Митчелл

Розалина Будаковская
Митчелл

– Слушай, мы… – не задумавшись, начал я, но вовремя остановился. – Да, встретиться. – я, наконец, выбрался из-под раковины. – Мы договаривались в пять, верно?

– Именно.

– Буду ждать тебя, адрес пришлю, договорились? – я снова подполз к канализационному узлу. – Рут, договорились? – думаю, мадам Бастьен будет лучше рассказываться о семействе Фань где-нибудь в приятной обстановке. Как раз проверю, шарлатанка она или нет.

– Да, да. Конечно. – незадачливо ответила девушка. – Я буду. До встречи.

– Да, давай. – бросил я и положил трубку.

Мэтт ковыряется в соединениях и всячески пытается проанализировать, где перекрывать бесконечный поток воды. И всё же мне не дают покоя ни трубы, ни этот нескончаемый плеск, ни пропавший сыр и начищенный пол меня, разумеется, тоже смущает. Я в который раз облазил помещение, осматривая каждый стык, каждую трещинку на наличие новых потайных люков и прочего.

– Мэтт, найди, куда уходит вентиляционная труба. – попросил я. – Кажется, есть идея.

– Не хочешь поделиться? – обидчиво произнёс он, как самая настоящая женщина. Ещё бы губы также надул!

– Где-то здесь должен быть вход в подвал. – держа себя в руках, ответил я, и чтобы не смотреть его кислую физиономию лишний раз, во всю рассматривал трубы. – Давай, иди.

– Это всё, что ты хочешь мне сказать? – вскипая, сказал Дормер. – На что тебе этот люк сдался?! Всё это мы, по-хорошему, должны делать в присутствии хозяина, как минимум!

– Вчера я завернул кусок вонючего сыра в салфетку, а сегодня он пропал. – ответил я. – Сюда явно кто-то ходит, пока дом пустует. Если сейф украли, зачем грабителям возвращаться? А если сам Фань что-то скрывает? – закончил я. – Не думал об этом? Может, он сам его украл.

– У тебя фантазия разыгралась, приятель. – снисходительно кивнул полицейский, сложив руки на груди. – Ты телек пересмотрел.

– Слушай, Мэтт, если не хочешь помогать, то так и скажи. – поднялся я с пола, чтобы смотреть собеседнику в глаза. – Спасибо за инструменты, я верну. – куда всё-таки идёт вентиляционная труба? Этот вопрос меня сейчас волнует не меньше, чем нескончаемый поток воды.

– Да ладно тебе! – он остановил меня, схватив за плечо. – Проверю я твою трубу. – пробурчал он и скрылся за дверью заднего входа.

Я надавил на все близлежащие плитки, желая найти что-то, подсказывающее, зачем этот узел сделан именно здесь. К тому же, кому понадобилось такую важную часть заставлять столом, который ещё и прикрутили насмерть к стене? Если будет заливать, то чтобы не удалось спаси вообще ничего? Дурь какая-то! Я присмотрелся к креплениям, которыми был закреплён стол. Они дорогие. Уверен, дороже, чем вся фурнитура кухни вместе взятая. Но даже при этом, два крепления из всех немного отличаются от остальных шести. Два крепежа металлические, тяжелее остальных. Они же больше всех покрыты липкими следами.

Я нашёл в ящике Мэтта фонарик и приблизился к месту крепления. Света прибавилось, но всё равно ничего не удаётся разглядеть. Два отверстия чем-то очень меня смущают. Они как-то не так выглядят, отличаются. Незначительно, но я не могу игнорировать эти различия. Вооружившись фотоаппаратом и фонариком, рассматриваю дыры в стене.

Вернулся Дормер. На улице есть только одна видимая труба, которая идёт куда-то ниже уровня первого этажа. Мэтт предполагает, другая часть трубы просто вмонтирована в пол.

Я заметил какие-то насечки внутри отверстий. Чувствую себя полнейшим идиотом с действительно сильно разыгравшейся фантазией. Вставив крепления обратно – они зашли в стену намного глубже – я повернул их. В полу что-то щёлкнуло. Дормера будто подкосили, он упал и прислушался к полу. Вернувшись к канализационному узлу, я просунул руку между труб и постучал по бетону.

Пусто! Звук пустой! И не бетон это вовсе! Так и знал, что там что-то есть! Это не люк к канализации, а ход куда-то в подполье! Что там может прятать Фань? У меня всё больше складывается впечатление, что сейф на самом деле никто не крал. Сам Юн всё это устроил! Но зачем он возвращался?

Мы вдвоём с Мэттом шарим руками по всей поверхности около этих труб в поисках какой-нибудь ручки или, на худой конец, кнопки. Лицо Дормера вдруг засияло так, будто ему выплатили разом годовую зарплату. Он дёрнул за незаметную «сладкую» ручку, и вся панель с ненастоящими трубами поднялась наверх так, что мы легко сняли её. На вид она тяжёлая, но на деле весит максимум килограммов пять. Воду по трубам гоняет небольшой насос с собственным генератором. Даже если кто-то додумается найти этот люк, то он вряд ли сообразит вернуть на место крепежи, чтобы найти эту ручку.

Мы с опаской заглянули вниз. Темно. Ничего не видно. Свет, вероятно, там есть, но мы же отключили электричество. Включать его снова опасно – кто знает, вдруг здесь Фань всё же установил сигнализацию? Я вооружился фонариком и спустился по приставной лестнице. Здесь неглубоко, потолок не такой высокий как в доме, но и низким его не назовёшь. Чуть больше двух метров, я бы сказал. Здесь совсем не пахнет сыростью, воздух, на удивление, довольно свежий и прохладный. У дальней стены стоит какой-то стеклянный стеллаж. Он вытянут по стене. Здесь несколько металлических и пластмассовых ящиков. Видимо, изначально Фань спрятал свой сейф именно здесь, а возвращался для того, чтобы забрать его. Но зачем? Довести дело до конца, чтобы нанятый частный детектив – то есть я – подтвердил, что сейф на самом деле кто-то украл? Я вернулся ко входу и попросил Мэтта спустить мне камеру. На чём я не скупился, так это на своём фотоаппарате.

В пластмассовых ящиках хранятся многочисленные документы, а в металлических – деньги. Целые пачки денег! Не понимаю, зачем Фань разводит такую панику из-за каких-то – якобы – пропавших ста тысяч, если у него в закромах в десятки раз больше? Теперь я от Рут не отстану, пока не узнаю о семействе Фань больше. Пусть дело закроется сразу, как я найду проклятый сейф, но узнать, откуда у бизнесмена такие деньги, я после этого просто обязан!

– Митч, живо выбирайся оттуда! – крикнул Дормер. – Фань возвращается в Бруклин!

– Да, иду. – нехотя ответил я и успел сфотографировать пару листов из папок с подписями «Джерси» и «Питтсбург». – Ты мне не поверишь! – не сумев сдержать неописуемую радость, выпалил я. – Тут, кажется, миллионы. – вполголоса сказал я, будто нас кто-то может подслушивать.

Мы быстро вернули всё на места и сделали вид, будто снимаем отпечатки. Попутно я рассказал Мэтту, что произошло на самом деле. Как я и ожидал, мистер Фань заглянул на место преступления. Он аккуратно прошёл по начищенному полу и присмотрелся к чашке, которую крутил в руках Мэтт.

– Нашли что-то, мистер Хилл? – поинтересовался Юн. – Это любимая чашка моей Зэнзэн.

– Чудно. – вставил Дормер.

В кармане зазвонил телефон, я сразу вытащил его. Это Ким. Похоже, сейф нашёлся. Девушка действительно звонит сообщить, что к ней в руки попал похожий на тот, что я ищу, сейф. Я чуть ли не вприпрыжку побежал в ломбард, оставив Дормера с Фанем.

В этот раз Баро не сказал ни слова, встретившись со мной. Он снова взял пачку сигарет и вышел на улицу. Дэнчулэ открыла потайные дверцы одной из витрин. Украденный сейф оказался невскрытым. Девушка сказала, его даже не пытались открыть, только для чего-то сделали пару насечек у замочной скважины, имитирующие попытку взлома. Её поставили в тупик несколько липких следов от пальцев на поверхности сейфа. По дороге сюда я заприметил другой ломбард, который так не прячут.

Я написал Дормеру, чтобы он и Фань ждали меня по адресу нужного ломбарда через полчаса. Время беру с запасом, чтобы не выглядеть запыхавшимся. По моей легенде, сейф я нашёл именно там.

– Может, ты мне ещё скажешь, кто его принёс? – насколько возможно доброжелательно улыбнулся я.

– Какой-то левый парень. – со знанием дела ответила девушка и поправила очки на переносице. – Дай три сотни, и они тебе что угодно куда угодно доставят без лишних вопросов. –, девушка рассмотрела с помощью большой лупы следы пальцев. – Только никак не пойму, почему нельзя его было протереть? – она задала чисто риторический вопрос. – Я просила ничего не трогать, привести в том состоянии, котором его сдали. – поделилась Дэнчулэ.

Я хотел было поделиться с ней, что нашёл под кухонным полом Фаня, как Кимберли остановила меня прежде, чем я открыл рот. Девушка предложила мне сфотографировать улики прежде, чем она сотрёт их. Похоже, я не ошибся, когда решил, что Ким пользуется собственным мозгом – уверен, Дэнчулэ сама уже составила приблизительную картину случившегося.

– Нет. Даже не думай. – сказала она вполголоса. – Если я буду знать хоть что-то, мне придётся рассказать. Не вздумай тут говорить о делах, понял?

На этом разговоры закончились. Мы быстро завернули сейф в огромный кусок крафтовой бумаги. Я без особого труда поднял его, вес этой штуки не больше десяти килограммов. На месте, как и должно было получиться, я оказался за пару минут до приезда Дормера и Фаня.

Юн, похоже, хороший актёр, раз так натурально играет радость. В машине он открыл сейф собственным ключом и пересчитал деньги. Вся сумма оказалась на месте. Я, впрочем, не удивлён. Мэттью пообещал, что обязательно найдёт преступников, которые украли сейф – теперь-то китаец доверял это дело полиции – чтобы они понесли наказание по всей строгости закона.

В пять часов ровно я встретился с Рут на нейтральной, как мне до встречи казалось, территории. Эта кондитерская – место людное, к тому же, девушки любят сладкое. Дэвис просто обязана растаять и рассказать мне больше, чем ей хотелось бы. Однако, спустя полчаса я снова почувствовал себя полнейшим идиотом. Первый раз за сегодня это чувство накрыло меня, когда до меня дошло, какую аферу провернул Фань. Второй раз я стал идиотом, стоило Рут из всего огромного ассортимента выпечки взять печенье из солёного теста и чашку кофе. Она совсем не употребляет в пищу сахар? По-моему, даже те, кто тщательно следит за фигурой не откажут себе в удовольствии съесть что-нибудь сладкое.

 

– Так о чём ты хотел поговорить? – шарлатанка с удовольствие хрустит печеньем и смотрит на меня с нескрываемой интересом.

– Сначала заходил только за тем, чтобы сказать «спасибо», но, когда увидел толпу, которая ждала в коморке, у меня появились вопросы. – я задумался, прокручивая собственные вопросы в голове, чтобы убедиться, что они звучат так, как мне хотелось бы – важно и внятно.

– Тогда почему мы сидим здесь, если могли встретиться у меня? – Дэвис широко распахнула глаза и захлопала ресницами, глядя на меня.

Это ещё один её фокус? Потому что я готов снова выложить ей абсолютно всё, даже то, что никоим образом Рут не касается и касаться не должно. Помотав головой, чтобы отделаться от навязчивых мыслей, я встретился с несколько ошарашенным взглядом шарлатанки.

– Подумал, ты проголодалась, пока пудрила мозги своим клиентам. – улыбнулся я и только потом понял, что ляпнул.

Дэвис устало вздохнула, отклонившись на спинку стула. Затем она порылась в своей сумочке, достала пару банкнот и, сунув их в карман джинсов, надела куртку. Честно говоря, я запаниковал. Не знаю, насколько эта девушка может быть упёртой, но мне просто жизненно необходимо узнать больше о семействе Фань.

– Слушай, зачем ты спрашиваешь меня, если на все сто процентов уверен, что я лгунья, Митчелл? – нервно произнесла Рут. – Какой в этом смысл? Думаешь, мне нечем заняться после работы?

– Нет, конечно, я так не думаю! – вскочил я с места. – С чего ты взяла? – усмехнулся я и развёл руками.

– Да у тебя на лбу всё написано! – воскликнула девушка.

К нам тут же подлетел какой-то парень в фартуке. До меня не сразу дошло, что он здешний официант. Молодой человек с опаской коснулся плеча шарлатанки.

– Вам нужна помощь, мисс Дэвис? – аккуратно поинтересовался парень, стараясь загородить Рут от меня собственным телом.

Откуда он её знает? Дэвис и без своего маскарадного костюма ясновидящей – известная личность? Третий раз идиот! Это твой личный рекорд, Хилл.

– Нет, всё в порядке. – успокоилась девушка. – Спасибо, Том. – она без лишних слов протянула ему деньги за печенье и кофе, перебросила ремешок сумки через плечо и задвинула свой стул. – Я хочу, чтобы это осталось между нами, Том, хорошо?

Парень едва заметно кивнул в ответ.

Некий чересчур любопытный Том будто растворился в воздухе, а я выскочил из заведения вслед за шарлатанкой. Дэвис уверенно шагает в сторону по направлению к своему дому. Мне быстро удалось нагнать её.

– Да ладно тебе, не беги так! – я шёл рядом с ней. – Ляпнул не подумавши. Брось, со всеми бывает! – всеми силами я старался разрядить обстановку.

– Что тебе нужно? – Дэвис, наконец, остановилась. – Быстро, в двух словах. – твёрдо проговорила она. – У меня мало времени.

– Фань. – начал только я, как девушка меня сразу же перебила.

– Нет. – отчеканила она и помотала головой, сложив руки на груди.

– Его жена, наверняка, была у тебя! – воскликнул я. – Пойми, мне очень нужно знать об этом семействе больше, Рут! Это важно для расследования.

Девушка не стала даже слушать меня и продолжила идти домой. Я оставил попытки добиться её внимания уже спустя два квартала и плюнул на всё это. Сам как-нибудь разберусь! Неужели, не смогу найти доказательства того, что Юн Фань – мошенник? Не удивлюсь, если окажется, что у него и его жены какой-нибудь подпольный бизнес, а он своей аферой просто хотел отвести от себя подозрения со стороны недоброжелателей.

Шкатулка Дьявола

Я подскочил от телефонного звонка, раздавшегося в половину второго ночи ровно. Говорил некто по имени Уильям Белл. Он рассказал об убийстве, о котором ничего не должна знать полиция, и обещал кругленькую сумму за один только мой приезд. Поддавшись радости – у меня снова нет ни единого свободного цента в кармане – я тут же собрался и спустя некоторое время был на месте, которое указал мистер Белл.

Передо мной возвышается здание. У него, разумеется, прекрасный фасад, как у всех строений в Бруклин-Хайтс, но от дома веет гнилью и могильным холодом. Похоже, короткое общение с Рут Дэвис пошло мне явно не на пользу – теперь мерещится всякое, где не попадя.

Преодолев внутреннее омерзение, я всё же открыл калитку. У самой двери меня остановили двое амбалов, молчаливо осмотрели меня с ног до головы и открыли дверь. Честно говоря, я уже немного пожалел о собственном поспешном решении, но отступать некуда. Ко мне подошёл другой мужчина. Он худощавый, невысокого роста, носит тёмную одежду и тоже, как громилы у входа, молчит. Понятия не имею, куда на этот раз занесло меня.

Мы прошли по длинному коридору, пока не набрели на открытую двустворчатую дверь. Практически по середине большой комнаты на ковре лежит небольшого роста человек лицом вниз. Он в белом махровом халате, в области левого лёгкого растеклось бордовое пятно. Похоже, именно об этом убийстве говорил тот Уильям Белл. Вокруг мертвеца стоят четверо мужчин, чем-то похожих на того, который привёл меня сюда. По внешним признакам могу заключить, что трое из этих господ близкие родственники.

– Мистер Хилл. – сообщил один из присутствующих, указывая на меня. – Частный детектив.

– Верно. – подтвердил я лёгким кивком и сделал шаг вперёд. – Что произошло? – поинтересовался я, опустившись рядом с телом на корточки.

