Жестокая война. Ближний Восток в огне

Владимир Вольфович Жириновский
Жестокая война. Ближний Восток в огне

Важно только не искажать понятия джихада и газавата и еще более важно – не спекулировать ими во вред самим же мусульманам.

ПОСЛЕДНИЙ БРОСОК НА ЮГ

Страны Ближнего Востока, которые так или иначе оказались затронутыми жестокой войной, образуют исламскую дугу нестабильности. Она опоясывает Россию по южным границам и рубежам.

Линию излома этой дуги можно было бы условно обозначить: Анкара – Багдад – Тель-Авив – Газа – Тегеран – Кабул – Исламабад.

Эта кривая проходит по территориям мусульманских стран, переживающих демографический взрыв и обладающих огромными запасами углеводородного топлива – нефти и газа.

Ислам не только определяет все стороны традиционного образа жизни людей этого региона, но и оказывает решающее влияние на формирование общественного сознания, государственной политики и официальной идеологии.

Залежи углеводородного топлива определяют судьбу всего региона, а также они влияют на всю человеческую цивилизацию.

Огромные доходы от продажи нефти и газа значительно усилили позиции исламских стран на международной арене.

В свою очередь, исламский фактор стал ключевой проблемой многих региональных проблем межэтнического и религиозного происхождения.

Примером может служить конфликт между шиитами и суннитами в Ираке после его оккупации США, а также суннитами и алавитами в Сирии после разжигания там теми же американцами пламени гражданской войны.

Вообще надо сказать, что противоречия между направлениями ислама (особенно между двумя – суннизмом и шиизмом) появились еще в ходе первоначального распространения этой религии.

Именно тогда и возник вопрос о верховной власти в мусульманской общине. Произошел раскол в окружении пророка Мухаммеда относительно механизма передачи верховной власти.

Среди влиятельных последователей пророка выделилась группировка (араб. «шийа»), которая требовала передачи власти по прямой мужской линии, от зятя пророка Али ибн Талиба и его потомков – сыновей Хасана и Хусейна. Сегодня эта доктрина шиизма реализуется в Исламской Республике Иран.

Сунниты же посчитали, что титул халифа должен передаваться не по праву крови, а по согласию уммы – общины мусульман, чем и завоевали популярность среди большинства из них.

Появление ислама в мировой политике в качестве самостоятельного субъекта стало возможным, после того как коммунистическая идеология потерпела поражение и сошла с политической сцены вместе с Советским Союзом.

На смену одной идеологии приходит другая. Однако трудно подсчитать потери, которые понесло человечество, блуждая в поисках идеальной модели общественной организации людей, где бы отдельный человек чувствовал себя защищенным от произвола правителей, имел достойные условия жизни, пользовался свободой и уважал бы свободу других.

Парадокс исламского фактора в современном мире заключается в том, что его разрушительную мощь испытала страна, которая сама на протяжении нескольких десятилетий активно пестовала и использовала его в качестве оружия против своего стратегического противника – Советского Союза.

Именно США мир обязан превращению ислама в свою противоположность – исламизм, который дал идеологию международному терроризму.

Ведь кто такие талибы? Это, условно говоря, молодежное движение, которое выступает за ценности ислама в его, как говорится, чистой, освобожденной от современных веяний, трактовке, то есть эти молодые люди хотят вернуться к коренным ценностям ислама.

И наша страна, Россия, тоже полна таких своеобразных «талибов», то есть молодых людей, которые искренне верят в силу и приоритет исламских заповедей. И никто против этого не возражает.

Возражения начинаются тогда, когда такие поборники ислама ставят свои цели и задачи превыше жизни всех остальных людей на планете. И ради этих целей готовы, что называется, весь остальной мир стереть в порошок.

Вот эту крайнюю форму ислама в лице талибов, «братьев- мусульман» и прочих как раз выделяют в мусульманском мире и пытаются противопоставить остальным спецслужбы Запада, в первую очередь США.

Использовать исламский экстремизм в качестве политического инструмента планировалось в ЦРУ уже 40 лет назад.

Именно тогда была сделана ставка на разжигание религиозного фанатизма на базе самой молодой религии – ислама.

В этой кровавой игре используют много направлений ислама.

Есть египетский режим, который открыт миру, нормальный, средний. Есть вариант в Алжире, когда для внутренней резни используются боевики группировки «Братья-мусульмане».

А есть ваххабизм – самое почитаемое направление в Саудовской Аравии. Это чистый ислам, который был с момента рождения этой религии. Но он невозможен сегодня.

Ваххабиты – большевики Востока. Большевики хотели чистого политического режима – все для бедных, богатых убираем, интеллигенцию убираем, религия – опиум для народа, всем фабрики и колхозы. И народ – одна семья.

Этот райский дворец невозможно возвести даже на самой большой крови. В России попытались построить идеальное общество путем уничтожения миллионов людей. Со временем, однако, все вернулось на круги своя, но людей-то уже не вернешь.

Вот этим максимализмом и опасны ваххабизм и талибы. У них тоже установка на жесткий режим, на монополию, подчинение и устранение неугодных.

И это надолго, на десятилетия. Допустим, если бы в одном Афганистане это было. Убрали правительство талибов. Можно было бы там создать более мягкий режим. Но эта идеология, как марксизм. Эта зараза пошла по всему миру. В основном в мусульманские регионы.

В России даже легче пропагандировать радикальный исламизм, поскольку здесь озлобленность мусульманского населения за притеснения в годы государственного атеизма, есть антирусские настроения.

Плюс к этому мусульмане Таджикистана, Казахстана, Киргизии, Туркменистана, а на Северном Кавказе – Азербайджан. Там тоже немало антироссийски настроенных радикалов.

Западу выгодно, когда против России выступают не его представители (экономические контрсанкции России отрезвили многих в Европе), а другие страны – тот же Афганистан, некоторые арабские страны, в том числе Турция и Азербайджан.

Такими методами легче реализовывать свой стратегический план развала России. Ее втягивают в борьбу с так называемым исламским экстремизмом. Яркий пример – Сирия. Там после нашего сбитого турками бомбардировщика российской группировке приходится сражаться на два фронта – против ИГИЛ1 и против окопавшихся в тылу сирийских войск партизан, которых подкармливает Турция и вооружает Запад.

План американцев уже просматривается вполне детально: с 2016 по 2030 год сосредоточить усилия всех исламистских экстремистов против Российской Федерации.

Включить в НАТО, в ЕЭС и вообще в западно-христианскую цивилизацию такую огромную страну, как Россия, целиком тяжело, даже невозможно.

Стандарты Запада тут не подходят. Какую-нибудь Чехию можно. И то сегодня большинство чехов против пребывания страны в НАТО – жизнь резко ухудшилась.

Поэтому, если Россия вступит в НАТО в качестве единой страны, всем россиянам станет еще хуже. А мусульманский фанатизм и экстремизм используются именно для расчленения на части России, чье население в основном составляют православные.

Какой из этого напрашивается вывод? Идеология и практика исламизма, вскормленного деньгами и инструкторами ЦРУ как таран, используемый против России, укрепившись в мусульманских странах, на определенном этапе станут питательным субстратом для вскармливания исламистского терроризма в России. А значит, нам надо наносить предупреждающие удары, навязав террористам войну на удалении, поддерживая правительства сражающихся с ними стран.

Превратившись в серьезную военно-политическую силу, исламизм начинает «качать собственные права». Происходит эффект бумеранга. Воспитанники начинают бить воспитателей.

В результате в XXI веке США окажутся вынужденными развертывать широкомасштабную войну уже против исламистского терроризма, тратить на его обуздание не только военные силы, но и огромные материальные ресурсы.

Террористический акт 11 сентября 2001 года – это только начало. В 2020-2030-х годах, когда террористы овладеют технологиями хакерских атак на центры управления транспортом и энергетикой, США и их союзников ждут большие неприятности.

Из истории известно, что американский сговор с исламистами начался еще в далекие 1950-е годы. Первыми партнерами США в этой сатанинской игре стали египетские «Братья-мусульмане».

Потом американцам полюбились афганские талибы, повергшие свою страну во мрак Средневековья.

Саудовские ваххабиты – духовные наставники Шамиля Басаева и его чеченских головорезов – также являются продукцией американских и западных спецслужб.

Выходит, что, выпустив джинна из бутылки, США сами оказались мишенью исламистских террористов, вышедших из-под их контроля и превратившихся из союзников в заклятых врагов.

В этих условиях США принимают все меры к тому, чтобы сохранить свое влияние в мусульманском мире. Их вооруженные силы находятся на территории 150 государств, и наибольшее внимание они сейчас уделяют Ближнему Востоку и Центральной Азии.

Именно здесь зародилась исламская идеология и получила расцвет исламская цивилизация. Здесь же расположен Израиль – союзник США.

Сами США пытаются замкнуть кольцо окружения вокруг Ирана. С юга – подчинив остатки пылающего в огне гражданской войны Ирака. С запада – превратив в своего цепного пса Турцию, которая еще со времен Ататюрка находится в конфронтации с немало попортившим крови американцам Ираном.

 

Кстати, оккупировав Афганистан, США подошли к Ирану с востока. И на этом не остановятся. Пока есть независимый Иран, они не почувствуют себя спокойными и не смогут считать, что исламский мир покорен.

Напряженность в отношениях Запада с мусульманским миром подогревается попытками навязать ему западные нормы морали и понятия демократии, которые противоречат исламской религии.

Этим вызваны массовые протесты мусульман в других странах Европы, Азии и Африки, которые были оскорблены карикатурами на пророка Мухаммеда.

Мусульмане стремятся защитить свою религиозную и культурную самобытность, видя в ней спасение от диктата западной цивилизации. Невежественные журналисты и амбициозные политики Запада, превратно толкуя права и свободы человека, разжигают ненависть между мусульманами и христианами, что приводит к всплеску насилия во многих странах мира.

В чем причина противостояния Запада с мусульманским миром? Очень важно понять разницу между исламом и исламизмом. Исламизм – это раковая опухоль на теле ислама, которая, прежде всего, вредит ему, губит его. Эта сила динамичная, зловещая, она имеет свои корни. Беда в том, что это не просто привнесенная болезнь откуда-то извне, она имеет корни в исламе – как большевизм, который имел духовные корни и в русской истории, в русской психике, в русском менталитете.

Сам по себе ислам – это мирная религия, которая призывает людей к братству, любви, взаимопомощи. Ее сущность изложена в Коране – священной книге для мусульман, какой для христиан является Евангелие.

Однако суры Корана можно извратить и придать им совершенно иной смысл, как это делал, например, международный террорист Бен-Ладен. В его трактовке ислам призывает к джихаду, то есть к кровопролитию, ненависти между людьми, захвату власти вооруженным путем.

Наша главная задача сейчас – препятствовать распространению исламофобии, вражды к исламу. Ислам не является врагом России.

Врагом являются экстремисты, террористы, исламисты, джи- хадисты – люди, которые по всему миру совершают убийства невинных людей.

Все понимают, что исламский мир более бедный, Запад – более богатый. Поэтому для мусульман ислам – знамя борьбы за справедливость и независимость.

Однако в руках непросвещенных мусульман или тех, кто, как ваххабиты, придерживаются искаженных норм ислама, он становится оружием зверств и насилия над простыми людьми. Так поступают новоявленные ваххабиты на Северном Кавказе.

Если уместны исторические аналогии, то в случае с исламом и исламизмом, их ролью в современной эпохе можно отметить следующее. Подчеркиваем, что это не утверждение истины. Это – гипотеза с использованием метода исторического сравнения или аналогии.

Сегодня ислам в трактовке его нынешних приверженцев во многих странах оказывается на этапе своеобразной большевистской революции. У многочисленной армии поборников ислама в ходу именно крайние методы борьбы, ставка на насилие как универсальное средство разрешения всех вопросов.

Ими приветствуется культ вождей, нетерпимость к чужому мнению. Наиболее часто дискуссия подменяется навязыванием одной, причем не всегда верной точки зрения абсолютному большинству населения их стран. Пример: уничтожение талибами статуи Будды как носителя другой религиозной веры и других идеологических ценностей.

Все это и многое другое крайне затрудняет нормальные отношения с мусульманскими сторонниками преобразования современного мира. И соответственно, деформирует мнение людей об исламе.

Грубо говоря, нам, россиянам, стоящим на позиции здравого смысла, порой не остается ничего другого, кроме как подождать в развитии ислама смены ленинско-сталинского большевизма и перехода его в брежневскую фазу, спокойную, взвешенную, учитывающую все стороны жизни.

Тогда станет значительно легче договариваться с исламистами. Ведь вовсе не Горбачев открыл Западу СССР. Это сделал именно Брежнев и его команда. Так называемый Хельсинкский процесс в Европе, многосторонние договоры о безопасности, экономическом сотрудничестве и т. д. были реализованы брежневскогромы- ковской дипломатией.

Так же и в развитии ислама. Фаза мирного сосуществования с неисламскими странами, народами, идеологиями и прочими наступит неизбежно.

1ИГИЛ – запрещенная в России террористическая организация
Рейтинг@Mail.ru