За гранью реальности. Объятия смерти

Сергей Александрович Кочнев
За гранью реальности. Объятия смерти

– Я считаю, что Влад уже успел зарекомендовать себя как бесстрашный и честный воин, готовый противостоять злу и агрессии, – неожиданно заявила Берегиня. – Он выбрал на чьей он стороне и отважно сразился с силами тьмы, когда пришла такая необходимость. Рискуя жизнью, он одержал победу. Даже несмотря на то, что очень плохо еще владеет собственной силой и, такое ощущение, не до конца понимает, что и как с ним происходит.

Женщина, по-прежнему не спуская глаз с Влада, кивнула. После спросила:

– Ты считаешь, что он не готов?

– Да, матушка. Ему еще многому надо научиться.

– Наверное ты права, Дева. Я тоже вижу, что этот человек слишком молод и неопытен. Ко всему прочему, он серьезно ранен и его жизнь сейчас находится под угрозой.

– Истинно так, матушка. Юноша был неосторожен и позволил заманить себя в ловушку, где был атакован опасными сущностями. Я полагаю, что это кто-то из сословия темных ведьм. Последнее время их в мире людей становится все больше. Они лучше организовываются, используют много старых и сильных обрядов. Безмерно возросшие возможности в распространения информации дает им много новых решений. Современный мир с безграничным общением им только на руку.

– Да. Мы уже обсуждали этот животрепещущий вопрос. Так что произошло между ведьмами и этим молодым человеком?

– Они, в силу его неопытности, смогли скрытно наложить заклятие подчинения с наговором на дальнейшую смерть. Я немного замедлила процесс ворожбы, но время уже истекает…

Белая женщина на мгновение задумалась, так и не спуская обжигающего взгляда с Влада, а затем, соглашаясь, кивнула. Легко поднявшись с трона, она сделала шаг вперед. И тут же, словно по мановению волшебной палочки, оказалась совсем рядом.

Парень быстро поднялся, ощутив при этом как по ногам разлилась предательская слабость, а глаза на короткий миг застила черная, клубящаяся марь.

Странная белая женщина приблизилась почти вплотную, и Влад уловил тонкий цветочно-ягодный аромат, исходящий от нее. И невероятно сильную, колючую как куст дикой розы энергию. А еще холод, который пронизал тело юноши до самых костей.

– Сколько же в тебе силы, человек!

Ее голос изменился, набрал глубины и мощи. Глаза горели все ярче и в их свет добавилась капля расплавленного золота.

– Или ты не человек?

Она немного склонила голову набок, прищурила глаза. Что-то неслышно прошептала. Ее ладонь вдруг прикоснулась к щеке Влада и последнее, что он почувствовал, это как дрогнул под ногами пол и собственное тело перестало его слушаться.

***

Темно. Темно и от этого немного страшно. А еще здесь омерзительно пахнет пылью и плесенью. Нет, не стоило, наверное, лезть в этот подвал соседской пятиэтажки. Как здесь, в этой кромешной темноте, в этих бетонных коридорах и закутках можно отыскать Барсика?

– Кис, кис, кис!

Как странно глухо и негромко звучит собственный голос! Как будто с головой влез под плотное одеяло. Да и еще в подушку лицом уткнулся.

– Барсик!

Еще хуже! Так он никогда не дозовется своего кота.

Этот рыжий, толстый и пушистый котяра последнее время совершенно перестал слушаться! Он постоянно рвется на улицу, а оказавшись на свободе норовит тут же скрыться в ближайшем подвале или заскочить в дебри кустов возле гаражных боксов. Короче говоря, кот совсем от рук отбился. Со слов мамы – это на него весна так действует. Буйство каких-то гормонов.

– У него буйство, а я по подвалам шариться должен! – с обидой на домашнего любимца, пробормотал напуганный подвальной темнотой мальчик.

И вдруг он вспомнил, что в кармане куртки лежат спички, которые на днях он стащил со стола на кухне, когда они с мальчишками ходили жечь костер на пустырь за общагой. Точно, вот же он – немного мятый картонный коробок и в нем оставшиеся несколько штук чудо палочек, способных запросто разогнать эту темноту.

