Выжженные земли

Владимир Мясоедов
Выжженные земли

– Вот же… Гадство. – Прошипел Святослав, лишь в последний момент вспомнивший о наличии рядом дочерей и заменивший рвущее с языка слово относительно пристойным аналогом. – Мне казалось, что уже все. Сейчас они прогрызут или продавят сетку и ворвутся внутрь.

– Если тебе станет от этого легче, я тоже так думала. – Слабо отозвалась Екатерина, гладя дочерей по головам. Впрочем, Анастасия и Юлия уже не плакали. У них не осталось на это сил. – Как твоя нога?

– Плохо, но ходить смогу. Если делать это медленно и не слишком долго. – Святослав чуть-чуть перевел дух и скосил глаза вниз, чтобы рассмотреть свою рану. Выглядела та не слишком то и страшной. Просто сквозная дырка в штанах… Под которой находится глубокий сочащийся кровью канал, заканчивающийся засевшей в мясе пулей. Мужчина осторожно дотронулся до края отверстия и стремительно отдернул пальцы обратно. В хирургии он разбирался не слишком хорошо, но догадывался, что рану стоит перевязать. А перед этим желательно почистить от той дряни, которая не могла не просочиться внутрь вместе с грязной водой. Конечно, в больнице бы подобную операцию провернули минуты за три, причем оперативно достав из ноги посторонний предмет и не забыв использовать обезболивающее. Однако остались ли вообще целые заведения здравоохранения на острове? И как быстро удастся попасть в действительно безопасное место, учитывая даже не думающий прекращаться шторм? Было бы глупо пережить встречу с чудовищами, но загнуться от какого-нибудь столбняка. – У тебя есть спиртовые салфетки или какие-нибудь духи? Надо хоть тампон стерильный попробовать соорудить, чтобы кровь больше не сочилась.

– Ох! Кажется, я потеряла сумочку. – Сообразила Екатерина, когда покрутилась пару секунд на одном месте, но ничего из запрошенного так и не нашла. – Хоть убей не помню, когда и где её уронила.

– Наверное, когда от роя бежали. – Решил Святослав, осторожно закатывая штанину и боясь лишьний раз потревожить рану. – Ты же её обычно на плече носила, а тут Настьку на руки взяла. Вот и соскользнула мимоходом. Ладно, надеюсь, тут найдется какой-нибудь одеколон или другой антисептик. А еще больше надеюсь, что буду вопить от боли во время дезинфекции недостаточно громко, чтобы это кто-нибудь услышал.

– Жи-жидкое мыл-ло. Каж-жется. – Достала из под живота какой-то маленький закручивающийся пузырек Юлия и продемонстрировала родителям. Девочку трясло, но она все силами старалась этого не показывать. Получалось у неё, правда, плохо. – Он-но помож-жет?

– Ну, каких-то бактерий может и убьет. – Пожал плечами Святослав, аккуратно забирая находку дочери. – А с остальными будем разбираться после. Посмотри, а там под тобой ничего больше полезного нет? Бинтов, например. Ну, или ваты хотя бы.

– Светло. – Вдруг сказала Екатерина, поджав губы и недовольно нахмурившись. Грязь, стресс и усталость придали чертам её лица весьма непривычное выражение, будто состарив его лет на десять-пятнадцать. Сердце Святослава кольнуло болью не то от вида жены, не то от очередной зеленой молнии, сверкнувшей где-то в небесах. – Почему стало так светло, если дождь и не думает утихать?

Вздрогнув как от удара током, отец семейства Ясневых осознал одну простую истину. В их личном пластиковом бункере стало прекрасно видно друг друга и образовавшийся в результате завала кабинки на бок беспорядок, хотя непогода даже и не думала утихать, стуча по пластику тысячами тяжелых крупных капель. Да и выключателя на стене никто не касался, судя по тусклости крепящегося в уголке светильника. Приникнув к одному из окошек, мужчина убедился в том, что уровень освещенности на улице действительно увеличился. Висящая над извергающимся вулканом пирамида старательно изображала из себя второе солнце. Грани её раскалились до такой степени, что рассмотреть их теперь уже толком не получалось. И как на настоящем светиле, на этой штуке имелись свои пятна. Самые ужасные из тварей, которых местные называли валунга патра хотя и походили больше всего на титанических ракоскорпионов, но вдобавок еще и прекрасно умели плести паутину. Десятки едва видимых с такого расстояния ниточек, на самом деле по толщине сравнимых с вековыми деревьями, опутывали невероятное сооружение и тянули его вниз. Туда, где живой черный поток уже успешно превозмог практически всю вытекшую из вулкана лаву.

Пирамида сопротивлялась. С её вершины то и дело бил ослепительно-алый луч, рассекавший тянувшие вниз путы и проделывавший в рядах противника целую просеку. А свет, превративший ночь в день, похоже являлся лишь побочным эффектом от источаемого гранями жара, более достойного пламени звезды. Вот только силы были слишком не равны. На место каждого уничтоженного ракоскорпиона по склонам вулкана вверх карабкалось еще два, а попытка подсчитать количество более мелких тварей и вовсе вызвала бы процесс зависания даже у суперкомпьютера. По наведенным канатным дорогам вверх карабкались самые проворные монстры и изо всех сил ломились внутрь. В стенках летающего сооружения уже змеились прорехи, из которых наружу вырывалось нечто неописуемое. То, что хотелось назвать уже не пламенем, а плазмой. Точно такой же, как и та, которая миллиарды лет горит в короне солнца. Внезапно пирамида запульсировала. Мгновения, в которых она источала во все стороны свет, сменялись секундами потемнения её граней до цвета, заставляющего вспомнить о безвозвратно поглощающих фотоны черных дырах. И темп постепенно нарастал.

– Ну? – Опасливо осведомилась у мужа Екатерина, прижимая к себе только-только начавших успокаиваться детей, которые уже не так громко хлюпали своими носиками. – Что там?!

– Если бы я смотрел научно-фантастический фильм, то решил бы, что эта зависшая над вулканом штука сейчас взорвется из-за перегрузки главного реактора или фиговины, его заменяющей. И вместе с ней на воздух взлетит весь остров. – Как-то отстраненно заметил наблюдающий за невероятным сражением чуждых человечеству сил Святослав и только потом понял смысл своих собственных слов. – Нет. Нет! Нет-нет-нет! Нас же разделяет слишком маленькое расстояние! Тут и тридцати километров по прямой не будет, а долбанет наверняка круче, чем в Хиросиме! Я не хочу!!!

Разумеется, категорическое несогласие отца семейства с происходящим ничего не изменило. Пирамида продолжала наращивать темп пульсацией до тех пор, пока внезапно вся не вспыхнула ровным белым светом. Этот свет проникал везде и всюду. И обжигал, словно каленое железо. Крики утративших от боли разум Ясневых, пытавшихся метаться в тесной коробке своего убежища, но лишь бессильно колотящихся об её стенки, нанося себе новые травмы, слились в единую какофонию немыслимой агонии. Интенсивность ощущений со временем нисколько не угасала. Наоборот, с каждым мгновением становилось только хуже, хотя еще секунду назад казалось, что хуже уже некуда и человеческая плоть просто не выдержит дальнейшего усиления этого кошмара. Обжигающий свет поглотил все окружающее и растворил в себе. А потом померк. Вместо него осталось лишь что-то красное и тусклое, но благодаря резкому контрасту смотрелось оно уже практически как абсолютной мрак. Секунд десять понадобилось погребенному под дочерьми и женой Святославу, чтобы понять одну простую истину. Он видит всего лишь внутреннюю сторону собственных зажмуренных накрепко век. А еще его больше ничего не обжигает и, следовательно, можно перестать кричать.

– Мы живы?! – Судя по голосу Екатерина сама не верила в то, что все обошлось. – Анька, слезь с Юлькиной головы! Как ты вообще смогла в этой тесноте так развернуться?

– Не знаю. – Всхлипывая, повинилась девочка, под действием инстинктов собственной сестре взобравшаяся под потолок кабинки и там попытавшаяся выбраться наружу сквозь антимоскитную сетку. Вот только выдержавшая натиск демонических омаров преграда оказалась действительно качественной. Словно её изначально делали в расчете на усилия пытающегося прорваться внутрь взрослого человека. Возможно, даже вооруженного каким-то режущим инструментом. Одним словом типичного уличного воришки, намеревающегося слямзить кошелек у присевшего отдохнуть туриста. – Оно само! Вытащите меня отсюда!

Придя на помощь дочери, Святослав чисто машинально выглянул наружу, а потом испуганно вскрикнул и чуть не уронил своего семилетнего ребенка вниз, прямо на жену. Но он все же сумел пересилить себя, поставил дочь в относительно нормальное положение, а потом потянулся зажать себе рот. И уже потом не смог сдержать испуганно-изумленного мычания еще раз. За тонкой сеткой, отделяющей его семью от внешнего мира, больше не было дождя. И осаждаемого монстрами вулкана. Как и города. Там шелестела высокой травой и листвой редких привольно раскинувших в стороны ветви деревьев обычная русская степь без всяких следов лиан и пальм. Или, по крайней мере, нечто местами на него похожее.

– Это… Что?! – Мужчина ошарашено моргнул и потряс головой, но крайне нехарактерный для острова Талоа пейзаж никуда не исчез. Краем глаза он поймал в небе яркую точку. Пылающая пирамида, сейчас выглядящая довольно тускло, почему-то заметно уменьшилась в размерах и теперь стремительно набирала высоту. С её граней вниз падали вниз один за другим ракоскорпионы, ставшие совсем крошечными. И судя по тому, как отчаянно они молотили по воздуху всеми своими конечностями, способности к полету среди талантов данных монстров не числилось. Далеко не сразу Святослав сообразил, что размеры титанических чудовищ остались все теми же. Просто до них в один момент стало значительно дальше, чем раньше. В момент, заполненный слепящим и обжигающим белым светом, очевидно как-то воздействовавшим на само пространство. – Это… Где?!

Ответа на вопрос не было. Зато в некотором отдалении внезапно послышался до боли знакомый звук стрельбы из автоматического оружия. Яснев был готов прозакладывать свои дырявые штаны, что это палит тот же самый урод, который его ранил. Затем бухнула граната. Еще одна. Снова сухой треск очередей. Кем бы ни был вооруженный психопат, но похоже сейчас он вступил в настоящее сражение. И противник у него не из тех, кого можно остановить парой пуль. С ветвей ближайшего дерева вспорхнула крупная птица, испуганная громкими звуками. Вырвиглазно-розовая окраска её перьев заставляла задуматься о аварии на химическом комбинате, а наличие за спиной сразу двух пар прозрачных словно взятых у гигантского насекомого крыльев лишь подтверждало данную теорию.

 

– Как думаешь, уже можно выходить? – Екатерина, привстав на цыпочки, тоже выглядывала наружу. – Не думаю, что оставаться тут хорошая идея. Нам надо обсушиться, заняться твоей раной, посмотреть, не осталось ли ожогов… И найти какое-нибудь по-настоящему безопасное место, где можно будет подумать о том, какая же именно дрянь тут случилась.

– Не знаю, что тут происходит, но мы обязательно выживем. – Вздрогнув, пообещал себе Святослав, нервно сглатывая. На Талоа подобных существ водиться не могло. И на всей Земле – тоже! Мужчина промок, замерз, перенервничал, а еще у него болела нога с засевшей внутри пулей. Однако он просто не имел права быть слабым, как бы не хотелось ему лечь и расплакаться. Не тогда, когда за спиной жена и дочери. Следовало сделать все возможное и невозможное, чтобы они оказались в безопасности. И еще следовало бы вытрясти душу из тех, по вине кого им всем пришлось пережить подобное. – Мы. Тут. Не сдохнем!

Глава 3

– Тебе срочно нужен медик. – Решила Екатерина, понаблюдав за первым десятком шагов, которые Святослав сделал по сухой высокой траве. Местная растительность, похоже, давно уже не видела дождя. И уж точно она не была знакома со штормом, промочившим семейство русских туристов до нитки лишь четверть часа назад. Импровизированная повязка, которую сделали из мужской рубашки, весьма неприятно давила на рану при каждом движении. Ясневы не могли сказать, хорошо это или плохо. Может свежее пулевое ранение так и должно ощущаться, взрываясь вспышками боли от малейших прикосновений? – Черт, ну почему я училась на бухгалтера, а не на медсестру?! Что мне делать, если ты сейчас свалишься и умрешь?!

– С пулей в ноге жить можно. Кровь почти уже не течет, значит никаких крупных сосудов не задето. А мясо нарастет. – Успокоил жену Святослав, оглядывая окрестности. Неведомый катаклизм, едва не прикончивший их всех болевым шоком, тем не менее не оставил после себя на телах людей никаких следов. Синяки, набитые об стенки кабинки и друг об друга, в данный момент заслуживающими внимания не считались. Хотя и болели. – Плохо только то, что жить с пулей в ноге получится, скорее всего, недолго. Либо нагноение начнется, переходящее в гангрену, либо какой-нибудь хищник на запах крови придет. И хорошо еще, если это будут обычные волки или чего-то подобное. От них, по крайней мере, на дереве получится спрятаться.

Местность, где оказались люди, являлась скорее все же лесом, чем степью. Просто они очутились едва ли не в центре здоровенной ассиметричной проплешины метров пятисот в диаметре, где по какой-то причине почти не росли деревья. Ярко светило солнышко, прогревая воздух градусов до тридцати-тридцати пяти, ощутимых даже под слоем промокшей теплой одежды. Чирикали необычайно яркие даже для тропиков птички, ловя снующих там и сям насекомых. Святослав нервно осматривал окружающую местность в поисках потенциальных угроз. Таковых вокруг не имелось… Вроде бы. Однако пейзаж не позволял расслабиться и забыть о произошедшем. Вот идет несколько метров нормальная трава, а рядышком лежит себе и сохнет спокойненько проплешина мокрого асфальта. Даже с дико смотрящимся посреди чащи уличным фонарем и стоящей рядом с ним урной, до краев полной воды, в которой плавают бычки, обертки, коробки из под сока и прочий свойственный большому городу мусор. А дальше снова дикая природа, кустики, цветочки. Последние мужчина рассматривал с особым подозрением. Раньше ему никогда не попадались заросли фиолетового цвета подсолнухов, весьма привольно растущих у подножия вековых сосен. Или каких-нибудь кедров. В ботанике Святослав разбирался откровенно слабо, деревья с иголками всегда казались ему все на одно лицо.

– Пап, я бабочку поймала! – Раздался под боком ошарашенный голос Юли. – Вот, взгляни!

– Молодец, дочка. – Чисто машинально похвалил ребенка отец, продолжая внимательно изучать близкую кромку леса на предмет возможных угроз. – Давай не сейчас, ладно?

– Пап, но у неё две головы! – Возмутилась девочка и все же всучила Святославу свою отчаянно трепыхающую крылышками добычу. Как оказалось, та действительно была весьма примечательным экземпляром. Во всяком случае, мужчина раньше никогда не видел ничего похожего ни в одной телевизионной передаче, посвященной удивительному миру насекомых. – Это либо мутант, либо…

– Они тут все такие. Следовательно, для них подобное абсолютно нормально. – Екатерина легко поймала еще одного лесного мотылька, внимательно его рассмотрела, а после небрежно выкинула куда-то в траву. Если придет в себя – то полетит по своим делам дальше. Нет – станет кормом для местных муравьев. – Это мы явно не на своем месте. Слава, я понимаю, что тебе тяжело, но нам надо идти. Через несколько часов дети захотят есть. А еще нам надо где-то спать. И очень-очень сомневаюсь, что тут найдется хоть один магазин, гостиница или просто ночлежка для бездомных. Если только их не перетащило сюда также, как и нас.

Святослав был вынужден согласиться с супругой. Внимательный осмотр грандиозной лесной поляны позволил ему найти все и больше и больше доказательств того, что некая неведомая сила просто перемешала остров Талоа и какую-то иную местность как два рассыпавшихся по полу пазла, вопреки рисунку сложенных в единое целое. Там и сям попадались новые участки асфальта, редко превышающие пары квадратных метров. В ветвях на высоте всего лишь человеческого роста запутался лишившийся опоры провод. Отважный лесной грызун, похожий не то на слишком колючую мышь, не то на частично облысевшего мелкого ежика, опасливо принюхивался к шуршащему полиэтиленовому пакету, испачканному чем-то жирным. Впрочем, когда под ногой одной из девочек громко хрустнул сучок, зверушка шустро метнулась в заросли дикой малины, куда более крупные существа так безоглядно нырять бы поостереглись из-за грозно растопыренных во все стороны колючих стеблей.

– Смотри! – Святослав поспешил обратить внимание супруги на найденное растение. – Как думаешь, ягоды можно есть?

– Сейчас – точно нет. Да и когда поспеют, я бы поостереглась пробовать первой. – Екатерина с сомнением оглядела заросли кустарника, выглядящего как привет с далекой родины. Ягоды были мелкие и незрелые, большая часть еще только-только начала оформляться из соцветий. Тащить их в рот, даже если они именно то, чем казались, следовало как минимум через неделю. – Вдруг они какие-то не такие? В местах радиационного заражения, говорят, растут небывало крупные грибы. Вот только кормить ими можно только врагов.

Однако даже такая находка безмерно порадовала Святослава. Если в этом месте, где бы оно ни находилось, могла выжить малина, значит и человек имеет шансы на существование. А ведь прятался где-то в глубине души потаенный страх оказаться вместе с семьей где-нибудь в аду или месте, до дрожи на него похожем, откуда и выбрались заполонившие Талоа монстры. Вряд ли в лесной чаще придется по вкусу тем ужасающим тварям, отдаленно похожим на безобидных морских ракообразных. Да и обитатели огненной пирамиды, тоже должны счесть погоду слишком прохладной. Или они людям не враждебны, а скорее наоборот? Пламя, конечно, всегда ассоциировалось в привычной христианской мифологии со злом и преисподней, но ведь как-то обитатели Талоа уживались с ними бок о бок? Причем на протяжении длительного времени. Аккурат до последнего извержения, похоронившего в раскаленном пепле существовавшую на острове цивилизацию полинезийцев. Или тогда краснокожие сами напросились, ведь наглость человеческая временами границ вообще не знает? Ну а против приплывших на смену зажаренным заживо людей обитатели вулкана уже ничего не имели, а потому и конфликтов не было. А может их специально замалчивали, ведь неспроста же современному человеку долго и упорно вдалбливают через все источники массовой информации, что сверхъестественного не бывает?

– Пчхи! Куда мы идем? – Вынырнул Святослав из собственных мыслей, когда какая-то наглая мошка залетела ему прямо в нос и была оттуда безжалостно выдута.

– Для начала – к краю поляны. – Откликнулась Екатерина, наконец-то сдвинувшая с места семейство Ясневых. – Тебе надо выломать какой-нибудь костыль, чтобы можно было на него опираться. Да и мне станет спокойнее с оружием в руках, даже если это просто большая тяжелая палка.

– Да, действительно. Хоть какую-нибудь гадюку можно будет стукнуть с безопасной дистанции, если что. – Согласно кивнул Святослав, припадая на раненную ногу. – Да и потом, в змеях много протеинов. Конечно, в тараканах и сверчках их тоже много по уверениям китайцев, но такую азиатскую кухню мы рискнем пробовать только с очень большой голодухи… Ай!

Заболтавшийся с супругой мужчина споткнулся о торчащий из земли корень и свалился прямо на простреленную ногу. Секунд десять он буквально ничего не видел, поскольку перед глазами встало алое марево боли, а потом чащу огласил сочный русский мат. Даже наличие рядом дочерей не смогло удержать от ругани страдающего от боли Святослава. Повязка, сделанная из обрывков рубашки, оказалась слишком скользкой и сползла со своего места. А корка из засохшей крови от удара содралась ко всем чертям, позволив набиться в рану земле и мелкому лесному сору.

