По ту сторону сказки. Такие разные братья

Ольга Станиславовна Назарова
По ту сторону сказки. Такие разные братья

– Да что мне бояться? И я её знаю и она меня. Я у Баюна в Дубе живу, – отчаянно крикнул Кир, увидев, как в руках девушки возник немаленький такой нож.

– В Дубе? Это меняет дело. Но, не сильно. Я голодна, а Кот мне не указ, – она подошла совсем близко и тут Кир каким-то последним усилием вспомнил Катькин рассказ о Темном лесе.

– Живый в помощи вышнего, – проговорил он уже чувствуя, как остриё ножа проткнуло одежду,

– В крове Бога небесного водворится, – он помнил всего несколько строк. Его бабуля иногда на ночь это читала. И далёким-далёким воспоминанием он увидел как она его крестит перед сном.

Ведьму отшатнуло от Кира так, что она упала назад. – Заткнись! – заорала она.

Она встала и попыталась приблизится, но Кир упрямо твердил то, что помнил из молитв, и мало того, что она подойти к нему не могла, так ещё и невидимые путы ослабели и он ощутил, что может двигаться. Кир начал отступать, боясь повернуться к ней спиной, страшно боясь, что она снова подскочит совсем близко. Тут над головой пронеслась тень, и между Киром и ведьмой оказался Бурый.

– Кир, цел? – Волк не спускал глаз с красавицы.

– Ддда, вроде.

– На спину садись.

Кир едва вспомнил, как это делается. Он уцепился за шерсть на шее Волка и увидел, что ведьма тянется вперёд, пытается схватить, зацепить Волка, но тот не стал ждать, пока она дотянется, а прыгнул вверх и унесся к Дубу.

Кир сидел на стуле очень смутно соображал, что он сидит в Дубе, рядом ничего опасного нет, но периодически его начинало трясти от ужаса.

– Ну, всё, всё. Ягишну молодую увидел и на тебе перепугался так! Наша Яга, она хоть знакомых не трогает. Скучно ей будет, если она всех поест. Вот и решила не жрать тех, кого знает. Зарок такой дала. А это её племянница приехала, она молодая, активная. Я ж тебе говорил, а ты смеялся ещё! – Баюн что-то говорил, ходил вокруг, Киру было откровенно нехорошо. Пока не пришла Катерина и не прочитала все Живые мощи вслух.

– Ну, ты как? – Cтепан старался не показать, насколько он счастлив, что у него приём не получался, и что он не попал на озеро в этот раз.

– Не знаю, пока, – Кир вроде успокоился немного. А потом, вспомнил и его передёрнуло.

– Ты чего?

– А она так хозяйственно у меня уточняла, купался ли я? Надо ли мясо мыть, или просто ополоснуть достаточно? – Кир дико глянул на друга.

– Не, я пока на озеро не пойду! – решительно замотал головой Степан.

– Хочешь, чтобы у неё работы было больше, и назло ей грязным ходить будешь? – ехидно уточнил Баюн. – Не ходите к незнакомым. Вас просто так не позовут. И защиту имейте. Это мы тут силой защитимся, а вы только так, как Катерина говорила.

Ночью Кир уснуть не мог, боялся глаза закрыть. Раньше, когда он про Степановы кошмары слышал, про себя думал, что это от заграничной изнеженности. Фигня! Он ни разу не изнежен, а такое снится, что от страха волосы дыбом стоят! Потом он, вроде уснул, и проснулся от того, что над ним стояла Катерина и потихоньку его будила.

– Кир, Кир, проснись.

– А? Что? – он в ужасе на неё смотрел, всё ещё не в силах освободиться от сна.

– Ты кричал очень.

– Да, наверное. Извини, я тебя разбудил… Если бы ты знала, что мне снилось…

– Я знаю. Я же сны могу видеть, – Катерина тихонько села рядом на прискакавший к ней стул. – Хочешь, я их прогоню?

– Да, очень хочу. Страшно жутко. А где всё? Я их не разбудил? – Кир удивился, почему у него так легко получилось сказать, что да, страшно ему, и от помощи не отказаться.

– В Дубе только мы. Степан спит. Ты же знаешь, его простым криком не поднять, а остальные поехали Ягишне немного внушить правила хорошего тона. А я над зеркальцем в горнице сидела. Вот и услышала.

Катерина, чтобы его не смущать, смотрела в окно, и Кир успокоившись, почувствовал, что его неодолимо тянет в сон, но сон спокойный, просто отдых и ничего больше.

– Да уж. Сходил поплавать называется… Мальчик, а мальчик, а ты купался? Тебя есть уже можно, или вымыть сначала нужно? – уже сидя в горнице, Катерина покачала головой. – Как-то очень уж наглядно у него про Ягишен получилось. Незабываемо, прямо скажем!

В зеркале было отлично видно, как в избе за столом сидела крепко привязанная к стулу немыслимо красивая племянница Яги, а Кот сидя перед ней на лавке авторитетно и многословно ей объяснял, что жрать кого-либо в его землях без его разрешения низззя!!!

Глава 9. Кладенец Кира

Жаруся оглядывала спинку, и охвостье. Изогнувшись и раскрыв крылья, она с удовольствием выстраивала сложные переливы цвета на пёрышках. А потом перелетела поближе к Катерине.

– Девочка, помнишь, как мы с тобой летали в Стеклянную гору к царевичу Бажену? – спросила Жаруся.

– Конечно, – Катерина отодвинула от себя книгу, и повернулась к Жарусе.

– А помнишь, я тебе рассказывала, что эти горы разные бывают?

– Да, помню, какие-то и земли захватывают, а какие-то безразличные.

– Вот именно. Мы с тобой летали тогда в зачарованную гору, а я хочу тебя попросить посмотреть сказку про Хрустальную гору. Она как раз какая, которая царство в себя втянуть может. Эта вполне успешно пыталась. По крайней мере, до тумана.

– Вот сидишь себе спокойно. Ждешь, пока ребёнок до сказки дойдёт сам, точнее сама. А тут прилетит птичка-невеличка и давай все планы мне рушить!! – заворчал Баюн, который собирался сам эту сказку предложить, но попозже. Неохота ему было никуда сейчас ездить.

– Молчи уж, лентяй! Катюша, там у меня знакомые спят в тумане. Посмотри сказочку, а?

– Конечно, посмотрю. С радостью.

– А по дороге там наш знакомый теперь произрастает. Помнишь дуб-полянин? Ему Жар-Птицы нашли отличную дубовую рощу неподалёку в лесах. Так что можно будет навестить.

– Так что же ты молчала? – Кот знал, что дуб-полянин весной Жарусина родная стая перенесла на новое место, но никак лапы у него не доходили уточнить, да навестить.

– А что же ты не спрашивал? – парировала Жаруся.

Катерина выучила сказку, но пока не очень себе представляла, как найти, к примеру, Ивана-царевича, если он будет образе муравья. А если он и вовсе в горе Хрустальной уже был, когда туман пришёл? А в гору эту только муравей сквозь щелку и пролез.

– Ладно, не паникуем, а действуем по обстоятельствам! – решила Катерина, входя в туман за Киром и Степаном.

Туман был мерзкий. Какой-то слишком уж густой. Катерине очень захотелось кинуться обратно, и вдохнуть воздуха. Но, она себя пересилила и пошла за настороженно оглядывающимися мальчишками. Шли-шли, тихонько переговаривались, никаких следов царевича и близко нет, зато Кир начал тревожно озираться.

– Твари. Не рядом, но не очень далеко, – он показал направление Степану. Тот прислушался, и резко махнул туда мечом. Раздались вопли, и отдалённый звон металла.

– Степан, ещё! Там! – Кир показал в противоположную сторону. – И сверху есть, я чувствую. Впереди.

Дальнейшее Катерина помнила уже плохо, их захлёстывали волны атак, несколько тварей подобрались совсем близко, и Киру пришлось отбиваться самому. Хорошо хоть это не громадные монстры попались, а низкорослые. Степан едва успевал поворачиваться. Катерина несколько раз в полёте убирала стрелы, летящие в них из густого тумана, пока Степан посылал золотые полосы с кладенца в другом направлении. Очень густой туман делал тварей невиданно активными. Наконец, атаки прекратились.

– Всё? Отбились? – хрипло спросил Степан.

– Нет. Их много и вокруг, – меч в руках Кира непрерывно подавал сигналы, куда бы он не повернулся. – Народ, мы кажется, попали.

Они переглянулись. Сказки нет и следа, туман забивается в лёгкие, дышать тяжело, а эти монстры, наоборот, как рыбы в воде и их невообразимо много.

– Кать? Ты хоть как-то представляешь себе, где искать эту сказку? – Степан устало прислонился плечом к сосенке.

– Мне кажется, туда надо! – Катерина неуверенно показала рукой направление.

– Ну, назад мы уже не пробьемся, – Кир поводил мечом. – Там их море. Так что только вперёд, или ворота вызывать.

– Ну, пошли что ли. Ворота уже крайний случай, – решил Степан. И они пошли. Правда, ушли не далеко. Катерина чуть лбом не врезалась в практически невидимую в тумане огромную и прозрачную хрустальную поверхность.

– Ой, гора! – Катерина тронула её рукой. Холодная, прозрачная. Как хрустальная ваза. Только без резьбы.

– Это можно считать героем сказки? – с сомнением уточнил Степан.

– Всё, нам конец! – Кир оглянулся назад, и ахнул.

Тварей было столько, что казалось, в густом тумане колышется тёмная полоса, да пока далеко в тумане, но бежать им уже было некуда.

– Они поэтому и давали нам передышку. Чтобы мы в ловушку зашли, – обреченно проговорил Кир.

– Катька, вызывай ворота! – Степан вскинул кладенец, но взмахнуть им не успел, над их головами пролетело тяжёлое тело твари, и Степан упал на землю с ножом в груди, кладенец отлетел далеко в сторону, а кряжистый монстр, ухмыляясь, подходил к Киру, заслонившему собой Катерину.

–Не бывает доброй

Сказки злой конец,

Меч совиный

Превратится в кладенец!

Не изменит он хозяину в бою,

Не забудет службу первую свою!

Короткий золотой всплеск молнии, ударившей в совиный меч, был почти незаметен в густом тумане. Катерина услышала нарастающий гул, это пошла в атаку тёмная масса тварей, уверенных, что кладенец уже им не опасен. Меч Кира, пославший яростно заблестевшие золотые полосы, был для них неожиданной бедой. Первым упал поразивший Степана монстр. Степан пытался было подняться, но у него не хватало сил даже руку поднять. Катерина под прикрытием второго кладенца, кинулась к мечу Степана и успела подхватить его, послав золотые смертоносные для туманных тварей полосы направо, Кир отбивал атаки по центру и слева. Какое шестое чувство заставило Катерину посмотреть назад, на прозрачный горный склон, она не поняла, но увидев монстра, нападающего с таким же ножом, какой торчал в груди Степана, успела смахнуть его, и ударом яростно сверкающего кладенца случайно задеть хрусталь, выглядевший монолитом. Но меч прочертил этом монолите глубокую расщелину, причем внутри явно была пустота! Катерина яростно отмахнулась от очередной нападающей волны.

 

– Да сколько же их! Кир! Там проход! – она указала на расщелину. Кир кивнул, сделал несколько глубоких выпадов, на некоторое время остановивших продвижение тёмной полосы нападающих, правой рукой удерживая меч, попытался поднять Степана. Катерина подскочила к нему.

– Иди туда!

– Сдурела? Как я тебя тут оставлю?

– Кир, я же Стёпку не смогу туда затащить. Бросить мы его тоже не можем. Иди, я сразу за вами!

Катерина поймала второй кладенец, который бросил ей Кир и быстрыми взмахами направо и налево, остановила очередную атаку. Мечи для её рук были откровенно тяжелы.

И тут, уловив, что желанная добыча уходит, твари ринулись все разом, Катерина, держащая совиный меч, ощутила, меч предупреждает, что полетели стрелы, туча стрел, она из последних сил подняла оба меча и махнула им, проговорив присказку, превратившую стрелы в мелкий черный порошок. Нападающих совместная атака мечей откинула далеко, раздался вой и звон метала.

– Кир, скорее, я не знаю, надолго ли это! – Катерина бросилась за мальчишками.

Изнутри гора выглядела, словно полупрозрачный купол над землями, затянутыми в неё. Туман там тоже был. Но, всё же не такой густой, как снаружи. Катерина огляделась. Расщелина, через которую они пробрались внутрь, была совсем узкая. Справа от неё был приличных размеров хрустальный выступ.

– Кир, попытайся кладенцом отколоть часть выступа, чтобы щель завалило, – попросила она.

Кир бережно опустил Степана на мох и вернулся к расщелине. Снаружи никаких признаков жизни не наблюдалось.

– Кать, а если ты не сможешь найти героев? – обернулся он уже занеся меч.

– Прорубим выход обратно, – решительно сказала Катерина.

Кир кивнул, примерился. Он пока не очень понимал, что может его обновлённый меч. А когда увидел, как огромная глыба хрусталя просто отрезана его мечом словно масло, пришел в восторг. Глыба мягко осела и полностью закрыла расщелину, через которую они пробрались внутрь горы.

Катерина была уже около Степана.

– Ты как?

– Что-то не очень. – Степан силился улыбнуться, но если сначала он и боли не ощутил от шока, то теперь… Словно раскалённый прут в груди. От любого движения становилось ещё хуже, даже дышать уже было невыносимо. – Вытащи. Не могу больше.

Катерина достала флаконы с водой. И замерла над ножом. Лезвие вошло по рукоять под правой ключицей.

– Кир, я боюсь, у меня не получится. Сила нужна. Попробуй ты.

Кир бы лучше обратно пошел. Пусть бой! Ему это было значительно проще. Но, деваться было некуда. Он подошел, опустился на колени перед Степаном, крепко взялся за рукоять. Степан закрыл глаза.

От рывка он потерял сознание, и это было к лучшему. Пока мертвая вода полностью заживила рану, и подействовала живая, Кир сбегал к кустам, росшим в сторонке, от атаки ему не так плохо было, как от вида крови, залившей Степана.

– Как он? – Кир хрипло спросил, пока не в силах дойти обратно.

– Жив. Сейчас очнётся, – Катерина сидела рядом, и ей тоже очень хотелось куда-нибудь отползти, чтоб этого запаха не чувствовать, и заодно уж и не видеть ничего. Последний раз Степана ранило зимой, когда Кир с ними первый раз ходил, но тогда было проще. И стрелу достать оказалось легче, вторая прошла навылет, и на морозе запах крови не так ощущался. – Что же ему так достаётся-то всё время? – Катерина плотно закрыла флаконы с водой и спрятала подальше в сумку.

– Видят, что меч-кладенец у него, вот его и стараются обезвредить, – Кир медленно приходил в себя в кустах. – У нас простая вода есть?

– У нас всё есть, кроме героев это милой сказки, – проговорила Катерина, достала фляжку, которая вмещала десять вёдер воды, а весила как небольшая пластиковая бутылочка, какой-то попавший в сумке под руку кусок ткани, и намочив, как выяснилось, свой многострадальный шарфик, вытерла Степану лицо. Тот тут же пришел в себя и начал ворчать, что ему мокро и холодно.

– Зато на тебя глянув, можно только в обморок упасть, а не умереть сразу от ужаса. Тебе зеркало дать? – фыркнула Катерина, которая его расцеловать была готова от радости, что он жив и уже ворчит. Правда, опасалась, что он тогда точно в обморок упадёт! – Кир, вылазь оттуда и получишь свою воду. Туда не понесу, сил нет.

– И не надо. Иду я уже, – Киру было стыдно за свою слабость, он долго умывался и косился на живого, здорового, но очень перепачканного кровью Степана. Катька устало повернула к ним голову. – Степ, шарфик мой забери, я его потом выстираю.

– Ну, Ратко тут нет, так что, пожалуй, меня за этот лоскут на дуэль не вызовут, – Степан был рад, что можно чем-то заняться, хотя бы складыванием выпачканного его же кровью шарфика. – Ладно уж, сохраню твою тряпку.

В него прилетела сосновая шишка и он широко ухмыльнулся. – Вот, Кир, вот так она обращается с раненым!

– Ты всё перепутал. Ты уже давно здоров, – слабо улыбнулся ему Кир, припоминая свой первый поход в туман.

В Хрустальной горе герой сказки нашелся быстро. Правда, не герой, а героиня. Царевна. Катерина была и тому рада. Её не оставляли подозрения, что лучшее враг хорошего и если искать дальше, можно попросту раздавить Ивана-царевича, если он где-то тут муравьем проползал, когда на гору пришёл туман. Они спрятались понадёжнее и Катерина начала рассказывать сказку:

–В некотором царстве, в некотором государстве жил-был царь и у царя было три сына.

Вот дети и говорят ему:

– Милостивый государь-батюшка! Благослови нас, мы на охоту поедем.

Отец благословил, и они поехали в разные стороны.

Катерина продолжала рассказывать, и вот уже заблудился младший царевич, и приехал к месту, где разные животные, птицы и насекомые делили еду. Разделил им царевич по справедливости их добычу, и тогда подарили ему возможность обращаться в сокола и муравья. И прилетел он соколом в царство, которое Хрустальная гора захватывала. И пришел наниматься на придворную службу местному царю. А тот и рад. А потом вздумалось царевне, царской дочке, с Иваном-царевичем прогуляться на Хрустальной горе. Царь позволил. А потом погнался Иван-царевич за золотой козой и царевну оставил. А как вернулся, не нашел её. Испугался идти к её отцу. Нарядился стариком и отправился в пастухи наниматься. Царь велел ему пасти коров, а как змеи прилетят, змеям их отдавать. Трехголовому – три коровы. Шестиголовому – шесть коров. А двенадцатиголовому – целых двенадцать! Только Иван-царевич трех и шестиголовому змею коров не отдал, а победил их. А потом обернулся муравьем и пролез в трещинку Хрустальной горы и нашел там царевну. Обернулся человеком и выяснил, что украл её двенадцатиголовый змей, и как победить его можно, тоже выяснил. А если победить змея, то и Хрустальную гору можно извести.

Катя рассказывала, рассказывала, а сама всё волновалась, царевич-то где? А царевич обернулся в человека и вышел к царевне, пройдя практически мимо того места, где они прятались. Туман дрогнул, и начал растворяться в воздухе. А потом и Хрустальная гора растаяла, как туман. Царевну Иван увёз к отцу. Степан с наслаждением вылез из куста малины в котором прятался, выпрямился, и заявил: – Какое счастье, что этот самый царевич не был тем муравьем, на которого я наступил. Прости, Кать, я не стал тебя расстраивать.

– Спасибо тебе большое, что не царевича раздавил! Зови наших, а то мне страшно представить, что они всё это время думали.

Волк упал с неба почти сразу. Он кинулся к Катерине, моментально понял всё про рану Степана. И вдруг увидел, что у Кира его меч тоже стал кладенцом. – Понятно. Совсем тяжко было!

Им долго пришлось рассказывать о событиях у Хрустальной горы. Пока, наконец, Кот не заявил, что раз у Кира теперь есть кладенец, это кое-что значит. – Ну?

– И что ну? – в один голос спросили Жаруся и Волк.

– Праздновать будем!!! Счас как отпразднуем!!!

– Катюша, это он просто есть захотел, – со вздохом констатировал Бурый. – А если серьёзно, то я тобой горжусь, сестра. Очень горжусь!!! И вами тоже! – он с усмешкой глянул на мальчишек.

Глава 10. Полотенце, открывающее пути

Про полотенце Катерина не забывала! Ей очень хотелось его добыть. Иной раз туман неожиданно открывал гораздо больше пространства, чем они могли надеяться. И если вдруг так откроется та изба, где полотенце спрятано, беда будет! Черномор до него доберётся точно!

– Котик, а, может, нам полотенце, которое пути открывает, всё-таки достать?

– Умница ты моя! – Баюн прошёлся мимо Катрины по столу и потёрся о её плечо. – Конечно, хорошо было бы.

– Я только со сказкой там не поняла. Она же не повторяющаяся? Несмотря на то, что этот Орлик требовал её пересказать.

– Да, точно! Они уже свою историю отыграли. Я думаю, туман можно прогнать, если её прочесть как раз около этой избы. Там все три орла и собраны. Главное, тебя оттуда убрать прежде, чем они проснуться. А там уж пусть летят на все четыре стороны, раз их Иван-батыр отпустил.

– Зря он их отпустил, между нами. – вздохнул Волк.

– Да, да, я в курсе, что ты бы сожрал по крайней мере медного, – недовольно поморщился Баюн. – Ему, Орлику этому, очень жениться хотелось, – доверительно объяснил он Катерине. – А тут он посчитал, что если Иван женится на старшей сестре, золотой орёл на средней, а серебряный на младшей, то ему-то невесты нет…

– Вот, так я и знал, что все беды от женщин! – провозгласил Кир.

– И что ты говоришь? Ладно, я это припомню. И именно тогда, когда тебе приспичит у меня что-то списать! – Катерина грозно смотрела на Кира.

– Кать, я тебя не имел ввиду! Я о женщинах вообще!

– И вообще я тоже обиделась и припомню! Баюш, так когда лучше лететь?

– Радость моя, хорошо бы сейчас. Летом их туман залил. Вот летом бы и разбудить.

Катерине совсем не хотелось ехать туда, где милые братья-орлы находятся. Но ничего не поделать. Надо! К туману прилетели днём, пошли в него уже с превеликой опаской. Но, никаких тварей в этой местности не было.

– Раз на раз не приходится, – философски заметил Кир. – И это хорошо.

– Не то слово, – откликнулся Степан.

Катерина внимательно осматривалась, наконец, она заметила очертания избы. – Ну, где же она «прямо под тремя соснами»! Далеко как! Хотя, что ждать от такого барана, в смысле от орла!

– Ты только что изобрела новое создание в моём богатом воображении! – провозгласил Степан. – Баран с крыльями! Это круто!

– Какое же новое? – подумала вредная Катерина. – Тебе крылья прицепить, и вот, пожалуйста!

Нашла она двух орлов во дворе избы. Железный толстенный забор был проломлен ещё Иваном-батыром. Изба была весьма основательная и даже на территории, огороженной забором, стояла она так же как и дом мужичка с ноготок, борода с локоток.

– А, нет, это же наоборот. Сын у папочки скопировал.

– Чего ты там бормочешь? – Степан озирался по сторонам и именно он и увидел Орлика. Когда его Жаруся опустила в туман, он попал на нижние ветки одной из сосен.

На его двух братьев засмотревшаяся на висящего вниз головой Орлика Катерина попросту села.

– Правильно, ты по ним пройдись ещё туда-сюда… – душевно посоветовал Степан. – Иди уже полотенце ищи.

Катерина не стала ему говорить, куда именно ему надо убрать его советы, а зашла в дом и поразилась. Такого бардака она даже в комнате у Степана не видела! А это был показатель!

– Да где же тут полотенце-то найти? Они же его и на пол могли кинуть. А там что-то найти, лопата нужна… А если тут не одно полотенце?

Катерина растерянно стояла и смотрела на пол, пока в избу не зашел Кир. Его просто перекосило от увиденного. Зато Степан молча подошел к стене, сбросил оттуда золотой кафтан, висящий на гвозде, вбитом в стенку, и достал из-под него полотенце.

– Прррошу, – он подал полотенце Катерине.

– Слушай, а как ты его отыскал? – удивилась она.

– Не удивляйся, наш Степан почуял родственную душу и уловил, куда бы он сам повесил эту тряпку! – флегматично ответил Кир, аккуратно перехватив бросок Степана. – Ты даже замах делаешь небрежно, – укорил он приятеля.

Катерина бережно взяла полотенце. Всё как Баюн описывал. Белое полотно, замысловатая вышивка по краю. Осмотрелась, была ещё какая-то тряпка на скамье, усаженная жирными пятнами, явно, речь не о ней. Последнюю проверку Катерина провела у железной стены. Отошла подальше от пролома и махнула полотенцем на стену, и кусок стены с шумом и грохотом вывалился наружу.

– Ого! Нифига себе, какая стенобитная штука! – уважительно прокомментировал Степан.

 

Катерина бережно убрала полотенце в кожаный мешочек, полученный перед поездкой от Баюна, и спрятала мешочек в сумку, подальше. А сама позвала мальчишек в заросли у стены и начала рассказывать сказку.

– Давным-давно жили-были старик со старухой. Весь век они мирно трудились, а детей у них так и не было. И горевали они о том. И вот как-то встретил старик мудрого странника, который посоветовал им взять кусок коры с огромного дуба, что рос в их местах, и заквасить в квашне с тестом. Сделали так старики, а утром нашли в квашне сынка.

Катерина рассказала о встрече подросшего Ивана-батыра с орлами, о том, как победил он их в честном бою и они побратались, о том, как пленил Иван злого колдуна, хозяина этой самой избы, а потом пошел вслед за ним в огромную пропасть. Как нашел он там трёх красавиц, а старшая полюбила его и рассказала, как найти в огненном заливе злого колдуна, да подарила прибавляющий силы перстень. Победил Иван колдуна, а потом вывел красавиц к тому месту, откуда спустился. Как вытащили орлы девушек и предал Ивана Орлик, медный орёл, перерубив ремень из бычьих шкур. А Иван-батыр остался в подземном царстве, и помог жителям большой деревни, убив двенадцатиголового змея, что в озере прятался и всех, кто за водой приходил, сжирал. И жители помогли ему найти огромную птицу, что сумела его на белый свет вынести. А потом нашел он орлов, которые хотели на девушках женится. Средняя и младшая сестры-красавицы Ивана не признали, они хотели за орлов замуж выйти, а старшая не соглашалась пойти за золотого орла, всё об Иване кручинилась, его ждала. Хотел Иван казнить за предательство орлов, да пощадил их, велел с глаз долой убраться, двух девушек отправил родителям, а старшую привёз домой, к матери-отцу. Там и свадьбу сыграли.

Над огромным пространством исчезал, истаивал зелёный туман, зашумели сосны и послышался истошный вопль Орлика, пытающегося как-то спуститься с сосны. Обернуться орлом он не мог, крылья бы переломал, спуститься как человек, у него тоже не очень-то выходило. Его браться, очнувшись от тумана, с изумлением оглядывались, пытаясь понять, как это их младший брат там оказался.

–Давай убираться отсюда, пока они заняты, – потянул Катерину за руку Степан. Они нырнули в густые заросли и побежали, стараясь уйти как можно дальше.

Степан подул в рог, Волк, Сивка и Жаруся спустились через несколько минут. Волк был озабочен.

– Золотой орёл взлетел и кружится над избой. Явно Орлик им уже рассказал, что тут сказочница есть. Катюша одень шапку-невидимку.

Катерина шапку послушно одела, и села на Волка уже в невидимке. Когда они взлетели, в воздухе уже кружилось все три орла, Орлик подозрительно осмотрел Кира и Степана на Сивке, но они на девчонку-сказочницу были ничуть не похожи. А связываться с огромным летучим волком и Жар-Птицей они не стали. Остались кружить, внимательно осматривая земли внизу.

– Они не очень-то умные. Это нас и спасло, – прокомментировал Кир.

Баюн тщательно обнюхал полотенце и покивал головой. – Да, точно. Это оно и есть. Пусть теперь Черномор его хоть обыщется!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru