Жестокая война. Ближний Восток в огне

Владимир Вольфович Жириновский
Жестокая война. Ближний Восток в огне

Она будет продиктована динамикой этногеополитических отношений в мире. А пока приходится иметь дело с тем, с чем имеем.

В 1993 году вышла в свет первая крупная политологическая книга Владимира Жириновского «Последний бросок на Юг». В этой работе Председатель ЛДПР обосновал совершенно новую для геополитики как науки концепцию. Ее назвали «формула Жириновского».

Сегодня, спустя более двух десятилетий, эта формула не только полностью подтвердилась, но и заговорила о себе на десятках иностранных языков.

Даже те, кто тогда зубоскалил, высмеивал Лидера ЛДПР за наивность, предвзятость, сгущение красок сегодня прикусили языки. Потому что все без исключения, особенно после двух чеченских войн, наконец-то осознали, что последний бросок на Юг, то есть в перспективе выход России к берегам Индийского океана и Средиземного моря, – это действительно реальное решение задачи спасения русской нации.

Беды для России всегда приходили и будут приходить с юга. Вся коррупция началась на юге, когда Сталин создал благоприятные условия для родной Грузии. Тридцать лет этот деспот управлял Россией. И за это время Грузия была поражена коррупцией, которая распространилась на Армению, на Азербайджан. А потом перекинулась на восток, в Среднюю Азию, поползла наверх и в конце концов охватила всю страну.

Этого не поняли кремлевские правители после смерти Сталина. У него хотя бы была определенная цель. Он отдавал должное своей национальности. Национальная солидарность – пусть хоть грузинам будет легче при его правлении. Он понимал, что плохо всей стране, но пусть хорошо будет грузинам.

А после его смерти эта тенденция сохранилась при Хрущеве. Разоблачение культа личности обидело грузин, поэтому опять было сделано послабление для Грузии. Может быть, именно Грузия – та страна, которую не надо было принимать в состав Российской империи. И сегодня нашим соседом была бы Турция. Нам было бы куда спокойнее торговать с Турцией, чем сейчас, когда между нами и ими эта кровоточащая рана – Грузия. Нам нужна другая граница.

Ведь когда другие партии ведут речь о том, чтобы отрезать Казахстан, Киргизию, Среднюю Азию, они не понимают, что мы задвигаем Россию в тундру, где могут быть только минеральные ресурсы, где человек не может жить и развиваться.

Развитие цивилизации всегда начиналось с юга. На север люди продвигались, поскольку их было очень много, они скапливались на юге, и движение развивалось в разных направлениях, люди еще не осознавали, что уходят от лучших мест.

Они уходили в поисках пищи, истребив животных в округе. Сегодня же мы сами себя без какой-либо необходимости можем загнать в нежизнеспособные регионы и погубить нацию окончательно.

Поэтому идея такого последнего «броска» – последнего, потому что это, наверное, будет решающий передел мира, его необходимость порождается всем ходом истории. Это решает все проблемы, и мы обретаем спокойствие.

Россия обретает четырехполюсную платформу. Мы будем опираться на Ледовитый океан с севера, на Тихий океан с востока, на Атлантику через Черное, Средиземное и Балтийское моря и, наконец, на юге сможем опереться на Индийский океан, – тогда только мы обретем спокойных соседей.

Дружественная Индия, она будет самая тихая и спокойная, эта русско-индийская граница.

Нужно будет сделать такой и русско-китайскую границу, а с японцами у нас граница морская. Здесь только море, и оно враждебным не должно быть.

Мы обезопасим себя раз и навсегда с точки зрения границ, создав ситуацию, при которой невозможно расчленение, отделение каких-то частей, потому что мы отойдем от принципа национального деления, а принцип деления будет лишь территориальный: внутри страны – губернии, области, провинции, уезды – как угодно. Без национальной окраски.

Смешение народов вследствие экономики, господства русского языка, русского рубля, главенствующее место русской армии как наиболее боеспособной – так уж исторически сложилось.

Это даст возможность обеспечить стабильность во всем нашем регионе для России и в целом для мирового сообщества. И это исторически естественно, это ведь никакая не фантазия. Это реальность.

Юг сейчас огнедышащий, бунтующий, потому что на народы опять наступают племена, которые хотят вытеснить их на север.

На таджиков давят с юга афганцы, на туркмен – находящиеся в Иране племена, на Северный Азербайджан наступает Южный Азербайджан.

На Армению жмет Азербайджан с одной стороны, Грузия не теряет надежд на возврат Осетии и Абхазии.

Все там нестабильно, все в состоянии скрытой войны, враждебности. И поскольку эти народы часто воевали, у них уже – кровная месть, они уже не могут успокоиться, будут воевать всегда.

Но человечество не может допустить, чтобы на юге России всегда была война, чтобы она была на Кавказе, в Средней Азии, на Ближнем Востоке.

Мир устал от того, что в воздух поднимаются самолеты, взмывают ракеты, что-то взрывается. Надо успокоить мир в этой точке земли. Был мощный конфликт в Юго-Восточной Азии – Вьетнам, Лаос, Камбоджа. И американцы, и мы там были, и китайцы. И мы считали: в конце концов она закончится, эта война.

Но вот война на Ближнем Востоке – она не закончится еще очень-очень долго и в конечном счете может стать причиной третьей мировой войны.

Поэтому задача России – исключить возможность начала третьей мировой войны. Это не только решение внутренней проблемы России и успокоение народов этого региона от Кабула до Стамбула, но это и решение глобальной, планетарного значения задачи.

И Америке будет спокойнее, потому что окончатся войны в этом регионе, не будет здесь угрозы ни красной, ни мусульманской, ни панисламистской.

Решены будут задачи геополитического значения. Надо навсегда успокоить этот регион. Чтобы там, на берегах Индийского океана и Средиземного моря были базы отдыха, лагеря для молодежи, санатории, профилактории.

И огромные пространства можно освоить для отдыха. Весь юг мог бы стать сплошной зоной санаториев, баз и домов отдыха для промышленного севера и для всех национальностей. Всех. Но единая экономика, единое правовое политическое пространство создало бы благоприятные условия для развития всех ремесел, для культур, для образования, для жизни, для семейного уклада так, как этого хотят все.

Надо, чтобы там везде были вода, канализация, небольшие заводы, фабрики, необходимая инфраструктура, транспорт, связь. Все это станет возможным, если мы совершим свой последний бросок на Юг.

Он очень нужен нам; это то самое лекарство, которое необходимо принять, а лекарство не всегда бывает сладким. Может быть, это не понравится кому-то в Кабуле, в Тегеране, в Анкаре. Но миллионам людей от этого станет лучше.

Нельзя разглагольствовать о демократии, когда льется кровь. Нельзя врать про какие-то общечеловеческие ценности, когда лишают главного – жизни, когда грабят, когда насилуют девочек.

Травмируются души детей, у которых навсегда отбивается охота жить, и они уже психически ненормальные, для них уже нужно строить специальные дома, иначе они не смогут жить, они погибнут.

Закладывается мина на будущее, когда для лечения этого прифронтового населения, прошедшего через новую войну, потребуются огромные деньги.

Поэтому надо сделать так, чтобы и в будущем не возникали конфликты, жертвами которых станут миллионы людей. Мы страшимся стихийных бедствий – ураганов, землетрясений, цунами.

Но разве не так же страшны политические стихии, искусственно создаваемые Западом, которые хотят заявить о себе наиболее кровавым способом?

Радикалы, левые и правые, хотят коренным образом что-то изменить, забывая, что человеческую природу нельзя резко изменить. Поэтому любые радикальные элементы, любые экстремисты наносят огромный вред человечеству.

Гитлер был экстремистом, Бонапарт – экстремистом.

Даже Петр I в чем-то был экстремист. Он не шел вовне, а отбивал атаки шведов, он не захватывал чужие страны. Россия в основном участвовала в многосторонних войнах, одерживала победы и получала в качестве компенсации за участие какие-то территории и кое-какие преимущества.

Но вот фанатизм, радикализм, экстремизм, присущие отдельным деятелям, в истории приводили и к мировым катаклизмам.

Поэтому нужно формировать такое сознание людей и создавать такие институты власти, чтобы исключить мракобесие, когда целый регион покрывают кровью, исключить ситуации, когда оружием решаются вопросы.

У кого больше автоматов, патронов – у того и власть. Тем и суд вершить. Но над кем? Над своими же гражданами…

Пора уже честно и откровенно признать: война против России никогда не прекращалась и никакого «нового мышления» никогда не было, нет и не может быть в помине.

Прекращение такой войны противоречило бы объективным законам геополитики. В мире всегда были и будут сильные и слабые, победители и побежденные.

Как только за счет разрушения СССР усилились США, сразу же выросла экономическая мощь Китая, до этого влачившего жалкое существование на задворках цивилизации. Как только стала усиливаться политическая роль России, тут же противоборствующие ей силы начали натравливать на нее Украину, чтобы ослабить растущее влияние нашего Отечества на европейском пространстве.

Весь фокус в том, что все страны и народы живут в диалектическом пространстве или, как говорили те же классики, в единстве и борьбе противоположностей.

При таком характере отношений сегодняшние победители могут, даже не подозревая об этом, оказаться в роли побежденных. И наоборот.

Древние греки определили это явление очень метко – Пиррова победа. Это когда победивший затратил столько сил и возможностей, что уже не в состоянии воспользоваться плодами своей победы.

Именно это и произошло с США и ее сателлитами. Победив в холодной войне после войны горячей СССР и его сателлитов, США оказались откровенно неспособными воспользоваться результатами своей победы над «лагерем социализма». Им не под силу переварить новую расстановку сил как на мировой арене, так и внутри «золотого миллиарда».

 

БЛИЖНЕВОСТОЧНАЯ ВОРОНКА

В современной классификации конфликтов (есть целая политическая наука, называемая конфликтологией) ближневосточный конфликт относится к третьей группе, называемой конфликты-воронки.

Это самая сложная со всех точек зрения конфликтная ситуация. Она значительно отличается от первых двух групп конфликтов.

Чтобы было понятнее, дадим оценку этим группам.

Первая группа – это внутренние конфликты страны. Их условно можно разделить на две подгруппы: гражданские войны за власть над страной (Ливия, Нигерия, Кения и др.) и эт- но-конфессиональные войны сепаратистов за создание своих государств (Филиппины, Сирия, Судан и др.).

Во вторую группу входят локальные двух-трехсторонние конфликты, не привлекающие другие силы и не являющиеся самовоспроизводящимися. Примером могут служить эритрейско-эфиопско-сомалийские и индо-пакистано-китайские противоречия, а также противостояние КНР и Тайваня, КНДР и Республики Корея. Практика показывает, что эти конфликты могут быть решены, хотя иногда длятся десятилетиями.

Наконец, третья группа, к которой и относится ближневосточный конфликт-воронка.

Уже в самом названии заключена их сущность. Такие конфликты являются многосторонними и плохо управляемыми, хотя каждая из участвующих сторон уверена, что эффективно его контролирует.

Но поскольку уверены в этом десятки стран и государств, то конфликт-воронка приобретает специфические внутренние закономерности. Причем главная из них – постоянное расширение с втягиванием в него все новых масс людей.

Таких конфликтов в современном мире, по нашим подсчетам, всего четыре: «старейший» ближневосточный (с 1947 года), кавказский (с 1992 года), балканский (с 1992 года), средне-азиатский (с 1996 года).

Как видим, большинство из них сравнительно молодые. Несмотря на то что они унесли уже тысячи человеческих жизней, их потенциал полностью раскроется лет через 10—15.

Все конфликты-воронки – постоянно действующие. Некоторые из них удается «заморозить» на короткий период. Скажем, ближневосточный конфликт был приостановлен на несколько лет (с 1993 до 1999 года).

Однако затем они вспыхивают с новой силой и продолжают свое кровавое дело, как это и было с вышеупомянутым конфликтом, в котором теперь участвуют десятки стран, удаленных от Ближнего Востока на тысячи километров.

Перечисленные глобальные конфликты-воронки еще и связаны между собой. В XXI веке уже обозначилась тенденция к их разрастанию и слиянию. Поэтому они представляют наибольшую опасность и, по сути, являются внешним проявлением возможной третьей мировой войны.

Ближневосточная воронка охватывает регион со всеми его ресурсами, прежде всего нефтью. Война в эпицентре ближневосточного конфликта принципиально отличается от всех предыдущих войн с арабскими странами. Она, как уже говорилось, по сути, является гражданской.

Чтобы понять, почему мы называем ближневосточный кризис воронкой, необходимо вспомнить о детонаторе всех конфликтов (между курдами и турками, шиитами и суннитами, Асадом и ИГИЛ и проч.) в регионе.

Это прежде всего Израиль. Его позиция понятна. Чтобы не быть уничтоженным арабами и не возвращать земли в Палестине их коренным жителям, израильтяне делают все, чтобы стравить между собой страны ислама.

За Израилем стоят США, большая часть стран Западной и Восточной Европы, а в последнее время в какой-то степени и Россия.

Исламский же мир после разрушения стабильности в Ливии, Ираке и Сирии расколот, а его члены готовы сражаться друг с другом. Любой союз между мусульманскими лидерами «друзья» с Запада тут же либо разрушают, либо делают своим вассалом.

Рейтинг@Mail.ru