Извлекая из коробка спичку, он почувствовал, насколько сильно вспотели его ладони. А еще как предательски дрожат пальцы. Неприятно конечно, но сейчас главное успокоиться и случайно не рассыпать спички. Если это случится, то придется собирать их на грязном бетонном полу. Присесть и искать их на ощупь. А этого делать ох как не хочется. Под ногами противно хрустело и шуршало старым, плохо пахнущим мусором. Наверняка здесь, в этом темном подвале кто-то еще и нагадил.

Спичку мальчик благополучно вынул из коробка. Осторожное движение по шершавой поверхности "чиркаша" и яркая вспышка на мгновение ослепила, разогнав кромешный мрак. Еще разок! Огонь вспыхнул и стали видны серые, покрытые паутиной и какой-то черной плесенью стены, низкий потолок из бетонных плит, протянутый по стене трубопровод. Чуть дальше деревянные стены и двери индивидуальных сараев, с намалеванными на них крупными белыми цифрами. Они соответствовали номерам квартир.

Он пошел вперед. Медленно и осторожно, стараясь не сбить пламя и, в тоже время, опасаясь обжечься. Впереди, метрах в пяти уже был виден поворот, а там, насколько он помнил, на стене должен быть старый рычажковый выключатель. И если лампочка, подвешенная в грязном стеклянном плафоне под потолком, не перегорела, то можно считать, что крупно свезло. Искать противного кота сразу станет легче.

Спичка почти догорела и, мальчик, слегка обжегшись, выпустил ее из рук. Огонек почти сразу погас, освободив тут же выскочившую из пыльных углов тьму. Можно было достать и зажечь еще одну или попробовать дойти до поворота по памяти. Он выбрал второе. Тем более, что идти оставалось всего несколько шагов, а картинка освещенного слабым огнем спички подвала продолжала стоять перед глазами.

Он смело сделал шаг вперед и тут же услышал странный звук впереди. Как будто далекое эхо от неразборчивых, гулких как в большом помещении голосов. Мальчик замер на месте, чувствуя, как бешено колотится в груди сердце. Голоса неотвратимо приближались.

– Нельзя допускать чтобы они воспользовались его неопытностью… – вдруг послышалось совсем рядом, за поворотом.

– Уж лучше решить этот вопрос самим…

Невнятный, тихий шелест чего-то. То ли одежды, то ли какой-то бумаги. И легкое, на грани слышимости покашливание.

Надо осторожно развернуться, понял мальчик, и постараться как можно тише выбраться от сюда, из этого бетонного склепа, пахнущего мышами. Но неожиданно сильный страх сковал тело, напрочь лишив силы воли.

– Я не чувствую в нем этого. Он закрыт для меня. Это невероятно, но я не могу увидеть грани. Складывается такое ощущение, что оно растет в нем и набирает силу…

Только сейчас мальчик осознал, что голос принадлежит женщине. Пугающий и невероятно холодный, беспристрастный, почти лишенный хоть каких-то человеческих эмоций. Она кому-то говорит все это, оставаясь там, за углом, всего в паре шагов от перепуганного мальчишки, который залез в чужой подвал, чтобы найти своего кота. Дурацкого рыжего разбойника, у которого от весеннего обострения напрочь снесло крышу!

– Он же просто человек и значит он создан для подчинения… Хотя, Павет умел обходить многие запреты… Старый плут так никогда и не склонил перед нами свою лохматую голову. За что теперь и мается вечность в Великой Пустоше!

Мальчик все же нашел в себе силы и сделал шаг назад. Очень робкий, осторожный, похожий на шаг в топком болоте или на минном поле. Ему было очень страшно, а его буйное воображение уже вовсю рисовало ему образ, говоривший за углом женщины. Этакая высокая и надменная, в богатой шубе и с большой хрустальной короной на голове. Снежная королева. Холодная, расчетливая и злая на весь мир…

– Братец сумеет вытрясти из него все, что ему нужно. Он мастер в этом деле. Хитрый Змей знает и умеет играть на человеческих эмоциях. Если у него получится до него добраться, то быть беде…

Голос стал удаляться. Королева, продолжая с кем-то разговор, уходила. Слова слились в единый неприятный и неразборчивый гул, а через несколько секунд вдруг что-то изменилось вокруг. Затхлый подвальный воздух пришел в движение, словно где-то широко открыли большое окно и сделали серьезный сквозняк. А затем, где-то поблизости опасливо мяукнул кот.

– Барсик! – шепотом позвал мальчик.

Шуршание послышалось откуда-то слева и сверху. Там, где вдоль стены шли замотанные в изоляционную защиту трубы отопления. Кот, наверное, забрался на них.

– Кис, кис, кис! Иди ко мне, Барсик!

Все это так же шепотом, чтобы, не дай Бог, его не услышала та страшная незнакомка с ледяным голосом.

Барсик шел в его сторону. Он конечно котяра крупный, но, чтобы вот так! Судя по звуку труба под весом рыжего начала со скрипом раскачиваться.

Рука мальчика потянулась за спичками, но застыла на полпути, когда его лица вдруг коснулось чье-то тяжелое дыхание, а затем в темноте, совсем рядом с ним вспыхнули чьи-то огромные, ярко-желтые глаза с черным вертикальным зрачком…

8.

Всю дорогу они молчали. Маша тактично, чтобы не касаться запретных тем и не злить брата, Денис чтобы не сорваться. Чувствовал – нервы уже на пределе.

Вскоре автомобиль свернул на знакомую улицу, а затем и в нужный двор.

– Вот и хрен нам, – тут же выдал Денис.

– Может в сервис отогнал? Ну как вариант? – сделала робкое предположение Маша по поводу отсутствия "дастера".

– А может продал? Или угнали? – с раздражением съязвил Денис.

– Вот ты всегда так! Злишься и не хочешь ничего предпринимать. Я схожу и проверю.

Девушка выбралась из машины и, легко преодолев несколько метров дворовой территории, подошла к подъездной двери. Набрала нужный номер на домофоне. Подождала пока закончится вызов и набрала повторно. Результат оказался тот же.

– Неприятно это говорить, но ты оказался прав, – подойдя к машине, заявила девушка. – Я думаю, надо поспрашивать соседей. Если, не дай Бог с ним что-то случилось, они могут об этом знать.

– Может лучше его маму поискать? Где-то ведь должны быть ее контакты? – предложил Денис.

 

– Где? Я прошерстила все соцсети – она нигде не зарегистрирована. А адресных столов у нас больше не существует. Ума не приложу, где мне еще м можно найти информацию!

Девушка развела руками. Денис кивнул, соглашаясь. Он выбрался из машины и вместе с Машей пошел к подъезду.

Первая из квартир на вызов не ответила. Во второй какой-то ворчливый мужик открыто послал куда подальше, обозвав молодых людей "втюхивателями всякой хрени". Зато из следующей квартиры ответила словоохотливая женщина, которая и в подъезд впустила и вышла из своей квартиры поговорить. От нее Денис и Маша узнали, что Владислав на несколько дней куда-то уезжал, но позавчера вернулся. А вот вчера устроил форменное безобразие – коллективную пьянку с подозрительными личностями и гулящими девками! Гудела компания чуть ли не до утра и крайне беспокоила соседей, на что Зинаида Викторовна непременно, при первой же встрече Владиславу укажет. Все-таки нужно уважать людей и не забывать о нормах поведения, принятых в стране и в данном доме, в частности.

Поблагодарив бдительную соседку, Денис быстро поднялся вверх на один этаж и позвонил в знакомую дверь. Ответа он не дождался. Впрочем, это было ожидаемо.

– Я совершенно ничего не понимаю! – заявил мужчина, усаживаясь в свой автомобиль и запуская двигатель. – Чтобы Влад так себя вел? Пьянка с девками?.. Всю ночь до утра?..

– Соседка наверняка приукрасила, – пожала плечами Маша.

– Допустим. Но куда он укатил с утра пораньше? Да еще и с похмелья, получается? Это уже вовсе ни в какие рамки!..

– Может случилось чего? А может на него эти бандиты напали?

– Не знаю, сеструха, не знаю, – пробормотал Денис, выезжая со двора.

Навстречу им, на приличной для дворовой территории скорости, попался x5 BMW черного цвета. Он чуть притормозил и, забравшись колесами на газон, свернул в соседний двор.

– Вот урод, – прокомментировал манеру вождения водителя BMW Денис.

Смутная тревога вдруг кольнула мужчину. Он притормозил и проследил взглядом за немецким автомобилем. Но тот, не останавливаясь проехал дальше, в соседний двор.

– Что? – насторожилась девушка.

– Показалось, – ответил Денис.

Он не стал рассказывать Маше о своих тревогах и о том, что машина очень похожа на ту, в которой однажды темным вечером к нему пожаловали суровые и немногословные бойцы невидимого бандитского фронта. Возможно это были они, а возможно и нет. Главное, что проехали мимо и не остановились у заветного подъезда. Тем не менее расслабляться не стоило. Влада нужно было срочно найти. Хотя бы для того, чтобы поскорее предупредить о внезапно возникших проблемах.

9.

Птицы. Веселый беззаботный щебет и неистовые трели где-то рядом, по всей видимости за окном. Вот что услышал Влад, когда он, наконец, очнулся.

Парень сел, щурясь от яркого солнечного света, осмотрелся. Маленькая комнатка с голыми деревянными стенами, светлая и полупустая. Из всей мебели – стул, большой, плетеный из ивовых прутьев ларь на полу и деревянная кровать, на которой он и сидел сейчас растерянный и плохо соображающий. Память вернулась быстро и первые всполохи тревоги немного отступили. Он у друзей. По крайней мере они так себя позиционировали. Да и не похожа Берегиня на врага.

Другое дело та величественная женщина в белом, с пепельными волосами и прожигающим насквозь взглядом. Та, которую Берегиня почтительно называла матушкой. Влад сделал для себя вывод – она точно из сословия богов. И по манере поведения и по силе, что чувствовалась в ней – она одна из многочисленных славянских богов. Какая именно, в принципе неважно. В прислужники или еще какие монахи Влад к ней идти не собирался. Не хочется ему. Совсем.

Влад встал на ноги, покачнулся и уселся обратно, на набитую соломой перину. Голова закружилась, а во всем теле почувствовалась противная, вязкая слабость.

– Когда же, наконец, все это прекратится?! – воскликнул он в сердцах.

Тут же в комнату, скрипнув дверью и пригнувшись, чтобы не задеть низкую перемычку, вошел светловолосый мужчина.

– Зачем шумишь, отрок?

Он был рослый и широкоплечий. В холщовых штанах, заправленных в высокие сапоги, в светло-серой косоворотке и самодельной очень жесткой на вид и плотной кожаной куртке. Сильно поношенной и потертой. В руке мужчина держал какой-то средних размеров сверток.

– Живо одевайся и спускайся в горницу. Будем знакомиться! – бросив сверток на кровать, он вышел из комнаты.

Только сейчас Влад сообразил, что он по-прежнему бос и в домашнем халате на голое тело. Как-то неважно он собрался для похода в гости.

В свертке был полный комплект одежды – мешковатые и явно на вырост холщовые штаны, длинная рубаха, плетеный из кожи пояс и невысокие сапоги – с виду вполне себе добротные и удобные.

– Ладно, – пробормотал парень. – Только из чистого любопытства. Ну и чтобы хозяев не обидеть.

Он скинул халат и достаточно быстро облачился в любезно предоставленный наряд, назвав его про себя эко-шмотками. Ведь с одного взгляда было ясно, что все натуральное и ручной выделки. Некоторое затруднение вызвала рубаха – длинная, чуть ли не до самых колен. Влад сначала попробовал заправить ее в штаны, но вышло несуразно. Слишком плотной и грубой оказалась ткань. Тогда парень просто выпустил ее наружу и подпоясался поясом. На ноги натянул сапоги, больше походившие на виденные когда-то в кинофильмах индейские мокасины. Они оказались на удивление удобными и мягкими. И даже полное отсутствие носков или, на худой конец, портянок, проблемой не стало.

Выйдя из комнаты, Влад оказался в узком, темном коридоре, который вел к крутой лестнице. Спустившись по ней и миновав еще одно помещение, более светлое и просторное, но на вид не жилое, вышел, наконец, в уже знакомую большую комнату, где по углам стояли сундуки, а на стенах висело разнообразное оружие.

Трона у центральной стены уже не было, а в самом центре появился большой, почти в половину длины комнаты дубовый стол, за которым сидели какие-то люди в таких же странных, домотканых одеждах и с любопытством смотрели на Влада.

Стол заслуживал отдельного внимания. Массивная столешница была с неровными, естественными изгибами ствола огромного дерева. Поверхность идеально гладкая, чем-то покрытая, словно лакированная, с причудливым узором текстурных нитей древесины и с приятным темно-коричневым колером. Вдоль стола поставили две деревянные, на вид очень добротные скамьи. Чуть шире и значительно выше чем те, что стояли возле стен.

– Здравствуйте, – слегка стушевавшись, от собственного, как ему казалось несуразного и мятого вида, поздоровался Влад. Немного подумав, уже более уверенно добавил:

– Мир вам, люди!

Сидевшие за столом дружно поклонились, что-то негромко произнесли при этом и вернулись к беседе меж собой, которую прервали при появлении гостя. Влад уселся на скамью чуть в стороне от остальных. Благо свободного места за таким столом было предостаточно.

Из любопытства, и чтобы хоть как-то скоротать время Влад принялся аккуратно рассматривать сидевших за столом. Всего их было пятеро. Четверо совершенно разных и не похожих друг на друга мужчин и одна молодая женщина. Скорее даже девушка. Невысокого роста, пышная и улыбчивая. С круглым, румяным лицом и длинной, толстой русой косой, в которую была вплетена зеленая атласная лента. Девушка молча слушала своих соседей, часто крутя головой то в одну сторону, то в другую. Немного застенчиво улыбалась при этом и иногда кивала говорящим. Влад понял, что она жутко стесняется, так, словно оказалась здесь случайно, заняв это место за столом не по рангу. Ближе к Владу сидел маленький, подвижный мужичок, в просторной коричневой жилетке и такой же как у Влада длинной рубахе. Мужичок имел на голове обширную лысину, которую по кругу обрамляли абсолютно черные, курчавые волосы, а также весьма крупные, мясистые уши, поросшие мелким чернявым пухом. Мужичок, словно почувствовав взгляд, повернул голову к Владу, улыбнулся и задорно подмигнул. После чего вернулся к своим собеседникам.

Влад перевел взгляд на высокого, болезненного вида молодого парня, которой, похоже, в разговоре не участвовал, а лишь отрешенно разглядывал находящуюся напротив него стену и висевшее там оружие. Рядом с ним сидел крепкий, косая сажень в плечах бородатый дядька с улыбкой во все лицо и колючим взглядом холодных сине-зеленых глаз. А также уже знакомый Владу светловолосый мужчина, пять минут назад обеспечивший молодого человека одеждой и обувью и пригласивший за общий стол.

Говорили собравшиеся негромко и как Влад не старался прислушаться, так не одного слова и не понял. Это было немного странно, и парень даже растерялся, ощутив себя словно в каком-то коконе, куда звук вроде и доходит, но только в сильно усеченном, негодным к восприятию виде. Он уже хотел было сам начать разговор, для начала представиться, но не успел. В залу вошла Берегиня. Легкой, удивительно изящной, воздушной походкой и с радостной, светлой улыбкой на прекрасном лице. Сидевшие за столом дружно поднялись и отвесили вошедшей глубокий поклон. Влад, решив, что правила поведения в этом мире учить придется самому, никто ничего объяснять ему не станет, быстро скопировал поведение остальных присутствующих. Поднялся со скамьи и низко поклонился.

– Здоровья и процветания всей честной компании! – продолжая улыбаться произнесла Берегиня и поклонилась в ответ.

Присутствующие зашумели, заговорили, произнося что-то в ответ и уселись на свои места. Влад окончательно опешил – он не понял ни единого слова. Речь этих людей звучала для него приглушенно, смазано и как-то весьма невнятно. Хотя и язык-то вроде русский! А может и нет… Складывалось ощущение, что говорят собравшиеся за столом очень быстро и при этом страдают каким-то серьезным дефектом речи, проглатывая во время разговора половину букв.

– Скоро ты сможешь их понимать, – произнесла Берегиня. – Ты пока еще здесь чужой и твой разум закрыт. Это исправимо. Прошу тебя, садись.

Она указала рукой на место, и Влад послушно опустился на скамью. Берегиня расположилась во главе стола, на украшенном резьбой стуле с высокой спинкой. Положив свои руки на край столешницы, она прикрыла глаза, чуть приподняла голову и что-то тихо прошептала.

Влад внезапно почувствовал легкое дуновение ветра на своем лице и краем глаза заметил какое-то стремительное движение. Дернулся, испугавшись, но тут же взял себя в руки. Невольно громко выдохнул и чуть не присвистнул от восторга и удивления. До этого совершенно пустой стол сейчас был очень неплохо сервирован парящими жаром горшками, подносами с хлебом и пирогами, с рыбой и птицей, глиняными кувшинами с компотами, морсами и квасом. На столе появилась и индивидуальная, по количеству едоков посуда – тарелки, кружки, ложки и даже вилки. Вполне изящные, с узором по всей длине ручки и двумя острыми зубьями. Прошло несколько секунд и в зале разлился дурманящий аромат свежей и горячей еды.

– Прежде, чем мы приступим к трапезе, позвольте мне, мои друзья, познакомить вас с нашим гостем, – торжественно произнесла дева. – Его зовут Влад и с этого дня прошу считать его нашим другом и товарищем. Надеюсь он будет частым и желанным гостем в нашем доме и знаю, что вы благосклонно примите его в нашу дружную семью, всегда придете на помощь, ежели это Владу вдруг понадобится.

Берегиня сделала паузу, во время которой не спускала взгляда с Влада. При этом Дева тепло и ласково улыбалась. Ну прямо как мать родная. Или любящая супруга!

– Позволь мне теперь представить тебе этих славных людей. Это Афонт. Он воин.

Широкоплечий здоровяк поднялся со своего места и обозначил легкий поклон. Его правая рука при этом пригладила бороду и усы. Мужчина словно демонстрировал свою крепкую, внушительных размеров ладонь. Влад хорошо разглядел и крупные, много раз битые костяшки и многочисленные шрамы. Серьезный дяденька.

– Когда-то давно Афонт доблестно сражался с половцами. Чуть не погиб, но при этом познал истину света. Сумел воспитать в себе великую силу духа. Здесь он нас охраняет. Если наша с тобой дружба будет продолжаться достаточно долго, Афонт подскажет тебе, как нужно правильно противостоять злу и как сражаются настоящие воины света.

– Дагус, – продолжила Берегиня и бледный, болезненный юноша, не вставая, кивнул, подняв при этом вверх правую руку. – Хранитель подземелья, наш верный, бессменный ключник. Он колдун и его стезя не допускать в наш мир подземных тварей, держать двери, ведущие из мрака на крепком запоре.

Влад мало что понял, но вежливо кивнул в ответ.

– Всебор. Он наш конюх.

Лысый мужичок привстал и поклонился. При этом в его чуть сощуренных глазах блеснули искры хитрости и задора. Он словно знал что-то о Владе, но открывать это знание пока не спешил.

– Он прекрасно ладит со всякой домашней скотиной и зверем лесным. Нам кажется, что он понимает речь животных и птиц. И умеет отлично договариваться и с лесным духом и водным хозяином.

 

Мужичок хмыкнул и покачал головой, как будто говоря – как всегда вы все преувеличивает!

– А эта милая девушка – Зоряна. Она травница и знахарка. Поможет отварами и наговорами, если на тебя вдруг хворь нападет или враг нанесет опасную рану. Светлая душа, для которой любая жизнь священна.

Владу показалось, что румяные щечки девушки стали еще краснее. Однако глаз своих она не опустила и улыбнулась молодому человеку вполне открыто и дружелюбно, вовсе без намека на смущение или кокетство.

– Ну и наш главный хранитель, старшина Светлой Дружины – Ставр. Великий воин и ведун. Когда-то он смог один выстоять против орд нечисти во время великого прорыва. А когда подоспела помощь сумел запечатать разлом и вернуть мир в наши земли! Я надеюсь, что Ставр когда-нибудь станет твоим наставником и поможет тебе, ежели ты пожелаешь, освоить нелегкую науку ведовства.

Светловолосый воин, суровое лицо которого, как только сейчас рассмотрел Влад пересекал глубокий, хотя и не сильно бросающийся в глаза шрам, легко поднялся со своего места. Он кивнул Владу, после перевел взгляд на Берегиню и с почтением поклонился.

– Я выполню вашу с матушкой просьбу, Светлая Дева. Однако, я не могу поручиться за результат. Вам известно мое мнение на всю эту ситуацию. – и он вновь посмотрел в глаза Владу. Уже гораздо жестче, чем до этого.

– Конечно, Ставр, – Берегиня лучезарно улыбнулась. – Мы верим в тебя и благодарим, что ты внял нашей просьбе. Время покажет зря или нет мы затеяли все это.

Влад с трудом подавил желание вставить собственное слово и напомнить, что он, вообще-то тоже здесь и имеет на все это собственное мнение. Посмотрим и послушаем, что будет дальше, решил парень. Уж больно занятное действо вокруг происходит.

– Вот и славно, – подвела итог Берегиня. – А теперь давайте трапезничать. День в разгаре, а впереди еще дел множество…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37 
Рейтинг@Mail.ru