– Тебе точно нужен медик. – Вздохнул Екатерина, доставая из кармана штанов маленькую бутылочку с пахнущим цитрусовыми жидким мылом. Она так и осталась единственной полезной вещью, которую удалось ему отыскать в перевернутой кабинке. Даже способного заменить салфетки рулончика туалетной бумаги ему не досталось, поскольку тот расползся из-за вездесущей во время шторма воды в бесполезное однородное месиво. Возможно, лить данный состав на открытую рану и не следовало, но лучшего дезинфицирующего средства просто не было. А судя по тому, как нещадно он щипал конвульсивно вздрагивающую плоть, все близко познакомившиеся с ним микробы просто обязаны были умереть в жутких корчах. – Или, по крайней мере, настоящие медикаменты.

– Ага. – Морщась от боли, подтвердил Святослав. – Без них хоть стреляйся…

Идея, пришедшая в голову Святослава, была очень сомнительной. Однако уходить она оттуда не хотела никак. Где-то поблизости лишь несколько минут назад шла яростная стрельба. А раз так, значит, там должны иметься и люди. Возможно, он сумеет одолжить у них чего-нибудь полезное вроде лекарств или автомата. Но только безопасно ли это? Пуля в ноге подсказывала, что не все встречи сейчас могут оказаться полезными. Сослепу прикончить в человека в опасной ситуации, приняв за опасное чудовище, это одно… Но его семью и оставшуюся неизвестной барменшу расстреливали прицельно. Прекрасно понимая, что и зачем делают. Возможно, просто поехала крыша у владеющего оружием человека, делая его неспособным отвечать за свои действия. Но даже если и так, то вряд ли неожиданный перенос её вправил на место. Скорее уж наоборот. И, следовательно, попадаться безумцу на глаза с раненной ногой станет крайне рискованно. Особенно в отсутствии луж, куда можно нырнуть.

– Нет! – Поспешила заявить Екатерина, рассматривая задумчивое выражение на лице супруга. – Чтобы ты не задумал – нет! Это слишком опасно! Последний раз, когда я видела такое выражение лица на твоей морде, нам пришлось платить громадный штраф за неуплату налогов!

– Ну, кто не рискует, тот вместо отдыха на Гавайских островах валяется себе дома на диване, любуясь на тропические красоты исключительно через телевизор. – Вздохнул Святослав, отбрасывая куда подальше план найти стрелка и поквитаться за ранение с попутной экспроприацией оружия. Нет, будь он здоровым и не отягощенным семьей, то обязательно бы попытался отыскать урода. В конце концов, должен же тот когда то спать? Однако сейчас риск был слишком велик. – Ладно, ты права. Сначала костыль и дубинка, потом поиск безопасного места. Знать бы только где оно?

– Так… Если ту улицу раскидало равномерно, то мы бежали откуда-то справа. – Екатерина попытался восстановить в памяти детали случившегося лишь недавно кошмара, тогда казавшиеся малозначительными. – Ну, да! Точно! Тот фонарный столб с урной, он же совсем рядом с кабинкой стоял!

– Ага! – Подтвердила Юля. – Я еще за ним пряталась!

– Странно, почему теперь между ними метров сто? – Задумался Святослав, оглядываясь на спасшее их убежище. Синий пластиковый короб едва виднелся из-за зарослей высокой травы. – А, неважно! Главное, где-то слева должен находиться дом, откуда по нам палили!

Словно подтверждая его умозаключения, относительную тишину леса вновь разорвал треск, издаваемый автоматическим огнестрельным оружием. И шел он именно с той стороны. Звук, правда, был несколько приглушенным, но это могло объясняться гасящими акустические колебания деревьями и изменением расстояний, случившимся во время мистического катаклизма.

 

– Нет, нам туда не надо! – Окончательно определился с решением мужчина, мысленно желая стрелку как можно скорее остаться без боеприпасов. Проклятие его, судя по всему, грозило исполниться в самое ближайшее время. Неизвестный палил так, словно его огневую точку осаждали бесконечные толпы врагов, грудью прущих на свинцовый ливень. И это лишь послужило дополнительным аргументом за противоположенный маршрут движения. Возможно, убийца сражается сейчас с тенями или примерещившейся ему белочкой, но вдруг перед ним действительно противник, заслуживающий пары очередей в упор? С таким существом сталкиваться раненному одиночке станет вообще верной дорогой на тот свет. – А надо нам… Надо нам… Надо нам к колдуну!

– Зачем? – Удивилась Екатерина, передергивая от неприятных воспоминаний.

– Ну, для начала он в противоположенной от стрелка стороне. – Пожал плечами Святослв. Решение найти тело помершего не то от инфаркта, не то от инсульта старика было довольно неожиданным, но чем дальше Яснев размышлял над подобной идеей, тем сильнее она ему нравилась. Не теряя времени даром, мужчина захромал в нужном направлении, стараясь как можно меньше напрягать простреленную ногу. Поиски им предстояли долгие, однако их возможный результат определенно стоил того! – А еще на полпути к гостинице, где остались наши вещи. И много-много земляков. Мы хоть с ними и не знакомы по большому счету, но в такой ситуации чуть ли не любой русскоязычный за своего сойдет. К тому же имеются и другие причины.

Святослав наконец-то достиг края леса и немедленно стал искать подходящую палку, желательно еще растущую на дереве. Валяющийся под ногами хворост хоть и было в разы легче взять в руки, но и прочность у него, как правило, оставляла желать лучшего. Попутно мужчина растолковывал семье все тонкости своего решения, стараясь звуками родного голоса успокоить дочерей и отвлечь жену от мрачных мыслей.

Во-первых, где-то рядом с пожилым островитянином лежит и Петр, а у погибшего моряка можно одолжить тесак и китель. Кстати, почему он вообще гулял по берегу в парадной форме? Туристок клеил? Впрочем, неважно, какие бы причины для подобного не имелись у покойного, теперь его одежда послужит новому хозяину, сейчас вынужденному щеголять топлесс. Конечно, погода вроде как позволяет гулять и без рубашки, но вдруг похолодает? Да и цепляться голым торсом за кусты маленькое удовольствие, не говоря уж об укусах кровососущих насекомых, уже вовсю вьющихся вокруг так необходимого им источника протеинов. К счастью, местные комары оказались не только недостаточно суровы, чтобы съесть человека целиком, но еще и исправно давились ладонями и шарахались в стороны от оторванной с ближайшего лиственного кустарника веточки. Никакого заметного отличия в них от привычных насекомых Святослав пока не обнаружил и сильно надеялся, что так оно и останется. Эти противно жужжащие зверюги и так были настолько надоедливы и вездесущи, что дальше просто некуда.

Во-вторых, если на новом месте оказались не только обитатели Талоа, но и напавшие на них монстры, то та территория уже свободна. Пиявки лежат на сохнущем асфальте, вывернутые наизнанку, а рой демонических омаров куда-то улетел. А вот люди, которые из-за непогоды скорее всего сидели по домам, могли нашествие чудовищ даже и не заметить. Возможно, среди них даже окажется какой-нибудь врач из местной больницы. Если нет, хватит и сердобольной домохозяйки с парой таблеток обезболивающего, наловчившейся бинтовать разбитые коленки своим детям.

Ну и, в-третьих, тело самого настоящего колдуна требовалось очень внимательно обыскать. Какая-то чертовщина втравила острова Талоа с его обитателями в крупные неприятности и, возможно, она же теперь была их единственным спасением. Святослав не верил, что окружающий лес растет себе где-нибудь в диком уголке Канады, Сибири или Амазонки, не говоря уж о более окультуренных землях. И Екатерина с ним была согласна целиком и полностью. Не водилось на Земле розовых птиц с четырьмя парами стрекозиных крыльев и двухголовых бабочек! Но даже если они и дружно ошибались, то интриговала одна возможность прикоснуться к сверхъестественным знаниям. Знание – сила. И сейчас, когда рухнул окружающий их семью мир, требовалось любое преимущество. Вряд ли, конечно, бомжеватого вида старик носил в кармане энциклопедию практического колдовства для самых маленьких. Но у него мог отыскаться паспорт, права или иной какой документ, содержащий адрес места проживания покойного. А уж там то и следовало поискать либо источники информации, либо живых магов. В конце-то концов, он же учил не только свою внучку, но и каких-то других, у которых все эти фокусы получались лучше.

– Помогите! Эй, кто-нибудь! Ну, пожалуйста! – Крик, приглушенный расстоянием и потому еле слышный, заставил Ясневых вздрогнуть и остановиться. Первым стремлением людей отправиться к источнику звука, но потом напомнила о себе боль в раненной ноге. Вдруг ловушка? А если даже и нет, то какой толк от почти калеки, женщины и пары детей? Хищника они не прогонят, в лучшем случае своим телом ненадолго отвлекут. Врачебную помощь оказывать не умеют. В их силах, пожалуй, только моральную поддержку оказать. – Сюда! Помогите, умоляю! Я не могу один разобрать эти завалы!

Голос был мужским, но судя по плескавшимся в нем интонациям, сейчас данный представитель сильного пола находился в крайне испуганном состоянии. Впрочем, Святослав его нисколько не осуждал. Сам был бы рад заплакать как маленькая девочка и покататься туда-сюда в истерике, да вот беда, простреленная нога мешала. О причине же, по которой неизвестному требуется помощь, долго думать не пришлось. Если случившаяся катастрофа переместила непонятно куда куски улицы, то почему бы ей и дома не захватить? Полностью или частично. А об устойчивости здания, попрощавшегося с частью капитальной стены или фундаментом, нечего даже и думать. Обрушится либо сразу, либо чуть-чуть попозже. И тогда опоздавшим выскочить наружу жильцам придется надеяться главным образом на чудо. Особенно если рядом спасателей нет, не было и не будет вообще никогда.

Немного поколебавшись, Святослав решил все же отправиться на голос. Руки у него были в порядке, а значит, с завалом он помочь все-таки мог. Да и страшновато мужчине, честно говоря, было ходить с семьей по этому лесу. Однако прорвавшись через очередные кусты, Ясневы неожиданно для себя вывалились на очень знакомый и не до конца просохший участок улицы. Здесь дождевая вода еще не успела полностью схлынуть с асфальта, оставив множество мелких луж, а поверх них валялся разный мусор. В том числе и десятки разорванных изнутри плоских пиявок, в смерти вызывающих ничуть не меньшее омерзение, чем в жизни. Никуда не делся лежащий поверх клумбы труп островитянина, равно как и тело Петра, из обрывков шеи которого до сих пор сочились отдельные кровавые капли, Видимо рой летающих омаров интересовали только живая добыча. Покойный волшебник продолжал пялиться в небеса безжизненными глазами и чему-то улыбался.

– Девочки, не смотрите туда. – Поспешила развернуть в сторону детей Екатерина. – Вот лучше на воробушков полюбуйтесь. Смотрите, какие они веселые, малиновые, с двумя парами лапок… Интересно, а у местных куриц тоже четыре ножки?

– Прости, старик. Ты помер, чтобы спасти свою внучку, а я её не уберег. – Зачем-то извинился Святослав, осторожно подходя к неподвижному телу и тыкая в него своим не до конца очищенным от мелких веточек костылем, при нужде вполне способном сойти за дубину. Вроде бы покойный при жизни особо пакостным характером не отличался, но кто этих островных колдунов знает? Вдруг восстанет из мертвых в виде зомби и попытается откусить мародеру протянутую не туда руку? – Понимаешь, подстрелил деваху какой-то засранец, когда мы от монстров драпали. Меня вон в ногу подранил, собака. И за обыск, кстати, тоже прости. Я это исключительно из лучших побуждений… Оп-па!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru