За гранью реальности

Сергей Александрович Кочнев
За гранью реальности

Глава 1.

1.

Саня вошел в кафешку десять минут восьмого. Огляделся, почти сразу заметил Влада и решительно направился к угловому столику, за которым тот сидел. Влад ждал уже не менее получаса, допивая вторую чашку экспрессо и, от нечего делать, листая на своем смартфоне свежую новостную ленту.

– Привет.

Саня – двоюродный брат Влада по отцовской линии. Среднего роста, полноват и как-то немного неуклюж. В свои двадцать шесть с уже заметными залысинами на лбу. Еще со школы, с третьего класса всегда в очках, предпочитая крепкую, стальную оправу и чуть затененные стекла. С Владом они дружили с детства, так как жили неподалеку и учились в одном классе. А в свободное от учебы время занимались интенсивным поиском проблем на собственные задницы. Влад, в силу чуть старшего возраста и лучшего физического развития, частенько вступался за своего более слабого, но, отнюдь, не робкого, а, временами, даже нахального родственника. Иногда прилично доставалось обоим. Только разбитых вдребезги очков брата Влад мог припомнить штук пять, не менее. Но это в детстве и в подростковом возрасте. После окончания школы каждый пошел своим путем и видеться братья стали реже. Однако, связь не потеряли, регулярно созванивались и, при необходимости, друг другу помогали.

С возрастом Сашка остепенился, нашел себе неплохую и, главное, не пыльную, по его словам, работу по наладке и ремонту офисной и компьютерной техники. Он также занимался созданием и продвижением сайтов, что приносило, с его слов, неплохой доход, позволяя, особо не напрягаясь, жить в свое удовольствие. Например, просидеть с пивом за компом до трех, четырех утра, а после – спокойно полдня спать. Заказав пиццу или суши, валяться на любимом диване. Не о чем не беспокоясь, жить в снятой в центре города однокомнатной квартире с хорошим, современным ремонтом.

Влад отметил про себя, что выглядит сегодня Саня как-то неважно. Давно небрит, лицо опухло, под глазами, заметные даже в таком неярком освещение и через затемненные стекла, синяки. Да и весь парень какой-то жалкий и потрепанный, как после серьезной болезни.

Братья пожали друг другу руки.

– Как здоровье, Саш? – спросил Влад. – Выдались бурные выходные?

– Если бы! – махнул рукой Александр, усаживаясь за стол.

Он отрицательно качнул головой направившейся было к ним молодой официантке. Немного нервно огляделся, тяжело вздохнул.

– Проблемы у меня, Влад! Серьезные проблемы…

Он замолчал, глядя в стол и Влад заметил как дрожат пальцы брата. Спросил осторожно:

– Во что ты вляпался, Шура?

Тот поднял взгляд, в котором вдруг отчетливо промелькнули отчаяние и страх. Лет пять назад Влад, будучи студентом последнего курса, подрабатывал помощником оператора в криминальных новостях. Там ему доводилось встречать подобные взгляды. У людей, которые чудом разминулись с собственной смертью и, вдруг, в какой-то момент, осознали это.

Саня, видимо передумав, махнул рукой официантке. Когда та приблизилась – негромко, слегка заикаясь заказал "капучино" и стакан минеральной воды без газа. Заказ принесли через пять минут, в течение которых Саня молчал и лишь теребил в руках небольшую упаковку таблеток.

Официантка отошла и Саня взял в руки чашку. Та блямкнула о край блюдца. Немного кофе пролилось на белую скатерть.

– Блин! – лицо Александра перекосилось. – Нервы не к чертям!

Он все-таки донес чашку до рта и сделал глоток. После этого извлек из коробки блистер с таблетками, выдавил в ладонь сразу две, проглотил, запив минералкой.

– Это чтобы не отключиться. – пояснил он. – Третьи сутки на ногах. Убойная вещь! Вот только башка трещит…

– Во что ты, все-таки вляпался, Александр? – повторил вопрос Влад.

Что-то ему все меньше это нравилось. В душе появились беспокойство и устойчивое предчувствие скорых и неизбежных неприятностей. А еще острая жалость, которую вызывал внешний болезненный вид брата.

Саня залпом допил свой кофе. Поморщился. После этого снова огляделся. В кафе "Пирамида" в этот час было не многолюдно. Вечер понедельника. Кафешка славилась демократичной ценовой политикой, рассчитанной на студенческую аудиторию (метров двести до общежития политеха), но, в последнее время безалкогольная. Всего пару лет назад здесь еще можно было испить разливного пенного напитка, а при желании и кое чего покрепче. Но, как говорится, веянием времени, да за здоровый образ жизни! Теперь даже выкурить сигарету пожалуйте на свежий воздух. И не у дверей, а в соседнюю темную подворотню, где пахнет мочой и кошками, но есть мятое ведро с песком для окурков и убогая табличка "Место для курения" криво прикрученная к стене.

Четыре столика из семи пустовали. Возле барменской стойки с большой кофемашиной и витриной для свежей выпечки тоже никого не было.

– Мне кажется – я схожу с ума! – громким шепотом заявил Саня, облокотившись на стол и пододвинувшись к Владу. – Она приходила ко мне четыре ночи подряд!.. Страшная, как… как, не знаю что!.. И все это время я почти не сплю, боюсь, что она снова появится. Потому что, как только я засну, то сразу бац!.. Я приперлась! Хотя меня не звали… И не ждали!..

Заканчивая сумбурное объяснение, он нервно и, даже как-то истерично, хохотнул.

– Я, изрядно пересравшись, даже баррикаду у входной двери возводил. Представляешь? Окна все заклеил, запечатал… А она все равно приходит! Проникает в квартиру непонятно как! Пролазит, через какую-то щель!..

– Притормози, приятель! – Влад даже руки перед собой выставил, ладонями вперед. – Ты, братишка, насколько я помню, никогда сильно не злоупотреблял. Ты ведь не запойный, нет?

Саня молча замотал взъерошенной головой.

– Наркотики?

– Я что – дебил?!

– Тогда вещай дальше, – разрешил Влад. – Ничего пока не понятно, но очень похоже на сюжет фильма ужасов. Посредственный.

Саня в ответ лишь грустно усмехнулся.

– Видел бы ты ее!.. В жизни все гораздо страшнее, Влад…

Он осторожно, двумя пальцами приспустил ворот своей темно-зеленой водолазки и показал шею. Точнее украшавший ее большой, расплывшийся неровными, разноцветными краями синяк. Такой синяк мог остаться от вцепившихся в глотку пальцев душителя.

– Ух ты! – выдохнул Влад. – Впечатляет! Только все равно, ничего не понятно. Кто приходит? Куда приходит? И кто, скажи на милость, так старался тебя придушить?

– Анька… Анна Самахина. Это она ко мне домой приходит! И это она меня прикончить пытается!

Саня словно сдулся, обмяк. И вдруг, как-то совсем по детски, всхлипнул.

– Похоже кранты мне, дружище, – через пару секунд добавил он. – Чувствую, что она до меня доберется. Рано или поздно, но доберется!..

Влад молча смотрел на товарища и понимал – тот не шутит, не заговаривается и не бредит. С ним на самом деле что-то нехорошее произошло. Вот только понять бы – что?!

– Анна Самахина? – переспросил он. – Это твоя бывшая? Симпатичная такая, рыженькая? Вы с ней встречались пару лет назад?

– Ага. Полтора года тому.., – кивнул брат и вдруг зарычал: – Вот ведь, тварь рыжая!.. Ведьма! Она ко мне ходит и извести пытается!..

За соседним столиком, где достаточно громко щебетали три девицы пубертатного возраста, внезапно повисла тишина. Девчонки с интересом и некоторым испугом уставились на Саню.

– Спокойно, дружище. Давай меньше эмоций и побольше подробностей. Если честно, то я пока ни хрена не понимаю. Вы же с Анькой расстались. Причем давно. Или я что-то не знаю?

– Расстались. – Саня кивнул. – Почти полгода назад, как расстались…

Он замолчал, кусая и без того в кровь израненные губы. Потом еле слышно добавил:

– Бросил я ее, откровенно говоря. Так случилось, что залетела она… Нелепость какая! Мы с ней всегда предохранялись, а тут презики кончились… В самый неподходящий момент! Я соврал, что надел и, что он порвался…

Парень поморщился, но быстро продолжил:

– Я ей предложил в больничку лечь, аборт сделать. Я бы помог… Ты знаешь, у меня знакомая в гинекологии работает. А она ни в какую. Нельзя, говорит! Грех!..

Саня смотрел в стол не поднимая глаз и продолжал говорить.

– Она потом уехала. В деревню какую-то. Там у нее то ли бабка жила, то ли прабабка, даже. Вот она к ней и укатила.

– Почему жила? – не понял Влад.

– Померла она. Вскоре, после того как Анька в деревню приехала. Мне так Светка рассказывала… Подруга Анькина. Они с ней созванивались несколько раз… До того как все случилось…

Саня замолчал.

– Я так и не понял тогда – что произошло. Светка рассказала, что не смогла однажды до Анны дозвониться и ей перезвонила какая-то тетка… Она то и сообщила, что Аня умерла… При родах, вроде как…

Повисшая тишина длилась не менее минуты.

– Интере-е-есно!.. – протянул, наконец Влад. – Если я тебя сейчас правильно понял, то Анька вдруг стала являться к тебя по ночам? Но кем? Призраком?

– Почему призраком?

– Ты же сказал – она умерла!

– А призраки могут вот так?!

Саня вновь приспустил воротник водолазки.

– Я откуда знаю, что могут призраки, а что нет? Мне кажется, что не только выть в ночи и греметь цепями по подвалам старинных замков.

Саня раздраженно пожал плечами.

– Ты спал, когда она к тебе… заявилась?

– Я только заснул, – Саня нервно поскреб затылок. – Дальше помню – проснулся. Холодно, дышать тяжело и сердце как бешеное колотится.... Потом свечение увидел в дверях… Зеленаватое такое, мерзкое! И несильное дуновение ветра. Запах еще появился… Незнакомый и неприятный… И потом она в комнату входит… Странно так входит… Словно вплывает…

Саня передернул плечами и начал нервно озираться по сторонам, видимо опасаясь, что сейчас потянет сквознячком, и в зал кафешки заявится покойная Анна Самахина.

– На ней какое-то старое, стремное платье было. Выцветшее до серости и сильно мятое. Волосы растрепанные, а на голове такой странный венок из сухих цветов. Кажется полевых… Босая… Лицо и руки белые, как бумага, а на коже пятна какие-то…

 

Он с усилием сглотнул.

– Может это трупные пятна были? – спросил он и сам же себе ответил:

– Наверное да! Я в кино видел. Очень похоже…

Саня залпом допил остатки минералки. Быстро смахнул тыльной стороной ладони сбежавшую к подбородку и застрявшую в щетине большую каплю. Поморщился. Или от пролившейся воды, или, что скорее всего, от страшных воспоминаний.

– Первую ночь она просто стояла в дверях комнаты и молча, с явным укором во взгляде на меня смотрела. Не знаю сколько. Минуты две, наверное. Я, как водится, ущипнул себя за руку и… заорал матом, когда понял что это не сон! Анька же погрозила мне пальцем, сделала шаг назад и словно провалилась в черноту. Такую густую и плотную. Как вода. Будто медленно утонула в ней… Я проморгался и через секунду – ни черноты, ни этой твари…

– Это точно был не сон?– серьезно спросил Влад. – Галлюцинация, горячечный бред?

Парень невольно пытался найти хоть какое-то разумное объяснение услышанному.

– Точно! – кивнул Саня.

– А ты выходил сразу за ней из комнаты? Осматривал квартиру?

– Первую ночь – да. Балконная и входная двери закрыты, в квартире, естественно, никого. Зажег в каждой комнате свет. Все обшарил, все проверил. Никого. Вот только запах еще какое-то время чувствовался… Я еле уснул потом. Под утро, кажется…

– Дальше.

– За день как-то все подзабылось и отпустило слегка. Вечером я к одной девчонке на Пролетарскую ездил – систему переустанавливал, драйвера обновлял. Засиделись с ней часов до одиннадцати. Домой вернулся уставший и сразу завалился спать…

– И опять холодом потянуло?

– Да, – Саня потер пальцами виски. – Только заснул и тут началось…

Он заметно вздрогнул, когда блямкнул колокольчик и в кафе вошла какая-то парочка. С минуту, не отрываясь смотрел на них, затем продолжил:

– В ту ночь она подошла ближе. Смотрела на меня и что-то говорила. Но очень тихо и невнятно, с каким-то шипением. Я ничего не понял… А она стала говорить все эмоциональней, стала тянуть ко мне руки. Я заорал, перепугавшись, а она задом вышла из комнаты и пропала. На следующую ночь я затарился пивом и чипсами, решив вспомнить молодость и просидеть за компом до первых петухов. Думал ночь пересижу, а уже днем вздремну часок другой. На всякий случай припер входную дверь обувной тумбой, закрыл и заклеил скотчем окна. Потом сел за комп, установил заново GTA и… И все равно закемарил где-то в начале третьего. Или нервное напряжение или недосып последних суток сказались…

Владу вдруг показалось, что брат сейчас не выдержит и истерично зарыдает.

– Очнулся я от того, что комп вдруг заскрипел жестким диском и вырубился. И чувствую я – кто-то стоит за моей спиной и с дикой злобой смотрит мне в затылок. Эх я и пересрался! Дернул как заправский спринтер в прихожую, по пути уронив со стола принтер. Хотел выскочить из квартиры, но не смог. Тогда бросился на кухню. Схватил со стола нож…

Саня замолчал. Он о чем-то думал о своем, не моргая глядя куда-то в сторону окна. Его бледные, искусанные губы беззвучно шевелились.

– И что дальше? – вывел его из раздумий Влад.

– Ничего. Простоял с ножом в руке до рассвета. Не хватило храбрости даже свет зажечь. Я эту гадину, кстати, так тогда и не увидел, хотя в комнате она несколько минут чем-то шумела. Я слышал… Да и с утра, потом, когда решился туда зайти, узрел не слабый такой погром! Может это и я, когда драпал что-то поломал (уж принтер точно я своротил), но и Анька руку к беспорядку приложила. А вот на четвертую ночь я решил, что пора сваливать из этой квартиры!.. Решил переночевать у одной своей знакомой.

– Я с ней знаком?

– Нет. Вряд ли. Мы с ней не встречаемся. Так – легкий флирт при взаимовыгодном сотрудничестве. Здесь главной причиной послужило то, что девчонка живет одна. Вот я и напросился к ней переночевать, наврав про затопивших меня соседей и коротком замыкании электропроводки. Пусти хотя бы в коридор, на коврик, так сказать. На одну ночь.

– Она поверила?

– Конечно. Мой потрепанный вид стал лучшим подтверждением того, что на мою голову свалились вселенские проблемы.

– Умеешь ты девушек убалтывать, – попробовал пошутить Влад, но понял, что не стоит этого делать. – Извини. Рассказывай дальше.

– А дальше все было очень плохо. Танька загремела в больничку, а мне пришлось вернуться к себе.

– И что с ней случилось? – удивился Влад.

– Несчастный случай. Все так странно вышло… Где-то часов в десять вечера мы с ней чай на кухне пили, когда все это началось… Вдруг мигнул и погас свет во всей квартире. Таня сказала, что пробки выбило – это у них случается, взяла фонарик и полезла в щиток на лестничной площадке. Ее током и долбануло. Аж заискрило что-то в щитке. Я скорую вызвал и в больницу с ней поехал. От туда к себе домой.

Половину ночи просидел с куском арматуры в руках (нашел возле дома. У нас там вторую неделю старые сараи разбирают). Думал, опять заявится – заряжу ей в лобешник и уже потом разберусь кто она такая есть на самом деле – призрак или человек. Ждал и боялся. Просидел часа два, наверное, а потом как-то вдруг успокоился, расслабился…

– Уснул?

– Да. А она пришла и сразу на меня бросилась. Чуть не придушила, падла!

Саня потер шею рукой и судорожно сглотнул.

– Не ожидал от нее такой силищи. Руки ледяные, жесткие как ветки дерева… Глаза пустые, мертвые, но в тоже время злые. И пахнет от нее так плохо… Смертью, наверное… И тогда я понял, что следующий ее визит уже не переживу. Не знаю, что делать, у кого помощи просить. У психиатра? У церкви?, – Саня грустно усмехнулся. – Представляешь картину – "Здравствуйте, у меня проблема! Ко мне регулярно одна знакомая покойница захаживает. Не подскажите, что делать? Что в этом сезоне актуально? Осиновые колы или чеснок? А может в моем случае лучше пульки серебряные подойдут?"

Саня резко замолчал. Взгляд его, так ярко горевший отчаянием и страхом, вдруг как-то сразу угас, затянувшись поволокой непомерной усталости. Стало ясно, что парень уже на грани своих возможностей. Еще немного и его просто-напросто вырубит.

Влад вздохнул, достал из грудного кармана куртки смартфон и глянул на экран. Без четверти восемь. Детское время.

– Насчет психиатра – пока точно нет. Они тебя, вероятнее всего, сразу в дом скорби определят. До выяснения причин расстройства и установки диагноза. Насчет церкви – не знаю. Думаю, они автоматически перенаправят тебя все по тому же адресу. Так что… Выход один – собираемся и двигаем ко мне. Попробуешь, для начала, выспаться. И поесть. Наверняка ты жутко голодный. Давно последний раз ел? Кроме своих чудо таблеток.

– Не помню, – честно признался Саня. – А к тебе как? Удобно?

– А чего неудобного? Со своей мамзелью я уже год как в разводе. Живу один. Если ты о безопасности беспокоишься, то не переживай. В электрощиток я не полезу. Да и проблем с проводкой у нас в доме вроде нет. К тому же, сейчас у меня сезонное затишье на работе и, следовательно, я смогу тебе немного времени уделить. Покараулю одну-то ночь. А там решим – что да как. Может и найдем с тобой всему случившемуся разумное объяснение…

2.

Влад жил в старой хрущевской пятиэтажке семидесятых годов постройки. Дом стоял на улице Свердлова и имел номер тринадцать. Улица прилегала к промзоне городской ТЭЦ и четко подходила под описание "домик вроде неплохой, но райончик – так себе." Тем не менее, на улице было чисто, много зелени, а асфальтовое покрытие регулярно приводилось в порядок ямочным ремонтом. Управляющая компания, обслуживающая этот район и данный дом в частности, ела свой хлеб с маслом не даром. Что редкость в наши времена, особенно в подобных, периферийных местах. Квартира была двухкомнатная и досталась Владу в наследство от бабушки почти четыре года назад. После длительного, не дешевого ремонта, она приобрела вполне пристойный, современный вид. Когда Влад закончил с ремонтом, он привел в дом хозяйку.

Иришка была младше его почти на три года и в тот момент заканчивала педагогический университет. Она имела на их совместную жизнь грандиозные, далеко идущие планы, которым, впрочем, так и не суждено было сбыться. По вине Влада, конечно же. Не та работа, не та зарплата. Совсем разные, как оказалось, интересы.

"Мы с тобой совершенно друг другу не подходим!", – заявила молодая жена, собрала вещи, сделала ручкой и укатила куда-то в закат.

Возможно, стоило как-то попытаться сохранить брак, лишний раз поговорить, обсудить все. Ведь было же в их отношениях что-то теплое и светлое, что когда-то свело их вместе? Но обида, помноженная на гордость и слепая вера в собственную правоту сделали свое дело. Раскидали их друг от друга по разные стороны жизни.

Влад припарковал свой не новый, но все еще в хорошем состоянии "дастер" на стоянку возле подъезда и аккуратно толкнул в плечо заснувшего по дороге брата. Саня чуть не подпрыгнул от страха. Быстро натянул свои очки и стал оглядываться по сторонам, смешно хлопая глазами.

– Приехали, дружище, конечная станция. Прошу на выход.

– Приехали? – Саня зевнул. – Я уснул?

– Да. И страшного ничего не произошло. Давай, выходим.

Они поднялись на этаж, Влад открыл ключом дверь, зажег свет в прихожей.

– А ничего у тебя так стало. Симпатичненько, – прокомментировал Саня, проходя в квартиру.

Через двадцать минут, насильно накормив брата яичницей и бутербродами, Влад отправил его спать на диван, а сам засел за ноутбук, искать на просторах интернета ответы на далеко не простые вопросы. Достаточно скоро стало понятно, что решение проблемы пользователи всемирной паутины предлагают осуществить двумя путями – обратиться к экстрасенсам или (что реже) в церковь. Официальные представители РПЦ настоятельно советали посетить ближайший храм и, в первую очередь, поставить свечи. Себе за здравие, а усопшим – за упокой. Затем, отстоять службу, получить причастие, предварительно покаившись во всех своих грехах. Ну и так далее и тому подобное. Все, в принципе понятно и, наверное, целесообразно. Вот только где гарантии, что это хоть как-то поможет уберечься от нападения чудовища.

По поводу экстрасенсов и прочих служителей оккультных наук. Проблема, с их слов, была непростой и даже смертельно опасной! Однако, вполне решаемой. Стоимость услуги по изгнанию и даже убийству потусторонней сущности у всевозможных интернетных ведьм и колдунов слегка разнилась. Все зависило от опыта и силы борца с нечистью, плюс необходимое для положительного результата количество сеансов и эксклюзивность используемого при обряде инвентаря. Короче говоря, у всех по-разному, но у всех дорого. "По тарифной сетке, плюс возможность специальных весенних скидок".

Являвшаяся Александру Анна больше всего подходила по описаниям к двум категориям нежити – неупокоенный дух, он же Мытарь или, что гораздо сложнее и опаснее, – Упырь. Если верить старинным преданиям, вся эта мифическая дрянь должна была бояться крестного знамения, освященного нательного крестика, запаха ладана, молитвы, народных заговоров, металлических колющих и режущих предметов, пения петуха и тому подобной атрибутики. Все это было давно известно не только благодаря мировой литературе и кинематографу, но и вполне официальным (ну по крайней мере там так было написано) документам, отражающих реальную борьбу человека с нечистой силой.

Влад прикрыл крышку ноутбука, встал из-за стола и пошел на кухню делать себе кофе. По дороге заглянул в соседнюю комнату. Свет там, по просьбе Сашки, он оставил гореть.

Брат спал, отвернувшись к стене и чуть ли не с головой укутавшись теплым пледом.

"Пусть уж лучше нервный срыв с галлюцинациями. Это хотя бы лечится", – подумал Влад и невольно поежился, представив себе на секунду, что все рассказанное товарищем есть правда и где-то там, в ночи, бродит и ищет свою жертву девушка покойница.

Влад, так уж сложилось, имел достаточно широкие взгляды на жизнь. Придерживаясь нейтралитета по поводу религии, он, тем не менее, вполне допускал существование так называемой загробной жизни. Как-то не хотелось мириться с тем, что человек, отдельно взятый индивидуум, проделав столь непростой, длительный по времени путь, столько всему за этот путь освоивший, вдруг полностью прекращает свое существование. Становится лишь прахом. Влад был уверен, что мир, в котором они живут, далеко не так прост, как многим кажется и, уж точно, верования значительного большинства народонаселения планеты в те или иные религиозные постулаты, должны иметь под собой какую-то реальную основу. С другой стороны, что бы сталось с человечеством, если бы за ним не продолжали присматривать? Не создавать искуственно баланс и равновесие между добром и злом. Возможно, мир давно бы рухнул или погрузился в хаос. Ведь, несмотря на бурное развитие науки и техники, люди до сих пор сильно смахивают на неразумных детей, которые хорошо научились лишь все портить вокруг себя и ломать.

 

Если предположить, что скоропостижно умершая и затем вдруг восставшая из могилы девушка Анна существует на самом деле, что она материальна, а не плод больного воображения Сашки, тогда остро встает вопрос – что нужно предпринять, чтобы спасти брата. Синяки на его шее однозначно говорят о силе нападавшего, его явном стремлении убить. Не напугать до полусмерти, не помучить, а убить. По утверждению интернетных "специалистов", летальный исход для жертвы Упыря – совсем не редкая ситуация. И со слов все тех же колдунов и экстрасенсов неминуемая, если не принимать никаких защитных мер!

Кстати, а как определить кто из этой многочисленной братии ведьм и ведьмаков на самом деле способен помочь? То, что среди них полно жуликов, банально наживающихся на доверчивых гражданах, Влад не сомневался. Все эти "битвы колдунов", так популярные на некоторых телеканалах, давно дискредитировали подобных специалистов. Как говорила одна известная советская актриса – "Ну вот не верю я вам. Не верю!".

За всеми этими размышлениями кофе чуть не убежал из турки и Влад негромко чертыхнулся, выключая конфорку. И в этот момент его слух уловил едва слышное шипение. Приглушенное и еле различимое. Сомнений не возникло – оно донеслось откуда-то из комнаты…

В прихожей что-то щелкнуло, свет на кухне мигнул, сделавшись чуть ярче и через мгновение погас. Квартира полностью погрузилась во мрак. Причем, как тут же заметил Влад, отключился и уличный фонарь, который сам по себе неплохо освещал кухню и одну из комнат. Именно ту, где сейчас спал Саня и откуда, скорее всего, и доносился этот странный звук.

– Вот вам и здрасьте! – пробормотал Влад и почувствовал как липкий страх быстро наполняет сознание, как слабеют в коленях ноги и как сердце в груди наращивает темп ударов.

Парень несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул, нащупал одной рукой нож на столе, второй смартфон в кармане. Включив фонарик, Влад подавил растущую внутри панику, силой заставил себя пойти в комнату.

– Что так страшно-то? – пробормотал парень.

Остановившись на пороге, он прислушался к собственным ощущениям, достаточно неприятным и совершенно для него незнакомым. Что-то темное и мерзкое медленно ворочалось где-то внутри. Наверное, это и есть, так называемый, первобытный страх. Записанный где-то в подкорке, на уровне генетической памяти ужас подстерегающей в ночной тьме смертельной опасности.

Из комнаты вновь раздалось злое шипение, уже более отчетливое и громкое и последовавший за ним надсадный, захлебывающийся хрип Сани.

Влад ворвался в комнату и то, что он там увидел, в ярком свете фонаря смартфона, повергло его в настоящий шок.

Над диваном, почти в горизонтальном положении, висело хрупкое тело девушки в старом, измазанном в земле сарафане. Она, вцепившись руками в шею, душила извивающегося на диване брата и что-то весьма агрессивно шипела ему прямо в лицо. Задранные в воздух босые, мертвенно белые ноги со следами серой плесени и грязи мелко дрожали от напряжения. Тело источало смрадный запах тлена и сырости. Оно просто-таки смердело могилой.

– Ты что творишь, зараза?! – выдохнул Влад и понял насколько глупо это звучит.

Ужас происходящего свел мыслительный процесс вместе со словарным запасом к самым минимальным показателям.

– А ну збрызнула из моей квартиры, нахрен!!!

Существо, некогда бывшее симпатичной девушкой Анной, резко обернулось. Причем, ей удалось это проделать только головой, не прибегая к помощи других частей тела, под неестественным для нормального человека углом.

Влад увидел ее лицо – белое, худое, с заострившимися скулами и с абсолютно черными, немигающими глазами. И с огромной пастью, в которой хищно блестели два ряда длинных, похожих на иглы зубов.

– Кто-о-о?!!– прохрипела покойница.

Она отлипла от жертвы и медленно приняла вертикальное положение, одновременно развернувшись к Владу уже всем телом.

Парень краем глаза заметил следы крови на белых с большими черными когтями пальцах существа.

Когда ее ноги коснулись пола, тварь сделала решительный шаг навстречу Владу.

– Кто ты-ы?!.– Анна подняла свои руки на уровень лица и, растопырив пальцы, сделала еще один шаг.

Влад словно окаменел. Он глядел в глаза Упырицы, понимал что находится в смертельной опасности, но ничего не мог с собой поделать. Тело не слушалось, в голове стоял какой-то противный шум, словно в ней много очень мелких визгливых женщин били фарфоровую посуду…

Еще шаг…

Тварь склонила голову на бок, а ее темные, почти черные губы расползались в злорадной ухмылке…

"Сейчас она меня порвет на ленточки!.." – мелькнуло в голове Влада.

Когти почти коснулись его лица, когда тварь вдруг дернулась и резко убрала свои руки. Влад увидел на ее лице растерянность, удивление и самый настоящий испуг.

Упырица прищурила глаза, провела языком себе по губам и что-то тихо, неразборчиво зашептала. Затем голова ее мелко затряслась, глаза закатились, скрыв под веками кровавый блеск зрачков и Анна взмыла под потолок. Там она быстро вернулась в горизонтальное положение. Ее тело вдруг потускнело, утратило четкость, став полупрозрачным и на вид совсем невесомым. В следующее мгновение оно плавно, словно сгусток дыма вылетело через небольшую щель приоткрытого на микро проветривание окна.

Прошло несколько секунд. Где-то в прихожей негромко щелкнуло и в комнате, а также и во всей квартире зажегся свет. Фонарь на улице моргнул и тоже включился.

– Ну ни хрена себе! – только и смог выговорить Влад.

Он посмотрел на лежащего на диване брата, лицо и шея которого были в крови. Но, судя по всему, он был жив. Хоть и без сознания.

Влад перевел взгляд ниже, на свои руки. Левая рука, державшая телефон с все еще включенным фонариком мелко дрожала. Зажатый в правой руке нож пальцы сжимали так сильно, что побелели костяшки.

"…Нечисть боится металла, колющих и режущих предметов!.." – вспомнил прочитанный недавно материал Влад.

Саня пришел в себя минут через двадцать, когда Влад уже всерьез подумывал вызвать "неотложку". Новые раны и синяки на скулах и на шее выглядели, конечно, ужасно, но жизни не угрожали. Самое страшное, что могло произойти с братом, избежать удалось. В самый последний момент…

В домашней аптечке были найдены перекись водорода, йод, лейкопластырь. С обработкой ран друзья справились быстро. Влад остался доволен. Единственное, что вызывало у него беспокойство – это душевное состояние брата. Тот все никак не мог прийти в себя, часто вздрагивал и затравленно озирался. В его широко открытых глазах, казалось навечно поселились страх и отчаяние.

Влад попытался хоть как то отвлечь товарища, но ничего не вышло и пришлось пойти на хитрость – под видом обезболивающего дать выпить тому пару таблеток снотворного.

Саню накрыло минут через пять и он, отвернувшись к стене, неспокойно, но крепко уснул.

Влад же просидел с ноутбуком до самого утра, пытаясь хоть как-то разобраться в произошедшем. Он открывал и листал пестрящие рекламой страницы, все глубже погружаясь в мир любителей эзотерики. И чем больше он читал, тем яснее ему становилось – никто и ничем им в сложившейся ситуации помочь не сможет. Абсолютное большинство сайтов было откровенным, бесполезным мусором, часто содержащим совершенно одинаковые, перепечатанные из других источников статьи. Писанные под копирку, ничего не гарантирующие советы и обещания. Странные, ничем не подкрепленные кроме непонятных, заумных слов ритуалы и обряды. Красивая, блестючая обертка для простаков и невежд, созданная с единственной целью – выманить деньги. Любым способом и в как можно больших количествах.

Те же ресурсы, что хоть немного вызывали доверие, честно предупреждали – неординарные, опасные случаи это дорого и без каких-либо гарантий…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27 
Рейтинг@Mail.ru