По ту сторону сказки. Такие разные братья

Ольга Станиславовна Назарова
По ту сторону сказки. Такие разные братья

– Аааааа!!! – пронзительный и тонкий крик Игорёчка переполошил весь дом. Его матушка, вдоволь поругавшаяся с женой двоюродного племянника потому что та не собиралась раскладывать её вещи, бросилась спасть ребёнка. А добежав до сынка, никак не могла разобрать, от чего собственно, его надо спасать?

– Что случилось? Ты что так кричишь? – она теребила сына пока тот не выговорил, что его преследует страшный волк, и Катьку он уже сожрал! И в дом пробрался, – Что? – даже такая нежная и заботливая мать как тетя Зоя, не могла в это поверить. Особенно, когда на пороге появилась Катерина и расстроено сообщила, что Игорь вдруг закричал про какого-то волка и бросился со всех ног бежать. И её на дороге одну бросил!

– Игорь, что с тобой? – при всех своих недостатках Зоя отлично понимала, что это как-то не похоже на поведение будущего жениха и настоящего мужчины.

– Мама, там был волк. Вот такой! Огромный! И в комнате тоже!!!

– Ну, хорошо, покажи мне волка в комнате. От Алёны, конечно, можно всего ожидать, не дом а псарня какая-то и кошарня!!! Всякую помойную шваль в дом пускают! – Зоя давно и прочно животных не любила и никогда не упускала случая об это заявить. Да погромче. Правило, гласящее, что в чужой дом со своими правилами не приезжают, она к себе не применяла никогда! Вот ещё, не хватало! Комната была осмотрена. Волка в наличии не было. И ни одна из хозяйских собак на волка тоже не тянула! В конце концов, Зоя решила, что это от поездки! А чё такого? Растрясло сыночке голову, вот и мерещится немного.

Кир и Степан беззвучно хохотали у терема, глядя как запуганный, но пинком выгнанный матушкой из дома Игорёк, тянется за Катериной погулять в саду. В сад он честно зашел, а потом выскочил оттуда, словно за ним гнались. С теми же воплями про волка. Катерина вышла за ним и пожав плечами, картинно развела руки, мол, нетути волка. Не взыщите, искала, не нашёлся. Зоя немного разозлилась. Когда тётя Зоя немного злилась, ближние соседи были готовы копать окопы прямо в квартирах, а дальние горько жалели, что у них нет полной звукоизоляции. Такой, чтоб самолёт рядом взлетал, а не слышно было!

Эта железная женщина недрогнувшей рукой взяла сыночку за шиворот и лично доставила его к потенциальной будущей невесте! Сыночка что-то стонал про волков и норовил закрыть глаза. Но, супротив матушки он никогда не шёл, ибо было небезопасно, поэтому покорно, бочком приблизился к Катерине и как ягнёнок на заклание отправился с ней собирать огурцы. За теплицу он зашел без жертв и разрушений, даже удивительно, но не прошло и нескольких минут, как уже привычные вопли про волка опять огласили окрестности. Игорь несся к маме огромными прыжками и вопил, что жуткая скотина собиралась его сожрать! Даже пасть уже открыла. За ним вышла Катя с огурцами в корзине и траурным тоном заявила, что ей уже страшно находиться с таким нервным юношей наедине. Мальчишки, наблюдавшие всё происходящее, уже валялись по земле от беззвучного хохота.

Волк показывался пареньку ещё четыре раза. В последний раз подошел почти вплотную прямо в выделенной Игорьку комнате. И тот орал так, что чуть стёкла не вылетели. Зоя была в ярости. Сумасшедших в семье не было. По крайней мер, пока. И вот, на тебе, пожалуйста. Да ещё при родственниках, и при девчонке, на которой она собралась своего сыночка женить! Сыночек категорически отказывался находиться в одиночестве, от Катьки отскакивал как от огня, и к вечеру Зоя была вынуждена вызвать такси и уехать. Дальше позориться было уже просто невыносимо!

– Быть не может! Уже свалили? То есть, как же они так рано нас покинули? – сокрушался Баюн. – Я же только первый пункт плана осуществил…

– А сколько их там было? В смысле пунктов плана? – Cтепан переместился на диван в тереме и держался за живот от смеха.

– Пока восемь, – с достоинством ответил Баюн. – Но, я просто не все успел записать.

– А чего он от Катьки так прыгал? – недоумевал Кир.

– Условный рефлекс, – Волк лежал на полу, растянувшись во всю свою немаленькую длину. – Катю увидел, рядом постоял, и появляется волк.

– А он оклемается? – спросил Сивка.

– Да что с ним будет-то? Я сначала хотел помягче с ним, но когда он увидел волка и девочку бросил, а сам кинулся бежать… Не вышло у меня мягче, простите! А в около теплицы он и вовсе попытался ею от опасности загородиться. Представляете? Схватил её за плечи и перед собой поставил! Я и ринулся на него. Чуть сдержался, – Волк с омерзением сморщил нос.

Катерина шла к терему через открытую калитку, старый сад, мимо беседки и ей казалось, что если она сейчас просто руки распахнёт, то запросто может взлететь. И перьев лебединых ей не понадобится.

– Какое счастье! Я только сейчас поняла, какая я счастливая!!! – завила она, входя в терем. – Спасибо вам огромное!!! Наши там, – она кивнула в сторону дома, – Праздновать собираются! Приглашаем всех!!!

– А не рано? Зоя ваша не вернётся? – уточнил острожный Баюн, разглядывая листочки с какими-то схемами. – А то у меня тут ещё много чего придумано…

– Нет, мама ей позвонила. Зоя теперь уверена, что у нас стала плохая экология! И от этого Игорёчку захужело сразу и на всю голову…

– Жаль, жаль. Столько планов неиспользованными остались, – с сожалением протянул Баюн, покосившись на листочки. – Ну, теперь-то она оставила идею заполучить тебя в невестки?

– Ой, ну что ты! Это же тётя Зоя! Ей уж чего если хочется, то всё препятствия сметаются на пути только так! Она тут же пригласила меня к ним! Заявила, что у них-то экология нормальная и мальчику ничего не мерещилось никогда! – Катерина переждала хохот собравшихся, и продолжила. – Только я очень нехорошая и плохая. И не поеду!!!

– Ну, может, ты и не поедешь. А я вот запросто слетаю, – Волк с интересом осмотрел себя в Жарусином зеркале и сделал страшную морду. – Пусть ему и там померещится… Ишь, экология ему виновата…

– Лучше всего, если ты туда Катерину отвезёшь и там потенциального зятька вместе повидаете. Точнее он тебе кто был бы? Шурин? Что бы ему уж точно в башку вбилось. Где Катя, там и стрррашный волк. А что? Чистая правда, – удовлетворенно кивнул Баюн и засобирался на празднования дня избавления от Зои! – Так сказать бонус! Волкобонус в придачу к Катерине!

Мальчишки болтали полночи. Сначала просто хохотали, вспоминая злоключения бедняги Игорька, а потом вдруг Кир сказал:

– А ведь правда. Прикинь, каково будет будущему Катькиному мужу с такими родственничками… Женится такой, а у него шурин в бурой шкуре и с зубами как у тигра саблезубого и таким харррактером! Так что этот Игорь ещё дешево отделался!

Глава 3. Похищение Ратко

Кот мрачно смотрел в зеркало. Он подозревал что-то подобное, но до последнего наделся, что обойдётся. Не обошлось. Поганая бабка в ступе волокла опоенного чем-то Ратко, а рядом старательно махали крыльями братцы-лебеди. И летели они в направлении вполне знакомой горы.

– Нда… Яга таки не удержалась от глупостей! – прозвучал сзади голос Бурого. – Надо, чтобы Катя открыла мне ворота и я разберусь.

– Да, пожалуй, так будет правильнее всего. Ты, главное, сам-то не попадись!

Они переговорили в тереме, а потом отправились на поиски Катерины.

– Катюшенька, радость моя!!! – Баюн расплылся в улыбке, найдя Катерину в гамаке с книжкой. – А ты сейчас сильно занята?

– Нет, ты что-то хотел? – Катерина читала Властелина колец, и как раз пробиралась с хоббитами по краю Вековечного леса, но ради Баюна она решительно закрыла книжку.

– Да вот надо Волчку в Лукоморье наведаться, – Баюн махнул лапой на старательно улыбающегося Волка.

– Так, что произошло? – Катерина встала с гамака и строго осмотрела обоих.

– Ничего. Абсолютно! – Баюн даже вроде как оскорбился. Как мол, так, нас подозревать…

– Я же слышу, – печально напомнила ему Катерина. – Неправду слышу.

Улыбки у обоих тут же погасли. Как-то они позабыли о такой Катерининой способности.

– Мне надо в Лукоморье, – хмуро сказал Волк. – И это чистая правда.

– Да, это правда, не спорю. Вот я и спрашиваю, что случилось. Ответ «ничего» не принимается. – Катерина понимала, что они говорить правду ей и не собираются. – Ах, вот как вы мне доверяете?

Катя обиженно посмотрела на обоих, и вихрем пронёсшись по участку, влетела в свою комнату и закрыла дверь.

– Зеркало, зеркало… Где зеркало? Точно что-то в Лукоморье случилось!!! Он увидел. Так, с кем? Жаруся?

Зеркало вполне ясно отразило Жар-Птицу, сидящую на ветке, и прихорашивающуюся.

– Нет, с ней всё хорошо. Воронко?

Воронко скакал рядом с абсолютно белой кобылицей и явно старался понравиться даме сердца.

– Тут вообще всё отлично. Кто ещё? Ратко? Ой, мамочки!!! – Катерина смотрела на Ягу, которая приказывает метле и та, подхватывает Ратко из ступы и несёт в очень знакомую пещеру. Он без сознания, одежда порвана в клочья, странные синяки и кровавые следы на коже.

– Это ещё что? Его как собаки рвали. Ой, рвали, но не собаки… – Катя увидела двух мелких ободранных лебедей, один из которых догнал метлу и с силой прихватил рукав рубахи и рванул. – Вот уроды!

Она услышала, как внизу осторожно скрипнула ступенька. И пока Кот крался наверх, стремительно убрала в сумку зеркальце, собрала сумку, скрыла её с помощью пёрышка и уселась в кресло-качалку.

– Катюша, радость моя. Ты сердишься? – Баюн сменил тактику.

– Кот, давай без вот этого. Я уже поняла, что что-то случилось и уже даже знаю, что именно. Я вот только не поняла, зачем они его в ту пещеру приволокли?

Баюн так и сел, неудобно наступив задней лапой на хвост. Потом опомнился, подобрался поближе и умильно заглянул Катерине в глаза. – Нет, какой же я молодец! Какую я умницу нашел! Только тебе туда сейчас пока не надо. Мы не знаем, что они хотят. Пусти Волка, а?

– Нет, не пущу. Вместе пойдём. Котинька, ты же понимаешь, что даже Яга может его поймать. Не потому, что он слабый, а потому, что она коварная. И что мы потом с тобой делать будем?

 

– Нда… – Баюн вздохнул. – Давай-ка мы ещё посмотрим.

Он вынул зеркальце и они с недоумением наблюдали, как метла сгрузила Ратко к валяющимся на полу цепям. Как один из лебедей что-то долго над ними шипел. Безуспешно. Потом Яга, пришла с пузырьком в руке, влила какое-то средство в рот Ратко, который начал было подавать признаки жизни, а потом долго и замысловато ругаясь крепила неподвижные цепи крюками к трещинам в стене. Дальше ступа, действуя как молот, вбила крюки в стены. Потом с помощью метлы и струпы, к стене прижали самого Ратко и опутали цепями.

– Чего это они творят? – удивилась Катерина, сквозь грохот и ругань, было плохо слышно.

– А, это они тебе приманку готовят, – Кот обладал ещё более тонким слухом и наконец, смог разобрать, о чем говорят Яга и два брата, обращенные в лебедей. – Говорят, что ты должна будешь отдать мужичку бороду, чтобы он приказал цепям отпустить Ратко.

– Так, если у меня его борода, я и сама могу этими цепями управляться, – удивилась Катя. – Иначе, как бы я Елисея могла бы отпустить.

– Это да, но он же не знает, что ты там вообще была. Он-то уверен, что ты про эту пещеру ничего не знаешь! И что Елисей освободился просто потому, что он сам вместе с утратой бороды потерял силу. Про то, что Ягиное зеркальце у тебя, они в курсе. Скорее всего, они тебе скажут посмотреть в зеркало на своего сговоренного. Ты увидишь вот это милое зрелище, перепугаешься, начнешь просить его отпустить, а лебедь-Задохлик потребует свою бороду. А там уж, получив её, просто прикажет цепям паренька удавить. Это так, домашняя заготовка у них.

– Дааа, и что делать? Смотри, Яга располагается у входа, а братцы по пещере шарят. Никак не могут найти дверку, – Катерина радовалась, что наглухо закрыла вход в сокровищницу по совету Жаруси.

– Я не понял. Это ты так её уговариваешь ворота открыть? – на пороге стоял Волк и мрачно осматривал склонившихся над зеркалом.

Кот раздраженно отмахнулся от него. – Ай, Бурый, она всё уже без нас знала. И вот смотри, чего они творят!

– Да что бы не творили… Влечу, выхвачу мальчишку, если повезет, перекушу этим лапчатым их слишком длинные шеи.

– А Яга? Яга хочет своё золото, это серьёзный довод. Ты про неё забыл? Смотри! – Кот мотнул головой на зеркало, там Яга что-то колдовала перед тем входом в пещеру, который вел на сосновый склон. Под её руками начинали вспыхивать и светиться тонкие нити, заплетающие вход. – Паучье логово, мезгирье колдовство, – покачал головой Баюн. – Любой, кто попытается туда силой войти, останется висеть на этих нитях. Грамотно! Вот же старая ведьма!!

– Так, я готова. Вам что-то надо собирать? – Катерина шагнула к двери. – Волк, не начинай! Вы оба меня уговаривали согласиться на сговор с Ратко. Да, с одной стороны это удобно, а с другой, мы его очень подставили, и не факт, что он жив останется.

– Катюш, тебе туда нельзя, – Волк, разумеется, не мог смириться.

Катя шагнула к нему и обняла за шею. – Ну, пожалуйста. Не надо. Ты же сам понимаешь всё. Давай мы постараемся вытащить Ратко, а не будем здесь спорить.

Кот грустно кивнул. – Ничего не попишешь, она права. Заодно и Суховея выпустим. Пошли в терем.

Катерина побежала предупредить, что уходит, а когда направлялась к терему, вдруг что-то зашумело в ветках яблони и к её ногам спрыгнул Кир, а из-за ближайшего ствола вышел Степан.

– Кать, вы что, уходите? А мы?

– Мальчики, мы не в туман, – Катерина решительно шагнула в сторону терема. – Там Ратко Яга поймала.

– Кать, погоди. Мы можем помочь! – попытался объяснить Кир.

–Так, Катюша, ну где ты? Быстрее! – Кот махал лапой из-за терема. Катерина шла к нему, а за ней упорно держались оба, и Кир и Степан.

– Вы здесь что забыли? – рявкнул на них Волк.

– Можно мы с вами? – Cтепан побледнел, но не отошел от Катерины.

– Да что ты тут делать будешь? Кот, покажи ты им, что с Ратко, – вздохнул Волк.

Баюн вынул из мешочка на шее зеркальце и сунул под нос Степану. Зрелище впечатляло. Бессильно повисший, закованный от шеи до щиколоток, абсолютно бледный Ратко, стоял с широко открытыми глазами, но явно ничего не видел. И даже не факт, что был в сознании.

– Так же хотите? – хмуро спросил Баюн.

– Нет, так же не хотим, но вдруг пригодимся? – Кир стоял рядом, хмурил брови, но отступать не собирался.

– Тьфу на обоих. Попадётесь, будете сами выбираться, – неубедительно пригрозил Волк. – Катерина, вызывай ворота.

Катя предупредила маму, что уходит, вызвала ворота, сосредоточилась, попросила их открыться не у Дуба, а в нужной ей местности, и привычно толкнула створку, ворота открылись, послушно переместившись на склон той самой горы. Суховей, низко им поклонившись и ласково коснувшись носом Катиной щеки, умчался на юго-восток, а они отправились к тому старому и узкому проходу, в который Катерина когда-то и попала в пещеру в первый раз. Кот попросил вызвать Жарусю. И пока она летела, внимательно следил за действиями лебедей и Яги.

– А как девка узнает, что парень тут? – в зеркале прекрасно были слышны переговоры.

– Ты пошли свою стаю болтливую, пущай караулят у Дуба. Как только они вернутся, ей и доложат, а мы туточки уж её дождемся.

– А я? – Яга отлично понимала, что если эти гады крылатые сразу получат то, что им надо, она сама уже ничего не получит. – Когда моё золото вернёте?

– Да когда клад откроем, тогда и вернём!

– А где клад-то ваш? – хитро прищурилась Яга. – Может, его и нету вовсе.

– Да как я могу тебе его показать, если он скрыт!

– Туточки? – Яга жадно обвела глазами стены.

– Счас! Я тебе что, дурак, тебя привести туда, где мой клад лежит? – мужичек с ноготок, а ныне лебедь Задохлик от злости подскочил к Ратко и сильно ухватил его клювом за щиколотку.

– Ты осторожнее там, цепи его едва держат. Упадёт всё и накроет тебя с головой! – сухо предупредила его Яга. Она села в ступу и полетела к выходу из пещеры, позвать стаю. Паучье логово её легко пропустило.

Как только она вылетела, лебедь-Черномор начал простукивать клювом стены пещеры. – Что ты там стучишь, в дятлы записался? – начал хихикать Задохлик. – Ничего ты там не найдёшь! Пока бороды или полотенца нет, найти вход невозможно.

– Чего ты веселишься? Если девка бороду твою сожгла, то всё, так в перьях и останемся! – Черномор подскочил к брату и больно его ущипнул.

Над Катериной плеснули золотые крылья и прозвучал голосок Жаруси: – Что у нас случилось? Девочка, я рада тебя видеть, только ты опять в тусклом! Хорошо бы поярче!!!

– Жаруся, мы в засаде вообще-то! Куда тут поярче? – вздохнул Волк. – Лучше давай подумаем вместе, как нам мальчишку оттуда достать?

Жаруся выслушала всё, что ей изложил Баюн, посмотрела зеркальце. Подумала.

– Ну, паучье логово она сделала только на вход в пещеру. То есть, если зайти через низкий проход, и вытащить мальчика через основной, широкий, то можно будет выйти спокойно и беспрепятственно. Пока там внутри Яги нет, с двумя лебедями справиться можно, – она тряхнула крыльями и задумчиво посмотрела на светящиеся огоньками перья. – А мальчика вынести я смогу без вопросов, – потом она погасила все перья, и поменяла цвет, став почти невидимой на фоне камня.

–Жарусенька, я с тобой, я с цепями могу управляться, – Катерина посмотрела на Волка и Баюна. – Хорошо бы только нас Яга на входе не встретила.

– Я думаю, ей не до вас будет, – Волк потянулся и сразу резко увеличился. Баюн тоже. Мальчишки растерянно закрутили головами. – А вы тут пока побудьте! Не высовывайтесь!

Катерина представила белые крылья и привычно закрыла глаза, пережидая головокружение, и зашлепала лапками к узкому проходу. Жаруся подхватила её коготками и беззвучно влетела в узкий проход. Она легко пронеслась до пещеры, и влетев в туда, отпустила Катерину за большой скалой у входа, Катя вернулась в свой нормальный вид, прислушалась, вынула шапку-невидимку и надев её, на цыпочках вышла из-за скалы.

Братья продолжали ругаться и шипеть друг на друга. И вдруг Задохлик прислушался.

– Стой! Кто-то тут есть! – он отскочил от брата, и насторожился. Над ним беззвучно проплыли крылья Жар-птицы, и внезапно вспыхнув яростным пламенем, обрушили на братьев огненные потоки. Оба пронзительно заорали. Один, Черномор, кинулся в сторону широкого прохода и покатился по полу, сбивая пламя. Второй, Задохлик, рванул в низкий тайный проход. Их крики и вопли многократно отражаясь от стен, наполнили какофонией всю пещеру.

Катерина поспешила к Ратко. Яга постаралась на совесть. Чтобы она не говорила, цепи были закреплены намертво. Лебедей уже в пещере не было. Жаруся не стала преследовать никого из них, а вернулась к Катерине.

– Я могу их расплавить, но Ратко этого не пережить. Могла бы попытаться оборвать, но у меня даже лапка не сомкнётся на этой гадости, не ухватить мне.

– Погоди, но, они же должны меня слушаться, раз у меня борода в сумке лежит? Должны, по-хорошему даже на середину пещеры выползти, если я прикажу. Замки на них не одеты, ступа просто вбила крюки в трещины в стенах.

– Да, по-хорошему, должны. Давай, попробуй.

Катерина отошла подальше от стены, и громко и четко приказала цепям. – Ко мне! Ползите ко мне!

Цепи шевельнулись. Дёрнулись. Катерина повторила приказ чуть громче и увереннее. Цепи рванулись вперёд, легко вырвав вбитые крюки. Ратко покачнулся и упал бы ничком на пол, но его легко подхватила Жаруся. Цепи застыли около Катерины, ожидая приказаний. – Цепи, вернитесь к стене и там останьтесь! – Катерина махнула рукой. И с облегчением увидела, что пакостный металл застыл неподвижно около стен.

Жаруся позвала её уже от прохода. – Скорее девочка, не задерживайся.

Катерина бежала за Жарусей, несущей Ратко. Больше всего смущали его широко открытые глаза.

– Жарусенька, он жив?

– Жив, просто опоила мерзкая баба! – Жаруся легко преодолела невидимые нить паучьего логова на входе, за ней так же легко выскочила Катерина, и увидела как Яга ожесточённо молча отбивается от Волка и Сивки. А к ней подлетает подмога. Стая лебедей, вызванная Ягой по совету Задохлика, была недалеко, это и спасло мерзкую бабку. Лебеди заметались перед Волком, сбивая его с толка, начали хлопать крыльями по голове Сивки. А трое с пронзительны кличем кинулись на Баюна, так удачно изловившего бывшего Черномора. Баюн заорал, и разжал лапы, отбиваясь от напавших на него. Черномора он помял, конечно, но не критично, поэтому тот тяжело взлетел и быстро замахал крыльями, торопясь как можно дальше убраться от этого места. Жаруся в одну секунду оценила ситуацию, опустила Ратко рядом с Катериной и взлетела повыше, облив нападавших птиц потоками огня. Лебеди заорали, заметались, Яга, свистнула, махнула метлой, закружила небольшой вихрь, и унеслась вместе с лебедями прочь.

Катерина быстро достала из сумки флакон с живой водой и капнула ею на губы Ратко. Через пару секунд он пошевелился и закрыл глаза, а потом опять их открыл.

– Катерина? Где я? И что я тут делаю? А ты? Ничего не помню, – он сел и вдруг увидел в каком виде его одежда. – Что это было?

Синяки и ссадины уже не болели, и медленно исчезали, повинуясь действию живой воды, Ратко пошатываясь встал и недоуменно осмотрелся. Место было совершенно незнакомое, как он тут оказался у него даже догадок не было!

– Ааа, уже в себя пришел? – Баюн с сожалением стряхнул с лап лебединые перья Черномора – Обидно так! Думал, что поймал, и тут на тебе! Упустил!!! Поганые шипучки! – он фыркнул в сторону улетевшей стаи. Рядом опустился Волк и Сивка.

– Мальчиков надо забрать, – напомнила им Жаруся, осматривая переливающиеся крылья.

– Точно! Сивка, слетай, а? – попросил коня Бурый. Он сел около Катерины и никуда от неё не собирался идти.

– Вы мне объясните, да? – Ратко помотал головой. – Последнее что я помню, я овин осматривал. Новый. Хороший овин. А дальше темно совсем и вдруг рядом Катя, а меня словно кто-то на куски порвать пытался.

– Тебя Яга украла. Для мужичка с ноготок и его брата Черномора, как приманку для Катерины. Чтобы её сюда выманить, – пояснил Баюн.

– То есть я был наживкой, – лицо у Ратко стало и вовсе безрадостным. Он только-только стал князем, да небольшого княжества, но, всё-таки. Он немного уже освоился, учился командовать и хозяйничать на полностью своей земле. Ему люди в пояс кланялись! А тут… Опять он как груз бессильный. Украли, принесли как приманку, его спасли, а он даже не помнит ничего. И что обидно! Опять его спасали! А он приманка!

– Нуу, если так подходить к вопросу… До да, – кивнул Баюн. – Да ты не переживай, мы тебя сейчас обратно отнесём и ты продолжишь осматривать свой овин.

Баюн заметил, что Ратко скорее был недоволен ситуацией. Нет, оно понятно, конечно. Он уже солидный человек. Целый князь. А что земли-то есть! Свои, собственные, да и вполне ладный городок имеется. Князь Ратко. Звучит! И вот ходит он, осматривает собственный новый овин, заметьте, хороший! И тут ррраз и почему-то весь драный где-то далеко, и как выясняется в роли червяка для приманки. Это всё понятно. Но, вот сидит рядом девушка в которую ты влюблён. Между прочим, прилетевшая его спасать. Рисковавшая. А он и морду кривит! Баюн медленно, но верно начал сердиться.

 

– Жарусенька, отнеси, пожалуйста, князя в его княжество к его овину. А то как бы тот без хозяина не рухнул! – Кот смотрел на расстроенную Катерину.

Жар-Птица, тоже всё отлично уловившая, мрачно покосилась на Ратко. Махнула крылом и подхватила растерявшегося паренька за шиворот, стремительно унося его к его владениям.

– Катюш, не расстраивайся. Дурачок ещё не освоился с новым положением. Слишком увлёкся, – завился вокруг Катерины Баюн.

– Да я и не расстраиваюсь, – неубедительно протянула Катерина, изо всех сил сдерживаясь. Она не ожидала такого… сожаления о покинутом овине.

– Так, не смей переживать, а то я его догоню и он никогда не увидит свой сарай, – ощетинился Волк. – О, а это что???

Сивка, которого послали за мальчишками, снижался. А на нем, кроме мальчишек оказался…

– Да не может такого быть!!! Вам удалось!! Я вами просто горжусь!!! – заорал Баюн, увидев, что Степан, сидящий первым, крепко сжимает закрученного в плащ Кира, и сверху обязанного веревкой, лебедя Задохлика. Клюв тоже был крепко связан и притянут к основанию шеи. Мальчишки и не скрывали, что очень довольны и горды собой! А все ещё сомневались, надо ли их брать с собой!! Степан и Кир наперебой рассказывали, как услышали вопли из узкого прохода в стене, затаились и кинулись на выбежавшего лебедя. Он отбивался и щипался как мог. Пришлось даже клюв завязать, так он начал головой бить.

– Я его голову к шее и привязал, – кивнул Степан.

– Умница и молодец! – похвалил его Баюн. Он подошел к лебедю и замурлыкал. Тот гневно сверкал глазами, но недолго сопротивлялся пению Кота и повалился на бок, вместе с плащом и веревками. – Так, хорошо бы его обезвредить хоть на время. Пока мы не придумаем, куда его потом девать… – призадумался Баюн.

– А если? – Волк кивнул в сторону пещеры, намекая на цепи.

Кот замотал головой. – Нет, самое надёжное, это всё-таки туман. Отнесём его к Черному утёсу, там пусть и полежит.

Перебрались на склон с живичными соснами, и Катерина смотрела вниз, вспоминая, что здесь неподалёку живёт семья пастушка, которую она разбудила в прошлом году. И тут ей пришло в голову, что не очень-то хорошо оставлять пещеру с заколдованным входом рядом с людьми.

– Баюн, а это паучье логово… Оно опасно?

– Если пройти не пытаешься с той стороны, где оно наложено, то нет. А если в него попадаются, то да. А что?

– Там семья ниже живет, помнишь?

– Да, но они сюда не пойдут, не бойся. Для людей вход в пещеру не виден. Там видно просто нагромождение камней и всё, – Кот хмуро покосился на свёрток с лебедем, который он лично уложил подальше от них, чтобы даже сквозь сон пакостная личность их услышать не могла.

Катя успокоено покивала головой и легла на тёплую землю, покрытую толстым слоем сосновых рыжих иголок. Над её головой медленно плыли белые облака, и сосновые ветки тоже казались облаками… И они тоже плыли вместе с самой горой куда-то далеко-далеко…

– Кот, я вот только не понял, а Ратко что, внутри не было? – Cтепан крутил головой. Никаких следов княжича не наблюдалось.

– Как же не было. Был, конечно.

– А сейчас-то он где? – Кир тоже заинтересовался. – Я думал вы княжича выручать идёте, а его и нет.

– Во-первых, уже не княжича, а целого князя! Он совершеннолетний по здешним законам и имеет свою землю, и даже целый город! В этом он даже своего брата перещеголял. Тот будет княжичем, пока батюшка его правит. Во-вторых, ему сделан был подарок, который он пока не смог освоить. Всё новое и дорогое! Он не просто князёк с вотчиной, а вполне себе состоятельный вьюноша. И вот он осматривает своё хозяйство, овин какой-то… Вот привязалось слово!!! – Баюн сердито фыркнул. Покосился на спящую под соснами Катерину, и продолжил тихонько. – А потом раз, и ничего не помнит. А как в себя пришел, увидел Катюшу. И то, что он весь такой… негероического вида, ободранного прямо, скажем. А тут ещё и выяснил, что приманкой для Катерины работал! Он, князь!!! Короче, переживал он об оставленном овине, переживал, я его туда и отправил. Надеюсь, его Жаруся по пути не уронит.

– Если ты ещё раз про овин скажешь, я тебя покусаю, – мрачно посулил ему Волк. – Катя расстроилась. А он вообще недоволен был. Как это у вас… А в претензии.

– Вот не ожидал, – Степан удивился. – Он же так рвался к Катерине.

– Ты пойми, чудак-человек. Он влюблён, конечно, но то он был просто княжич, заметь второй. То есть не наследник, так, с неясными перспективами и развалившейся вотчиной в будущем. А так он князь! Состоятельный. Ему Баюн считай, город новый подарил. Ему теперь подданные в ножки кланяются. Вот его и понесло, – Волк морщил нос. – Не все могут сходу пережить богатство и власть. Некоторые вообще не могут. Посмотрим, как с этим будет.

– Да, раньше было такое выражение «прошел огонь, воду и медные трубы». Медные трубы, знаешь что это? – Баюн вздохнул.

– Нет, – покачал головой Степан.

– Это как раз слава, власть и богатство, – Баюн смотрел на облака. – Не все могут такое пережить. Катюша к счастью, смогла. А паренек… Посмотрим.

– Мне он псом как-то больше нравился, – решительно заявил Кир. – Он хоть Катьку не обижал.

Катерина не спала, а дремала, и разговор слышала. И радовалась, что лежит так, что лица не видно, потому что слёзы выступили, как она себя не уговаривала.

Над головой разгорелось яркое сияние, которое сопровождало Жарусю в хорошем настроении.

– А где моя девочка? – громко спросила она.

– Тише ты… А вот, уже разбудила, – Волк недовольно покосился на Жарусю. – Отнесла?

– Конечно. И даже одежду по дороге ему придумала. А то он весь ободранный был.

–А уронила по пути сколько раз? – ехидно спросил Кот.

– Два, – честно сказала Жаруся. – Он очень быстро в себя приходит, когда вниз падает. Сразу понял, что так нельзя с девушками обращаться! Ой, Катюша, он бы и без меня понял бы…

– Спасибо тебе, – Катерина тёрла глаза, вроде как только что проснулась, и уничтожала следы слёз на лице. А потом, помня о том, что Волк всё равно учует, попросила Жарусю её подвезти.

– Да, ты только Задохлика в туман опусти к Черному утёсу, и мы в Дуб двинемся, – распорядился Кот.

Катерина едва Жарусю дождалась! Волк ходил рядом и подозрительно её оглядывал. Чуял, что сестра в поганом настроении, а как подойти, не знал. И только вздохнул, глядя как стремительная золотая искорка-Жаруся несётся с его Катериной по небу.

– Не расстраивайся девочка. Он сам уже всё понял, – пропела Жаруся, но поняла, что Катерина не в настроении болтать, и замолчала.

Дуб так обрадовался возвращению Катерины, а потом и всех остальных! Конечно, главное, что вернулся Кот Баюн! До вечера Баюн обедал. А потом сразу перешел к ужину. Катя сумела уйти к себе когда все уже осоловели от такого непрерывного хлебосольства и засыпали на ходу.

Зеркальце послушно отразило Ратко. Около него за столом сидел Стоян.

– Ну и сколько ты ещё собираешься так жить? – спросил Стоян. – Нет, всё понятно, что ты влюблён и всё такое, но это же не жизнь! Любой злодей Лукоморья может тебя похитить или убить, просто для того, чтобы её приманить или ей насолить, – К тому же ты уже взрослый. Скоро о женитьбе надо будет думать. А тут какая-то свистушка из другого мира! Я был против этого, ты знаешь. Но, тогда ты и слушать никого не мог. Из города я тебя тогда выпустил, потому, что ты иначе лоб бы себе расшиб бы. Но вот теперь-то ты понимаешь??? Ты мне всё говорил, что сердце у тебя куда-то там девается. Ну? И как твоё сердце теперь? Шел себе, шел, никого не трогал, а потом как червяка на крюк повесили.

– Жаруся говорила о цепях, – глухо ответил Ратко. – На цепи повесили.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru