Тайна Пламенного короля

Карина Вальц
Тайна Пламенного короля

Ника указала на следы:

– Здесь его нашли.

– На собрании упоминали заклинание остановленного сердца, – вспомнила я. – На данный момент Фарам Пламенный мертв больше суток.

– Не сходится, ведь я должна была его увидеть прошлой ночью.

– Знаю.

Адам едва заметно усмехнулся. Он стоял в углу и наблюдал за нами.

Я не собиралась сомневаться в словах Ники, значит, должно быть объяснение. Пламенный король попал в свои покои уже мертвым, очевидно. Но как? Стража могла проглядеть злоумышленника или закрыть глаза на его действия. И тут бы хорошо подошел советник Стрейт, управляющий стражей… но само наличие свидетелей уже делает всю эту ситуацию маловероятной. Да, стражники могут молчать или вообще исчезнуть, но это и будет тем самым следом.

Нет, Пламенный король попал сюда иначе. Я огляделась: несколько просторных комнат. Спальня, просторная ванная, кабинет, приемная, комната отдыха и еще одна спальня. Ночью Ника обыскала здесь все. Но детство, проведенное в древнем замке, научило меня: чтобы выйти из комнаты, далеко не обязательно пользоваться дверью.

– Здесь должен быть тайный ход.

– Или портал, – заметил Адам.

– Или портал, – согласилась я, вспомнив кабинет отца. Там пряталось множество выходов, тальмарин замаскирован в стенах и даже шкафах. Если точно не знать, что это портал, ни за что не догадаться. Наверняка у короля должны быть подобные пути побега.

После долгого обыска мы обнаружили целых восемь скрытых порталов, из них три вели в королевскую спальню. Два – в кабинет и по одному на остальные помещения. К счастью, обошлось без тайных проходов, по крайней мере, мы их не нашли.

– Порталы осматривали? – обратилась я к одному из стражников.

Тот кивнул.

– Зафиксировали последние перемещения?

Еще один кивок. Я уже настроилась и дальше тянуть из парня по одному вопросу, но он протянул мне листок бумаги, явно заранее подготовленный. На бумаге были перечислены места королевских визитов.

Молча я показала записи Нике.

Херст. Одним из порталов воспользовались, чтобы посетить Херст.

Остальные названия мне мало о чем говорили. У той же стражи я узнала скупую информацию о датах визита и приблизительном расположении мест из списка. Выходило, что из восьми порталов король облюбовал один-единственный, им и пользовался чаще всего. И – совпадение – тот самый портал перемещал Пламенного короля в Херст. А что было до этого, проверить уже невозможно.

Велика вероятность, что в момент, когда Адам подошел ко мне на закате, где-то неподалеку совершалось убийство. О, вероятностей неожиданно стало даже слишком много. Например, я понятия не имела, чем занимался Адам перед визитом ко мне. Фарам Пламенный мог найти свою смерть буквально в нескольких шагах от того места, где я любовалась закатом кроваво-красного цвета.

– Портал еще настроен? – спросила я все того же парня.

Очередной кивок.

Я посмотрела на Нику:

– Оставайтесь здесь, а я посмотрю, куда именно он ведет, и сразу вернусь.

– А если он ведет прямиком к убийце?

– Тогда его бы уже нашли.

– Точно. Но как-то мне не нравится эта идея, – она обернулась на невозмутимого Адама: – Эй, а ты что скажешь? Отпустим Танату одну в страшную неизвестность посреди ночи?

– Все испытания должны быть пройдены, – отозвался он.

– Да уж, не бережешь ты свою любовь. А вот я…

– Приглядывай тут за всеми, – прошептала я и шагнула в портал.

Глава 5. Тайна «черной пустоты»

Поначалу я не узнала улицу, на которую попала. Из-за темноты и безлюдности она выглядела незнакомкой. Но приглядевшись, я нашла знакомые черты: те темные страшные щупальца, свисающие со здания словно в попытке поймать заблудившегося путника, на самом деле яркие цветы. Угловатый дом из страшных сказок – местная достопримечательность, расписанная яркими красками, но сейчас их не видно. Контраст день-ночь превращал город во что-то иное. Но то был тот же Херст, главная улица и один из городских порталов.

Признаться, я такого не ожидала.

Думала, попаду в другое место. На виноградники, например. Или в замок Даркалл. Город все путал. Зачем Фараму Пламенному посещать сам Херст? У него была назначена встреча? И он ее не пережил. Ладно, виноградники не так уж и нужны, даже города достаточно, чтобы запутать ситуацию.

Я старалась не делать поспешных выводов, в конце концов, у меня нет и малой доли всей информации, я до сих пор не в курсе, как умер Пламенный король, но место, в которое привел портал, мне категорически не нравилось. Оно наталкивало на мысли о советнике Стрейте, Алексе и их махинациях. Словно очередная загадка, но слишком сложная и запутанная, чтобы ее понять. Ищешь ответ, может, даже видишь его, но на самом деле он совсем в другой стороне, скрыт в клубке из ложных версий.

Вдруг в темноте раздались шаги.

Вместо того, чтобы юркнуть в портал, я побежала к «щупальцам», спряталась за растениями и прижалась к прохладной стене чужого дома. Ни темнота, ни чужие шаги не пугали меня, а увидеть шагающего очень хотелось.

Вскоре его фигура мелькнула в начале улицы, он шел один и явно в мою сторону. И движение читалось только по шагам, эмоций я не слышала. Вообще ничего, словно у меня вдруг случились слуховые галлюцинации. Но человек приближался: это мужчина, высокий, статный… портал на мгновение осветил его яркую форму – советник Дэнвер Стрейт! Все произошло очень быстро, но уж советника я бы в любом виде узнала. На том собрании его не было, теперь понятно, где он пропадал. В Херсте. Заметал следы или тоже искал ответы. И почему-то не испытывал эмоций.

Совсем как мой брат.

Выждав немного, я покинула укрытие и отправилась во дворец.

Ника и Адам ждали меня, Стрейта с ними не было. Как выяснилось по пути в подвалы – советника они и не видели, стало быть, он переместился в другое место. Понимал, что в королевских покоях будет не протолкнуться и решил не мозолить глаза. И, конечно, не хотел лишних вопросов.

А жаль, я бы у него спросила: играет он с Алексом или у него свой расклад?

Перед спуском вниз Ника остановилась:

– Если там будет Арастан… – она посмотрела на Адама, – …учитывая прошлое, не стоит маячить у него перед глазами. Твое присутствие вряд ли поспособствует его откровенности.

– Он покинул команду после Гезелькрооса, – быстро пояснила я. – Рас изучал кость-артефакт и едва не погиб из-за этого. Ну и после этого он как бы участвовал в той истории с Никой. И костью.

Адам ушел молча.

– У меня от него мурашки даже больше обычного, – шепнула Ника, передернув плечами. – Может, потому что он ведет себя безумнее обычного. Ни слова не сказал, даже не извинился или, я не знаю, обиделся, возмутился…

– Ему не по себе.

– Бедняга, кто бы приголубил страдальца?

– Что-то с его даром, Ника, – я помедлила немного и неуверенно продолжила: – И с моим тоже. По ту сторону портала, в Херсте, я встретила советника Стрейта. Он шел по улице и не испытывал чувств. Ничего, глухая стена.

– Как Алекс?

– Очень похоже.

– И как это понимать?

– Думаю, они нашли способ прятаться от Адама.

Ника поджала губы.

– Ты как хочешь, Альмар, но я считаю, нам нужен Мартин. Велик шанс, что твой всемогущий Адам оказался бессильным, даже у тебя дар сломался… долго ли мы так протянем? Я прямо сейчас не чувствую себя в безопасности. Страже вообще никакого доверия нет. И что это за мужик, на которого мы как бы работаем? Оскандалившийся дядя короля? Гнусный тип, а мы в заднице.

– Наше положение неустойчиво, – согласилась я.

– Наше положение дерьмовое!

– Тем не менее, это единственный шанс помешать Алексу. И заставить его ответить за все, что он сделал.