Мужчина азиатской внешности, среднего возраста. Ничего примечательного в его внешности я не замечаю: ни шрамов, ни родимых пятен, ни татуировок. У него тёмные волосы длиной до плеч, на верхней губе остался крохотный кусочек от накладных усов неестественного коричневого цвета. Странный нарядец для такого времени суток.

Я приподнял тело и обнаружил несколько маленьких клочков бумаги бежевого цвета. Логично было бы предположить, что убитый разорвал что-то и попросту обронил пару кусочков на ковёр, а когда решил их поднять, как раз вошёл убийца и застрелил его. Но в таком случае рука убитого была бы подмята под него, а не покоилась рядом с телом, вытянутая вдоль бедра. Мужчина не левша – вторая рука тоже вытянута вдоль бедра. Положение рук изменяли – нетрудно заметить, что ворсинки ковра до сих пор немного прижаты выше головы мертвеца, следовательно, руки опустили недавно, а пролежал он в этой комнате довольно долгое время.

– Украли шкатулку. – коротко ответил один из присутствующих, не глядя на меня. Он что-то рассматривает под своими ногами.

– Есть фотография? Возможно, кто-нибудь из вас мог бы подробно описать, как она выглядела? – спросил я, осматривая мужчин.

– Есть фото. – тот же мужчина протянул конверт, который был у него во внутреннем кармане пиджака. – Мистер Хилл, Вы понимаете, что мы от Вас хотим?

– Найти убийцу? – непонимающе предположил я. – Зачем же ещё нанимать меня?

– В первую очередь, мистер Хилл, шкатулка. – наконец заговорил кто-то ещё. – Уильям Белл, это я Вам звонил. – он протянул мне руку. – Мои братья, Честер и Рой. – мужчина указал на тех, кто стоял рядом с ним. – Это наш старший брат Грэг. – Уилл кивнул на убитого. – Делайте, что хотите, но у нас есть одно условие: полиция не должна ничего знать об этом деле, ясно, Хилл? Мы договорились?

Я несколько замялся с ответом. Заметив это, Уильям кивнул четвёртому и тот достал толстенький конверт. Вот же ты вляпался, Митч!

– Мы договорились? – повторил Уильям Белл. Видимо, он теперь старший. – Никакой полиции.

Думать долго – себе дороже. Я мысленно выдохнул и взял конверт, тут же сунув его в свою сумку. Как ни странно, думать о том, сколько в конверте, не могу. Единственное, что есть на данным момент в моей голове – как с этим разобраться без ущерба для собственной жизни.

– Разумеется. – натянуто улыбнулся я.

– Если что-то понадобится, звоните мне. – сказал Уильям. – В любое время, не стесняйтесь.

Люди в чёрном ушли, один из амбалов передал мне тонкую папку с каким-то документами и ключи от дома. Похоже, я проведу тут много времени.

Осмотревшись, я вскрыл конверт и рассмотрел шкатулку. На вид она немногим больше моей ладони. Сделана из какого-то камня фиолетового цвета, крышка украшена россыпью камней. Я не разбираюсь в камнях, но, к счастью, знаю, куда можно обратиться с этой шкатулкой. Ким, думаю, согласится помочь мне за определённое вознаграждение.

Чем дольше смотрю на это изделие, тем больше мне не верится, что за такую безделушку можно убить. Должно быть, она очень ценная и её можно продать. Может, шкатулка старинная? Не понимаю. Здесь есть вещи куда более дорогие, почему взяли именно эту?

Вокруг дома высокий забор, по периметру которого живая изгородь. Видимо, чтобы у случайных прохожих не было ни единого шанса разглядеть, что происходит около дома. Под окном одной из комнат я обнаружил чёрное пятно. Похоже, кто-то здесь что-то жёг. Остатков сожжённого нет. Я собрал немного золы и сделал фото. Возвращаясь ко входу, на глаза попался небольшой кусочек обгоревшей бумаги с частью адреса. Интересно.

Я вернулся в дом и прошёлся по комнате, в которой до сих пор лежит труп. В отсутствие посторонних, можно тщательнее осмотреть место преступления. У дальней стены камин, неподалёку от него стоит рабочий стол из красного дерева. Пепельница переполнена окурками и клочками бумаги. На широком подоконнике два бокала. Виски. Что-то мне подсказывает, Грэг Белл знал о приходе убийцы. Вероятно, именно с ним Белл выпивал.

Ящики стола вычищены. Об этом, видимо, позаботились братья покойного. Однако, я не мог не заметить, что старший, Грэг, из так называемых братьев мало похож на младших. Разные родители? Приёмный?

На противоположной стороне дома ещё одна комната и ванная. Грэг Белл, судя по одноместной кровати, живёт один. В спальне, кроме кровати и узкого шкафчика, нет ничего. Даже обои в некоторых местах подранные. Вещей у него немного – шкаф полупустой. Не закончил ремонт? Ванная сделала очень хорошо. Дорогая плитка, полотенца и сантехника не из дешёвых. Однако, в корзине для грязного белья дешёвый свитер и старые выцветшие джинсы. На раковине намыленные чёрные носки. Тоже недорогие. Ближе к входной двери вход в кухню. Здесь дорогая техника, посуда и мебель. Довольно странный контраст.

Присмотревшись, я решил, что на самом деле в доме давно никто не жил – заметный невооружённым глазом слой пыли есть даже на тарелках и столовых приборах. На полках в кухонных шкафах, кроме пачки чая и банки кофе, ничего нет. Даже сахара. Всё больше мне кажется, что Грэг Белл пришёл сюда, возможно, за несколько часов до собственной смерти, не больше. В таком случае, как объяснить наличие вещей? Не тупи, Митч. Их и принести можно.

Я снова вернулся к телу и тщательно осмотрел его. В первую очередь обратил внимание на то, что пулю уже извлекли. Неаккуратно, просто выковырнули из раны ножом. Разумеется, подозрения сразу падают на Беллов-младших.

У тела покрасневшая кожа на шее и груди. Будто кто-то сильно тёр её. Обычно я наблюдал подобное у женщин, злоупотребляющих жёсткими мочалками, чтобы избавиться от лишних жировых накоплений под кожей и омертвевших клеток кожи. Эдакий массаж.

Ногти на руках вычищены, но сделали это очень неаккуратно ещё при жизни – в нескольких местах появились едва заметные кровоподтёки. Кожа ладоней и костяшек грубая, но и её хорошенько подчистили. Зачем? Создать вид, что некто по имени Грэг Белл живёт тут достаточно долго? Что если вовсе нет никакого старшего Белла? Форма ушной раковины именно об этом мне и говорит – если он и родственник живым Беллам, то не кровный или очень далёкий.

Кожа ступней потрескавшаяся, сухая и заражена грибком. Такое я тоже видел, но у трупа бездомного. Ногти на пальцах ног также старательно острижены и вычищены. Братья Белл явно мне многого не договаривают. Склонен верить, что Грэг Белл вовсе не Грэг Белл, а человек, совершенно не имеющий отношения ни к делам Беллов, ни к этому дому.

Волосы уже успели высохнуть, но у корней всё ещё остались влажными. Мужчину совсем недавно постригли и побрили – на лице заметны более светлые участки кожи, которые ещё недавно покрывала густая растительность. В волосах можно заметить перхоть, которую тщательно пытались вычесать. У корней также множество следов, оставленных вшами: от яиц насекомых до разодранных укусов на затылке и висках.

Порывшись в одежде убитого, я не обнаружил ничего, что могло бы подсказать мне настоящее имя убитого.

Что если сами же братья Белл застрелили этого бедолагу, взяли шкатулку, а меня наняли для того, чтобы… Для чего, собственно? Надеялись, что я не придам значения всем этим деталям и назову дело очередным висяком?

В девятом часу утра я вернулся к себе. К тому времени мне позвонил один из братьев Беллов и спросил насчёт тела. Не знаю, как принято отвечать на такие вопросы, чтобы это не привлекало всеобщего внимания. Должно быть, именно поэтому я сначала промямлил что-то неясное, а потом, откашлявшись, сообщил, что закончил с мертвецом. Да, я так и сказал – «мертвецом». Ты ведь в полиции работал, Митч, видел трупы, а так по-идиотски себя ведёшь.

 

Беллы – серьёзные люди, не стоит шутить с ними. Хотя бы до тех пор, пока не выясню, что конкретно они из себя представляют. Никакой полиции, как и договаривались. Что же… Интересно, за какую сумму я на это подписался? Я боязливо вытащил конверт из сумки и пересчитал купюры. Тридцать тысяч… Признаться честно, мне поплохело уже после пятой тысячи. Трудно поверить, что по окончанию этого дела смогу рассчитаться с четвертью своих долгов.

Первым делом, я наведался к Ким.

– Что на этот раз? – устало спросила девушка.

– Шкатулка. – я тут же протянул ей конверт с фотографией. – Не знаю, насколько она ценная…

– Это не ко мне. – отрезала Дэнчулэ. – Есть один парень. Наверное, сможет помочь. – она быстро нацарапала адрес на листке бумаги. – До полудня он точно дома.

Я заметил, как девушка заулыбалась, рассказывая о своём знакомом. Похоже, это не просто какой-то там «парень».

Адрес оказался знакомым, стоило лишь раз взглянуть на него. Похоже, я уже знаком с этим парнем – нас познакомила Рут Дэвис. Тревор Янг в самом деле до сих пор дома, но уже собирается уходить. Мужчина ходит в белоснежной рубашке, но без брюк. Он суетится на кухне, заваривая чай и застёгивая крошечные пуговички на манжетах рубашки, попутно что-то читает с экрана планшета с разбитым углом. Кажется, историка нисколько не смущает моё присутствие, он продолжает заниматься своими делами.

– Так что Вас привело ко мне, детектив? Снова. – поинтересовался Янг, отпив чая из чашки. Он косится на меня, стоит мне только шевельнуться.

– Мне сказали, мистер Янг, Вы могли бы помочь мне с одним делом. – я выложил фотографию на стол. – Эта шкатулка…

– Чёрт! – заворожённо произнёс историк, бережно держа фото в руках. – Где, где вы это взяли? Это же… – у него заходится дыхание. – Чёрт… – судя по его лицу, можно подумать, что я принёс Янгу какое-то сокровище всего мира.

– Так что Вы о ней скажете? – повторил я свой вопрос.

– Это же династия Мин! – воскликнул мужчина и, вытаращившись на меня, тут же боязливо закрыл рот рукой. – Китай. – вдохновлённо проговорил Тревор. – Китай, пятнадцатый век! – снова повторил он. – Это потрясающе!

– И… – замялся я. – Насколько она может быть ценной?

– Для ломбардов не настолько, чтобы ради неё убивать. Хотя ради чего только не убивают? – сказал историк и усмехнулся собственной шутке. – А для коллекционеров или ценителей… Считайте, бесценной.

Я смотрю на него с удивлением: откуда он узнал, что её владельца убили? Я ведь ни слова об этом не говорил.

– О, не смотрите на меня так! – воскликнул мужчина, нахмурив лоб. – Пришли бы Вы, если она была на месте, у какого-нибудь богача в коллекции. – сказал он. – У этой вещицы дурная слава, если честно. По легенде в ней заперт демон, который несёт смерть всем владельцам шкатулки. – мужчина брезгливо положил фото на стол. – Не припомню ни единой шкатулки без подобной пугающей истории. – историк снова сделал глоток из чашки. – И сделайте что-нибудь со своим лицом. Оно Вас выдаёт с потрохами, Хилл.

Я усмехнулся такой дерзости. Янг не из робкого десятка, судя по всему, и, как ни странно, мне это нравится.

– Если мне ещё понадобится Ваша помощь, мистер Янг…

– Да, телефон. – он в очередной раз перебил меня и записал свой номер на салфетке. – С трёх до пяти я не беру трубку. У меня лекции в это время. Здесь, недалеко. – сообщил Тревор. – В библиотеке, если Вам интересно.

– Благодарю, мистер Янг. – сказал я, направляясь на выход.

– А Вы к мадам Бастьен не пробовали обратиться? – поинтересовался он. – Она с лёгкостью Вам её найдёт. Не знаю, как она это делает, но мой ноутбук и кучу других вещей мадам Бастьен подсказала, где искать. – мужчина стряхнул невидимые крошки с рукава своей рубашки. – И как раз скажет, насколько правдива история шкатулки.

– Разумеется. – кивнул я. – Кстати, не знаете, она одна снимает квартиру? – спросил я. До чёртиков интересно, кому Рут рассказала, чем она занимается, и как к этому отнеслись её знакомые.

– Не знаю. – отвертелся историк. – Если это никак не влияет на результат, то меня это не касается. Пусть хоть школьницей будет. – засмеялся он. – Или копом. – ещё больше захохотал Тревор.

Я вышел, оставив Янга надевать штаны и собираться куда-то по делам. С противоположной стороны улицы на меня посматривает незнакомец в шляпе с большими полями. Странный тип. Я заметил его сразу, как свернул на тридцать девятую. Слежка? Прекрасно. Похоже, я недооценил возможности и настойчивость братьев Белл.

Правда, я всё же направился прямиком на приём к знаменитой мадам Бастьен. Даже умудрился записаться по-человечески. Как ни удивительно, она не отказала мне. Мужчина в шляпе преследовал меня ровно до того момента, пока не заметил машину у дома Рут. Та самая, которую я уже однажды здесь видел. Завидев её, преследователь чуть через оградку не перемахнул, только бы побыстрее убежать. Похоже, он знает владельца автомобиля и, смею предположить, что очень хорошо знает, раз так испугался. Кто это? Теперь мне интересно в тысячу раз больше, чем раньше.

– Заходи. – Рут снова в своей обычной одежде и без макияжа.

Хотя нет, у неё ресницы накрашены. И немного, едва заметно, осталось помады в самых уголках губ. От Дэвис пахнет алкоголем и духами. Приятное сочетание, должен отметить. На Рут светло-серое вязаное платье чуть ниже колена. Оно странно сидит, будто под ним есть ещё какая-то одежда. Девушка буквально светится от счастья, так что я не мог не улыбнуться самым искренним образом, глядя на неё.

Дверь в комнату, где мадам Бастьен принимает своих клиентов, открыта. Где же тогда её гость? Куда она его спрятала? Придя сюда впервые, я как-то не уделил должного внимания первой шторе со звёздами, которую заметил. Что она закрывает? Полагаю, именно за ней скрывается личная комната хозяйки и, должно быть, кухня.

– Что ты хотел? – мы прошли в открытую комнату и сели за стол.

– Мне сказал Тревор Янг, мадам Бастьен найдёт что угодно. – продолжал улыбаться я.

Мысли в голове опять разлетаются, я уже плохо помню, зачем пришёл. Что это? Может, она использует какие-нибудь ароматические масла или палочки, которые создают этот эффект? Посторонних запахов не ощущается, но это вовсе не значит, что их тут нет.

Машинально оглядевшись по сторонам, я снова встретился со взглядом Рут и в бесчисленный раз улыбнулся. Такого спокойствия и блаженства, я не чувствовал с тех пор, как взялся за новое дело, а то и раньше.

Невольно расслабившись, откинулся на спинку мягкого, удобного стула. Моё собственное тело кажется невероятно тяжёлым, руки как легли на стол, так я и не в состоянии поднять их. Рут налила стакан воды и поставила его ближе к моим пальцам. Будто для того, чтобы я лишний раз не тянулся. Ещё немного посижу здесь, и я беспрекословно провалюсь в объятия Морфея.

– Идём, Митч. – позвала меня девушка, потянув за собой за руку. – Идём, идём.

Собственный язык меня не слушается. Даже ничего сказать не могу. Так хочется спать. Рут подвела меня к дивану, который я, разумеется, не разглядел в прошлый раз, и с какой-то непостижимой лёгкостью уложила на спину. Дэвис накрыла меня чем-то тёплым и уютным и опустилась на колени рядом с диваном. Она заинтересованно рассматривает моё лицо.

– Во что ты вляпался, Митчелл? – мягко поинтересовалась девушка, поглаживая меня по голове. – Давно ты не спал, Митч?

– Шкатулка. – едва проговорил я, потянувшись к карману, где лежал конверт с фотографией. – Как ты это делаешь? – усмехнулся я, и мои глаза сами собой сомкнулись.

Я по-прежнему слышу, что происходит рядом со мной, но никак не могу подать ни единого признака жизни. Рут поднялась с колен и, по-моему, подошла к столу. Стакан поставили на полку или на какую-то другую деревянную поверхность. Я уже совсем не чувствую ног, однако, не испытываю при этом страха.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru