Тайна Пламенного короля

Карина Вальц
Тайна Пламенного короля

Глава 1. Алый закат

Небо. Какое же удивительное небо в Хёрсте! Нежных оттенков на рассвете, с яркими всполохами на закате. Закаты мне особенно нравились, я старалась их не пропускать. Когда нечем себя занять, это не такая уж и сложная задача. Кажется, за все время, проведенное у Адама дома, я пропустила не больше трех закатов. Интересно, какими они были? Жгуче-оранжевыми или малиновыми? Или цвета крови, как сегодняшний?

Море плескалось и пенилось у ног, вода тоже казалась красной.

Как это часто бывало, он подкрался бесшумно.

– Я знал, что найду тебя здесь, – сказал Адам, вставая рядом, но не слишком близко. Даже не поворачиваясь к нему я знала, что он тоже смотрит в сторону заходящего солнца. – Нам пора, Таната.

– Приглашаешь меня на ужин?

– Король мертв.

– Какой… – я быстро себя одернула, понимая, как глупо прозвучал бы этот вопрос. Не так уж много у нас королей. – Как давно он мертв?

– Все случилось как раз перед нашим разговором. В его покоях, он ушел туда отдыхать. Никто не побеспокоит его до утра.

– Кто убил его? Ведь он не сам умер.

– Не сам, – согласился Адам без особых эмоций. – Но кто это сделал и для меня вопрос. Я не видел и не вижу в будущем. Знаю только, что мы попадем во дворец, остальное размыто или совсем отсутствует.

На ум сразу пришел Алекс. Как я не ощущала его эмоций, Олли не мог на него воздействовать, так же Адам не видел его будущего. И его в будущем. Алекс для всех был загадкой, чем-то непостижимым. А еще он был мне братом. В Хёрсте у меня было достаточно времени, чтобы свыкнуться с этой мыслью, научиться звать Алекса братом. Глядя на все эти бесконечные закаты, я раз за разом прогоняла в мыслях воспоминания о прошлом, все вопросы Алекса, мои ответы. Его поступки, взгляды, невзначай брошенные фразы. Могла ли я догадаться раньше? Поначалу казалось, что да, еще как могла. Но правда в том, что о таком догадаться невозможно.

Оставалось только вспоминать и мысленно содрогаться.

Петля вокруг убийства короля затянулась вот так просто, ради поиска главного подозреваемого не понадобилось сделать и шага. Алекс – черный провал в видениях о будущем, он же допущен во дворец, максимально приближен к королю. Способен на убийство. Разумеется, я предвзята, да еще как… но как же складно все получалось.

– Разве мы можем показаться во дворце?

– На фоне грядущих событий наши семьи этому поспособствуют. А кто пойдет против Альмар? Или против Сифских. Или против… впрочем, потом ты все узнаешь.

По спине побежали противные мурашки. Все звучало слишком страшно. Смерть короля уже событие глобальное, но если к ней примешивается столько всего… моя семья никогда не питала любви к короне, эта история стара как мир и всем известна. Про семью Адама я успела узнать очень мало, хоть и жила в их замке все это время, но суть уловила – у них тоже богатая история взаимоотношений с короной. И наверняка немало скелетов в шкафах, раз Адам поспешил отослать всех родственников подальше, пока в его доме гости. Зачем он это сделал? По его словам, ради моего комфорта. Но я подозревала, что ради своего. А вот Ника всегда судила строже и утверждала, что Адам семейство никуда не отсылал, а попросту замуровал в одной из стен замка. Может, даже в своей комнате.

– Ника поедет с нами?

– Ника может делать все, что ей захочется.

– А у меня есть такое право?

Адам усмехнулся и тронул меня за плечо, вынуждая посмотреть ему в глаза. Прикосновение, как обычно, вышло коротким – Адам никогда не пытался продлить физический контакт. Его речи о любви речами и заканчивались, к моей великой радости. Наверное, я бы давно уже сбежала, начни Адам действовать или даже смотреть как-то иначе.