– Твой дед не был примером для подражания, – заметила Ника. – Если ненадолго забыть о морализаторстве и запрете на лишение человека жизни… твой дед пытал парня в детстве. Прятал в подвале, как звереныша. Вот он и стал зверенышем и отомстил за себя. Не собираюсь никого оправдывать, но разве нет в этом высшей справедливости, как и в том, что…

Я ее перебила:

– Идем, нас ждет дело.

Спорить о таких вещах в стенах дворца неуместно. Как и спорить с Никой. С самого момента выпуска из академии и знакомства с советником Стрейтом все наши былые убеждения то и дело подвергались испытаниям. Брат Ники, Вик, в детстве убил ни в чем неповинных подростков, чтобы принять их облик и жить в достатке. Так он спасал сестру, по его мнению. После Ник убил еще несколько человек, уже защищая свой секрет. Ника сдала брата… неясным намеком, но на большее ее не хватило. Она годами жила, зная о его деяниях, но внутри рос протест. Она боялась, но поступила правильно.

В итоге Вик погиб. Напал на меня и Мартин среагировал, его разрушительная магия убила брата Ники. Она была одной из Близнецов, а осталась… просто одна. После она миллион раз повторяла, что сдавать брата не стоило. И уж тем более не стоило Мартину меня защищать. В свои слова Ника никогда не верила. Ее чувства постоянно скакали, пока не наступило то самое принятие.

Но я не могла не думать, что правильные поступки двух людей привели к трагедии, которая не забылась, она росла и крепла между всеми нами. Не отпускала и в итоге взорвалась. Может, только сейчас прошлая трагедия чуть отступила из-за новой разразившейся бури.

Алекс, советник Стрейт.

Месть моей семье. Я не собиралась защищать деда, пусть в моей памяти он и не был монстром. Но заслуживал ли он страшной смерти? И Алекс убил не только деда Тувера, то бы финальный аккорд. На деле Алекс собирался разрушить мою семью до основания, вот только я помешала. Поступив ужасно неправильно, отвратительно. Но я достигла цели, ведь тальмариновые наследники все еще сидят на своем месте, в родовом замке. Пол под их ногами хрупок, но пока держится.

Пока мы все держимся, хотя земля уже раскачивается.

Темнота в будущем, проблемы с даром. Смерть короля, объявление неожиданного наследника, который – сюрприз – не завершил свою месть. А ведь ему этого захочется, не зря Алекс так мне улыбался. Он обещал эту месть одним взглядом, он готовил ее все это время.

 

Ника права, Мартин нам жизненно необходим. Вот только я понятия не имела, где он и чем занят, мы не отправляли друг другу писем и никак не контактировали с самого моего побега из замка Альмар. А мне хотелось написать Мартину, очень, но в конце концов я запретила себе подобные порывы.

Возможно, Арастан прояснит ситуацию.

В подвалах располагалась местная лаборатория, и когда-то я уже была здесь. Яркое освещение ударило в глаза, не успела я и моргнуть, как откуда-то сбоку выпорхнула круглая женщина с широкой улыбкой на губах, и зачастила:

– Ната, ну надо же! Вечер добрый, то есть, здравствуй. Как же я рада тебя видеть, девочка! Все такая же щекастенькая, да прехорошенькая! Картинка, я же говорила! А кто это с тобой? Новая подруга? Какая бледная и тоненькая, словно веточка. Так и хочется тебя покормить, девочка! И тебе тоже привет, тростинка. Кстати, вы сегодня ужинали? У меня на ужин пирожки с вишней, аж за ушами трещит, какие они вкусные!

С нашего места отлично виднелась вереница металлических столов, пятна крови на полу и… тело, накрытое тонкой простыней. Точнее, виднелись только ноги, и они подрагивали от постороннего вмешательства – кто-то тело осматривал прямо сейчас.

Ника шумно сглотнула и побледнела еще больше.

– Пирожки с вишней? Это шутка такая?

Женщина (не без труда я припомнила ее имя – Тильда) удивленно округлила глаза.

– Кто ж о еде будет шутить, тростиночка? Как по мне, еда – наш спаситель, чуть что плохое случится, выход какой? Пойти поесть. А там, глядишь, и все беды рассосутся. Или придет спокойствие, так нужное в непростые времена, – она на мгновение затихла и шумно вздохнула. – Ах, девчоночки, что творится-то! Жуть, да и только. Пойду, пожалуй, поем.

– Приятного аппетита, – улыбнулась я, наконец сумев вставить слово. – А Арастан…

– На месте Расти, на месте, да не он один, иначе я бы вас без присмотра не оставила, – Тильда тоже заулыбалась, хитро прищурила глаза и пригрозила пальцем: – Так, леди дорогие! Моего мальчишку не огорчать, любить и понимать! Ната – ты ж моя милая картиночка, заходи в любое время, подруга Наты – улыбайся чаще! И загляни потом ко мне, накормлю пирожками с вишней.

– Да мне ваши пирожки…

– Обязательно заглянем, – пообещала я, хватая Нику за руку.

Мы вошли в помещение с металлическими столами и увидели Арастана. Он и впрямь осматривал тело, несмотря на поздний час. Рядом стоял советник Денвер Стрейт собственной персоной. А чуть поодаль – Алекс. Из-за Тильды и ее громкой болтовни я не сразу уловила это несоответствие: отсутствие эмоций других людей. Только теперь поняла, что все это время не слышала не только Стрейта с его лучшим учеником, но еще и Арастана. Я стала слепой.

У Арастана точно есть ответ.

– Какая встреча. Ночь обещает быть длинной, – это, конечно, неоднозначное замечание Алекса. Его голос, улыбка, взгляд черных глаз, пустота вместо чувств… все вызывало мурашки. Даже панику, необъяснимую и оттого такую раздражающую. Страх притупляет разум.

Советник Стрейт поприветствовал нас коротким кивком.

– Где же твой новый друг, сестрица? – продолжил издевательским тоном Алекс. – Рассказывает о будущем дворцовым стражникам? Пугает детишек своим прекрасным лицом? Хотя страшным он сегодня не выглядел. Скорее напуганным.

Серые перстни.

На советнике и Расе красовались одинаковые перстни. Не металлические, а словно высеченные из камня, грубые, с глубокими бороздами. Таких «красавцев» не наденешь по велению сердца, только с умыслом. Например, для защиты. Это артефакты.

«Только перстни не из камня. Они выпилены из кости»

– Мой новый друг достаточно страшен, чтобы твои совсем не новые сторонники надели это, – кивнула я на сомнительные украшения и добавила: – Братец.

– Это Рас придумал. Правда, он у нас гениальный парень?

– Правда.

На Раса было больно смотреть. Никакого дара не требовалось, чтобы понять: он не хочет здесь находиться. Никогда не хотел. Но сначала он был талантливым студентом, который промышлял продажей незаконной сиреневой пыли, и не захотел отказываться от щедрого предложения советника, а потом… не смог. Одно решение, принятое когда-то давно, поражало масштабами последствий.

Спрашивается, и почему личность Стрейта стала для меня открытием? С ним ведь с самого начала все было понятно. Как и с Алексом, который даже не пытался прикинуться хорошим парнем. Ни разу. Этакий обман, завернутый в фантик другого обмана, когда наивные люди вроде меня пытаются за фантиком найти начинку, соответствующую нафантазированным не иначе как в бреду ожиданиям.

Я посмотрела на советника:

– Вы скоро здесь закончите? Вряд ли взаимные претензии помогут любой из сторон сдвинуться с мертвой точки.

Стрейт спокойно встретил мой взгляд.

– Мы на одной стороне, Таната.

– Неужели? И что это за сторона?

– Справедливости. Ты ведь всегда за справедливость, не так ли?

– Боюсь, это слово мы с вами по-разному трактуем, советник, потому такой разговор ни к чему не приведет. Так скоро вы здесь закончите? Мы можем подождать в коридоре или вместе с Тильдой.

Стрейт медленно кивнул и снял перстень.

– Мы тоже ищем убийцу короля. В наших общих интересах объединить силы, а не мешать друг другу. Остальное – позже, после того, как преступник будет пойман. Считай это деловым предложением.

Алекс взирал на происходящее с улыбкой, той самой, говорящей «я в игре, присоединяйся». Кто бы знал, как меня достала такая его улыбочка, так и хотелось ее стереть с его наглого лица.

– Ваш жест меня впечатлил, – ответила я советнику, – хотя что с перстнем, что без перстня вы всегда отлично контролировали все чувства, а только их я и способна видеть. Или вы случайно перепутали мой дар со своим? Впрочем, это не имеет значения. Вы так хорошо рассказали про общие интересы, что отказаться от вашего предложения невозможно.

– Спятила? – прошипела Ника.

– Все нормально.

– Да ты…

– Потом поговорим, – одернула я девушку. Та незамедлительно окатила меня волной неприязни, как бы обещая – разговор будет веселым.

– Вот и отлично, – Стрейт словно и не слышал наших пререканий, невозмутимо вернул перстень на место. – Арастан, позови Тильду. Поведаете нам обо всем, что успели узнать.

Рассказ вышел коротким даже с учетом сложносочиненных причитаний Тильды. Все просто: смерть короля – сама по себе загадка. Он взял, да умер. На теле отсутствуют какие-либо следы, внутренние органы в порядке. Ни одно из известных заклинаний не смогло выявить причину смерти. Все жизненные процессы резко остановились. И это произошло без вмешательства магии – магических следов тоже не обнаружено.

– Яд? – предположила я.

– Яд оставляет множество следов, дорогая, а их нет.

– Что-то с сердцем?

– Наточка, девочка, я за свою долгую-предолгую жизнь мертвецов видела немало, в том числе и тех, у кого имелись проблемы с сердцем. Его величество был здоровым человеком и умер не из-за сердечных проблем. В жизни я еще не сталкивалась с такой странной смертью.

О странных смертях (да и любых других странностях) я успела понять кое-что. Опыт подсказывал: если произошло событие из ряда вон, недоступное для понимания на первый взгляд, то объяснение стоит искать совсем рядом. Мой брат и его дар. Адам и картины будущего. Странная смерть короля.

Мы ищем одаренного.

Судя по всему, Рас думал так же. Он коротко рассказал о своих исследованиях, у него ведь тоже был дар, а не только способности артефактора. Рас видел прошлое предметов, слабые отпечатки произошедшего когда-то, эмоциональные отпечатки. На Фараме Пламенном было немало украшений, каждое хранило следы его жизни.

– Он был влюблен, – сказал Рас. – Очень сильно и довольно давно. Еще его мучили тайны, свои и чужие. Он судорожно искал ответы, готов был на все, чтобы тайны остались в прошлом. Может, это связано с его влюбленностью, я не уверен. Но он боялся, что другие узнают обо всем, что он скрывал.

Мои познания об увлечениях короля можно назвать скудными. Насколько я помнила, его величество был помолвлен уже не один год с Катариной Сифской. Редкой красоты девушка, принадлежащая древнейшему роду, светская, с богатым приданным, которое украсило бы собой любую казну. Идеальная принцесса, одним словом. Но ходили слухи (и добрались они даже до меня), что Фарам Пламенный был иного мнения, раз так долго со свадьбой тянул.

Быть может, ответ как раз в его влюбленности. В другую.

– Что-то еще? – спросил Стрейт.

– Нет.

Да. Рас определенно недоговорил.

– Отлично. Спасибо, Арастан. Тильда, – советник кивнул женщине. – На сегодня вы свободны, настоятельно рекомендую вам отправиться к себе и отдохнуть, – он дождался, пока они уйдут и только тогда повернулся к нам: – А с вами увидимся в ближайшее время, полагаю. Мое предложение в силе, прошу воспринять его всерьез.

– Доброй ночи, советник. Алекс. Отдохните сегодня как следует, – Ника с издевкой скопировала манеру Стрейта, провожая мужчин к выходу.

Но те не торопились, Алекс уж точно:

– Спите крепко. Ника. Сестренка.

Мы все так и застыли, глядя друг на друга при ярком освещении и почти не моргая. Глаза слезились то ли от света, то ли от царящего между всеми нами напряжения. И никто не собирался уходить первым.

В конце концов, советник вспомнил, кто тут взрослый и в детские игры не играющий и потянул Алекса к выходу. Какое-то бестолковое соревнование на ровном месте получилось, если честно. Но, учитывая всю заковыристость ситуации, удивительно, что все обошлось так легко. В следующий раз все может быть по-другому. Воображение отчего-то нарисовало кровавую драку.

Хотя мне понравилось, как ловко советник Стрейт отослал Раса.

– Я поняла, что ты задумала: собираешься держать врага ближе, – погодя сказала Ника. – Но знай: я против подобных извращений. Враг – это враг, Таната, он опасен. И уж совсем глупо держать рядом врага, который точно умнее тебя.

– Одним больше, одним меньше, – философски рассудила я.

– Двумя больше. В другую сторону это пока не работает, только в плюс.

– Говорят, без врага и жизнь не та.

– Там было не про врага.

Глава 6. Информатор надежный и не очень

Стоило ночевать вместе с Никой.

Эта запоздалая мысль посетила меня после возвращения в комнату: едва открыв дверь, я увидела мужской силуэт.

– Мы расстались не так давно, чтобы ты успел соскучиться, – сказала я Алексу, закрывая за собой дверь. Первым порывом было уйти, пока не поздно, но ни к чему показывать страх человеку, который станет им наслаждаться.

Алекс повернулся, его лицо сразу укрыли тени.

– Подумал, нам стоит поговорить наедине.

– А если я не хочу?

– Помнится, раньше я едва мог от тебя скрыться. Ты только и делала, что разговаривала со мной, разговаривала, обсуждала любую мелочь… хотя мечтала далеко не о разговорах. Я прав?

Меня передернуло от отвращения.

– Да у тебя с головой не все в порядке.

Он рассмеялся:

– У меня ли? Это ты всегда смотрела в мою сторону, и неважно, кто при этом смотрел на тебя. Ароктийский, даже Адам… такие разные, то тебе на них любых плевать. Все мысли только о дорогом брате. Есть в этом что-то… трагичное.

– Если ты намерен подобными разговорами вывести меня из себя…

– Да я просто забавляюсь, расслабься. Будущему королю не пристало иметь связь с сестрой, такая тень на репутацию! И пусть во дворце каждый второй – извращенец, я буду выше их всех.

– Смотрю, мысленно ты уже надел корону.

– А ты мечтаешь ее отнять?

Громкие заявления делать рано, хотя очень хотелось. Я ведь и в самом деле собиралась спустить братца с небес на землю, просто пока не знала, как это сделать. А значит, любые мои угрозы будут пустыми, к тому же, сделают похожей на самого Алекса. Который уже в нафантазированной короне, парит выше всех извращенцев дворцовых. Рано же он обрадовался.

Я присела на край кровати.

– Зачем ты здесь на самом деле, Алекс? Я бы предпочла сокращенную версию, без лирических отступлений и братско-сестринской любви. Боюсь, потом тошнота не даст как следует выспаться.

Он отошел от окна и сел рядом со мной. Слишком близко.

– Ты потеряешь время, если будешь подозревать меня. Я никоим образом не причастен к смерти старины Фарама и тоже собираюсь найти убийцу. Его мотив мне интересен, да и вообще… нам есть, что обсудить.

– Твою благодарность, например?

– Какая уж тут благодарность! Все планы насмарку, пришлось соображать на ходу. А мне такое не очень нравится.

 

– Ну да, куда лучше годами водить людей за нос, – поддакнула я. – И что у тебя был за план, Алекс? Дай угадаю: король все равно бы не прожил долго.

– На него была возложена важнейшая миссия: дать дорогу молодым. Молодому мне. Но желательно без скандала и столпотворения во дворце. И без лишних подозрений в мою сторону. Так-то мне приходится серьезно опасаться за свою жизнь, извращенцы могут быть весьма кровожадными. Хотя об этом ты и сама знаешь.

– Бедняжка.

– Поменьше сарказма, сестра, – оскалился Алекс.

– Извини, но не получается. Каждое произнесенное тобой слово вызывает желание закатить глаза. Вот сейчас, Алекс, чего ты добиваешься? Думаешь, рассказ о том, что король должен был умереть как-то иначе, сделает тебя невиновным в моих глазах? Ничего подобного. И ты не дурак, сам это понимаешь. Так давай уже перейдем к настоящей цели твоего визита сюда.

– Уговорила. Мне надо, чтобы ты присмотрелась к королевскому дядюшке, раз вы подружились. Уж больно мягко стелет, старый опарыш. Поговаривают, он со своей служанкой завел кучу детей, и мало ли, что он с этими детьми сделать хочет. Вдруг посадить туда, где им совсем не место? Родословная у щенят так себе.

– Это ты так пытаешься втянуть меня в дворцовые интриги?

– Это я так указываю тебе возможного убийцу, глупенькая. От тебя не убудет, сестрица, если уделишь время этой версии, и ненадолго забудешь, что идею тебе подкинул я, весь такой злодей. Шутки в сторону: Глошир имеет свой интерес и смерть племянничка уж точно не оплакивает. Да и с чего бы? Они друг друга недолюбливали.

Я задумалась: в принципе, дядя короля и мне показался немного скользким, уверена, у него тоже имеется свой интерес. Как и у всех вокруг, что нормально, энергичные люди во дворце собрались. Свой интерес есть даже у меня.

– А что тебе самому мешает присмотреться к лорду Фарону?

– Да он меня по дуге обходит.

– И что? Всегда можно заявиться к нему в спальню среди ночи.

Алекс пожал плечами:

– Намек понят. Но раньше ты не возражала, так с чего теперь начала выступать? Не понимаю, к чему это строительство стены между нами. Тебе я зла не желаю, мы вполне можем продолжить с того момента, где остановились. А там посмотрим, как у нас получится, вдруг старина Стрейт мне надоест, теплое место освободится.

Он говорил так серьезно, что я лишилась дара речи. Он ведь не шутил? Света, что падал в комнату из окна, не хватало, чтобы разглядеть все оттенки эмоций на его лице, или заметить насмешливость в глазах. Но что это, если не злая насмешка? Продолжить с того места, где мы остановились, продолжить ночные визиты в мою комнату… возможно, когда-нибудь я посмеюсь над нелепостью такого предложения. Но пока даже дышать не получалось.

– Уйди, – наконец выдавила я.

– Ладно. Но ты придешь к такому же выводу, просто позже, – и он в самом деле встал и отправился в сторону выхода.

– Алекс? Это был твой последний визит сюда.

Не уверена, слышал ли он мои последние слова. Алекс вышел молча.

Следующим утром я первым делом разыскала ответственного за дворцовую стражу, Илифа Ароктийского, и попросила защитить мою спальню от нежеланных гостей. Илиф, то и дело намекая на наше непродолжительное знакомство и чуть ли не помолвку в прошлом, в итоге все сделал и пообещал, что никто ко мне проникнуть не сможет, только если с моего разрешения.

Дышать стало легче.

И тогда я собралась с силами и спросила о Мартине.

– А ты не слышала? Он вернулся домой. Такой талант – и такая неудача, не смог прижиться при дворе! Как жаль, как жаль, – похоже, теперь Илиф и не собирался скрывать неприязнь к младшему брату.

– Уверена, даже без дворца он найдет, куда направить свой талант.

– Возможно. Но пока он сидит дома. В последнем письме мать уверяла, что даже гулять сынок выходит неохотно. И направлен талант в пустоту… хотя лично меня это ничуть не удивляет, Мартин всегда был увальнем мягкотелым, увы.

Я с приторной улыбкой поблагодарила Илифа за помощь. Вот же мерзавец!

Впрочем, вскоре водоворот дворцовой жизни поглотил меня с головой. Отправив Мартину короткое письмо, и я думать забыла о таких разных братьях, все внимание сосредоточив на погибшем короле.

Если предыдущий день ушел на бессмысленное ожидание и не менее бесполезное собрание, то теперь мы с Никой взялись за картину преступления. Требовались все недостающие детали, много информации о самом короле и его окружении. О том же добром дядюшке, о невесте, планах и угрозах. Кое-что я помнила сама по обрывкам сплетен, кое-что отложилось в голове за время работы на советника Стрейта в прошлом году, было за что зацепиться.

К тому же, осталось у меня интересное знакомство во дворце – Эли, хранительница библиотечных знаний и большая любительница отваров по совместимости. Вот уж кто знал все и обо всех.

К Эли я наведалась в одиночестве, пока Ника взяла на себя Раса.

– Конечно, я слышала про Катарину Сифскую, и даже видела ее вживую! – радостно затараторила Эли, не успела я озвучить первый вопрос до конца. – Все, что о ней говорят, наглая ложь! Красивая?! Нет, Катарина Сифская вовсе не красивая. Она потрясающая, невероятная и неземная, аки демоница из детских сказок! Такую нельзя описать просто как «красивую», это как в лицо плюнуть. Красивый каждый второй, а вот Катарина… да, – Эли вдруг подпрыгнула на месте от впечатлений. – Даже жаль, что она теперь королевой не станет, ей бы это очень подошло. Корона, все дела. Хотя таким, как она, и без короны прекрасно живется, поди, все к ногам так и валятся штабелями. Как думаешь, Алекс тоже того… упадет? Поговаривают, он какой-то там внебрачный наследник. Ты знала? Я вот нет, и ни за что бы не догадалась. Хотя, если так рассудить, Алексу тоже пойдет корона. И Катарина Сифская рядом ему тоже пойдет, – закончила Эли на грустной ноте, даже вздохнула печально. Видимо, ее увлечение Алексом до сих пор не прошло.

– А почему свадьба так и не состоялась? – вернулась я к основной теме.

– А кто ж их знает? Тянули чего-то. Сколько лет, дай припомнить… кажется, слухи об их помолвке начали ходить еще во времена моей учебы, представляешь? Официальное объявление было уже после, но все равно годков порядком набегает. И из-за этого чего только люди не болтали, сама понимаешь. То о фиктивности самой помолвки, то об ущербности невесты, потом сплетни утихали, словно и не было этой истории, и король свободен. А потом Катарина заявлялась во дворец на какой-нибудь важный прием, и все по новой. Как многолетняя жевательная конфета эта помолвка растянулась. Хотя, если хочешь знать мое мнение… – тут Эли понизила голос до шепота и наклонилась ближе ко мне: – Хорошо, что Сифская королевой не станет, ее во дворце никто уже лет пять как не любил. В спину что только не болтали, да ей и в лицо проклятья частенько прилетали. Мол, заняла, краля, тепленькое местечко и ни туда, ни сюда. Куда такое годится? Либо вали на все четыре стороны, либо уже замуж выходи.

– Так кто в итоге тянул со свадьбой?

– Может, оба. Хотя Катарину винили во всем, король-то, раз не торопился гнать ее в шею, явно был заинтересован в девушке. Она, конечно, богата даже по меркам венценосных, но казна вроде у нас не пустая, его величество не голодал. А вел себя, словно последний кусок хлеба вот-вот доест, свет клином на этой баснословно богатой Катарине сошелся. Ну неземная она, это да. Ты ее видела? Волосы черные, густые, блестят; глаза зеленые, ресницы длинные, губы алые; высокая, тонкая, звонкая! Одним словом – не человек. Длинноносый король рядом с ней совсем уж терялся… – Эли вдруг испуганно прикрыла рот ладошкой. – Ой, все! Не слушай меня больше! Нельзя так о мертвых, да и о живых королях только в положительном ключе, как говорится…

Вся эта ситуация с помолвкой меня заинтересовала, конечно.

Рас видел тайны пламенного короля, возможно, эта помолвка – как раз одна из них.

– А что с королевскими пассиями?

Эли вновь подпрыгнула:

– Точно, совсем забыла сразу рассказать! Представляешь, тут глухо! Это же дворец, где все, всех и по-всякому… в общем, ничего не утаить. А к королю никто не шастал. Я ведь только сейчас это осознала… неужели он и впрямь так Катарину свою любил, что ждал годами, да еще и на других не посматривал? Так вообще бывает?

– Разумеется, – заверила я девушку.

Особенно, если в спальне есть сразу несколько порталов. Можно навещать любовниц или приглашать их к себе сколько душе угодно, никто не заметит этих шатаний. Хотя… нет, девушки обычно разговорчивы, кто-нибудь прихвастнул бы победой. Значит, все же любовь. Или демоны знают, что еще.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru