Митчелл

Розалина Будаковская
Митчелл

Тем временем шаги стали отчётливее, кто-то крадётся по лестнице вниз. Нельзя попасться, Митч! Я мельком оглядел помещение и спрятался – насколько это возможно –в тёмном углу рядом с каким-то старым, разваливающимся шкафом.

Некто спустился вниз и осматривается. Я почувствовал слабый аромат знакомых женских духов. Какова вероятность того, что сообщница Рида пользуется теми же духами, что Рут Дэвис? Девушка прошлась по подвалу. Она заглянула на лестницу, ведущую на улицу, но не спешила уходить. Рид захлопнул входную дверь и снова направился ко входу в подвал. Он закрыл ход сюда и, по-моему, пошёл к телевизору, который орал на весь дом, но каким-то чудом не привлекал внимание соседей. Себастьян говорит с медсестрой. Похоже, сказал что-то смешное или забавное – они оба смеются.

– Ты здесь? – спустился Эйден. – Эй, Рути! – шёпотом звал он.

– Куда делся Хилл? – спросила Дэвис. – Мы не можем уйти без него.

– Нужен он мне! – с ноткой брезгливости ответил священник. – Пошли отсюда! Сам как-нибудь справится. Эта Сэм оставит ему шприц, пошли!

– Подожди. – Рут прислушалась и снова с кем-то перешёптывается. – Митчелл, хватит прятаться! – зафырчала шарлатанка. – Ещё бы залез в него! – похоже, она говорит про шкаф. Поразительно! Не может такого быть! – Как ребёнок…

Втроём мы выбрались из подвала и закрыли дверь, будто никогда и не открывали её. Дэвис вытащила из сумочки недостающие ожерелье и два массивных кулона. Она положила их в коробку, которую оставила Эйдену, а затем протянула её мне.

Я немедленно снова побеспокоил Дормера и попросил его приехать в третий раз на эту проклятую улицу, прихватив с собой сержанта Родригеса. Эйден не дождался приезда полиции. В последний момент он сослался на важные дела и попросту сбежал. Рут, в отличии от своего дружка, осталась со мной ждать полицию, устроившись на невысокой оградке. Сэм вышла из квартиры спустя пару минут после нас и незаметно вручила мне шприц, завёрнутый в бумажную салфетку. Похоже, боится, что Рид следит за ней. Медсестра исчезла ещё до появления Дормера и Родригеса.

– Ты, кстати, проспорил. – довольно улыбаясь, напомнила Дэвис. – Она медсестра.

– И чего ты хочешь? – я сел рядом с ней на оградку. – Я бы, например, хотел, чтобы ты раскрыла мне секрет, как у тебя получается угадывать всё это.

– Я скажу тебе то, что ты хочешь, если пообещаешь не раскрывать мою тайну моим клиентам. Идёт? – девушка протянула мне руку.

– Идёт. – рискнул я. Думаю, такое знакомство в любом случае однажды снова может помочь мне в поисках преступника. – Клянусь не рассказывать.

– Хорошо. Какая из моих «догадок» тебя интересует? – спросила девушка, качая ногами.

– Скажем… – я задумался. У меня множество вопросов, если честно. – Медсестра. Откуда ты знала, что она медсестра? – спросил я. – Ответ «угадала» не катит!

– Ладно, ладно. – ответила я. – Ничего сложного, я надеялась, ты выберешь что-нибудь поинтересней. Её зовут Саманта. Она приходила ко мне на прошлой неделе, спрашивала насчёт работы.

– И что же ты ей сказала? – поинтересовался я.

– Она не верит в привидений и голоса умерших. Обычно, если есть выбор, я работаю именно с ними. – начала Дэвис. – Зато слишком доверяет картам Таро. Я сказала, что на этой неделе у неё начнётся новая жизнь. Насыщенная, о которой Саманта раньше могла только мечтать. – сказала Рут. – Единственное, о чём я не знала: где находится ломбард.

– И всё? Так просто? – удивился я.

– Зачем усложнять?

Я заметил полицейскую машину и на пару мгновений отвлёкся, а когда повернулся обратно – Рут уже и след простыл. Осталась только коробка.

Уверен, мы ещё встретимся.

Сладкий след

Новых дел не было больше недели. Мне невероятно скучно сидеть без работы, если честно. Мэттью, похоже, никак не хочет делится со мной хоть чем-нибудь интересным. Гулять я не люблю, а сидеть в четырёх стенах невыносимо. В связи с этими обстоятельствами я вспомнил о моей новой знакомой по имени Рут. Возможно, у неё появились какие-нибудь интересные клиенты с запутанными делами, в которых мой талант может быть полезен.

Да, признаю, не все женщины – курицы. Некоторые из них – лишь некоторые! – способны неплохо размышлять и анализировать. Рут – одна из них. Впрочем, к ним же я могу отнести Сэм и Ким. По-моему, они тоже пользуются собственным мозгом.

Я вышел из дома, предусмотрительно захватив с собой зонт. Дождь начался чуть ли не через секунду после того, как я оказался на улице. Будто бы он изо всех сил ждал, чтобы не начаться до того, как я выйду. Всё вокруг утопает в воде, которая не успевает исчезать в сливах. По-хорошему, сейчас я должен развернуться и вернуться в тёплый и уютный дом, а не идти неизвестно куда, чтобы вымокнуть до нитки.

Тем не менее, я всё же продолжаю идти. Ещё два квартала и буду на месте. В крошечном окошке, через которое, похоже, так любит сбегать от меня мисс Дэвис, виден свет. Перед её домом припаркована машина. Очередной состоятельный клиент? Интересно. Я просто обязан увидеть, кто наведывается к этой шарлатанке!

Рут открыла не сразу, она заперла дверь в комнату и только потом впустила меня. Я морально подготовился подмечать каждую деталь, что попадётся на глаза, однако, антураж жилища мадам Бастьен поверг меня в некоторый ступор. Здесь нет ни единого светлого участка, стены выкрашены в тёмно-синий цвет, а какие-то блестяшки имитируют звёзды на ночном небе. На многочисленных стеклянных стеллажах красуются фиолетовые камни и минералы. Не знаю, как их выдерживает стекло – эти штуки безумно тяжёлые! Соседствуют с ними парафиновые свечи также тёмных цветов. Слева от входа комната, дверь туда закрыта. Над дверным проёмом множество каких-то сушёных веников. Напротив входной двери едва заметная штора из плотной ткани с нарисованными блестящими золотистыми звёздами. Наверное, там ещё одна комната. Должно быть, весь этот театр, подкреплённый маскарадом Рут, действуют безотказно на людей, которые приходят к ней. Правда, я не могу не заметить, что сама мадам Бастьен сегодня без пугающего макияжа и в обычной одежде. Так она похожа на девочку-подростка, ещё не окончившую школу.

– Не ожидала увидеть тебя. – немного зажато произнесла девушка, сунув руки в задние карманы джинсов. – Что-то случилось?

– Нет, просто зашёл. – пожал плечами я. – Ты занята?

– Немного. – Дэвис невольно скосилась на закрытую дверь. – Подождёшь? – улыбнулась она и проводила меня в какую-то коморку, которую я даже не заметил поначалу. – Минут пятнадцать, не больше.

Она тут же исчезла и закрыла шторой дверной проём. Зачем ей столько штор? Почему бы не поставить двери? Похоже, это ещё одна часть театра Рут.

Я огляделся. Здесь десять мягких стульев и вешалка. Видимо, после посещения этого места люди приводят всех, кого только можно. Стены в этой комнате, как ни странно, светлые. Должно быть, чтобы немного успокоить особо впечатлительных посетителей. В правом углу от входа на небольшом столике стоят несколько бутылок с чистой негазированной водой и упаковка одноразовых стаканчиков. Под этим же столиком простенькое мусорное ведро. Продуманно, ничего не скажешь.

Сколько бы я не прислушивался, никак не могу расслышать, что происходит в соседней комнате, где сидят Рут и её клиент. Звукоизоляция? Ещё одна продуманная вещь. Однако, я хорошо слышал дверной звонок, на который неспешно появилась хозяйка дома. Ко мне присоединился Эйден Фрост. Парень сегодня без пирсинга, одет в классические чёрные брюки, белоснежную рубашку и хорошо причёсан, несмотря на плохую погоду. Он по-хозяйски снял куртку и повесил её на крючок. Будущий священник налил себе стакан воды и вальяжно развалился на самом дальнем стуле. Он закрыл глаза и что-то беззвучно шепчет, только его губы двигаются.

Дружок Рут не особо разговорчив. Я бы даже назвал его замкнутым. Закончив шептать, Эйден вытащил из кармана брюк наушники и откинулся на спинку стула, утонув в музыке. Я сижу не близко к нему, но даже отсюда чётко слышу какую музыку предпочитает будущий священнослужитель. Не думал, что люди этой профессии могут слушать тяжёлый рок или металл. Правда, должен отметить, я слышу уже добрых полчаса эти крики и басы, но ни разу не услышал ни одного нецензурного слова.

Я сам уже заждался и устало откинулся на спинку стула. Кажется, ещё немного ожидания и я попросту засну здесь. Сонное настроение создаёт и безмятежный вид Фроста. Лучше любого снотворного. Пятнадцать минут неожиданно переросли в полноценный час и, кажется, я всё же задремал.

Меня вернул в реальность приятный бархатный мужской голос и звонкий смех Рут. Похоже, её клиент, наконец, соизволил убраться восвояси. Эйден, будто почувствовав, в то же мгновение свернул наушники и легко улыбнулся, глядя на штору. Входная дверь хлопнула, и Дэвис заглянула к нам.

– Идём. – сказала она. – Чай, кофе? – поинтересовалась девушка, скрывшись за дверью таинственной комнаты.

– Кофе, пожалуйста. – ответил я.

Ещё одна мрачная комната с высоким потолком. По центру помещения круглый стол, как ни странно, не скрытый под чёрной-пречёрной скатертью, на нём возвышается магический шар с непонятным фиолетово-сиреневым облачком внутри. Возможно, это и жидкость, но издалека создаётся впечатление, что содержимое шара всё-таки некий газ или газообразное вещество. У дальней стены на деревянных полках расставлены большие свечи. Некоторые из них наполовину сгоревшие, а другие ещё новенькие. Помимо этого, здесь также имеются камни, как при входе, и веники сушёных трав.

Эйден, обогнав меня, проскочил за Рут и что-то ей шепнул. Девушка недовольно взглянула на него и поджала губы на мгновение. Дэвис вручила своему дружку чайник, взяла с одной из полок небольшой, плотный свёрток и вышла из комнаты. Могу предположить, в этом свёртке плата за визит к знаменитой мадам Бастьен от ещё одного состоятельного клиента. Судя по толщине конверта это был очень, очень состоятельный клиент.

 

– Сахар? – вырвал меня из моих мыслей Фрост. – Сахар нужен? – спросил он снова.

– Нет. – ответил я. – Нет.

– Прекрасно, он всё равно закончился. – бросил священник и налил себе чай.

Парень расставил чашки на столе с шаром и поставил ещё один стул. Он сел и обнял чашку ладонями. Фрост с наслаждением втягивает аромат чёрного чая с бергамотом. Наконец, вернулась Рут. Девушка сразу же плотно закрыла жалюзи и включила верхний свет. Да, при хорошем освещении в этой комнате не так уж и жутко. Будто сидишь на съёмочной площадке в декорациях какого-нибудь ужастика в перерыве между работой.

Рут положила перед Эйденом книгу в кожаной обложке, не сказав ни слова. Наконец, Дэвис удостоила своим вниманием и меня.

– А тебя что привело в такой дождливый день ко мне, Митч? – поинтересовалась девушка, преспокойно попивая кофе. – Опять кто-то что-то украл? – усмехнулась она.

– Нет, нет, что ты! – коротко рассмеялся я. – Просто выдался свободный часок.

– А честно? – мило улыбнулась Дэвис.

– Работы нет. – сдался я. – Решил, может, у тебя появился какой-нибудь интересный случай, и ты мечтаешь им со мной поделиться.

– Не понимаю, зачем тебе это, Митчелл. – легко ответила Рут. – У тебя сегодня очень насыщенный день. Несмотря на дождь, представляешь?

– В каком смысле? – непонимающе поинтересовался я, наклонившись чуть ближе к шарлатанке.

– Перезагрузи телефон и держи его при себе. – посоветовала Дэвис, сделав очередной глоток кофе. – У полиции есть для тебя какое-то дело. – добавила она. – И вообще, ты не думал заняться частными расследованиями? Многие люди больше доверяют частным детективам.

Честно говоря, я не задумывался об этом с тех самых пор, как ушёл из полиции. Если на своём прежнем месте работы мне приходила в голову такая мысль, то после увольнения я как-то забил на это. Глядя на внимательную Рут, я всё же перегрузил телефон и нервно жду, когда он наконец включится.

Эйден быстро допил свой чай, попрощался с подружкой и, прихватив книжонку, скрылся за углом комнаты. Девушка проводила Фроста и вернулась с коробкой пирожных с орехами. Рут, словно невзначай, сказала, что у Эйдена жуткая аллергия на орехи.

Замявшись поначалу, я наконец стал отходить и попривык к обстановке. Теперь немного понимаю, почему тот мужчина не спешил уходить – хочется рассказать Рут абсолютно всё! Меня несколько пугает моя такая внезапная откровенность, но я ничего не могу с собой поделать. Я поделился с шарлатанкой чуть ли ни всеми забавными и не очень забавными случаями со времён учёбы в школе, а затем и службы родной земле. Дэвис всё это время только слушает и мягко улыбается.

Мой рассказ прервал неожиданный звонок от Дормера. Детектив говорит нервно и немного спутанно. Он рассказывает о какой-то «мелкой» краже – как выразился сам Мэтт – в паре кварталов от дома Дэвис. Я тут же засобирался. Девушка не задаёт ни единого вопроса.

– Кажется, у меня дело. – радостно улыбался я, как ребёнок. – Неожиданно.

– Да, очень. – подыгрывала она. – Удачи.

– Спасибо! – сказал я, собираясь выйти на улицу.

Прибыв на место, я встретился с Дормером. Он нервно прохаживается из стороны в сторону и щёлкает ручкой. Родригес тем временем расспрашивает какого-то мужчину неприятной наружности. Мэтт бросился навстречу, как только заметил меня.

– Митч, ты просто обязан мне помочь! – шёпотом начал он, подойдя вплотную.

– Ох, какая прелесть! – не скрывая радости, прокомментировал я. – Всегда мечтал услышать это.

– Прекрати, я серьёзно! – яростно прошипел мужчина.

– Давай выкладывай. – прервал его я. – В чём дело? Что украли?

– Видишь этого? – он указал на мужчину, которого допрашивал Родригес. – Его квартиру вскрыли и вынесли сейф. В нём все его сбережения.

– И? – немного расстроился я. – Ты не справишься с этим?

– Он собирается обращаться к частному детективу, Хилл. – нервно проговорил полицейский. – Мне нужно знать, кто украл этот чёртов сейф! – от напряжения Мэтт вспотел. – Давай, займись этим делом!

Я несколько лет мечтал об этом моменте, и вот наконец он настал! Мой новый клиент оказался бизнесменом. Мистер Юн Фань держит три пекарни на Манхэттене и одну в Бруклине. Понятия не имею, зачем он хранит деньги бизнеса в своём доме в не самом надёжном сейфе. По его словам, украденный сейф достался ему ещё от деда.

Дом был полностью закрыт, все окна, кроме одного, целы. Разбитое стекло валяется на лестнице, куда ведёт небольшое окно с обратной стороны здания. Однако, чтобы добраться до него, нужно ставить лестницу. Просто так до окна не доберёшься. Три метра, как показали измерения. Человек, даже очень высокого роста, просто так туда не залезет. К тому же, оконный проём довольно узкий. Не каждый взрослый пролезет здесь. Из всего того могу сделать вывод, что преступников было, как минимум, двое. Причём, они один из них точно должен быть худощавым.

Раму хорошо вычистили от крупных осколков, а мелкие, похоже, вытащили при помощи полосок скотча. Очень оригинально, должен признать. Под окном валяются пара уже размокших бумажных салфеток. Грабители предусмотрительно воспользовались тем, что сегодня льёт дождь, правда, я не заметил ни одного мокрого следа на изумрудно-зелёных ковровых дорожках, которые застилают всю лестницу. Значит ли это, что воры догадались снять обувь? А одежда? Не стали бы они держать зонт, чтобы не намокнуть.

Мистер Фань провёл небольшую экскурсию по дому. Меня насторожило то, как он показывал комнаты: только откроет дверь, скажет пару слов и тут же пытается закрыть. Мне удалось нормально изучить всего лишь большую комнату внизу и кухню. Ни в одной, ни в другой комнате Юн не проводит много времени. Даже есть он предпочитает в своём кабинете! Там же у него стоит чайник, банка цикория и несколько коробок с сахаром-рафинадом. Судя по белым крупицам у рабочего места мистера Фаня, он любит грызть сахар, пока работает.

Дверная ручка, ручки ящиков стола, письменные принадлежности и края стола покрыты липкими следами. Сахар здесь повсюду! Я считал, люди после пятидесяти пяти начинают серьёзно следить за тем, что и сколько едят. В особенности, я думал, это распространяется на сладкое и жирное.

Обыск ничего толкового мне так и не дал. Сейф вынесли через заднюю дверь, но следов посторонних, разумеется, нет. Либо ограбление было хорошо спланировано, либо я встретился с человеком, который давно этим занимается. Мистер Фань сообщил название и модель сейфа. Пока не знаю, чем мне может это помочь – подобных сейфов всё ещё много, они практически ничего не стоят из-за ненадёжности, и вряд ли кто-то додумается продавать такую штуку, поковырявшись перед продажей в замке.

Домой я вернулся только поздним вечером и просидел до четырёх утра за работой, пока усталость не свалила меня.

Ночью я не нашёл ничего примечательного о месте преступления. Два года назад на эту улицу часто приезжала полиция. Всё дело было в шуме, который шёл из дома четы Ред. Их квартира находит совсем недалеко от места преступления. Эндрю и Кейси Рид затеяли крупный ремонт и тем самым создавали гору неудобств соседям. Однако, семь месяцев назад Риды разошлись и продали дом молодой паре Эйр-Торн. Терри и Лесли до сих пор живут там. Девушки ещё ни разу не вызывали полицию, а соседи не жаловались на них. Идеальные соседи!

На время расследования мистер Фань поселился в гостинице. Я вернулся на место преступления пораньше утром и, как ни странно, заметил на ручке входной двери пару сладких следов, на которые налипли ворсинки ярко-красного цвета. В памяти всплыл свитер Фаня очень похожего оттенка. Я тут же записал это. Мало ли что. Ночью осадков не было, следовательно, следы оставили уже после того, как дождь закончился. Сделав фото и собрав немного ворсинок, я наконец вошёл в дом.

Пахнет хлебом и сыром с плесенью. Последний – ужасный аромат, на мой взгляд. Может, вчера Юн забыл убрать продукты со стола? В таком случае, откуда запах хлеба? Он перестаёт источать сильный аромат уже через сутки после выпечки. И это я, естественно, тоже отметил в блокноте. Сыр в самом деле оказался на кухонном столе и, по-моему, он уже несъедобный. Я завернул его в салфетку, чтобы так не несло на весь дом, и поднялся наверх.

Кабинет так же, как и вчера, открыт. Чуть ли ни все поверхности в этой комнате заляпаны сладкими пятнами и крупицами сахара. Самая большая комната – спальня родителей, две комнаты поменьше служат спальнями дочерям мистера Фаня – старшей Джии и младшей Зэнзэн. Имена девочек написаны на дверях комнат разноцветными картонными буквами. Супругу Юна зовут Дэйю. Женщина держит парикмахерскую на Манхэттене. В отличии от мужа, миссис Фань предпочитает доверять деньги банкам, а не стареньким хлипеньким сейфам.

В комнатах девочек довольно мало вещей. Дормер сообщил, мистер Фань отправил семью в Пекин на две недели. Он проводил их пару дней назад, а сам вплотную занялся делами и косметическим ремонтом в ванной комнате. Правда, судя по нетронутым строительным материалам, ремонт затянется на неопределённое время. Не удивлюсь, что он к приезду жены и детей не управится.

В доме значительная часть вещей из Китая. По данным полиции, семья Фань перебралась в Бруклин каких-то три года назад.

В доме необычайно чисто. Даже слишком чисто. Не считая, конечно, кабинета Юна, сверху до низу заляпанного сахаром. Есть, разумеется, очень чистоплотные люди, но мне кажется подозрительным, что мужчина, всё свободное время посвящающий бизнесу, вдруг решил пылесосить и протирать пыль чуть ли не каждый день. Я прошёлся по дому с тряпкой и даже на шкафах не нашёл ни единой пылинки! По словам Юна, домработница в отпуске уже неделю, Дэйю уборкой не занимается – у неё аллергия на пыль и чистящие средства. Девочкам пять и четыре года – даже при большом желании, они не смогут навести тот порядок, который сейчас царит в доме.

Думаю, нужно больше внимания уделить сейфу и делам Фаня. Насчёт первого пункта целесообразно обратиться в тот ломбард, в котором мы были с Рут. Мисс Дэнчулэ за версту узнает ценную вещь, в этом можно даже не сомневаться. Я запер дом на ключ и направился по нужному адресу.

Меня встретил недружелюбного, можно сказать, даже грозного вида тучный мужчина с толстой золотой цепью на шее. Он небольшого росточка, но тем не менее пугает. Словно крошечная дрожащая собачка, от которой не знаешь, чего ожидать. Я окинул помещение быстрым взглядом, но нужного мне человека не заметил.

– Не подскажите, как мне найти Ким Дэнчулэ? – спросил я довольно громко, чтобы меня наверняка услышали все, кто находится в помещении.

– Нет здесь никакой Ким, проваливай! – небрежно с очень заметным акцентом бросил мужчина. – Товара нет, катись отсюда!

– Баро, в чём дело? – из-за уже известной мне шторы появилась Дэнчулэ. – Опять ты?! – воскликнула девушка, увидев меня. – То был первый и последний раз!

– Успокойся. Выслушай меня. – попросил я, выставив перед собой ладони. – Мне нужно найти один сейф. Он довольно старый.

Одно только слово «сейф» заставило девушку проявить интерес к моей персоне. Кимберли интересовали особые приметы и модель сейфа. Как раз пригодилась бумажка, на которой я в спешке всё это записывал. Девушка скрылась за шторой снова, но быстро вернулась, держа в руках ноутбук последней модели.

Её напарник – или кто он там – был явно недоволен подобным поворотом, всё ворчал и говорил что-то на непонятном языке. Он поднялся наверх, прихватив с собой пачку сигарет. Такой марки я ещё не видел.

Дэнчулэ прикрыла ноутбук и уставилась на меня, приспустив очки. Она что-то считает.

– Давай сотню, и я расскажу всё, что нашла. – похоже, Ким собирается меня надуть. – Если тебе, конечно, это нужно.

– Идёт. – я протянул девушке половину нужной суммы, а часть оставил себе. Закончить хотелось побыстрее, но не дам надуть себя. – Только напиши всё.

– Неплохо. – лукаво заулыбалась девушка, указывая на банкноты в моей руке. – Значит так, такого сейфа у нас пока не было. Вскрыть его, совсем не повредив замок, вряд ли удастся непрофессионалу, поэтому если кто и объявится, то я сразу об этом узнаю. Оставь свой телефон. – она протянула ручку и небольшой блокнот. – Позвоню сразу, как узнаю, где он, мистер Хилл. – она внимательно рассматривает меня с нескрываемым интересом.

– Можно просто Митчелл.

– Могу я задать один вопрос, Митчелл? – осторожно спросила Дэнчулэ, с опаской посматривая на вход. Видимо, Баро имеет привычку подслушивать.

– Разумеется. – я подошёл ближе к прилавку, за которым стояла девушка.

– Ты хорошо знаешь Рут и Эйдена? – прошептала она.

– Достаточно, а в чём дело? – поинтересовался я.

– Не удивляйся, если тебе станут помогать незнакомые люди. И если ходить за тобой повсюду будут, тоже не удивляйся. – тихо сказала Кимберли и тут же отпрянула, услышав шаги Баро. – Всего доброго, мистер Хилл. – сухо попрощалась девушка.

 

Я вышел с неприятным ощущением, будто кто-то плюнул мне прямо в лицо. Вроде бы мисс Дэнчулэ не сказала ничего мерзкого и ни разу не послала куда подальше, но это мерзкое чувство всё же появилось.

Нужно намного тщательнее разобраться с делами, которыми занимается и занимался мистер Фань. Например, стоит наведаться в его пекарни. Не думаю, что захудалые заведеньица смогли бы принести большую прибыль. Почему вдруг уехала миссис Фань вместе с детьми? Похоже, не повредит заглянуть и в парикмахерскую Дэйю.

Каждая пекарня Фаня хорошо обустроена и занимает большое помещение. Всё это не назовёшь «мелким» бизнесом. Парикмахерская миссис Фань также занимает большое помещение. Как ни удивительно, оно находится в собственности у Дэйю, следовательно, приносит ещё больше прибыли, чем предполагалось.

Я освободился только вечером и сразу же встретился с Дормером. Полицейский весь на иголках, кажется, он даже сидеть на стуле спокойно не может. Я налил старому приятелю ещё кофе. Мужчина постоянно мнёт руки. Ни разу прежде не видел его таким. Даже когда у нас были очень и очень запутанные случаи. Всё, что интересовало Мэтта это то, как продвигается дело. Он не понимает, зачем мне понадобилось самолично наведываться в пекарни и парикмахерскую, принадлежащие семейству Фань. Впрочем, я и сам не могу объяснить ему, что подвигло меня. Не рассказывать же «занятную» историю про девушку, работающую в ломбарде, и про Рут с Эйденом, верно?

– Чуйка. – коротко ответил я.

– Делай как знаешь, но обо всём мне рассказывай. – пожал плечами Мэттью. – Хочу знать все детали дела, Митч, ясно?

– Я уже обещал тебе. – напомнил я. – Это всё, что ты хотел сказать?

– Да. – нехотя произнёс Дормер и откинулся на спинку стула.

Мэтт ушёл в одиннадцать и оставил меня с кучей новых вопросов. Чего вдруг его так интересует дело с каким-то сейфом? Сто тысяч, конечно, не маленькая сумма, но даже при этом мой приятель в любое другое время несильно бы интересовался прогрессом. В чём всё-таки дело? Завтра неплохо было бы заглянуть к Рут. Возможно, ей что-то известно о семействе Фань. Кто знает, вдруг миссис Фань могла появляться у мадам Бастьен.

Дэвис будет свободна только после четырёх часов. У меня есть время ещё раз изучить дом семьи Фань. У Рут сегодня даже та коморка, в которой мы с Эйденом сидели, забита до отказа. По-моему, люди из-за желания всё знать, готовы ночевать там, лишь бы мадам Бастьен уделила им хоть чуточку своего внимания.

Я вернулся в дом семейства Фань. Не знаю, что собираюсь искать, но меня буквально тянет на место преступления, будто я на самом деле что-то там не заметил. Дождь, который шёл сегодня ночью, должен был смыть липкие следы с дверной ручки. Хоть какая-то польза от плохой погоды.

Зайдя в дом, я сразу же прошёл на кухню. Здесь всё по-прежнему. С прошлого дня совершенно ничего не изменилось. Правда, почему-то пахнет каким-то цитрусовым моющим средством. Я пригляделся к полу. Он блестит, словно его натёрли перед моим приходом. Пройдя рядом со столом, я заметил крошечную капельку, ещё не успевшую высохнуть, на стенке металлической раковины. Откуда здесь вода? Я тщательно облазил все шкафы и даже добрался до потолка, но нигде не было ни капли, только в раковине. Значит, кто-то приходил сюда в моё отсутствие.

Я обыскал всю кухню и заметил, ко всему прочему, пропажу вонючего сыра. Вчера, чётко помню, как завернул его в салфетку, чтобы немного приглушить вонь. В который раз облазил кухню на четвереньках и не нашёл дурацкий сыр даже в мусорном ведре. Однако, у дальней от окна стены, я заметил хорошо заделанный стык между плиток на полу. Под ними пусто. Предположительно, это люк, который уходит под ящики с массивной каменной столешницей. Никак не отодвинуть, шкаф надёжно прикручен к стене. Под этими плитками определённо что-то есть!

– Мэтт, отправь кого-нибудь последить за Фанем, пожалуйста. – улыбнулся я.

– Это тебе ещё зачем? – без особого энтузиазма спросил полицейский.

– Мне нужно, чтобы он был далеко от своего дома. – объяснил я. – И ты мне нужен здесь немедленно. – размеренно проговорил я. – Захвати инструменты, кстати. Займёмся ремонтом. – добавил я.

– Ты что там вытворяешь? – раздражённо прошипел полицейский. – Сейчас буду.

Пока он едет, сам поищу что-нибудь, чем можно открутить крепления. На удивление, кроме молотка я так и не нашёл ни одного инструмента. Даже в ванной, в которой мистер Фань собирался делать ремонт. Чем больше узнаю об этом доме и его владельце, тем больше у меня появляется вопросов.

Дормер примчался спустя каких-то пятнадцать минут с целым чемоданом инструментов, за ними, похоже, он заезжал домой. Надо же, как ему приспичило узнать, кто украл этот сейф, раз он притащил весь ящик.

Мы с лёгкостью открутили все восемь креплений – они были покрыты липкими следами так же, как всё в кабинете Юна, кстати – и отодвинули стол. Как я и думал, здесь люк. Довольно большой, должен отметить. Пока мы не открыли его, я сделал фото. Мэтт тщательно осмотрел крышку хода и нашёл спрятанную под одной из плиток ручку.

– Мы должны позвонить китайцу. – заговорщицки произнёс Дормер, глядя на меня исподлобья, а сам даже не думает убирать руку с потайной плитки.

– Обыщем и позвоним. – ответил я. – Только всё на место вернём и обязательно позвоним. Не трусь!

– Не проболтайся потом за выпивкой, Митч. – нервно шепнул Мэттью.

– Открывай давай! – шикнул я в ответ. – Тебя, кстати, не насторожило, что в доме бизнесмена нет камер наблюдения? Ни в доме, ни на улице.

– Ты у нас здесь детектив, ты и скажи. – саркастично заметил Дормер и усмехнулся.

Глаза горят как у безумного, его буквально трясёт от предвкушения! Что и говорить – Мэтт тот человек, который до чёртиков любит играть в разного рода игры только потому, что ему нравится выигрывать, ощущать себя королём игрового мира. Мэтт каждое своё дело считает чем-то вроде настольной игры, оттого так и возбуждается, оказываясь близко к разгадке.

Мы аккуратно подняли крышку люка и наткнулись на трубы. Это простой канализационный узел! В непонимании я опустился на кафельный пол, уставившись на замысловатое переплетение из пластиковых труб. Не может быть всё так банально! Зачем делать канализационный узел так далеко от раковины, куда сходятся трубы канализации и водопровода? Я прислушался, немного наклонившись к узлу. Вода… Уезжая, Фань перекрыл подачу воды. Откуда эта вода?

– Мэтт, найди, где выключить электричество. – сказал я, продолжая прислушиваться. – Всё выключи!

– Зачем? – поинтересовался Дормер, даже не думая подниматься. – Облажался, признай это.

– Это ты признавай, что хочешь, но пока я занимаюсь делом, ты будешь делать то, что я говорю! – громче обычного сказал я. – Найди щиток и выключи всё электричество в доме. Быстрей!

Он, наконец, встал, назвал меня недоумком, но всё же поплёлся искать щиток. Тем временем я, передвигаясь на четвереньках, забрался под раковину. Здесь краны тоже все перекрыты. Откуда взялась вода в узле?

– Готово! – выкрикнул Дормер. – Ну что? – он быстро вернулся и чуть ли не с головой залез в этот люк. – Всё равно шумит.

– Куда он вообще ведёт? – риторически спросил я, рассматривая трубы, уходящие под пол.

– Ты там, что, застрял? – усмехнулся полицейский. – Давай, помоги мне. Может, получится перекрыть воду.

– Ты понимаешь, что трубы уходят в другую сторону? – сообщил я, заглянув за плохо приделанный плинтус. – На кой чёрт делать узел в противоположной стороне?! – рычал я скорее сам на себя, чем на кого-то ещё.

Неожиданно в кармане куртки зазвонил телефон, я испугался и со всей дури приложился головой, вылезая из-под раковины. Я зачем-то понадобился Рут. Чертыхнувшись, я ответил на звонок шарлатанки.

– Митчелл, у меня есть свободный час. Ты сказал, что-то срочное, так зачем приходил? – её голос был довольно обычным, а тон выдавал некоторое напряжение. – Можем встретиться, если нужно.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru