже более 70 лет осуществляет заложенную и провозглашенную основателем современного сохранения мононациональной и этнократической Турецкой Республики.

После печально известной резни армян в 1915 году в Турции на протяжении 20 лет (1920—1940) было уничтожено более двух миллионов курдов.

Лозунг «В Турции должны жить только турки, иных наций в Турции нет!» привел к резкому обострению этнополитической ситуации в регионе. Практикуемая сегодня этносоциальная стратегия турецкого правительства, которую нельзя характеризовать иначе, как неприкрытый геноцид, привела в конце концов к геноциду всех национальностей Турции, репрессиям и притеснениям, которые возводятся в ранг официальной политики Турецкой Республики.

Жесткая политика турецкого правительства по отношению к курдам, участившиеся карательные операции и этнические чистки вызвали в последнее время мощный всплеск национально-освободительной борьбы, ведущейся под руководством Рабочей партии Курдистана.

Вследствие эскалации вооруженного конфликта, акций против мирного населения курдских поселений угрожающе возрос поток беженцев из Турции. Сотни тысяч беженцев ожидают своей очереди в портах Эгейского моря и в карантинных зонах Евросоюза.

Страны Европы, подписавшие в свое время Шенгенские соглашения о «Европе без границ», испытывают серьезное беспокойство перед возможным нашествием курдских иммигрантов. Такова плата за многолетнее игнорирование и замалчивание острейшей проблемы Среднего и Ближнего Востока.

России давно уже необходимо предпринять конкретные внешнеполитические шаги, направленные на то, чтобы курдский вопрос был ясно и конкретно поставлен в повестку дня заседаний всех крупнейших международных организаций, прежде всего ООН и Европарламента.

Пользуясь своими правами члена Совета Безопасности ООН, Россия вправе требовать незамедлительного рассмотрения данного вопроса и его активного решения в отношении курдов.

Дальнейшее молчание внешнеполитических ведомств Российской Федерации и ее высокопоставленных представителей за рубежом чревато еще большим падением престижа и авторитета Российского государства в глазах тех, кто давно и отчетливо видит, что несет Ближнему и Среднему Востоку и всему миру прозападный внешнеполитический курс турецкого правительства.

Анкара не устает заявлять о курдском терроризме, о курдском сепаратизме, о священности территориальной целостности государства. Турция предпочитает физические методы решения национальных проблем методам дипломатическим. Примерами этого может служить варварское физическое уничтожение турками армян, понтийских греков, ассирийцев, болгар, сербов на протяжении столетий.

Для геополитического анализа ситуации, сложившейся в Курдистане и вокруг него, необходима объективная проработка вопроса о расстановке сил великих держав и их интересов в данном регионе, сформировавшихся на рубеже XIX и XX столетий.

Непрекращающаяся на Востоке в течение веков борьба с участием США, России, Франции, Германии, Великобритании и Турции привела к постановке вопроса о новой геополитической карте Ближнего и Среднего Востока, вопроса, который является сегодня более чем злободневным и актуальным.

Современный период, особенно последнее пятилетие, внесли серьезные изменения в конфликтную ситуацию в Курдистанском регионе. Появились важные новые элементы.

В Новейшее время, особенно после Второй мировой войны, Южный (Иракский) Курдистан был главным очагом курдского сопротивления, конфликтообразующим центром.

Именно здесь большую часть своей жизни активно функционировал крупнейший в XX веке (фактически единственный) общенациональный лидер курдского народа Мустафа Барзани, авторитет которого распространялся на весь Курдистан.

События, вызванные последствиями иракской войны против Кувейта, существенно изменили ситуацию в этом регионе. На севере Ирака образовалась курдская «полунезависимость», пользующаяся поддержкой Запада (главным образом, США) и получившая законную прописку в международно-правовых решениях ООН.

Таким образом, в этой части Курдистана антизападная направленность объективно существующих здесь противоречий была снята, по крайней мере временно.

Такая же тенденция наблюдается и в Восточном (Иранском) Курдистане ввиду сохраняющихся враждебных отношений между западными столицами и националистически настроенным шиитским правлением в Тегеране.

Ортодоксальный исламский режим в Тегеране в западной прессе открыто обвиняется в государственном терроризме и проведении политики, направленной на подавление «своих» курдов.

С середины 1980-х годов стала нарастать напряженность в Северном и Западном (Турецком) Курдистане (где живет около половины всех курдов), который в 1990-х годах превратился в главную конфликтную зону курдского региона. Это была связано с деятельностью левоориентированной Рабочей партии Курдистана.

Члены этой партии называют себя апочистами в честь ее лидера Абдуллы Оджалана, имеющего уважительное прозвище Апо (по-курдски «дядюшка»).

Эта партия официально руководствуется в своей деятельности идеологией марксизма-ленинизма в его большевистской (скорее, даже троцкистско-маоистской) трактовке и применяющей террористические методы борьбы.

Главный враг апочистов – не только официальная Анкара и ее представители в Юго-Восточной Турции, но и поддерживающий ее внешнюю и оборонную политику НАТО.

Деятельность РПК получила широкие международные отклики, чему способствует популярность партии среди «трудящихся» курдов и части курдских интеллектуалов не только в самой Турции, но и среди курдских гастарбайтеров и других эмигрантов в Западной Европе, общее число которых достигает свыше 800 тысяч.

 

Советский фактор, прежде всего работавший на стимуляцию курдского национального движения (в пределах, отвечающих государственным интересам СССР), теперь по понятным причинам исчез.

Однако в Курдистане пока нет твердой почвы для возникновения антироссийских конфликтных настроений. Но они могут возникнуть (первые признаки уже есть) в связи с возможными поставками вооружений из России в Турцию, Иран и Ирак.

Возникла тенденция к ослаблению традиционных «удельнокняжеских» междоусобных конфликтов в курдских политических движениях и отдельных группах как в масштабе всего Курдистана, так и в его частях.

Напротив, в этих движениях набирают силу объединительные, интеграционные элементы, за которыми, безусловно, будущее.

И все же традиционная отсталость курдского общества, его низкая политическая культура продолжают оказывать негативное влияние на общую конфликтную ситуацию в Курдистане, умножая вредные и излишние противоречия, раскалывая ряды борцов за национальное освобождение курдского народа.

Этим умело пользуются враги курдской независимости в Западной Азии и вне ее.

Без скорейшего преодоления этого дурного наследия курдской истории невозможно развитие действительно продуктивных для освобождения Курдистана от национального гнета конфликтов, ликвидации таких вредных противоречий, которые были внутренне присущи курдскому обществу или злонамеренно ему привиты извне.

Итак, современный Курдистан представляет собой многоконфликтный регион, в котором сочетаются, подчас весьма причудливо, внутренние и внешние конфликты различного содержания и свойства, изучение и анализ которых является актуальной задачей современной политической науки.

За российско-турецким обменом дипломатическими уколами и напряженностью последних месяцев от внимания журналистов и экспертов ускользнул факт нового поворота в сирийском конфликте.

Уже спустя пару дней после подлой атаки турецкими истребителями российского бомбардировщика Россия, впервые с начала своей операции в Сирии, начала прямое взаимодействие с Верховным комитетом сирийских курдов, осуществляющим функции временного правительства в курдском регионе Роджава в условиях вооруженного конфликта в Сирии.

Поддержка Россией сирийских курдов вызвала воодушевление в рядах их братьев в Ираке. Наступление курдского ополчения (Пешмерга) на севере Ирака вынудило силы ИГИЛ отступить вглубь страны.

Кстати, в последние годы Пешмерга играет жизненно важную роль в обеспечении безопасности в иракской части Курдистана и других частях Ирака. И возможно, именно эти отряды станут основой будущей армии получившего независимость Курдистана.

Увы, пока главная проблема курдов даже не ИГИЛ, а сами курды. Противостояние их вождей, возглавляющих партии, религиозные движения и партизанские отряды, носит достаточно кровопролитный характер.

У курдов десятки движений. Вот основные из них:

–Партия демократического общества (ПДО) – Турция;

–Союз коммунистов Курдистана (СКК) – Иран, Ирак, Сирия, Турция;

–Партия за свободную жизнь Курдистана (ПСЖК) – Ирак, Иран;

–Рабочая партия Курдистана (РПК) – Турция;

–Революционная партия Курдистана (РПК) – Германия;

–Курдская демократическая партия – Север (КДП-С) – Турция;

–Курдская демократическая партия Ирана (КДП—Ин) – Иран;

–Демократическая партия Курдистана (ДПК—Ик) – Ирак;

–Патриотический союз Курдистана (ПСК) – Ирак.

И нетрудно догадаться, что историческая роль России на Ближнем Востоке состоит в объединении разрозненных курдских сил в одну армию и направлении ее удара на игиловцев и их союзников.

Рейтинг@Mail.ru