– Ты задаешь этот вопрос уже не в первый раз, Таната. Но я надеюсь, что после моего ответа мы раз и навсегда закроем эту тему. Ты вольна выбирать. И я всегда увижу, какой путь ты изберешь.

Увидит и вовремя подкорректирует, надо полагать. Как и в случае с его невероятной деликатностью, ведь мне отчаянно не верилось, что она возникла на пустом месте. Он видел мой возможный побег? Или как у него все бывает… он видел будущее и заранее прописал себе правильную линию поведения. Правильные слова, возможно, даже жесты. Все, чтобы я осталась рядом именно до этого момента. Из-за роли, которую я сыграю в будущем, или причина в моей семье. Вариантов много.

Я натянуто улыбнулась:

– Так когда мы выдвигаемся?

– Нет нужды спешить, новость должна долететь до всех. Завтра к вечеру переместимся во дворец, ты присоединишься к расследованию.

Да я уже все расследовала! Но с короной никогда не бывает просто, как и с Адамом. Наверное, он хочет, чтобы я нашла улики против Алекса и советника, и сделала это во дворце при свидетельстве достопочтенных граждан. Или демоны знают, что еще он там хочет. Сказать прямо не наша история, только полунамеки и тирады о совместном безоблачном будущем, словно только оно Адама и волнует. Остальное – лишь обязательные препятствия на пути к главной цели.

Звучало всегда убедительно, но я ему не верила.

Адам ушел, оставив меня в одиночестве. Как и всегда, он точно угадал, что это сейчас необходимость, мне надо подумать. И мне этого хотелось, правда, но ровно до момента, когда он ушел. Тогда меня накрыло другое желание: догнать Адама и накричать на него. Встряхнуть его как следует, потребовать… быть другим. И много-много других бредовых идей.

Но это тоже не наша история.

Король мертв. Фарам Пламенный, известная уже по факту рождения и такая далекая от меня фигура. Я видела его на многочисленных приемах, но по-настоящему никогда не знала. Даже внешность могла припомнить с трудом. Он был высок, темноволос, с грубоватым лицом. Почти всегда носил белое. Считал себя справедливым, ставил мир и процветание превыше всего остального. Безмерно доверял советнику Дэнверу Стрейту, считал его близким другом.

Зря.

Преждевременное заявление? Не думаю.

Когда-то я тоже доверяла советнику Стрейту, считала его человеком определенного склада, а в итоге он явился в замок моих родителей с гнусной целью. Он воспользовался случаем, чтобы обрести власть над тальмариновыми наследниками. Он точно знал, кто такой Алекс, он использовал его жажду мести в своих целях. Закрыл глаза на страшные деяния моего брата. Нет уж, советник Дэнвер Стрейт совсем не тот, кем я его считала. Глупо из-за этого винить его сразу во всех грехах, но отныне Стрейт для меня незнакомец, с которым лучше быть начеку. И он был приближенным короля Фарама Пламенного, об этом не стоит забывать.

Я уже знала, что отправлюсь во дворец с Адамом, что воспользуюсь этим шансом. И поучаствую в происходящем, чем бы оно ни было, ведь альтернативы у меня толком нет, разве что сидеть дальше на набережной Херста и глазеть на закаты. Что уже давным-давно приелось.

С советником Дэнвером Стрейтом мне придется столкнуться лицом к лицу. С человеком, у которого тоже есть особый дар – он чувствует ложь, его не обмануть. Пока у меня и нет причин этого делать, но я уже знала, как вести себя с Дэнвером Стрейтом – лгать постоянно. Или молчать. Но второй вариант казался невозможным.

Намного труднее придется с Алексом. И с Мартином. Я боялась даже предположить, что Воин обо мне думает. Что скажет при встрече. Как отреагирует на Адама, ведь все наверняка догадались, с кем я исчезла после побега из замка Альмар. Словно приняла сторону Адама, хотя это и близко не так. Словно все мрачные шутки о странном человеке из Гезелькрооса вдруг резко стали правдой, а мы с Адамом теперь вместе, хотя на деле мы едва друг друга касались. Мне вообще казалось, что Адама интересовала я будущая, а настоящая… это так, этап, который стоит перетерпеть. Не слишком привлекательная версия будущей большой любви, этакая гусеница, обещающая превратиться в сияющую бабочку.

И превращение состоится совсем скоро.

Позже я заглянула в комнату Ники. Она сидела у темного окна с книгой в руке. В последнее время такая картина стала привычной – Ника с книгами, блокнотами, дневниками… она говорила, что чтение ее успокаивает, держит подальше от неприятностей и от Адама. От навязчивой идеи проследить за ним, перерыть все его вещи и заодно замок вверх дном. Разобрать все стены и найти там замурованных людей.

– Кое-что произошло, – начала я с порога. – Король мертв.

Книга вывалилась из рук Ники.

– Кто? Тот самый… – она поморщилась и скептично фыркнула, удивление быстро испарилось с ее красивого лица, уступив место привычной насмешливости. – Ха! Надеюсь, мы приглашены на коронацию твоего Адама?

– Это еще как понимать?

– Очень просто. Дядя короля отлучен от престола и вычеркнут из списка претендентов на трон из-за знаменитого скандала со служанкой, стало быть, его дети тоже не годятся в короли. Значит, придется скрести по дальней родне. Не удивлюсь, если вплывут некоторые интересные подробности.

– Это все фантазии, – напомнила я. – Нет ни единого факта, указывающего на принадлежность Адама к королевской семье. К тому же, внизу висят портреты его родителей, он похож на отца как две капли воды. А светлые глаза у него от матери.

Ника задумалась ненадолго и пожала плечами.

– Всегда можно копнуть глубже. Но ты права – не стоит раньше времени короновать твоего очаровашку. От греха подальше, как говорится. Накаркаем еще!

– Такого нам точно не надо. – Я села напротив Ники. – Король мертв уже некоторое время, если верить Адаму. Фарама найдут утром, новость разлетится, мы прибудем во дворец только к вечеру, похоже, должно приняться какое-то решение на сей счет. Король пролежит мертвым ночь и весь день, прежде чем мы его увидим и осмотрим. И целый день о короле будут знать все вокруг, столько людей…

– Твой намек мне не нравится.

– Это не намек. Сейчас мы переместимся во дворец и осмотримся. Лучше рискнуть и стать первыми, чем плестись в хвосте истории.

 

– Мы? – Ника зло хмыкнула. – И как ты себе это представляешь, Таната? Да твои кудри из любой точки дворца заметно, половина стражи узнает тебя моментально. И как ты проникнешь потом к королю, которого наверняка охраняют с утроенной силой? Нет уж. Это могу сделать только я. Одна.

– Одной опасно…

– Не продолжай только. Ты либо останешься здесь, либо пойдешь со мной, но не сдвинешься дальше портала. Это мое условие.

С Никой спорить бесполезно, а в нынешней ситуации еще и глупо. Меня и в самом деле узнает любой встречный, если попадусь. Даже если спрячу волосы, стану подозрительной девушкой с закутанной головой, интерес стражи обеспечен. А явиться прямиком во дворец и не наткнуться на стражу – это надо сверхъестественной удачей обладать.

Другое дело Ника. Ее способность всегда была особенной, хотя вряд ли это вообще можно назвать способностью. Ника рождена не человеком, а перевертышем, ей подвластно изменение облика. Лицо, тело, голос, пол – преображалось все, если Ника того желала. И до этого она не раз с успехом выдавала себя за другого человека. Да она много лет жила под чужой личиной, начиная с детства! Перевертышу легче пробраться во дворец, да хоть к самому королю, и остаться незамеченной.

– Я согласна.

– Отлично. В таком случае… ты не могла бы оставить меня ненадолго? Девушке требуется время наедине с собой, понимаешь ли.

– Ты уже придумала, в кого обратишься?

– Для начала. А во дворце придется действовать по ситуации.

Я вышла в коридор, плотно прикрыв за собой дверь, уходить далеко не стала. Некоторое время тишина оглушала, затем раздался крик. Душераздирающий, жуткий и мало похожий на человеческий. Обращение перевертыша – говорят, зрелище не для слабонервных, лучше никогда такое не видеть. Ника и не допускала свидетелей. Но ошметки кожи, содранной с человека, сами по себе неплохо визуализировали процесс, который раз за разом переживала Ника.

Когда все стихло, я вернулась в комнату и увидела лежащего на полу голого парня. Вокруг него… та самая кожа, пятна крови и выдранные с корнем светлые пряди волос. Одежда Ники лежала на кровати, аккуратно сложенная.

Проследив за моим взглядом, незнакомый парень вымученно улыбнулся:

– Правильно, осуждай меня за бережливость, Альмар. Годы идут, а я все веду себя как беглянка. Хоть еду не ворую… и чего это ты так внимательно смотришь мне в глаза? Можешь не стесняться, – молодой человек поднялся и с наслаждением потянулся, нарочито выставляя свою наготу.

– Так кто ты такой?

– Один из людей советника Стрейта, в которого я уже обращалась. Это как надеть старую, но удобную юбку, в которой уже ходила, – парень-Ника на мгновение застыл и вдруг разулыбался: – Кстати! Предложение превратиться в твоего Адама все еще в силе! Даже интересно на него посмотреть… и для дела этот трюк всегда пригодится. Не лепи такое лицо, Таната, тут нечего спорить: лучше быть готовыми ко всему, потренироваться, так сказать. Рассмотреть товар со всех сторон.

– Он ведь увидит, – напомнила я уже в который раз. – И вообще, давай сосредоточимся на чем-то одном, и сейчас это проникновение во дворец. Нужна форма стражи. И… что-то на то время, пока мы ищем форму стражи.

– С этим никаких проблем!

Ника залезла в шкаф и достала неброский мужской костюм. Он был не единственной вариацией мужского гардероба, запасливость Ники поражала воображение, особенно если учесть, что мы некоторое время прожили в чужом замке с вездесущим Адамом под боком. Возможно, пока я ждала начала развития событий, Ника собиралась развивать события сама. Например, своим побегом. К чему еще такой гардероб?

– Что ты так смотришь?

– Ты собиралась оставить меня с Адамом? – в лоб спросила я.

Ника и не собиралась теряться:

– Мы этого уже не узнаем.

– Узнаем, если ты ответишь.

– Какая тебе разница, Таната? Сейчас я здесь, готова пробраться во дворец под покровом ночи и осмотреть труп короля. И это при том, что я ненавижу трупы! Мой не свершившийся побег как-то меркнет на этом фоне и уж точно не достоин длительных обсуждений.

– Ты права, – согласилась я.

– Значит, к порталу?

– К порталу.

Глава 2. Добро пожаловать во дворец

До портала мы добрались быстро и уже скоро оказались на территории академии, которая примыкала ко дворцу. Во времена обучения у советника Стрейта мы проживали именно здесь, и точно знали, что академию охраняют много меньше дворца. И стражники чаще ходят по коридорам в одиночку, что важно, ведь нам необходимо форму раздобыть. У нас нет приличного плана, у меня толком нет магии, а у Ники… ситуация чуть получше. Это как взвешивать жалкие капельки воды – ну да, Ника выиграет, но у нее все равно лишь капля.

– Воина не хватает, – прошептала Ника, ее мысли двигались в том же направлении. Да, Мартин бы вмиг справился со всей стражей разом. Но с ним вряд ли получилось бы проникнуть во дворец именно тихо, Воин тот еще любитель пошуметь.

Правда, мы справляться ни с кем и не собирались. Теоретически, я могла привлечь внимание одного из стражников, пока Ника нападала сзади, но в итоге за нами бы остался след из пришедшего в себя человека с историей о ночном проникновении. Он рассказал бы ее утром – сюрприз – когда труп короля бы как раз нашелся! Тут и подозреваемого искать не надо, все как на блюдечке. Сбежавшие преступницы возвращаются, чтобы убить самого короля! Это даже на сенсацию не тянет.

Потому отправились мы по сложному пути. Шли по коридорам академии, вздрагивая на каждом шагу, прятались по углам и вглядывались в тени. Ника, забыв о своем условии – ждать ее у портала – сама крепко держала меня за руку. Так мы оказались возле входа во дворец. На вид – ничего особенного, но пройти могли не все. Особая защитная магия, чтобы студенты не шастали где попало и прислуга не наглела.

Ника-парень громко сглотнула и повернулась ко мне в темноте.

– Ты не можешь идти дальше, Альмар. Вдруг Стрейт подготовился после всего?

– Думаю, в таком случае он и к твоим фокусам готов.

– Вряд ли. Я ведь много в кого оборачивалась, иногда и без ведома советника. И мы уже здесь, Таната, я в любом случае пройду дальше.

Я медленно кивнула. Больше всего мне хотелось быть на месте Ники, а не ждать ее в темном коридоре неизвестно сколько. План мой, риск тоже должен быть моим, так было бы честно.

– Ты помнишь, где подсобные помещения?

– Конечно, мы же изучали слуг и их работу. Не волнуйся, форму найти – пустяки. Сложности начнутся после. Много импровизации.

Ника медлила, нервничала. Но, вспомнив обо мне и моем даре, резко фыркнула и решительно шагнула за невидимый барьер. Мы обе внутренне сжались, ожидая подвоха, но ничего не произошло.

– Будь здесь до рассвета. Потом уходи.

– Удачи, – прошептала я, глядя, как молодой человек спешит уже по коридорам дворца. Один поворот – и он исчез.

Я приготовилась к длительному ожиданию. Даже если у Ники все получится без помех, требовалось время, чтобы спуститься до комнат прислуги, найти и надеть форму стражника. Подняться наверх к покоям короля… придумать, как пробраться туда, минуя охрану. При успехе данного мероприятия – осмотреть комнату, тело, все до мельчайших деталей. Вернуться.

Время тянулось невыносимо долго.

Каждое мгновение я прислушивалась к звукам, к эмоциям, насколько это было возможно. Коридоры проверялись время от времени, я старалась бесшумно прятаться за поворотами или в темных нишах, каждый раз опасаясь быть обнаруженной. Но мой риск и рядом не стоял с тем, как рисковала Ника. Где она сейчас? Уже переоделась и поднимается наверх? Или ее обнаружили и ведут к советнику Стрейту?

Нет, наше мероприятие должно пройти гладко. Иначе Адам не позволил бы нам сбежать из его замка, воспользоваться его порталом. Ведь так? Внутренности свело от страха, когда я вспомнила, как пренебрежительно он отзывался о Нике. Может, Адам именно этого и добивался, хотел избавиться от помехи. Что ж, в таком случае его ждет разочарование, ведь я без нее не вернусь. Даже если наступит рассвет, даже если за мной придут. Надеюсь, способностей Адама достаточно, чтобы предсказать и этот вариант развития событий.

Хотя его видения о дворце отчего-то туманны.

Волнение достигло критической точки. Ожидание – худшее, что можно придумать. Лучше бы я рискнула и была рядом с Никой, чем так. То пряталась от любого шороха, то долго-долго смотрела в единственное в коридоре окно, выходящее на часть сада. В котором, разумеется, вообще ничего не происходило. Словно во дворце все вымерли, словно ночь – это повод для тишины и спокойствия. С другой стороны, какая ночь подошла бы для страшного убийства больше, чем именно такая? Тихая и безмятежная. Ведь в такие ночи не должно ничего происходить.

За окном начало светать, небо окрасилось в бледный серый цвет. Ничего общего с розовато-сиреневыми рассветами Херста.

Наконец, заветный шорох смешался с интересным коктейлем эмоций: страх и злость. Много-много злости и негодования. Шагающий по коридорам человек готов был порвать любого встречного на мелкие кусочки, так злился.

– Я хочу тебя убить, – пройдя через барьер, зашептал уже знакомый стражник. – Почему-то именно ты вызываешь у меня такие чувства постоянно.

– Что случилось?

– Ничего. Во всех смыслах.

Ника уже закипала, я сочла за благо с вопросами повременить. Главное – выбраться отсюда. Еще один забег по длинным коридорам, прятки от снующей по академии стражи, и вот заветная комната для желающих переместиться за пределы столицы. Настроив портал, мы вместе шагнули в арку.

По другую сторону Ника отпихнула меня от себя и взвыла:

– Какого демона это было?!

– Не ори и объясни как следует, – нахмурилась я, уже предчувствуя неладное.

– О, я объясню! Никакого трупа короля в его покоях не оказалось! Там вообще пусто. И чисто, пятен крови тоже не нашлось. Как и беспорядка. Да хоть чего-то, указывающего на преступление! Обычные пустующие помещения.

Такого я точно не ожидала. Буквально чего угодно, но не этого.

– Но Адам сказал…

– Вот тебе еще один повод не верить ему на слово, – перебила Ника. – Конечно, разумный человек на твоем месте такому мерзавцу в принципе бы верить не стал, но у тебя всегда свой путь.

– Тут что-то не так.

– Разумеется. Но не что-то, а кто-то. У него еще жуткий шрам на лице. А теперь, если не возражаешь, я иду возвращать свое лицо и спать. Может, хотя бы сон отобьет желание придушить тебя.

– В таком случае, не стану тебя будить утром, – улыбнулась я, чувствуя, что гнев Ники давно сошел на нет. Отходила она так же быстро, как и заводилась.

Увидев мою улыбку, она презрительно фыркнула и ушла. Я же задумалась: как все это понимать? В ложь Адама категорически не верилось, и вовсе не из-за моей природной доверчивости, а просто… ну, глупо же это. Соврать, да так, что ложь вскроется в кратчайшие сроки. А Адам пока не проявлял себя как человек неразумный. Чувствовалось, что у него все наперед распланировано.

Он сказал, связанное с королем будущее либо размыто, либо выглядит черным пятном. Может, поэтому Адам и понял что-то неправильно? Увидел, сделал выводы и преподнес их мне, не подозревая, что они ложные.

Возможно, настало время поговорить. У меня как раз появился замечательный повод для расспросов. Я повернулась на пятках и едва ли не взлетела к башне, где жил Адам. Когда-то он сам рассказал мне, где его искать, но сего момента я этого делать не собиралась, и он находил меня сам. Теперь же мой черед.

Я остановилась перед внушительной резной дверью. Казалось, за ней вовсе не комната Адама, а другой мир, не меньше. Иначе с чего мне так нервничать? Взяв себя в руки, я деликатно постучала. Затем еще раз и еще, пока не услышала шаги.

Дверь отворилась. За ней – темнота, тяжелые шторы задернуты. Ничего не видно. Внутри всего лишь Адам, человек, а не чудовище. Не монстр из Гезелькрооса. Но с Адамом все всегда непросто. Все, что он говорит, делает, чувствует… вот как сейчас. Я боялась заходить, потому что хорошо слышала его. Он волновался, даже паниковал, и словно прятался от меня в темноте. Но дверь открыл, что означало приглашение.

– Адам? – прошептала я, заглядывая в темноту.

Эмоции Адама всколыхнулись еще больше. Кажется, он где-то справа, довольно далеко. Света из коридора не хватало, чтобы увидеть больше. Решительным шагом я подошла к окну и отодвинула шторы, впуская свет.

Адам сидел в углу на кресле и щурился от утреннего солнца. Он выглядел таким… беззащитным, что ли. Растерянным до такой степени, что и я сама забыла, зачем пришла. Халат, явно накинутый в спешке, сполз с одного плеча, волосы в беспорядке, взгляд бегает от меня по сторонам, и сразу обратно. Глаза выглядят больными, губы шевелятся в беззвучном шепоте. Лицо белее мела.

 

Поначалу я решила – всему виной его ложь о смерти короля. Он знает, что мы с Никой были во дворце и что сейчас все это вскроется… но такая паника? Адам не походил на человека, которого настолько легко из колеи выбить.

Я несмело шагнула вперед.

Адам следил за мной внимательно, ловил каждое движение. Как будто опасался. И в то же время он ждал с нетерпением, даже жаждал моего приближения. И выглядел таким далеким, несмотря на взгляд в упор. Я приблизилась и осторожно коснулась его руки, привлекая внимание.

Он вздрогнул. Отвел от меня взгляд и посмотрел на наши руки, моя все еще оставалась так близко к его. Пальцы Адама подрагивали, он перевернул руку ладонью вверх и затаил дыхание, ожидая. Завороженно глядя на его ладонь, я аккуратно вложила в нее свою руку. Момент казался безумным, странным. Мы с Адамом оба едва дышали. По очереди согнув все пальцы, Адам несмело сжал мою руку. Я опустилась на пол рядом с креслом и тоже сжала его ладонь. Мне показалось, он в этом нуждался.

– Прости меня. Я опять напугал тебя? Как всегда, – он покачал головой, во взгляде – по-прежнему никакой ясности.

– Что происходит?

– Мне показалось, мы опять там. Я потерялся, я… будто все повторится, все только в будущем. Ты одна наедине с чудовищем, а я не могу помочь. Потом ты умираешь, и опять не я тебя спас. Но ты пришла, а значит, все позади. Все в прошлом. Но тебе так больно это вспоминать… прости, что напомнил.

– Я здесь, все нормально.

– Ты настоящая.

– Да.

– И уже моя, – его хватка на моей руке вдруг усилилась, Адам до боли сжал мою ладонь. – …такая, как я всегда мечтал. Какой тебя видел.

И вдруг он резко встал и потянул меня за собой. Одной рукой зарылся в волосы, другой – впился в губы. Все произошло так быстро, что я не успела даже пикнуть. Его эмоции полностью меня захлестнули, сбили с ног. Нужда и жажда, иначе – падение вниз и смерть. Адам целовал меня с таким чувством, напором, что даже не замечал, что я не отвечаю, как пытаюсь его остановить, как отчаянно упираюсь руками в его грудь.

Он оторвался от меня всего на мгновение, чтобы скинуть халат. Этого краткого момента мне хватило, чтобы размахнуться и влепить ему пощечину. Я била от души, вложив все силы и вскользь задев ногтями мягкую кожу щеки.

Адам резко отшатнулся в сторону.

Наконец-то его взгляд изменился, в нем появилась осмысленность. Может, с пощечины и стоило начать? Я ведь видела: что-то не так. Но не торопилась привести его в чувство.

Мы долго смотрели друг другу в глаза, пока Адам не отвернулся в поисках упавшего халата. Неспешно поднял его, медленно надел. Как будто не хотел поворачиваться, тянул время. Или надеялся, что я убегу после случившегося? Что ж, я была далека от этой идеи, мне хотелось объяснений.

Поняв, что никуда я не собираюсь, Адам устало вздохнул. Его прежние эмоции резко схлынули, уступив место обреченности и разочарованию. Словно ему снился прекрасный сон, а реальность после пробуждения не порадовала. Но никуда от нее уже не денешься, реальность ведь, придется как-то существовать в ней. Как и со мной настоящей, выход один – смириться.

– Ты пришла ко мне утром, – ровно начал Адам. – Поэтому я слегка… растерялся. Прости за это.

– А ты прости за пощечину.

– Она была к месту, я не в обиде.

– И все равно… я перестаралась, – на щеке Адама алел след от хлесткого удара и набухли царапины. Я достала платок и робко шагнула ближе: – Ты позволишь?

Адам не отреагировал, наверное, это означало согласие. Я подняла руку и промокнула кровь. Ее было совсем немного, хотя щека выглядела впечатляюще, как будто пощечину я отвесила как минимум стулом, а не рукой.

– Объяснишь, что произошло? Дело ведь не в том, что ты проснуться не успел. Успел. Ты… не понял момент времени?

В первую нашу встречу Адам сразил наповал, сообщив, что быть нам вместе в будущем, ждет нас великая любовь, а я его раню много раз. Но что есть раны, когда решается вопрос любви? Конечно, я сразу записала этого странного человека в безумцы. Но после пришлось признать, что безумие его имеет все основания и опирается на редкий и уникальный дар – заглядывать в будущее. Там Адам и увидел меня. И много чего еще, ведь раз за разом он появлялся рядом и предрекал что-нибудь.

Например, предательство людей, которых я считала близкими. Я не верила до последнего, пока то самое будущее, о котором твердил Адам, не обрушилось мне на голову. Не обрушилось в виде страшной тайны некогда любимого дедушки, деяний сестер, скрывающих правду родителей. В виде советника Стрейта, брата Алекса и Мартина, который в момент истины не смог принять мою сторону. И даже в виде Ники, которая… соблазнила Мартина, надев мое лицо, притворившись мной. Безумные дни, и Адам все это видел.

А его поцелуй… он никогда не вел себя так прежде. И вдруг стал целовать меня так, точно имел на это право, и в этом праве он не сомневался. Вывод один – Адам верил в это, думал, что он уже где-то там, в идеальном будущем, о котором рассказывал в нашу первую встречу и много раз после нее.

– Момент времени, – Адам криво улыбнулся. – Ты появилась неожиданно, зашла ко мне, как не должна была заходить. Взяла за руку. Это и оттянуло меня… в иной момент времени. Может, мне захотелось там оказаться.

– Ты должен рассказать мне больше.

Он промолчал.

– Адам, ты должен. Потому что сегодня ночью из-за твоих видений мы с Никой пробрались во дворец, и оказалось, что король вовсе не лежит в своих покоях мертвый. Там вообще пусто.

– Этого не может быть.

– Может. Ника не нашла тело.

– Или она сказала тебе так, – выдал Адам.

– И зачем ей это делать?

– Затем, что вокруг тебя одни лжецы.

Кроме самого Адама, разумеется. Он не завершил эту мысль, но она подразумевалась. И это очень смешно, учитывая все, что мы уже пережили в прошлом. Может, прямо Адам и не лгал, но говорил ли он правду? Скорее выдавал ее выгодные обрывки. В общем, недалеко он ушел от окружающих меня лжецов.

– Оставим Нику в покое, – сдалась я. – Но мне все еще интересно услышать твой ответ: что именно ты видел? Где границы твоих видений? Они могут быть ошибочными? Они меняются?

Адам долго смотрел мне в глаза. И неожиданно улыбнулся:

– Все, что касается тебя, уже неизменно, мы будем любить друг друга, пусть сейчас ты в это и не веришь. А Фарам Пламенный мертв, скоро придет донесение на сей счет, а вечером мы отправимся во дворец. Сам момент смерти я не видел, но все случилось в королевских покоях. Советую приглядеться к твоей подруге: кто знает, куда она на самом деле ходила ночью и с кем встречалась.

– Прекращай говорить так о Нике.

– Как скажешь. Но подумай: почему твоей подруги нет в твоем будущем? Ни разу ее не видел.

– Возможно, это вторая твоя ошибка. После мертвого короля.

– Время покажет. Тебя разбудят с новостями.

Вот так деликатно Адам выставил меня прочь. Хотя этот разговор мне и самой продолжать уже не хотелось, беседы с молчаливыми стенами, и те продуктивнее. Правда, кое-что Адам все же попытался до меня донести, но Нике я верила и собиралась продолжать в том же духе.

С этой мыслью я вернулась к себе, разделась и легла.

И еще долго прокручивала в голове вылазку во дворец. Раз за разом, момент за моментом. Какие эмоции испытывала Ника, как долго она отсутствовала. Что рассказала по возвращении, насколько нервными выглядели ее жесты. Все ли правильно или было что-то, что я пропустила?

Адам, чтоб его!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru