Олдбери

Розалина Будаковская
Олдбери

Меня пугают и одновременно завораживают легенды о проклятых домах с большой историей. В них есть эта таинственная мрачная сила, которая, будто гипноз, заставляет обратить на себя внимание хочешь ты того или нет. Пусть я отношусь к призракам со здоровым скептицизмом, но никак не могу отрицать их существование. Вероятно, это меня и манит: необъяснимое, но такое настоящее.

Проклятые дома. На самом ли деле они прокляты, или наше воображение невольно играет с нами злую шутку? Что они такое? Безобидный кусочек истории, который непрерывно проигрывается, как видеозапись, или огромная концентрация негативных эмоций с вполне реальной силой?

Легенда проклятого особняка

– Так, так, так, – в кабинет, словно ураган, влетела Амелия и плюхнулась на свободный стул между Адамом и мной, а свою сумку бросила на пол рядом, – о чём это вы?

– Жемчуг. – любезно ответил Кейн. – Огромная кокосовая жемчужина.

– С вашего позволения я всё-таки продолжу. – строго посмотрев на говорящих, сказал я и машинально сжал губы в полоску. – Итак, мы снова работаем на Каллума Маккоркодейла. Если вы помните, наша первая сделка была именно с ним. – я сел на место и вывел изображение ранее упомянутой жемчужины на большой экран. – Как уже сказал Рэймонд, перед нами стоит задача, найти самую большую в мире кокосовую жемчужину. Её диаметр составляет пять сантиметров и восемьдесят семь миллиметров, а цвет светло-молочно-розовый. – я сцепил руки перед собой. – Некто Бима Хан из Джакарты, Индонезия связался с помощником сэра Маккоркодейла и предложил купить кокосовую жемчужину. Наш клиент согласился и прислал своего человека сопровождать мистера Хана в Сан-Франциско, где он сам находится в данный момент.

В кабинете воцарилась тишина. Рэй нахмурил лоб, пребывая в размышлениях, и неспешно загибая пальцы. Затем Кейн достал из кармана телефон и с головой ушёл в сеть. Эви смотрит на меня, как на полного идиота, но не решается произнести ни единого слова. Что ж, я не хуже остальных знаю, что кокосовый жемчуг больше имеет отношение к мифам, чем к чему-то реальному. Нет никаких весомых доказательств того, что он действительно создаётся природой в «кокосе с дефектом», у которого по какой-то причине на скорлупе твёрдыми оказались все три глазка.

Эти мысли практически тут же озвучила Сабрина.

– Неужели, ты веришь, что кокосовый жемчуг существует? – с некоторым подозрением произнесла Перри. – Это же миф, чтобы кокосов больше продать.

Кивками её поддержали Амелия и Адам. Эви всё же побоялась это сделать.

– Честно говоря, мне всё равно. – ответил я, пожав плечами. – Миф это или нет, мне плевать. За долгое время у нас появилось действительно нечто стоящее и интересное.

– Ладно, что дальше-то? – поинтересовалась Эдисон, подперев голову рукой.

– В прошлую пятницу, ровно шесть дней назад, в три сорок пять дня Аарон Торнтон и Бима Хан прилетели в Нью-Йорк.

Я нашёл в почте письмо сэра Маккоркодейла и прикреплённый к нему звуковой файл.

– Через четыре часа после приземления Аарон прислал тревожное голосовое сообщение работодателю и больше не выходил на связь. – сказал я. – Вот это сообщение.

«Сэр, это Аарон. Сэр, за нами кто-то следит. Их четверо. Я заметил их ещё в самолёте, когда мы летели в Нью-Йорк. Рейс задержали, мы не можем находиться в аэропорту. Я позвоню, как сумею оторваться от них.»

В кабинете снова стало тихо.

– Полиция? – нарушила тишину Катнер. – Они ищут их?

– На камерах видеонаблюдения видно, как Торнтон и Хан садятся в такси, а преследователи не попали на запись. На этом след Аарона Торнтона и Бимы Хана обрывается. – сказал я. – Но чемодан, в котором перевозили жемчужину, можно отслеживать со спутника. Здесь и начинается самое интересное. – я сделал небольшую паузу и потёр ладони. – Сигнал до сих пор есть, и исходит он на данный момент из штата Индиана. С территории древнего особняка, если быть точным. Последним его владельцем был доктор Алистер Гарольд.

И в который раз все голоса стихли. Сабрина присоединилась к Рэю и делает какие-то пометки в компактной записной книжечке в жуткой обложке. Думаю, оба сейчас разбирают на косточки историю проклятого места, куда нам предстоит отправиться сегодня же.

Упоминание особняка Олдбери с леденящей кровь репутацией начинается осенью тысяча восемьсот восьмидесятого года, когда в здание ударила молния, и все его обитатели погибли. Дом был практически уничтожен и простоял пустым вплоть до тринадцатого года следующего столетия. Затем его купил военный хирург на пенсии доктор Алистер Гарольд и переехал туда вместе с женой и детьми.

Судя по легендам, нравился особняк разве что самому доктору, а его супруга и дети постоянно жаловались то на странные звуки на улице откуда-то из-под земли, то на металлический лязг и жуткую вонь из подвала, куда спускался Алистер исключительно сам. Разумеется, доктор ничего не обнаружил, когда в очередной раз проверил подвал, и впредь стал очень гневно относиться к подобным жалобам семьи.

Спустя некоторое время пациенты Алистера Гарольда стали исчезать, что и стало причиной лекарского краха доктора. Семейство Гарольд выживало благодаря лишь самым преданным пациентам доктора.

Спустя пять лет, когда людей стало ещё меньше, на приём пришёл Честер Стоун, но обнаружил особняк запертым и вызвал полицию.

Как оказалось, подвал был намного обширнее того, каким представлял его остальным доктор Гарольд. Под землёй вокруг дома находился широкий коридор в виде незамкнутого круга с десятком узких камер. В камерах нашли останки около семнадцати бесследно пропавших пациентов доктора. У трупов отсутствовали кисти рук, а у некоторых не хватало от двух до восьми передних зубов.

Вход в ужасное подземелье полицейские обнаружили за стеллажом с зимними заготовками миссис Гарольд. Судя по всему, женщина даже не подозревала о существовании потайных ходов под домом.

Сам же Алистер Гарольд убил свою семью скальпелем, а затем покончил с собой всё за тем же обеденным столом. Считается, это произошло во время завтрака. К приезду полицейских тела семейства Гарольд уже остыли.

Амелия – хоть и не говорит вслух, но мне, кажется, прекрасно слышно её мысли, – умоляет, чтобы мы ни в коем случае не решили отправиться в Олдбери. Она обожает нашу работу, но никак не привыкнет, что порой нам приходится посещать места обитания призраков и дома с дурной славой.

Каждый из Охотников знает целую уйму мистических и не очень мистических историй о заброшенных, проклятых и обветшалых зданиях. В какой-то момент нашей общей работы я решил, что мы вообще занимаемся поисками не сокровищ, а тех самых домов, от которых волосы встают дыбом.

За достоверные доказательства подобной жути некоторые коллекционеры готовы заплатить в десятки раз больше, чем за искомую драгоценность. Однажды, третью фалангу указательного пальца правой руки, которую притащил с собой Адам из очередного «проклятого места», нам удалось продать за девятнадцать тысяч долларов. Коллекционер сам придумал историю крошечной косточке и с гордостью демонстрировал «жемчужину» своей многомиллионной коллекции желающим.

И его нелепой байке, чёрт возьми, верят!

– Собираемся и едем, да? – поникши протянула Амелия, пытаясь разжалобить меня щенячьим взглядом. – И никаких вариантов?

– Собираемся и едем. – утвердительно кивнул я, сунув руки в карманы. – И никаких вариантов.

Рейтинг@Mail.ru