Митчелл

Розалина Будаковская
Митчелл

Знакомство

– Да? Алло? – говорил я, не сняв блокировку с экрана трезвонящего мобильника. – Алло! Хилл.

– Жду тебя на тридцать девятой через полчаса, Хилл. – проговорил Мэттью Дормер. – Есть дельце. – пояснил полицейский. – Запомнил? Тридцать девятая через полчаса, Митч. Давай. – он положил трубку.

Чудное начало дня! Как раз последнюю лапшу доедаю. Деньги сейчас нужны как никогда. Потерев глаза, я быстро собрался и выскочил на улицу. Мне до тридцать девятой пару минут быстрым шагом. Уж не знаю, что заставило Мэтта вдруг позвонить мне в пять утра, при условии, что он терпеть не может, когда я «путаюсь у него под ногами» во время расследования. Неужели, прославленный детектив не может справиться со своей работой?

Я быстро явился на место встречи. Заметив полицейскую машину, я поздоровался с сержантом Родригесом и буквально взлетел по лестнице к огороженной двери. Темно, пахнет плесневелым хлебом. Из комнаты слышен плачь женщины и донельзя серьёзный тон детектива Мэтта Дормера. Наверняка, опять допрашивает свидетеля, заваливая своими повторяющимися вопросами. Он полагает, так виновный запутается в собственных показаниях и этим выдаст себя. Однако в большинстве случаев с перепуга путаются и совсем невиновные.

– Доброе утро! – поздоровался я. – Митчелл Хилл. – представился я женщине в бежевом шёлковом халате, сидевшей на диване. Это её плачь я слышал.

– Иди сюда. – недовольно прошипел Мэтт, указывая на спальню. – Опять ты за своё? – пробурчал он.

– Что у нас здесь? – я довольно потёр руки, рассматривая комнату.

Ничего необычного. Самая простая спальня: двуспальная, но узкая кровать из тёмного дерева, ярко-жёлтый дамский туалетный столик с большим зеркалом прямо напротив кровати и огромный ядовито-зелёный пушистый ковёр. Полная безвкусица, на мой взгляд. Несмотря на некрасиво обставленную комнату, у женщины несколько ценных вещей в доме. В коридоре я заметил антикварную вазу с золотистыми узорами, в прихожей – подставку под зонты и трости. На столике в спальне множество резных деревянных шкатулок и одной из них, судя по прямоугольному непыльному участку, не хватает.

– Миссис Элис Блэк утверждает, что в доме есть призрак, который ворует её драгоценности. – без особого энтузиазма рассказал Дормер. Он, как и я, не верит во всю эту чушь про сверхъестественное. – Позвонить в полицию ей посоветовала Косетт Бастьен, медиум. Где-то здесь неподалёку принимает.

– Ты издеваешься? Медиум? – устало выдохнул я. Сколько раз натыкался на медиумов и провидцев, они все оказывались обыкновенными шарлатанами. – Как ты там сказал? Бастьен? – я достал блокнот, записывая имя.

– Косетт, две “т”, Бастьен, да. – кивнул Мэттью. – Блэк болтает о ней без умолку.

– И какого чёрта медиум советует звонить в полицию? – негромко усмехнулся я. – Хочет спалить подельников?

– Сам разбирайся, а я спать. – зевнул Дормер, прикрыв рот кулаком. – Давай, Блэк в твоём распоряжении. Звони, если что найдёшь. – полицейский поправил курку, отдал мне конверт с фотографиями украшений миссис Блэк и удалился, позвав с собой криминалиста, который дремал, облокотившись на дверной косяк комнаты.

Ничего толкового женщина мне так и не сумела сообщить. Действительно, единственный человек, о котором она постоянно говорит – некая Косетт Бастьен. Блэк уверяет, что она настоящая провидица, в отличии от всех остальных. По словам потерпевшей, я сразу же узнаю медиума: мадам Бастьен ростом около метра восьмидесяти; носит чёрный балахон с золотистыми узорами на широких рукавах; у неё проколота нижняя губа в трёх местах и украшена небольшими золотыми кольцами; глаза густо накрашены чёрным; губы блёклые, чуть ли не белые; волосы пышные, длинные и насыщенного чёрного цвета. Типичный «гипнотический» образ ясновидящей. Мадам Бастьен принимает с десяти утра до четырёх вечера на сорок третьей улице. Элис с радостью дала мне номер медиума и подробно рассказала, на какие дела Косетт обращает внимание сразу: необъяснимые шорохи и падающие предметы в квартире. Не теряя времени, я записался к мадам Бастьен сразу же, как расстался с Элис.

В квартире Блэк никаких зацепок. Соседей у Элис нет: справа квартира пустует уже два месяца – хозяин недавно умер, а слева – пара уехала куда-то на острова. Ограбление, предположительно, произошло с половины третьего до четырёх сорока ночи: Элис мучается бессонницей, долго пыталась заснуть, а проснулась от лая какой-то собаки в четыре сорок – часы стоят на тумбочке, Блэк всегда смотрит на них, когда просыпается.

Похоже, Косетт Бастьен и её подельники давно этим занимаются. Дожидаясь десяти, я вернулся к себе и выпил кофе. Немного бодрости мне не помешает. Ещё раз изучив собственные заметки в блокноте по новому делу, я вновь засобирался на улицу. Шарлатаны, типа этой мадам Бастьен, клюют на дорогие украшения и часы. Как бы ни был одет человек перед ними, первым делом люди этой профессии подмечают именно блестящие побрякушки. Хорошо, что у меня остался подарок давней подруги – часы, которые стоят больше, чем всё, что у меня есть.

Солнце сияет. Люди нехотя выползают из своих квартир. Ровно в десять я стоял у нужного дома, ожидая, когда появится знаменитая медиум. Спустя минут пятнадцать после назначенного времени в окне я заметил тёмную фигуру. Женщина действительно носит балахон, из-за которого сложно определить её комплекцию и реальный рост. Склонен предполагать, что Бастьен носит каблуки. Густой тёмный макияж даёт неверные представления о её возрасте.

– Доброе утро! – поздоровалась мадам Бастьен, выйдя из квартиры. – Вам придётся немного подождать, мистер Гроу.

– Конечно, конечно. – кивнул я.

Женщина скрылась за дверью. Всё звуки в доме стихли, но затем Косетт негромко включила радио. Я отошёл от двери, чтобы оглядеться. Маленькое окно выходит прямо к мусорным бакам между зданиями. Немного выше пожарная лестница. Я спрятался за углом, посматривая на входную дверь. Никто так и не вышел, однако открылось маленькое окошко. Через него беззвучно выбирается невысокая красотка с прямыми рыжевато-русыми волосами. Мягкая подошва её кед не издаёт лишних звуков. На девушке прямые с большим количеством карманов тёмно-синие джинсы и брусничного цвета толстовка с капюшоном. У неё мягкая холщовая сумка защитного цвета на широком ремне, перекинутая через плечо. Я буквально засмотрелся: беглянка уже стоит на мусорном баке и, похоже, собирается улизнуть от меня. С каких пор меня стали считать полицейским? Или же Элис Блэк всё же решила сообщить о моём приходе? Девушка поправила неприметную сумочку, откинув её назад, и беззвучно закрыла окно. Беглянка перескочила через забор из рабицы и преспокойно зашагала между домов, даже не обернувшись. Я вслед за ней перебрался через преграду и последовал за подозреваемой. Девушка ходит какими-то зигзагами, каждые пятнадцать минут возвращаясь на сорок третью. Честно говоря, я уже порядком устал преследовать её. На восьмой Косетт Бастьен пропала. Обыскав каждый закоулок, мне пришлось признать поражение.

– Чтоб тебя! – выругался я. – Вот курица!

– Зачем же так грубо? – послышался голос откуда-то сверху.

Подняв голову, я увидел подозреваемую, сидящую на ступеньках пожарной лестницы. Девушка внимательно рассматривает меня, а спускаться не спешит.

– Мадам Бастьен, полагаю? – улыбнулся я, желаю расположить её. Спустится, тогда поймаю.

– С чего Вы взяли, Митчелл? – удивилась медиум, склонив голову немного на бок.

– Меня зовут Грэм Гроу, мадам. – настаивал я.

– А права говорят об обратном, мистер Хилл. – лукаво протянула она, изучая мои документы. – Я думала, ты младше, Митч. Холост, детей нет… – с нескрываемым интересом проговаривала Косетт. – С такими данными, а работаешь частным детективом. Или как ты там называешь свою деятельность? – поинтересовалась Бастьен.

