Жестокая война. Ближний Восток в огне

Владимир Вольфович Жириновский
Жестокая война. Ближний Восток в огне

Беспокойство Турции за свою национальную безопасность в регионе не уменьшилось и в 1990-е годы – под воздействием таких событий, как иракская война против Кувейта, начатая гражданская война в Боснии и Герцеговине, разразившаяся между азербайджанцами и армянами война вследствие этнического конфликта в Нагорном Карабахе.

Заинтересованность Турции в решении проблем региона определила и осознание ею своего особого положения в этом регионе.

Уже с конца 1992 года Турция начинает заявлять о том, что она с различных точек зрения в состоянии играть роль моста между Европой и Азией, выступать в качестве региональной силы.

Турецкие политологи стали всерьез говорить об объединяющей роли Турции между христианской Европой и мусульманским Средним Востоком, между Севером и Югом, о том, что Турция олицетворяет собою одновременно и Восток и Запад, экономическую отсталость и модернизацию, имперское прошлое и современное национальное государство, религиозный консерватизм и гражданское общество.

Географически Турция оказалась в самом центре территорий, составляющих пространство, именуемое геополитиками Евразией.

Известный специалист по проблемам международных отношений, бывший советник американского президента Джимми Картера по вопросам национальной безопасности Збигнев Бжезинский формулирует понятие Евразии как некоего прямоугольника, границы которого простираются от адриатического побережья Балкан до Синцзяня, от Персидского залива, Ирана, Афганистана и Пакистана до южных территорий бывшего Советского Союза.

Столь уникальное положение Турции в евразийском регионе, пережившем громадные перемены, неизбежно заставляет осознавать себя региональной силой. Изменения в геостратегическом положении Турции вынуждают Турцию вносить изменения в концепцию внешней политики, которой Турция следует с 20-х годов.

Турецкие власти пришли к выводу, что их страна достигла такого положения, когда она уже не должна играть роль пассивного игрока в международных политических и экономических акциях.

Турция может оказывать воздействие не только на своих соседей, но и на более отдаленные от нее регионы. Президенту Турции, ныне покойному Сулейману Демирелю принадлежат слова о том, что «турецкий мир распростерся от Адриатики до Великой китайской стены».

Предшественник Демиреля, Тургут Озал говорил о том, что «XXI век станет веком турок». Объективным является факт, что значимость Турции для Запада вновь возросла и причина этому – не только распад СССР.

Турция является самым стабильным государством ближневосточного региона. Для мусульманских стран, включая тюркские республики, она является моделью и примером светского, современного, демократического государства.

К наиболее острым внутренним и внешним проблемам, стоящим перед современной Турцией, относятся: проблема надежного снабжения энергоносителями, нефтью и газом; ситуация с транспортировкой нефти через турецкие проливы; вопрос обеспечения водой и возникающие в связи с этим международные конфликты.

Завершение юго-восточного анатолийского проекта – амбициозного замысла строительства оросительной системы и производства электроэнергии, приведет к ощутимому сокращению стока реки Ефрат, которая течет в Сирию и оттуда в Ирак. В обеих странах опасаются, что у них неизбежно возникнут проблемы с водой.

И наконец, самая главная – курдская проблема. Политическое и военное противостояние Турции в курдском вопросе ведет к тому, что эта проблема все в большей мере приобретает региональное измерение.

Продолжение операций турецкой армии в иракском Курдистане и поддержка, оказываемая Сирией Курдской рабочей партии, сильно и надолго отяготили отношения в треугольнике Ан- кара—Багдад—Дамаск.

Особенно настораживает арабов сближение между Израилем и Турцией, которое может обернуться тем, что две самые сильные в военном отношении державы региона могут отказаться от политических решений в сложных отношениях с соседями и прибегнуть при определенных обстоятельствах к применению военной силы.

Различные военные соглашения, заключенные между Турцией и Израилем с 1996 года, дают новую пищу подобным опасениям.

Как пример – напряженные взаимоотношения Турции с Грецией, вызванные территориальными спорами из-за островов в Эгейском море, размещением на территории Греции лагерей для подготовки курдских боевиков, этническими конфликтами между греческим и турецким населением Кипра, стремлением правительства Южного Кипра разместить на территории, контролируемой греками-киприотами, российских комплексов ПВО «С-300».

Турецкие правящие круги заинтересованы в том, чтобы беспокоить Россию, а ультраправые партии ставят своей целью создание великой Турции в основном за счет Северного Кавказа, Закавказья, Поволжья и Средней Азии, вплоть до Якутии.

Планы грандиозные, часть правящих кругов стала поддаваться им, хотя еще каких-нибудь 10—20—30 лет назад эти планы казались ересью. Например, Туркеш, лидер местной политической партии «Национальное движение», был даже посажен в тюрьму за его лозунги о возможности создания Великого Турана.

За последние годы националисты резко усилили свою деятельность, особенно в отношении Чечни. Они действуют фактически в открытую.

В Турции есть лагеря по подготовке наемников. Постоянно идет переброска боевиков в Чечню. Турецкое правительство оказывает им помощь по захвату заложников, наших судов и самолетов.

Сегодня мы наблюдаем в Турции очень широкий набор антироссийских сил, от спецслужб и партий до части депутатского корпуса, националистических молодежных групп и организаций.

К тому же в отношении Турции в советское время проводилась ошибочная политика. В 1921 году Ленин не понял характера сложившегося в Турции политического режима. Это был антикоммунистический режим, а Ленин помогал ему оружием, деньгами, точнее, золотом.

В 1941 году мы не смогли, а в 1945 году не реализовали возможность возврата наших территорий, занятых Турцией в Закавказье.

В последующие годы были ошибки в том, что мы строили туркам предприятия тяжелой промышленности, химические заводы, электростанции.

Это укрепило турецкую экономику. Особенно на фоне Запада, который поставлял туркам пепси-колу и продукцию типа своего «экологически чистого» «Макдональдса», то есть всякий ширпотреб. СССР же помогал Турции делом, укреплял турецкое хозяйство.

Тем не менее в Турции всегда были сильны антирусские тенденции. Сказывалась история, когда 200 лет назад мы воевали с турками за Кавказ и Крым.

У России с Турцией было 30 войн. В Турции проживает много выходцев из Северного Кавказа и Закавказья, то есть постоянно возникали острые проблемы, которые потом в СССР не всегда учитывали.

По населению Турция – крупнейшее военное государство, к тому же член НАТО. Теперь она, по сути, господствует в Черном и Азовском морях. Миллионная турецкая армия была сформирована как раз для захвата Кавказа. И в послевоенные годы они нам специально направляют на Северный Кавказ чеченцев, адыгов и прочих.

Но свою антирусскость в Турции всегда будут отрицать. Местной элите не хочется, чтобы Россия сворачивала с ней экономические отношения и тем более заняла антитурецкую линию в международных организациях.

В особенности по армянскому вопросу, по вопросу захвата турками Кипра, по действиям Турции в районе Балкан, особенно антиболгарским и антигреческим вопросам.

Очень много возможностей, где мы могли бы присоединиться к другим странам, чтобы «долбануть» и Турцию. Поэтому официальные лица в Турции всегда будут отказываться от открыто антирусской линии, но реально она была и есть.

Спецслужбы не разглашают результаты своей работы. Но есть информационные банки данных, где указывается, сколько задержано турецких шпионов, лазутчиков, а также подготовленных в Турции лиц. Мы тоже заинтересованы в том, чтобы получше знать о происходящем в Турции, и проводим аналогичные действия. О них потом становится известно, по прошествии 30—50 лет.

Но все наши разведданные едины в одном, в том, что антирусская стратегия в Турции – это часть ее идеологии, а вовсе не прихоть того или иного турецкого президента.

Вспомним хотя бы то, что из года в год в Турции проводятся военные учения по отработке различных сценариев захвата Кавказа и Средней Азии.

Все эти сценарии могут стать элементами жестокой войны, тем более что США всегда подстегивали и будут подстегивать Турцию к антироссийским действиям.

Атака Турции на российский самолет «Су-24» в Сирии для многих оказалась неожиданной агрессией, но не для Лидера ЛДПР. Владимир Жириновский по крайней мере дважды требовал в Госдуме отказаться от сближения с этой страной из-за ее потенциальной угрозы.

В ноябре 1999 года во время обсуждения в Госдуме соглашения о взаимной защите и поощрении капиталовложений между Россией и Турцией Председатель ЛДПР призывал не ратифицировать этот документ.

«Турция проводит антироссийскую линию», – заявил тогда Жириновский, отметив, что именно в Турции лечатся кавказские боевики, именно оттуда они получают оружие. В те годы это была острейшая проблема для России.

«Турция для нас – экономический противник, стратегический противник, военный и политический, а мы идем у нее на поводу и даем ей экономические условия, набиваем ее казну», – добавил Владимир Вольфович.

В марте 2009 года стало известно о переговорах России и Турции о новых проектах в газовой сфере. Первоначально речь шла о расширении «Голубого потока», однако в июле того же года Россия предложила турецкой стороне проложить подводную часть газопровода «Южный поток» в ее прибрежных водах, в обход украинской экономической зоны.

В августе 2009 года стороны договорились о совместном участии в ряде других энергетических проектов и снижении цен на российское электричество для Турции. В октябре 2009 года Турция разрешила начать подводные геологоразведочные работы для проекта «Южный поток» в своей исключительной экономической зоне. В обмен на это Россия согласилась принять участие в строительстве стратегически важного для Турции нефтепровода «Самсун – Джейхан».

 

Свои опасения по поводу экономического (а значит, и военного) усиления Турции Лидер ЛДПР высказал на пленарном заседании Госдумы 19 ноября 2010 года, когда там обсуждался вопрос ратификации соглашения о строительстве в Турции АЭС «Аккую».

Кстати, Жириновский оказался совершенно прав. Это покажется бредом, но факт: станция строится исключительно на русские деньги. Проект на 20 млрд. долларов инвестировал исключительно «Росатом».

А ведь теперь от проекта турки, которые не затратили на него ни копейки, могут легко отказаться ввиду ухудшения межгосударственных отношений, а потраченные на строительство начального цикла деньги пропадут.

«Почему американцы никому и нигде не строят ни одной станции, ни одного автомобильного завода? – спросил тогда Жириновский депутатов Госдумы.– Почему же американцы умнее нас? Почему мы такие – до сих пор все раздаем? Не надо на границах снова создавать монстра. Ведь в случае потенциально возможного военного столкновения российскому 50-тысячному военному контингенту на Северном Кавказе придется противостоять Третьей армии Турции, в которой служат до миллиона солдат».

Таким образом, агрессия Турции вовсе не была непредсказуема. Никогда эта страна не была и не будет союзником России, потому что у нас прямо противоположные стратегические интересы.

Вот как прокомментировал санкции Москвы против Анкары за сбитый «Су-24» Лидер ЛДПР Владимир Жириновский:

«Наш экономический ответ правильный. Мы должны нанести серьезный экономический ущерб Турции. А чтобы впредь не допустить агрессии турок против России, необходимо пересмотреть наши стратегические взаимоотношения. Турцию ждет очень тяжелый 2016 год, наши санкции для них весьма ощутимы. Но мы должны признать нашу старую ошибку, которую повторяем со времен Ленина. Мы постоянно что-то строим для Турции: АЭС, ГЭС, плотины, металлургические заводы – мы создали всю их промышленность. Если б не мы, это было бы отсталое государство.

Пора подумать о том, какие требования предъявить Турции. Я бы потребовал от Турции отвести Третью полевую армию (базируется близ Кавказа) к Стамбулу, признать независимость Курдистана, вернуть армянам все их земли, уйти с турецко-сирийской границы и выплатить миллиард долларов в Фонд помощи жертвам вооруженных конфликтов».

Россия вправе принимать ответные меры на атаку турецкой авиации русского самолета.

Кроме экономической блокады Турции у нас есть просто смертельное оружие против нее. Если помочь курдам с оружием, они будут помогать уничтожению Турции. Можно поддержать и армян, которые тоже очень враждебно настроены против Турции. А также – греков-киприотов.

Естественно, нас ждет ответный удар в виде закрытия пути прохождения русских судов через турецкие проливы. Но можно поменять им порты приписки и сделать еще немало комбинаций, когда фактически русские корабли будут юридически ходить под иностранным флагом.

К тому же у Ирана есть проект по строительству канала из Каспийского моря в Персидский залив. Железнодорожная магистраль может пройти из Индии через Иран на Астрахань и дальше в Европу. Есть много возможностей.

Россия давно находится в этом регионе. И Турция всегда была для Российской империи костью в горле. Мы вступили в Первую мировую войну только из-за того, что, по планам Антанты, в случае победы Константинополь, Босфор и Дарданеллы должны были отойти к России. Но, к сожалению, большевики помешали реализации этих планов. Сегодня – наоборот. Мы были вынуждены отдать часть своей территории.

На Ближнем Востоке Турция является как бы цепным псом США. У Турции с Израилем стратегическое сотрудничество против арабов, Ирака, Сирии, Ирана, Иордании. И вот эту антироссийскую направленность в стратегии Турции американцы постоянно подогревают.

Рейтинг@Mail.ru