За гранью реальности. Объятия смерти

Сергей Александрович Кочнев
За гранью реальности. Объятия смерти

6.

– Ну слава Богу, ты объявился! – в голосе Дениса прямо через край плеснуло радостным возбуждением. – Мы уже не знали с какими собаками тебя искать. Пропал, словно сгинул. Не привета не ответа. Ты хоть в порядке?

– Я в порядке, – почти не соврал Влад. – А что за спешка, Денисыч? Случилось что?

– Случилось, Влад. Но это не телефонный разговор. Надо бы встретиться. Ты сейчас где?

– Еду. Домой. Мотался весь день по делам. Говори куда, я подъеду.

– А ты от своего дома далеко?

– Пять минут.

– Давай я к тебе лучше подскачу. Не затруднит?

– Конечно нет. Жду.

Влад отключил связь и тут же вспомнил, что живет он теперь не один, а с соседом. Реакцию Дениса на настоящего домового представить было весьма непросто. Не верил тот ни во что. Категорически. Ни в Бога, ни в черта, ни в летающие тарелки. Этакий скептик до мозга костей. Так что придется Бесси куда-нибудь заныкаться на время. Чтобы не нервировать гостя.

В квартире было пусто и было чисто. Пахло свежестью и намытыми полами. Влад обошел все комнаты, потом позвал домового по имени. В ответ тишина.

– Ну может оно и к лучшему. Главное, чтобы не объявился в неподходящий момент.

Он задумался на минуту, потом громко и отчетливо произнес:

– Ко мне сейчас товарищ должен зайти. У меня к тебе просьба, Бесся, не показывайся ему, пожалуйста. Он человек хороший, вот только не верит в ваше существование, а потому станет нервничать, если поймет, что ошибался. Так что, Бесся, посиди пока у себя. Не знаю, куда ты там уходишь…

Денис пришел через десять минут. Дружески облапил и чуть сильнее, чем обычно сдавил в своих медвежьих объятиях, видимо тем самым демонстрируя свою обиду. Сели на кухне, предварительно поставив чайник на плиту.

– На нас уроды одни наехали. Открытым текстом дали понять, что хотят забрать наш бизнес себе и ради этого ни перед чем не остановятся, – сразу вывалил все плохие новости на товарища Денис.

Влад нахмурился. Не было печали, как говорится. Своих забот полон рот, а тут еще и эта напасть.

– Все по серьезному? – спросил он.

– Похоже да, – вздохнул Денис. – Я по своим знакомым поспрашивал – нами заинтересовалась некая фирма "Скала". Основной вид деятельности у нее поглощение фирм и предприятий, рейдерские захваты. Работают жестко, иногда на грани фола. Имеют хорошее прикрытие у кого-то из силовиков, ну и в администрацию города эти господа бандиты также вхожи. Все, к кому я обратился за помощью лишь руками развели, откровенно не желая с этими уродами связываться. Посоветовали нанять юристов грамотных, но, сам понимаешь, тут еще и дороже может выйти. Одним словом, я совершенно не представляю, что нам делать и как лучше поступить.

Повисла тишина. Долгая и, в некотором роде, деструктивная, которую нарушить смог только свисток чайника. Влад быстро выставил на стол все необходимое, разлил по бокалам кипяток.

– Сумму откупа озвучили? – поинтересовался Влад.

– Да. Дешевле все просто бросить к чертовой бабушке!

– А на что давят? Конкретные угрозы какие?

– В основном по аренде помещения. Там долговые обязательства были. Из-за эпидемии у нас простой вышел, как ты помнишь. Чтобы выплатить рабочим договорились об отсрочке арендной платы. Вот они и подсуетились. И не надо было кредит брать, да кто ж знал!

– Ясно. Еще что-то?

– Ну-у, – Денис замялся. – Пара надуманных заявлений в суд о нарушениях производителем норм и правил от так называемых пострадавших потребителей. А на сладкое – шантаж, с угрозами расправы. В том числе и над родными и близкими. Все как они любят.

– Сволочи! – сделал вывод Влад.

Денис кивнул, соглашаясь. Он отпил из бокала и поморщился.

– Слушай, а у тебя сахар есть в доме?

– Был.

Влад заглянул в шкафчик, где еще утром стояли и на половину полная сахарница и целый килограммовый пакет, купленный не так давно в магазине. Сейчас же ничего этого не было и в помине.

– Куда я его засунул?!, – проворчал парень, хлопая дверцами.

– Ладно, забей. Ты мне лучше расскажи, что у тебя здесь за праздник вчера был? Соседка снизу жаловалась, что чуть ли не всю ночь отплясывали. С девицами какими-то. Хотя сейчас и не скажешь. Чисто как в казарме перед генеральской проверкой.

– Товарища одного встретил. Школьного. Вот и расслабились чутка, – признался Влад.

Он продолжал безуспешные поиски и заглянул уже практически повсюду, даже в холодильник.

– Похоже, у меня в квартире крыса завелась! – громко и со злостью сказал он. – Здоровая такая и жадная крыса!

– Почему крыса? – не понял Денис. – Может мыши? В таких старых домах это частое явление.

– Мыши столько не упрут! – уверено заявил Влад. – Ладно, заведу кота или крысоловку куплю и поставлю!

Он с раздражением захлопнув дверцу шкафа, вернулся за стол.

– Как жена, как Ванька? – полностью успокоившись, спросил парень.

– Спасибо, все хорошо.

– Маша? Она наверняка в курсе образовавшейся проблемы?

– В курсе. Боится, конечно! Но старается не показывать этого. Держится. Молодцом девка. Она поначалу даже в прокуратуру бросилась заявление писать. Правда ей там быстро все объяснили… Помогли расставить приоритеты…

Денис помолчал немного, потом спросил:

– Так где ты пропадал эти несколько дней? Мы с Манькой не знали, что и подумать. Даже маму твою найти пытались, чтобы о тебе выяснить. Кстати, оставил бы ты нам ее координаты, а еще лучше познакомил.

Владу очень хотелось поделиться со старшим товарищем всем, что с ним случилось за последнее время. Возможно попросить совета. Это же так приятно бывает поделиться собственными проблемами. Но…

– Прокатился с братом Сашкой до одной глухой деревеньки. У него там дела внезапно образовались. Небольшие проблемы личного характера.

– И как?

Денис немного знал Саню – несколько раз виделись и по работе над сайтом фирмы пару раз пересекались.

– Да в принципе никак. Он пока там остался, так что… Так что, теперь я освободился и давай с тобой думать о проблемах насущных. О нашем, так сказать, совместном геморрое.

На лицо Дениса вернулась глубокая серая тень.

– Всю думалку уже сломал, если честно. Похоже хана нашему с тобой предприятию! При всем нашем оптимизме я думаю, что дальше будет только хуже. Единственное, что приходит в голову, так это попытаться хоть что-то вытащить из пылающего дома.

– Предлагаешь спалить все к чертям? – усмехнулся Влад. – Чтоб не себе не людям? Точнее, чтобы сволочам этим ничего не досталось?

– Думал. Но мы даже не застрахованы. К тому же, соседи наши. Они чем виноваты? А если начнет гореть – никому мало не покажется!

– Изъять оборудование? По-тихому?

– Ну да, – Денис горько вздохнул. – Только и наши оппоненты ни пальцем деланы. Уже выставили собственную охрану. Ну, скорее наблюдателей. Так что просто так вывезти оборудование не получится. Не позволят, суки!

– Плохо.

– И я о том же.

На пару минут опять повисла тишина. Оба думали. Наконец, Влад заговорил:

– А если попробовать такой вариант, Денисыч. Ты официально продаешь мне свою часть предприятия, переоформляем документы, ставим на очередь в Росреестр и тянем время. По максимуму.

– А как с людьми быть? Да и сами что кушать станем? Нам эти упыри работать не дадут. Это точно. Да и страшно мне, Влад. За жену с сыном, за Машку. Да и ты, прости за дебильный юмор, не пожил совсем. А люди эти настоящие уроды…

– Схлестнулся с ними? – догадался Влад.

Денис кивнул.

– Вломили мне профессионально и качественно. Я даже зацепить не успел никого. Как пацана зеленого сделали, блин!

– Не грусти, Денисыч, – попробовал подбодрить друга Влад. – Их же больше было, да и свезло им, наверняка. Будет еще и на нашей улице праздник и везуха! Например – заранее запланированный проезд президента.

Мужчина улыбнулся. Ему стало как-то полегче, а на душе, пусть и ненадолго, посветлело. Вдруг на какое-то время даже показалось, что все у них непременно наладится.

7.

Артур Маратович разлил коньяк по бокалам, достал из шкафчика блюдце с нарезанным лимоном и глубокую тарелку с крекером. Выставил все это на стол и сел в свое комфортное кожаное кресло, с высокой спинкой, специальной поддержкой для поясницы и очень удобными подлокотниками.

– Вот скажи мне, Миша, как давно мы с тобой и с нашими женщинами выбирались куда-нибудь на природу? Чтобы никакой обслуги, а все сами, своими руками? И костерок и шашлык и чтоб женщины салатик быстренько нарезали на маленьком переносном столике?

– Давно, Артур, очень давно. Летом две тысячи третьего. На Ветлуге, когда на несколько дней свалили из города. Отдохнуть на природе, а заодно и неприятности пересидеть. Мы тогда как раз с автозаводскими схлестнулись…

– Да-а, помню, – губы мужчины тронула легкая улыбка. – Молодые мы тогда были, бестолковые. Амбиций и желаний через край!

– Тем не менее, в отличии от автозаводских, мы живы, – лаконично заявил начальник службы безопасности.

Он взял в руки снифтер, покачал в нем коньяк, понюхал и сделал глоток. При этом его лицо оставалось все такое же безучастное и равнодушное. Словно выпил он не один из самых дорогих на отечественном рынке напитков, а обычный чай. Впрочем, Артур Маратович знал – мало что в этой жизни может заставить показать яркие эмоции Михаила Семеновича.

– Мы почти закончили с "Рубином", – глотнув коньяка и закусив лимоном, сказал Загидулин. – Стервятники завтра уже начнут работать. Так что можно снимать наблюдение с фигуранта.

– Не рано? Уж больно нервный типчик попался. За огнестрел хватался, паскудник. Ладно ребятки вовремя сориентироваться успели.

Безопасник одним большим глотком допил коньяк, обтер ладонью свои густые пшеничного цвета усы и потянул из кармана сигаретную пачку. Но на пол пути остановился. Шеф бросил сию пагубную привычку почти пять лет назад и с тех пор на дух не переносил сигаретный дым. Семеныч же оставался заядлым курильщиком и бросать даже не пытался. Отшучивался фразами: "что он скорее нож под лопатку словит, чем рак легких заработает" и "глупо думать о здоровье, когда его никогда особо и не было".

 

– Дыми, – махнул рукой Артур и лишь указал на шкафчик-секретер.

Семеныч благодарно кивнул, встал и принес пепельницу. Закурил.

– Что у нас по фигуранту из крайней фирмочки? Тот, что элитную мебель в складском комплексе шлепает? – спросил Загидулин, наливая еще коньяк из пузатой литровой бутылки.

Семеныч некоторое время молча курил, словно и не слышал вопроса. Артур Маратович вдруг понял причину этого – того явно что-то сильно беспокоило. Странно это было и немного неожиданно. Но шеф его не торопил, попивая благородный напиток и щурясь от дыма. Но без раздражения. Сейчас, этим поздним вечером ему было на удивление спокойно и комфортно. Тяжелый день позади, все, что он планировал на сегодня, он выполнил. К тому же на завтра никаких особых дел не намечалось. Так что завтра у него, можно считать почти что выходной.

– С этим пацанчиком, на которого ты мне указал, все очень непонятно, – наконец заговорил Семеныч. – Спецы у меня укатили в командировку, как ты знаешь, и я привлек наших запасных игроков. Они целый день по нему работали, но результата получили ноль. Лишь очень противоречивые сведения и конкретно настораживающие непонятки.

– А подробнее? – заинтересовался Артур.

Семеныч раздавил окурок в пепельнице, встал и отнес ее в мойку.

– Я решил сразу купировать вероятность проблем от фигуранта и отправил ребят к нему на квартиру. К делу подключил нашего гуру по взлому и проникновению Гнома. Они должны были оставить в квартире подарок нашему пацану. В случае возникновения с ним каких-либо проблем, отдел по борьбе с наркотиками получил бы анонимный звонок от неравнодушных жителей. Парень мигом бы присел в кутузку, не успев даже нормально испугаться.

Артур кивнул, явно одобряя подобный подход к делу.

– Но, – продолжил безопасник и в его голосе седоволосый почувствовал раздражение. – Гном, по непонятным причинам конкретно лажанулся. Он не смог открыть простейшую на вид, да и на ощупь входную дверь нашего подопечного.

– В смысле? – Загидулин знал Гнома, знал, как тот работает и плохо представлял себе куда тот не сможет залезть, если захочет. Единственный фактор, который мог ему помешать это недостаточное количество времени.

– В прямом. Наш бородатый медвежатник ковырял китайский замок минут десять и в результате сломал одну из своих отмычек. Его эта дверь так выбесила, что он чуть зубами потом не скрипел у меня в кабинете. Внятно объяснить, почему же у него ничего не вышло он так и не смог.

– Интересно девки пляшут, – задумчиво произнес Артур и, сделав глоток коньяка кивнул, чтобы безопасник продолжал.

– Ребята остались приглядывать за квартирой. Они конечно не настолько профи, но тем не менее. Грамотные и со зрением вроде все у них в порядке. Однако… В шестнадцать пятьдесят пять клиент вышел из своего подъезда, чем не мало удивил моих орлов, ведь те ждали его совсем с другой стороны. Они сели ему на хвост и довели до адреса. Многоэтажка в Ленинском районе, куда парень к кому-то заскочил на пятнадцать минут. Дальше он уже ждал в своей машине, когда к дому выйдет какой-то перец, по виду и по манерам типичный уголовник. Из доклада всех членов обеих групп, обсосок, при встрече с нашим пацаном сразу бросился бежать. Дальше, со слов наблюдателей, фигурант мгновенно переместился на расстояние не менее двадцати метров и одним ударом свалил уголовника в жесткий нокаут. После спеленал его и пинками засунул в свою машину.

– Ну и в чем проблема? – не понял Артур. – Нам то что до их разборок?

– Мои пацаны использовали в своем рассказе не только выражение "мгновенно переместился". Они еще говорили "он телепортировался из точки А в точку Б"!

– В смысле?

– Не знаю, – признался Семеныч. – Все пятеро видели и клянутся, что парень просто пропал с того места где находился и в ту же секунду появился в другом, метрах в двадцати. Как и чем он ударил они тоже не заметили.

На какое-то время в кабинете повисла тишина.

– Как-то все это… странно, – наконец изрек Артур Маратович. – Допустим, что-то там произошло и твои бойцы видели то, что видели. Дальше то что?

Семеныч почувствовал, что шеф начинает злиться. Однако продолжил доклад все тем же пресным тоном.

– Парень отвез своего пленника на какой-то адрес. Там пробыл несколько минут и уехал уже один. Наши разделились. Один экипаж продолжил слежку. Из второй машины решили проверить что и как там с пленником. Короче говоря, они быстро вычислили квартиру и свободно в нее вошли. Там они и обнаружили труп того уголовника.

– Вот те поворот! – чуть не подавился коньяком Загидулин. – Наш пацан, оказывается мокрушник! Так это еще лучше, чем наркота! Сдать его полиции, помочь найти свидетелей, записи предоставить с видеорегистратора, в конце-то концов. И пусть дальше роют и крутят его как хотят. Парень присядет на достаточное количество времени.

– Так-то бы да, – безопасник замялся. – Только там, с этим трупом тоже не все так просто. Точнее и вовсе – дело швах!

Густые и, в отличии от всей остальной седой шевелюры абсолютно черные брови Артура медленно поползли вверх.

– Что не так с трупом? Он воскрес и свалил в неизвестном направлении? Или набросился на твоих бойцов и чутка их погрыз?

– Не то и не другое. Он просто в один прекрасный момент взял и рассыпался в прах. Гоша утверждает, что произошло это прямо у них на глазах. Тело почернело, скукуежилось и за несколько секунд превратилось в мелкий, черный песок. В горсть земли, а точнее пепла. Вместе с одеждой…

– Да ну нафиг! Этот твой Гоша не наркоман, случаем?

– Исключено, – твердо сказал Семеныч. – Хотя, после всего этого я отправил обоих бойцов к специалисту. Завтра он их обследует и сообщит результаты. Подозрение на нервный срыв или психоз. Но мне кажется они в порядке.

Мужчины помолчали.

– А есть такие средства, с помощью которых можно вот так утилизировать труп? Ну, скажем у каких-то спецслужб? – спросил Артур.

– Наверное есть. Но точно не настолько быстро. И не настолько качественно. Все равно всегда остаются фрагменты – кости, зубы, какие-то металлические предметы. Ну если только это не крематорий.

Семеныч достал из своей сумки смартфон, покопался в нем и показал шефу экран с картинкой. Фотографию, где на мерзком, грязном диване были видны человеческий контур, грязный отпечаток и горстка черного пепла в его центре.

– У ребят хватило ума сфотографировать и представить в виде доказательств, – прокомментировал безопасник.

– И это все, что осталось от того гопника? – Загидулин был поражен. – Это же в литровую банку уберется, если туда ссыпать! Как вообще такое возможно?

Семеныч на этот вопрос лишь пожал плечами.

– Дальше-то что?

– Фигуранта в конечном итоге довели до дома, куда через некоторое время заявился его компаньон. Они общались около получаса, после чего гость уехал. В данный момент ребята бдят за хатой, но лезть к нему домой или предпринимать какие-либо другие действия против него не станут. Я также считаю, что надо сначала лучше проанализировать ситуацию, понять, что же такое видели мои парни и насколько, в реальности опасен наш пациент. Не хотелось бы, чтобы он кого-нибудь из наших… также в пепел превратил. Коперфильд, блин, недоделанный!

Помолчали. Загидулин допил очередную порцию, хотя и чувствовал, что на сегодня ему уже хватит. Не то у него положение, чтобы позволять себе расслабляться настолько сильно.

– Я тебя услышал, Миша, – наконец произнес он. – И я с тобой согласен – надо присмотреться внимательнее и попытаться разобраться в сложившейся ситуации. Фокусника держим под присмотром и близко к нему пока не лезем. Для работы привлеки тех, кто этим профессионально занимается. Как появится что-то новое, сообщай сразу мне. А завтра и наши основные силы подтянутся. Тогда и будем думать за окончательное решение.

8.

На город опустилась ночь. Большая часть улиц и дворов были неплохо освещены, но и темных, скрытых от людских глаз густым мраком мест оставалось предостаточно. Вполне хватало, чтобы свободно перемещаться практически по любой улице ночного города.

Скрыт замер, распластавшись по шершавой кирпичной стене, осторожно и неторопливо прислушиваясь и принюхиваясь. Плоский, перепончатый нос беззвучно втягивал в себя воздух. Большие заостренные к верху уши чуть подрагивая, двигались на сто восемьдесят градусов, часто замирая в определенном положение. Крупные, навыкате абсолютно черные глаза с мелкими красными прожилками внимательно изучали провал окна подвала, прекрасно различая мельчайшие детали и даже паутину в дальнем углу. Все тихо, все спокойно. Кроме мелкой и средней живности никого.

Скрыт скользнул вперед, к соседнему дому, быстро передвигаясь по самой кромке света и темноты. Мягко и совершенно бесшумно нырнул в подвальное окно. Большой рыжий кот, сидевший на укутанной в теплоизоляцию трубе беспокойно дернулся, почувствовав опасность. Через секунду подскочил как ошпаренный и, выгнув спину, зашипел. Затем рванул в сторону и со всей возможной скоростью выскочил из подвала.

Каменный дом был большой, старый и пыльный. В нем было много лазеек. Как видимых, так и почти незаметных. Повсюду в стенах были широкие трещины, сколы и пустоты. Скрыт очень быстро обследовал весь подвал и вскоре нашел нужную щель. Вжавшись в стену, втянул туда свое тело и, сноровисто изгибаясь, достаточно проворно пополз вверх.

Надо было подниматься выше, но попавшаяся на его пути стороннее жилище притягивала как магнит. Скрыт не смог пройти мимо и не заглянуть. Понимал, что если узнает хозяин, то сильно разгневается. Однако, оттуда так заманчиво и так аппетитно пахло. Болезнью, страданиями и, возможно, даже скорой смертью.

Это была старая женщина. Одинокая, беспомощная. Она лежала на кровати в темной комнате и, ничего не видя, смотрела в потолок, где лениво двигались размытые тени, попадавшие через не занавешенное окно с улицы. У нее был жар, а сухое дыхание порождало громкое сипение и хрипы.

Скрыт отделился от стены, мягко скользнул в комнату и замер возле самой кровати. Напряг свое гибкое тело, быстро вытягиваясь вверх. Там, с нужной высоты уставился на больную.

О, да! Он отчетливо видел черную, лениво шевелящуюся массу в области груди женщины. Мерзкая клякса, которая быстро росла, пуская тонкие, извилистые отростки по всему телу больной. Скоро, очень скоро они доберутся и до главных, жизненно важных органов человека! И тогда… Скрыт хищно облизнулся. Длинный, раздвоенный как у змеи язык свис до подбородка и мелко, словно в нетерпеливом предвкушении завибрировал. Трехпалая рука потянулась к жертве.

Но нет. Нельзя. Но как же хочется именно сейчас припасть к столь вкусному и питательному сосуду. Выпить залпом остаток жизни, насытиться болью и жаром предсмертной агонии. Увидеть, а затем и испробовать на вкус весь спектр страха умирающего человека.

Больная дернулась, зашарила глазами по комнате. Она что-то увидела, а скорее всего просто почувствовала чье-то присутствие.

– Коля?.. Коленька! – слабо позвала женщина кого-то.

Скрыт беззвучно зашипел и отстранился от кровати. Какое-то неясное, но тревожащее его движение обозначилось в изголовье больной. Но это ничего. Скрыт вернется позже. Теперь он знает где и, главное, когда он сможет забрать то, что ему хочется, что теперь по праву ему принадлежит!

И снова пыль и грязь. Осколки кирпича, какая-то бумажная и тряпичная труха. С писком разбегающиеся из своих гнезд мыши. Скрыт полз по стенам, полз внутри стен, с ловкостью змеи легко просачиваясь в самые узкие трещины и щели. Безошибочно находя дорогу к нужному месту, к человеку, на которого указал ему хозяин и которого он должен погубить. Именно так. Ведь достаточно одного укуса, чтобы жертва стала чахнуть. Сколько сможет продержаться тело, пока внутри у него начинает гнить душа? У всех по-разному. Кто-то держится и год, а кто-то, у кого, например, уже имеется своя червоточина, погибает гораздо быстрее.

Он поднимался все выше, и ему становилось все труднее. Он своей кожей чувствовал людей за тонкими каменными стенами дома. Их, во всех отношениях ненавистную и непонятную для него жизнь. Слепящий и яркий свет, который причинял ему физическую боль, заставлял злобно шипеть и торопиться.

Вскоре он уловил запах. Слабые нотки. Узнаваемые и долгожданные. Запах жертвы. Скрыт не без труда выдавил кирпичный осколок и смог втянуть свое тело в вентиляционный канал. Здесь уже было гораздо больше свободного места. А вот и хлюпкая решетка, через которую можно легко и быстро попасть внутрь. И сделать это можно прямо сейчас – в доме темно и тихо. Все именно так, как надо.

 

Видимо предвкушение кульминации и почти полная уверенность в собственных силах и, как следствие, в скорой победе, ослабили внимание Скрыта. Он не заметил, что его, оказывается ждут и вполне готовы к его появлению.

– Пожаловал, паскудник?!

Злобно блеснули маленькие глазки, мелькнула воинственно вздыбленная борода. А затем прямо в голову прилетела тяжелая и беспощадная дубинка домового.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37 
Рейтинг@Mail.ru