Чёрт! Я должен добраться до неё раньше, чем она что-нибудь вытворит!

– Сколько ты хочешь? – деловито спросила она, сфотографировала мои документы на телефон, а затем скинула их в матерчатом мешочке мне с лестницы. Девушка раскрыла сумочку, отсчитала пару банкнот и помахала ими передо мной. – Хватит? – она звонко засмеялась.

– Предлагаешь деньги? Похоже, кому-то здесь явно есть что скрывать. – мне на глаза попались мусорные мешки, которыми завалили спущенную пожарную лестницу. Вот где эта чертовка забралась! – Где драгоценности Элис Блэк? Если сдашь подельников, могу договориться с детективом. Ты мне, я – тебе.

– Что?! – взвилась она. – Ничего я не брала! Оно мне надо? Элис и так платит больше, чем все остальные!

– Если ничего не брала, зачем залезла туда? – спросил я.

– Наверное, потому, что ты следишь за мной.

– Да, точно. – усмехнулся я.

Сколько ещё мне тут торчать с ней?! Быстрее сдам её Мэтту – быстрее получу свои деньги.

– Ох… – я схватился за сердце, колени подкашиваются. – Найди врача. Прошу. – корчившись от боли, я повалился на землю.

– Эй, эй, эй! – девушка молниеносно спустилась и оказалась рядом со мной. – Ты что-то принимаешь? – она быстро обыскивала мои карманы в поисках лекарств, опустившись на колени.

Всегда срабатывает этот фокус! Приступов давно не было, но я умело их имитирую в особых случаях. От неё приятно пахнет. Такие духи не забудешь, если однажды услышишь, однако запах мне ранее знаком не был. Будь она хоть раз в доме Элис, аромат остался бы. Воспользовавшись моментом, я схватил её за руку.

– Ха! Что теперь? – победоносно усмехнулся я. – Вызовешь духов, чтобы спасли тебя? – я рассмеялся.

– Я же сказала, что ничего не брала! – жалобно проскулила девушка, изо всех сил стараясь освободить руку.

Незамедлительно я набрал номер Дормера и договорился встретиться у дома миссис Блэк. Он был сонным, но сразу же согласился.

Сегодня определённо удачный день! Надо же было так быстро поймать воровку. В этот день госпожа Фортуна на моей стороне.

 

Девушка перестала вырываться. Документов, разумеется, при ней не оказалось. Кто она и как её настоящее имя, я узнаю только от Мэтта. Если он, конечно, соизволит поделиться информацией – Дормер слишком уж боится потерять своё место из-за какой-нибудь мелочи.

Косетт Бастьен – или как её там – вконец расслабилась и вполне довольно вышагивает рядом со мной. Она отчего-то улыбается и рассматривает всё вокруг, словно маленький ребёнок, которого в первый раз вывели на улицу. Мадам Бастьен несколько раз нарочито вздохнула, чтобы привлечь к себе внимание. У меня нет никакого желания вести разговоры с воровками. Мужчины этой профессии привлекают меня куда больше – они хотя бы могут внятно объяснить план действий и ход своих мыслей. Я вообще не считаю, что женщины отличаются умом и тем более сообразительностью. Мой личный опыт в виде нескольких дел также подтверждает, что женщины не могут быть удачливыми воровками.

Шарлатанка незаметно вытащила телефон из сумочки и что-то печатает. Она быстро написала сообщение и также быстро вернула мобильник обратно. К сожалению, это не запрещено. Даже в участке у неё был бы шанс позвонить кому-нибудь, а я, фактически, вообще не из полиции. Был когда-то, но не сейчас. Косетт заметила мой взгляд и решилась начать разговор.

– Пока мы идём непонятно куда, может, расскажешь, как начался твой день? – премило начала она. Не будь мы в такой ситуации, я бы подумал, что девушка со мной флиртует.

– Не прикидывайся. – без интереса ответил я. – Это ты стащила драгоценности Элис Блэк. Я хочу знать, где они.

– С чего ты вообще это взял?! – возмутилась Бастьен. – На кой чёрт мне её драгоценности?!

– Она только о тебе и болтает. – сказал я. – Медиумов не бывает, ты обыкновенная воровка. Причём не самая удачливая. – усмехнулся я. – Но меня интересует только одно, зачем ты посоветовала ей обратиться в полицию?

– Это не я, а её сосед! – завопила девушка. – Он часто ворует. – обидчиво добавила она.

– Может, ты мне ещё и имя назовёшь? – усмехнулся я. Вся ситуация невероятно комична, если честно. Похоже, девушка не знает, что соседи Блэк разъехались.

– Цена вопроса? – поинтересовалась Бастьен и мельком взглянула на свою сумочку. Похоже, тот, кому она писала сообщение, ответил.

– О, ты серьёзно?

– Не вижу смысла говорить тебе что-то, если это же, в конечном счёте, сделает мне хуже. – заключила Косетт. – Ох, ещё скажи, что я не права! – девушка закатила глаза.

Не поспоришь. Я пообещал шарлатанке отпустить её, если пропавшие драгоценности действительно найдутся у этого несуществующего соседа миссис Блэк. Больше девушка ничего не говорила до самой тридцать девятой улицы. Увидев полицейскую машину, Бастьен даже не вздрогнула, как ни странно. Обычно воришки всеми силами пытаются вырваться и побыстрее сбежать. С этой явно что-то не так. Возможно, она сама безоговорочно верит в собственные сверхъестественные силы? Если это правда, я буду очень долго смеяться! Уже хочу увидеть лицо Косетт, когда Мэтт арестует её!

Мы подошли к машине ближе, как я заметил кого-то на переднем сидении. Марио Родригес будет покрупнее, с Дормером болтает кто-то другой. Надеюсь, это не тот, кому незаметно писала сообщения Бастьен. Девушка спокойна как никогда, бежать она даже не собирается. Я крепче сжал её запястье, от чего Косетт вскрикнула. Пришлось немного ослабить хватку. Я зашагал увереннее – не терпится получить свои деньги.

Мэттью заметил нас и вышел из машины. Его собеседник последовал примеру полицейского. Это совсем молодой паренёк не старше двадцати лет на вид. Он немногим выше Косетт, у него тёмно-каштановые не слишком короткие, растрёпанные ветром волосы. Неизвестный одет в чёрную куртку с капюшоном и широкие синие джинсы. У него проколото правое ухо и вставлена серебристая серьга в виде крошечного католического креста. В левом ухе, также проколотом, чуть большая размером серьга-кольцо. На верхней губе едва различимы следы от ещё трёх проколов. Ничего особенного, самый обыкновенный подросток. И как он может помочь Косетт?

Мы поздоровались, девушка даже виду не подаёт, что рада видеть своего знакомого. Впрочем, может, они вообще не знакомы?

– Хилл, познакомься, Эйден Фрост. – Мэтт представил нас друг другу и перевёл взгляд на шарлатанку, чью руку я до сих пор сжимаю. – Отпусти. – устало выдохнул полицейский.

Я нехотя ослабил хватку, отпустив запястье Бастьен. Она тут же отняла от меня свою руку и потёрла запястье. Похоже, я вправду немного перестарался: её кисть стала заметно белее остальной кожи руки.

– Если хотите написать жалобу, мисс Дэвис… – зло сверкнув глазами в мою сторону, начал Мэттью, обращаясь к девушке.

– Нет, нет. – замотала она головой, чем сильно меня удивила. – Как я уже сказала мистеру Хиллу, я знаю, кто украл драгоценности. – сказала девушка. – А мою непричастность, думаю, сможет подтвердить мужчина, который живёт в доме на противоположной стороне. – добавила Дэвис. – Мы провели ночь в баре и разошлись где-то в пять.

– Отлично. – натянуто улыбнулся Дормер. – Дайте нам минуту. – сказал он и отвёл меня в сторону. – Ты совсем спятил?! – прошипел полицейский, прожигая меня своими бледно-голубыми глазами. – Что ты вытворяешь, Митч?!

– Всё хорошо, Рути? – приглушённо поинтересовался Эйден. – Чёрт, я едва не сломал твой замок! – выругался он и коротко рассмеялся. – Может, ты уже начнёшь носить документы с собой?

– Ой… – отмахнулась она. – Кстати, ты же будущий священник! – тихо усмехнулась шарлатанка. – Нельзя упоминать чертей и Дьявола.

– Отстань! – отмахнулся парень. – Чтоб я ещё хоть раз выручил тебя!

– Ты меня вообще слышишь?! – практически визжал от злости Дормер. – Хилл!

– Что? Ты что-то сказал? – я внимательно посмотрел на Мэтта, будто таким образом найду хоть одну подсказку, о чём всё это время говорил полицейский.

Он злобно рыкнул и, по-моему, изо всех сил себя сдерживает, чтобы не огреть меня чем-нибудь тяжёлым. Тем временем, я посматриваю на парочку слева от нас. Парень и девушка шепчутся о чём-то и не перестают между делом поглядывать на тот дом, о котором пару минут назад говорила эта «Рути».

Дормер нервно схватил меня за плечи и сильно надавил. Он звучно сглотнул и выпрямился. Полицейский опустил руки и сунул их в карманы джинсов. Я поправил лацканы куртки, которые умудрился помять Мэтт, и постарался принять спокойный вид.

Мы вернулись к странной парочке. Девушка снова указала на противоположную сторону, а парень всячески её поддерживает, в том числе утвердительными кивками и неясными жестами. Понятия не имею, что значат все эти взмахи и скрещивания пальцев.

Мужчина, о котором говорила Дэвис, бакалавр исторических наук, работающий на данный момент… обыкновенным мастером маникюра. Этого, по истине, странного персонажа зовут Тревор Янг. Он живёт напротив дома Элис уже долгих десять лет. В доме ни животных, ни кучи вещей. Мистер Янг, похоже, минималист. Пахнет только его дешёвым лосьоном после бритья. Похоже, свидетель мисс Дэвис живёт один. Что-то мне подсказывает, гостей у него не бывает, а если заносит кого-то, то очень-очень редко.

– Вам знакома эта девушка, мистер Янг? – Мэтт сразу перешёл к делу, расположившись на самом удобном стуле на кухне.

– А в чём дело? – заупрямился мужчина, деловито сложив руки на груди.

– Просто ответьте на вопрос. – устало выдохнул я.

– Рут Дэвис. – нехотя сказал историк. – Она вчера ко мне приходила.

– Зачем? – продолжал Дормер.

– Ноготь сломала. – всё также односложно отвечал Тревор. – Пришлось всё покрытие переделывать.

Я мельком взглянул на руки подозреваемой. Она заранее спрятала их в рукава. Думаю, ей всё же есть, что скрывать.

– Доказать можете? – поинтересовался Мэттью.

– Вы в чём-то обвиняете Рут?

Янг всячески старается избегать ответов на вопросы. Это наводит меня только на одну мысль – он может оказаться её подельником.

– Мы предполагаем, мисс Дэвис ограбила женщину из дома напротив. – с лёгкостью сказал я, чтобы наконец получить то, зачем мы все сюда пришли. – Миссис Блэк, если она Вам знакома.

– Нет, не знаю такую. – замотал головой историк. – Рут сломала ноготь на правой руке, на безымянном пальце. – наконец сообщил он. – Если присмотреться… – мужчина продемонстрировал ручку девушки. – Вот здесь. – указал он на тонкую полоску ногтя, которая была не покрыта полупрозрачным покрытием. – Видите? Это синяк. У неё весь ноготь чистый, а вот здесь осталось немного.

Действительно, покрытие имитирует естественный цвет, а с краю едва заметна сине-чёрная полоска. Как можно вообще сломать ноготь, защищённый таким толстым слоем покрытия?

– Скажите, мистер Янг, при каких обстоятельствах… – не закончил я, как историк перебил меня.

– При каких обстоятельствах можно сломать ноготь? – затараторил он. – Прищемить, упасть. – пожал плечами Тревор. – Иногда покрытие ложится плохо и становится хрупким. Я склонен думать на последнее, та партия вообще попалась некачественной.

– В таком случае, как объяснить синяк? – не унимался я. Дормер опять прожигает меня взглядом.

– Я же сказал, оно становится хрупким. – нервно повторил Янг. – Это значит, что покрытие не выдерживает нагрузки, которое должно выдерживать.

– Просто уронила стакан, и он упал прямо на эти пальцы: средний, безымянный и мизинец, вот и всё. – вмешалась Дэвис, сделав шаг вперёд.

– Это, конечно, прекрасно, – засмеялся я. – но как испорченный маникюр подтверждает невиновность мисс Дэвис?

– Ох, всё просто! – облегчённо выдохнул мужчина. – Рут не любит ходить по городу в тёмное время суток в одиночку.

– И? – недовольно выпалил я, разведя руками в стороны.

– Закончив с покрытием, я предложил пойти куда-нибудь выпить. Мы провели ночь в баре и разошлись сегодня около пяти утра. – Янг зевнул, прикрыв рот рукой. – Рут, наверняка, проспала.

– Кто это подтвердит? – вмешался Дормер.

– Не знаю. Тот бар на углу сорок третьей. – указал на дверь Тревор. – У вас всё? Я опаздываю на работу.

Мы вышли с пустыми руками. Эйден попрощался со своей подругой и быстро смылся, но Рут, как ни странно, уже никуда не спешит. Она довольная собой идёт рядом с нами и продолжает надоедливо напоминать о соседе миссис Блэк. Мэттью собирается наведаться в бар, о котором говорил Янг.

Ни я, ни Мэтт не придаём трёпу Рут особого значения. Похоже, Дормер тоже мечтает побыстрее отделаться от этой надоедливой леди. Она шла за нами до самой машины, а потом уже преследовала меня практически до моего дома. В конце концов, меня это достало.

– Рада, что не арестовали? – резко обернулся я. – Иди отсюда!

– Я просто хочу помочь, Митчелл! – настаивала Дэвис. – Тот парень давно обносит квартиры, а полиция даже внимания на это не обращает!

– Может, ты ещё и имя его знаешь? – нервно усмехнулся я.

– Я знаю, куда он сдаёт краденное. – выступила она, уперев руки в бока.

– И откуда же тебе это известно? – коротко рассмеялся я. – Духи сказали? – захохотал я.

– Смейся сколько хочешь, я знаю, о чём говорю. – упиралась Дэвис. – Брось, тебе всё равно нечем заняться!

Немного поворчав, мне всё же пришлось согласиться с этой мелкой шарлатанкой. Дел на сегодня вряд ли прибавиться, а из всего списка обязательных вещей, я выполнил все, пока гонялся за Рут. В голове промелькнула одна-единственная мысль: «На сегодня и завтра ещё есть порция лапши.» Если заработаю сегодня ещё, то и послезавтра будет чем питаться.

Дэвис снова набрала своему приятелю и попросила у него чей-то адрес. Ответное сообщение пришло в течение пары минут. Девушка уверенно зашагала чуть впереди меня и постоянно что-то шепчет, незаметно поглядывая вправо. У шарлатанов, конечно, свои заморочки, но ничего подобного мне раньше не встречалось. Может, у неё шизофрения какая-нибудь?

Спустя полчаса скитаний по улицам и закоулкам, Рут остановилась перед неприметным входом в подвальное помещение. Хлипкая фанерная дверка открывает вход в длинный, плохо освещённый коридор. Идти по нему жутко. Недостаточный свет создаёт ощущение, будто за тобой наблюдают. Камер видеонаблюдения не видно, но у этих стен точно есть глаза и уши. В конце странного хода тяжеленая, металлическая дверь с тремя замочными скважинами.

Похоже, парочка подростков вертится совсем не в тех кругах, в которых их хотели бы видеть родители. Дэвис нерешительно сжала кулак и поднесла к двери. Она постучала трижды и сделала шаг назад. Судя по её лицу, Рут останавливает от попытки к бегству только моё присутствие. Шарлатанка встретилась с моим взглядом и сразу же отвернулась к двери, нервно ожидая ответа.

Через некоторое время за дверью послышалось тихое шуршание. Либо кто-то пробирается через дебри, либо же – что более вероятно – кто-то просто не хочет или боится открывать. Я потянулся к двери, но девушка перехватила мою руку.

 

В то же время Дормер сообщил, что у Рут и Тревора Янга, заодно, всё же есть алиби на время ограбления.

– Простите, мы закрыты. – послышался тихий женский голосок. – Приходите позже.

– Мы от священника. От Эйдена. – ответила Дэвис. – Открой дверь, это важно. – жалобно просила она.

– Имя. – потребовала женщина за дверью.

– Рут. Рут Дэвис. – нехотя ответила шарлатанка. – Давай, открывай уже!

– Ладно-ладно! – сдалась незнакомка. – Не шуми там.

Перед нами появилась темноволосая худощавая девушка. Первое, что бросается в глаза при встрече с ней – большие очки в чёрной тонкой оправе и щенячий взгляд. Я рассмотрел помещение за её спиной: несколько стеклянных витрин, заставленные ценными вещицами, на стене справа целая коллекция разнообразных масок жуткого вида, а под ними ещё ряд витрин. Ломбард! Мог бы и сам догадаться. Но зачем так далеко ходить? Неужели, вор, о котором так упрямо твердит мне Дэвис, приносит всё исключительно сюда? В таком случае, почему полиция ещё не поймала его?

– Кого ещё ты привела? – недовольно ворчала худощавая женщина, наклонившись ближе к Рут. – Эйден говорил только о тебе!

– Это Митчелл, Ким. – ответила шарлатанка. – Митчелл Хилл.

– Коп? – в момент побледнела незнакомка, уставившись на меня.

– Нет, уже нет. – вмешался я, оставив рассматривание вазы непонятной формы. – Частный детектив, мисс.

Она затараторила что-то на неизвестном мне языке и постоянно вскидывает руками над головой. Женщина скрылась за занавеской за прилавком, который незаметно пристроен чуть ли не напротив входа. Видимо, там остальная часть товара. Она вернулась с тремя толстенными журналами и раздражённо бросила их перед Рут на витрину. Ким продолжала тараторить нечто неразборчивое и, должен отметить, мерзкое. Не знаю, что это за язык, но звучит он очень неприятно. Будто грязью окатили с ног до головы.

Я разложил перед Ким фотографии украшений. Она затихла и сложила руки на груди, впиваясь ногтями в собственную кожу. Ей точно известно откуда взялись драгоценности, иначе бы она так не нервничала.

– Он принёс только эти. – Ким подвинула ко мне фото с серьгами и браслетом. – Остальное пока оставил себе. Он всегда так делает. – нехотя поделилась она. – Думает, мы не знаем, как поступают эти проныры!

– Имя, у Вас есть его имя? – я цеплялся за любую ниточку.

– Мы не спрашиваем имён. – буркнула Ким.

– А Ваше имя? – расслабленно улыбнулся я и смягчился. – Если, конечно, не хотите встретиться с настоящим копом.

– Дэнчулэ. – бросила она. – Всё? – раздражённо спросила Кимберли. – Рут, ещё раз… – с запалом начала Ким, но её прервал звонок мобильного телефона. Взглянув на экран, она тут же приосанилась и ответила. – Добрый день, сэр! – чуть ли не елейным голоском произнесла Дэнчулэ. – Да, да. Разумеется, сэр. – после короткого разговора, Ким вернула телефон в карман джинсов. – Всегда рады видеть, Рут. – натянуто улыбнулась она. – Вот ваши украшения. – Кимберли вытащила из-под прилавка небольшую картонную коробочку, на которой сверху был написан адрес.

– Всего доброго и спасибо за помощь, мисс Дэнчулэ! – с улыбкой произнёс я, вызвав у Ким только недовольство.

Знакомый адрес. Похоже, мисс Дэвис всё это время была права. Пока оставлю драгоценности у себя, отдам миссис Блэк, когда найду остальное.

С профессией этого неизвестного воришки, у него вряд ли есть ещё какие-то дела днём. Наверняка, он сейчас спит себе и ни о чём не подозревает. Меня могли видеть утром, выходящим из квартиры Элис Блэк.

Если верить адресу, то вор, которого я ищу, поселился в квартире покойного. Но как он туда попал и не вызвал подозрений у соседей? Рут сказала, у этого дома обширный подвал. Ей никогда не нравился этот дом именно из-за этой детали: из подвала можно проникнуть в саму квартиру практически незаметно!

Вор вряд ли спал в тот час, когда к миссис Блэк наведалась полиция и я, он мог меня видеть. Поэтому, на мой взгляд, разумнее будет, если в его дверь постучится Рут, а я тем временем пройду через подвал.

– Он, скорее всего, представляется именем предыдущего жильца. – предположила Дэвис.

– Элис говорила, её сосед справа умер. – ответил я. – Как же его звали? – задумался я.

– Себастьян Рид. – незамедлительно ответила Рут. – Элис приходила ко мне, когда ему было плохо.

Свернув на тридцать девятую, мы заметили молодую женщину с небольшим чемоданчиком. Она не обращает внимания на нас. По-моему, эта леди в наушниках.

– Спорим, это медсестра? – сказала шарлатанка.

– С чего ты взяла? – поинтересовался я.

– Духи сказали, Митчелл. – ответила она.

Подойдя к дому Блэк, женщина сунула в карман наушники и поправила аккуратно завязанный лёгкий шарфик на шее. Дэвис, в который раз за сегодня, что-то кому-то шепнула и сорвалась с места, в два счёта нагнав молодую женщину. Шарлатанка пробежала рядом с «медсестрой» и упала, якобы зацепившись толстовкой за оградку. Я поспешил к ним. Как ни странно, в чемоданчике неизвестной действительно оказались средства для оказания первой помощи, несколько шприцов и множество ампул. Она спешно осматривает колени и ладони Рут, которые остались, на удивление, целыми и невредимыми.

– Как Вас зовут, мисс? – я заметил отсутствие кольца на безымянном пальце. – Не знаю, как Вас благодарить.

– Сэм. – робко произнесла она. – Это же моя работа. Я медсестра.

– Вы идёте к мистеру Риду? – поинтересовалась Дэвис.

– Да, он пару дней назад серьёзно повредил руку. – поделилась медсестра. – Я колю ему обезболивающее.

– Простите, простите. – прервал я её щебет. – О какой травме идёт речь?

– Напоролся на стекло. – легкомысленно ответила врач. – Кто-то разбил окно, ему пришлось убирать осколки. Мистер Рид поскользнулся и напоролся на тот, что остался в раме. В рану попала какая-то зараза и… – рассказала она. – Жутко выглядит, должна сказать. – женщина брезгливо поджала губы.

– Сильное болеутоляющее? – аккуратно спросила Дэвис.

– Он сонный после него. – рассмеялась Сэм. – Если вам о чём-то это говорит.

Я тут же попросил Дормера проверить похожие на сегодняшнее дела, в которых было разбитое окно. Возможно, так получится раскрыть ещё парочку преступлений.

– Сэм, прошу Вас, не выбрасывайте шприц. – молитвенно сложив перед собой руки, сказал я. – Возможно, это поможет полиции поймать человека, который обворовывает квартиры.

– С чего вы взяли, что это он? – возмутилась медсестра.

– Хозяин этого дома умер пару месяцев назад, Сэм. – вмешалась Рут. – Я знаю, мне рассказала его соседка. – затараторила шарлатанка. – Просто помогите нам. Пожалуйста.

Медсестра немного замялась. Она посматривает на окна Рида.

– Ладно, хорошо. – нехотя ответила Сэм. – Но придётся подождать.

Я проник в подвал. Всё-таки меня мучают некоторые подозрения насчёт мнимого Рида. По-моему, у него хорошо развито чутьё, раз его до сих пор не поймала полиция. Отсюда слышен негромкий стук медсестры и её голос. Шаги. Внутри один вор. Он ступает осторожно, но тяжело. Первым делом, мужчина открыл дверь в подвал – сюда стало проникать намного больше света – и только потом направился к входной.

К голосу Сэм неожиданно прибавился мужской голос. Не грубый, не совсем взрослый. Эйден! Что, чёрт возьми, он тут делает?! Медсестра поздоровалась и прошла в дом, а парень оставался снаружи.

– Себастьян? – спросил Фрост. Похоже, дверь открыл. – Себастьян Рид?

– Да. – сказал мужчина. – Чего надо?

– Возьмите листовку. – предложил юный священник. – Новая химчистка, вон там на углу.

– Брысь отсюда! – закричал Рид. – Чтоб больше тебя не видел!

– Послушайте! – возразил Фрост. – Возьмите хотя бы парочку. – умоляюще говорил он. – Я целый день торчу на улице! – жаловался паренёк. – Замёрз ужасно! Чего Вам стоит?

– Иди отсюда! – кричал Себастьян. – Пошёл вон!

Прислушавшись к разговору этих двоих, я не сразу заметил, что в доме ходят двое. Шаги второго совсем тихие, едва различимые, но они есть! Значит, Рид не один? Надеюсь, Дэвис не сунется туда. Да и как? Для этого ей нужно прошмыгнуть мимо Себастьяна или… Окна! Точно, пока искал дверь в подвал, я видел одно окошко рядом с пожарной лестницей, в которое, при желании, смогла бы пролезть Рут.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru