По ту сторону сказки. Каждый выбирает для себя

Ольга Станиславовна Назарова
По ту сторону сказки. Каждый выбирает для себя

Глава 1. Исчезновение Кира

Прошел шумный и яркий Новый год и белоснежное, тихое, безмятежно-чудесное Рождество, и вот каникулы как-то незаметно подобрались к концу. Но у Катерины всегда в это время было свое собственное, личное утешение. Её день рождения! И утешение оказалось замечательным! Одиннадцатого января она получила множество поздравлений и подарков, и даже папа смог приехать, получив небольшой отпуск.

– Тебе не скучно было без мальчиков? – спросила мама, когда Катерина помогала накрывать стол для праздничного обеда.

– Нет. Не скучно… Ну, немножко разве что. Ну, да, непривычно как-то. Сильно. – призналась Катерина. – Они же всё время тут толклись, а в Лукоморье так и вовсе рядом постоянно.

– Не огорчайся. Скоро опять лапу поставить некуда будет. – сообщил Баюн, выплывая из-под стола. – Оба обещались сегодня прийти.

– Ой! Ты что там делал? –Катерина удивленно заглянула под длинную скатерть и обнаружила гигантский кусок рыбины на фарфоровом блюде, непринужденно стоявшем в укромном месте под столом.

– Тссс! Прячусь я тут. – Кот укоризненно посмотрел в сторону кухни. – Там этот… Братец твой разоряется.

– Котик, да что случилось-то? – Катерина ничего не понимала.

– Да, видишь ли… Этот индивид бурого цвета окопался на кухне и укорят меня! Он твоему папе такие сказки про меня рассказывает! Баюн ест то, а потом Баюн ест это, как будто, кроме еды я ничего не делаю! А мне как раз очень кушать захотелось. Он так аппетитно рассказывал, что я ел… А он ещё предлагал меня взвешивать!!! Это оскорбление!

Катерина и её мама с трудом сдерживали смех. – Баюша, кушай на здоровье! Сколько хочешь и что хочешь.

– А можно ещё и там где хочу? Вот очень хочется там! – Баюн махнул лапой под стол, втянулся обратно к блюду с рыбой, и опустил за собой скатерть. – И меня тут нет! – донеслось из-под стола.

– Как я тебя люблю, Кот! – сказала Катерина и отправилась на кухню за очередной порцией деликатесов. Там действительно Волк в красках описывал приключения Катерины, особенно обращая внимание на то, что Баюна скоро сложно будет поднять.

– И зачем ты преувеличиваешь? – Катерина укоризненно покосилась на Бурого. – Котик у нас вполне подъемный, и очень уютный! – она погладила Волка и прихватила очередные блюда и улыбнулась папе.

Бабушка месила тесто, дедушка и папа занимались рыбой, и за их руками внимательно следил регулярно подкрадывающийся к двери Баюн. Волк при этом ухмылялся и показывал лапой на кухонные весы. Кот начинал тихо шипеть и исчезал, практически растворяясь в воздухе. Катя с мамой поминутно переглядывались и тихонько посмеивались. Жаруся смотрела телевизор в гостиной, презрительно осматривая наряды знаменитостей, участвующих в каком-то концерте.

– И поют так себе и блестят не очень… – констатировала она. А потом рассмеялась. – Нет, вы посмотрите, Сокол наш тут как тут!

Все собрались к телевизору. На экране красавец Филипп Соколовский вещал что-то о себе и своём новом фильме, сиял улыбкой и обаятельно потряхивал кудрями.

– Вот же недоразумение! И опять потребует его пускать-выпускать! – констатировал Волк. –То ему на съемки, то ему к семье. Тьфу, бестолочь крылатая!

Катин папа, приехавший с корабля практически на бал только головой покачал. – Никак не могу привыкнуть. То у меня дочь драконов укрощает, волшебников одолевает, то Финиста Ясного сокола периодически из сказки выпускает на съемки. Какой-то нереальной стала жизнь. Да, и можно мне уточнить про потенциального зятя?

– Ну, папа! – Катерина с возмущение оглянулась на папу. – Никакой он не зять!

– Не сердись, я шучу, но, согласись, это трудно осознать.

– Да что тут осознавать. Можно просто посмотреть. – Кот невозмутимо вылез из-под стола, держа блюдо под мышкой, дошел до Волка сунул его Бурому в лапы, отчего Волк брезгливо сморщился, дошел до Катиного папы и вручил ему зеркальце. – Прошу показать Ратко, второго сына князя Борислава. – попросил он весьма официальным тоном.

Зеркальце послушно показало княжича, и в очень удачный момент. Ратко верхом объезжал окрестные земли в сопровождении свиты. Корзно развивалось за печами, на коне сидел безукоризненно, был строг и серьезен.

– Ничего, сойдет пока. – одобрил папа, и рассмеялся, глядя на покрасневшую сердитую Катерину. – Ну, не дуйся, хороший паренек. Надежное сопровождение для моей бесценной дочери!

Степан ехал к Катерине на день рождения с огромным букетом, который заказала его мама из-за границы через интернет, заявив, что на день рождения к девочке без цветов появляться просто неприлично. Букет занимал половину заднего сиденья, пах розами и почему-то немного капустой. Степана он очень смущал. Сам он купил Катерине небольшую деревянную резную шкатулку в маленьком магазинчике, который обнаружил на горнолыжном курорте в Швейцарии, где был с родителями. На крышке шкатулки искусно вырезаны горы и крошечная деревушка на одном из склонов, в окружении старого леса. А на бортах шкатулочки были изображены лесные тропинки под старыми елями. Степан надеялся, что его подарок Катьке понравится. Подъехав к Катиному дому, водитель остановил машину, и помог Степану извлечь розово-капустный букет из салона.

– А чего это такой маленький букетик? – знакомый голос за спиной заставил Степана подпрыгнуть от неожиданности.

– Кир! Ты откуда тут? – букет оттягивал обе руки, водитель уехал, а звонить в домофон носом никакого желания не было.

– Оттуда же, откуда и ты. С каникул! – Кир держал в руке сверток странной формы, завернутый в бумагу, и от души потешался над красным и злым Степаном. – Ладно, ладно, не заводись, сейчас позвоню. Только в лифте с тобой не поеду. Боюсь, нас втроем он не поднимет.

– Почему втроем? – Степан примерялся как бы войти в дверь и был не в состоянии оценить иронию приятеля.

– Ну, как же! Я, ты и эта клумба! – Кир состроил коварную рожу, пропуская в подъезд приятеля с его гигантским букетом, легко обогнал его перед лифтом и побежал по лестнице, перескакивая через две ступени и посмеиваясь.

– Кать, иди дверь открывай! А то там наши мальчики сейчас поругаются всерьез! – Волк повел ухом и ухмыльнулся. – Они чего-то как-то слишком бодры и полны энергии, судя по словам, которыми обмениваются. Пора опять тренироваться, как я посмотрю. Прямо завтра и начнем!

Катерина открыла входную дверь и рассмеялась. Степан и Кир действительно уже ругались, но им приходилось обмениваться любезностями через заросли флористического шедевра, который держал Степан. Он тут же сориентировался и галантно вручил эту охапку растений Катерине, отчего та покачнулась от неожиданности, и веса подарка. Очень уж увесистым оказался букетик.

– Кать, я поздравляю тебя с днем рождения! – начал было Степан, его тут же перебил Кир с аналогичной фразой, и они опять едва не рассорились.

– Мальчики! Спасибо вам большое! И как же я рада, что вы приехали! – Катерина с трудом уместила букет в ванной, ни в одну вазу в доме он не помещался, и увела обоих спорщиков в гостиную.

Застолье удалось на славу! Подарки родителей и от бабушки и деда Катерине очень понравились, Волк подарил деревянную фигурку волка, которую сам вырезал, пока был в человеческом виде. А Баюн преподнес дудочку-самогудочку.

– Дорогая моя, стоит только напеть ей мелодию. А дальше она сама будет играть, и передаст твое настроение. – загадочно повел ушами Кот.

Жаруся подарила потрясающей красоты ожерелье из ярких-ярких сапфиров. И явно прикидывала, какие наряды к ним можно добавить, судя по хищному взгляду, которым она смерила Катерину, одевшую её подарок.

В разгар праздника раздался звонок в дверь, а когда папа пошел открывать, выяснилось, что это Финист собственной персоной с ещё одним огромным букетом цветов и гигантским тортом.

Ночью, когда уставшая и счастливая Катерина уже засыпала, она решила, что после такого дня рождения, ей даже школа не страшна!

А утром она наткнулась на сверток, который ей вручил Кир.

– Неловко как! А я даже не развернула. Отвлекалась на Степанову клумбу! Вот хороша бы я была, если бы он меня спросил, понравился ли мне его подарок, а я и не знаю, о чем он говорит! – Катерина быстро развернула бумагу и на столе оказалась… – Прялка! Ой, какая же красивая!

Прялка была старой. Дерево светлое, кое-где с небольшими трещинками на донце, которое ставилось на лавку и на которое садилась пряха. Шейка фигурная. Лопаска, плоская часть прялки, куда привязывали кудель или шерсть, расписана нежным узором из крошечных перламутровых точечек белого, голубого и красного цветов. Узор удивительный, вроде просто точки, а приглядишься, словно в узоре листья прячутся и цветы. А отведешь глаза, и опять просто узор из точечек.

– О! Это он хорошо придумал! – бабушка вошла в комнату и одобрительно погладила донце прялки. – Я помню, у нас в семье когда-то была похожая. Даже удивительно.

– Да она ещё не просто прялка, а с историей, да с загадкой! – Баюн, сопровождавший Катину бабушку, внимательно обнюхал лопаску и кивнул. – Да, отличный подарок и задачка тебе!

– Какая? – удивилась Катерина.

– Услышать её! – кивнул головой в сторону прялки Кот. – Она много чего может рассказать… Если сказочник разговорит. Кроме того, если найдешь ответ, ещё и с прибытком будешь. – Баюн рассмеялся.

– Кот, да каким прибытком? Ты о чём? – Катерина ничего не поняла, но Баюн объяснять не стал, загадочно тряс головой и ухмылялся в усы.

Катерина весь первый школьный день была очень задумчива. Она поблагодарила Кира за замечательный подарок, причем Степан извелся от любопытства, что же именно Кир подарил. Степану тоже досталась благодарность за шкатулочку в которой уютно устроились Жарусины сапфиры. А потом Катерина словно выключилась из реальности. Она ответила на вопрос биологички Ларисы Романовны, и успешно написала совершенно неожиданную самостоятельную по математике, устроенную просто подло! Кто же делает самостоятельные в первый день после каникул! И ни на секунду не переставала думать о том, как же можно услышать прялку!

 

– Кать! Катеринаааа! – прямо в ухо ей рявкнул Степан.

– Да что же ты так орешь-то? – возмутилась Катя, потирая ухо.

– Так ты же игнорируешь! Я тебя уже раза четыре спросил, можно ли к тебе сегодня прийти позаниматься, после обеда. А ты как не слышишь!

– Ой, извини, пожалуйста! Я и правда не слышала. Задумалась. Можно, конечно! – Катерина сразу вспомнила слова Баюна о том, что скоро опять лапу поставить некуда будет!

– Кир! А можно спросить? – Катерина дождалась, пока Степан уедет показаться своей бабушке и пообедать, а Кир отправится её провожать.

– Конечно!

– А прялочка… Откуда она? Она такая красивая!

Кир, обрадованный тем, что его подарок пришелся по душе, тем не менее не сильно мог помочь. Он извелся от того, что не представлял себе, что дарить Катьке. Степану, ясное дело, было проще! Карманными деньгами и в карманах и на карточке он был вполне обеспечен. И купить Катьке почти любой подарок мог запросто! А, он, Кир? Денег было совсем немного, прямо скажем… Да и идей никаких! Выручила бабушка. Она быстро раскусила, что её любимый внук в печали, и приложив немного усилий, легко выяснила отчего.

– А девочка-то красивая? – смешинки в глазах бабушке очень шли.

– Да нет! Ну, то есть, наверное, ничего. Не знаю… Не задумывался. Она меня раньше так раздражала… Ну, я и доставал её, сильно доставал… А теперь… Мы, вроде, дружим. Нет, мы дружим по-настоящему! И она, того… Как это сказать-то? Кое-что умеет, необычное… Сказочница она. – Кир замер, боясь, что бабушка рассмеется, и велит не говорить глупости. Он точно никому другому не сказал бы. Но, это же его бабушка! Она должна была понять. И он не ошибся!

– Аааа, это очень редкий дар и это важно! – бабушка серьезно кивнула головой. – Тогда я тебе кое-что сейчас покажу! – она легко залезла на чердак и принесла оттуда прялку. – Я её недавно нашла на чердаке. С детства её помню. Когда-то моя бабушка на ней пряла, а до неё её бабушка. А тут я недавно ещё припомнила, какой на ней был узор когда-то. Взяла акриловые перламутровые краски, да и расписала. Краски другие, да рисунок тот же получился. Может быть, твоей сказочнице понравится?

Узор на прялке неуловимо напоминал Катерину. Кир, даже когда лег в постель, смотрел на лопасть прялки, которая, как ему бабушка объяснила, называлась лопаска или лопать, и только за полночь понял, почему! Узор и цвет точек на прялке чем-то повторял узор на Катькином наряде на школьном празднике! Кир даже не волновался, понравится ли Катерине подарок. Словно пришла уверенность, что прялка это именно то, что нужно!

Катерина из рассказа Кира выяснила только, что прялка действительно старинная и явно была любимой. Иначе, зачем бы её расписывали когда-то? Но, как же разговорить вещь? Да ещё не в Лукоморье, а тут, дома? Да ещё вещь от природы молчаливую, ладно веретено, он само по себе шумит тихонько, когда прядет, а прялка? И какой от прялки может быть прибыток? Научусь нормально прясти что ли? Ну, Баюн! Вот задал загадку! Да ещё и отказался подсказывать! Ухмыляется в усы, жует кусочек чего-то вкусного, да в зеркальце поглядывает. Лентяй и вредина!

– А как ты хотела? Чтобы получить разгадку, надо постараться, и не сразу всё получается, а может время ещё не пришло ответ узнать. И вовсе я не лентяй и не вредина. – отозвалась хитрая и упитанная кошачья личность, подкравшаяся поближе.

Катерина сердито посмотрела на него, бережно убрала прялку в междустенье рядом со своей комнатой и открыла математику. – Лучше бы уж с прялкой занималась, честное слово! – подумала она через некоторое время, пытаясь понять, что изверги составлявшие учебник от неё хотят!

Уроков было много. Словно учителя по всем предметам сговорились завалить заданиями с головой. Хорошо хоть английский язык больше проблемой не был. Катерина каждый урок удивляла и радовала учителя по английскому! Степан только фыркал, подозревая какой-то подвох, но понять, какой именно не мог.

Дни шли, а разгадка прялки никак Катерине не давалась. Жаруся, заскучав, попросилась в Лукоморье, туда же отправился и Финист, обоим Катерина открыла ворота в междустенье, и птицы вихрем унеслись в снежную яростную круговерть. А Катерине пришлось мыть пол после растаявшего снега, принесенного в их мир ледяным Лукоморским ветром.

– Кать! Мы уже почти два месяца в Лукоморье не были! – Степан смотрел на учебник по математике с такой яростью, словно это бы его личный враг.

– Меньше. – Катерина озабоченно перекапывала тетради на столе, заваленном учебниками, рабочими тетрадями, и отдельными листками. Задача осложнялась Киром, который уронил голову на руки и делал вид, что он спит, или потерял сознание. – Кир, ты случайно не моей географии лежишь? Кир!

–Не знаю, и знать не хочу. Отстань! – донеслось из-под капюшона толстовки, который Кир последнее время почти не снимал, натягивая до глаз. С ним что-то творилось неладное. Сначала Катерина думала, что это из-за того, что его родители в очередной раз поссорились, но как-то неловко было спрашивать. Время шло, а настроение Кира становилось всё хуже и хуже.

– Кир! А мой учебник по биологии не у тебя, точнее не под тобой? – Степан тоже обнаружил, что чего-то не хватает, и присоединился к Катерине в поисках.

– Как вы меня оба достали! – Кир поднял голову, оттолкнул рукой кучу тетрадей и учебник по биологии, на которых он устроился и резко встал. – Всё! Хватит с меня, я пошел!

– И куда это ты? – Cтепан поймал учебник в полете и воззрился на приятеля.

– Куда-нибудь! Подальше! Уеду отсюда и всё! Не могу больше, видеть никого не могу! Сил никаких нет! – Кир выскочил из комнаты, пронесся по коридору, задержался только обувь одеть, и выбежал из квартиры, схватив куртку в охапку и хлопнув дверью.

– Какая муха его укусила? – Степан пожал плечами. Он был уверен, что Кир просто психанул от плохого настроения. Катерина была совсем в этом не уверена и расстроилась.

К вечеру, когда Степан уже собирался ложиться спать, к нему зашла бабушка. – Степочка, тут звонит мама Кирилла. Она была уверена, что Кирилл у нас. Ты не знаешь, где он может быть? Может быть у Катеньки?

– Нет, мы вместе уроки делали, и он ушел ещё днем. – Степан занервничал. Он пару раз пытался дозвониться до Кира, но вежливый женский голос в смартфоне сообщал о том, что абонент вне зоны действия сети. – Думаю, что он и к Катьке не возвращался. Она бы позвонила.

Бабушка расстроено начала что-то объяснять маме Кира по телефону, помахав рукой внуку, чтобы он ложился спать.

– Да, конечно. Усну я сейчас после этого. Как же! – Степан схватил смартфон и набрал Кира. – Точно отключил! Вот же!!

Он набрал номер Катерины. – Кать. Похоже, Кир пропал. Его мама нам позвонила, его разыскивает. Он же не возвращался? Куда его могло унести?

Катерина, поговорив со Степаном и пообещав ему сообщить, если что-нибудь узнает, схватила зеркальце, но, к сожалению, реальных людей в обычном мире оно показывало плохо. Катерина разбудила Баюна, а потом пошла сообщила Волку, спавшему в междустенье о том, что Кир исчез. Волк стартовал с её балкона на поиски примерно через полминуты.

– Куда он мог деться? И что вот с ним такое происходило? –Катерина меряла шагами комнату, а за ней хмуро наблюдал Баюн.

– Происходило с ним как раз понятно что. – Баюн посмотрел на потолок и вздохнул. У него родители недавно совсем и окончательно развелись и мама замуж собралась. И отец тоже. В смысле не замуж, а жениться решил. Кир наш пытался с этим хоть как-то смириться. Но, когда мамин жених пришел к ним жить, и принялся в доме командовать, он не выдержал, начал жениху хамить, попытался уйти жить к отцу, а там невеста отцова уже проживает, и ей-то Кир не нужен, и отцу, выходит, тоже.

Катерина затормозила так, что чуть не врезалась в стену. – И ты молчал? Почему ты мне не сказал?

– Катюша, радость моя, а что бы ты сделала? Вы же тут очень умные все. Женитесь-разводитесь-женитесь. Взрослого пойди убеди, что надо бы головой как следует думать, когда женишься, или замуж выходишь, а раз семью создал, так уж беречь надо друг друга. Только это трудно. И кажется, что вот с другим человеком легче будет. Вот и мечутся люди, ищут себе полегче. А выходит частенько всё тяжелее и тяжелее. – Кот вздохнул. – Я за Киром давно наблюдаю. Только как ему помочь, пока не разобрался. С ним поговорить бы. Да не скажешь же, что я знаю о чем он думает… А сам он повода не давал.

– Бедный Кир! – Катерина прижала ладони к щекам. – Хоть бы с ним всё хорошо было!

За балконной дверью мелькнул знакомый силуэт, дверь распахнулась и в комнату влетел Волк. – Нашел я Кира. – Бурый тяжело дышал, видимо, очень быстро летел. – Кот, собирайся. Надо его забирать. Но, сам не поедет. Сидит на стройке тут недалеко. На девятом этаже. Общаться явно не захочет. Паренёк в отчаянии. Усыпишь, привезем сюда, потом будем решать.

– Может, мне с вами? – Катерина подошла к Бурому, отряхивая от колючих снежинок шерсть.

– Нет, ты лучше междустенье подготовь. Ему сейчас домой не надо. Может совсем сорваться. – Волк уже присел на лапы, готовясь к прыжку в балконную дверь, на его спине распластался Баюн. – Жди, мы скоро!

Они действительно вернулись очень быстро. Катерина едва успела открыть междустенье около своей комнаты, и постелить там постель, как Волк уже опустился на балкон. Баюн на его спине придерживал спящего Кира. Волк стряхнул обоих пассажиров на коврик в Катиной комнате, обернулся человеком, и взяв Кира на руки унес в междустенье.

–П редупреди маму, что у нас Кир. И скажи ей, что грелка нужна. Он замерз там совсем. – Баюн перекатился к батарее и обнял её. – Как всё-таки неудобно у вас! На печку залез и сразу согрелся, а тут такое узенькое всё! И не прилечь приличному котику. – ворчал он, пока Катина мама спешно наливала кипяток в грелку и пыталась уточнить, а что, собственно происходит.

– Кир сбежал из дома из-за жениха его матери. Возвращаться не собирался. Насколько я понял, хотел к отцу, а там ему не рада отцова невеста. Пытался уехать к бабушке, но кто бы ему одному билет бы продал? Так что он в отчаянии и унынии спрятался на стройке. Чуть не замерз и от погоды и от тоски. Дурачок. Больше ничего я понять из его мыслей не успел. Волк летел так, что меня едва не сдуло! – обстоятельно доложился Кот.

– Господи! Там же Марина, мама Кира, уже, наверное, с ума сходит! – ахнула Катина мама.

– Скорее всего. Степановой бабушке она уже звонила. – кивнула головой Катерина.

– Надо же ей позвонить и как-то успокоить…

– Надо успокоить. И успокоим, только подумаем как лучше. – решил Кот. – Друг мой Бурый!

– Чего тебе? – Волк, вернув свой нормальный вид, подозрительно воззрился на Баюна.

– А вот ты в мальчика обернуться можешь? – Баюн умильно заглядывал в волчьи глаза.

– Ну? – Бурый помрачнел.

– Что ну? Обернись, говорю в мальчика! Вон того! – Кот ткнул лапой в направлении междустенья.

–Зачем?

– Волк не зли меня!!! Он сейчас спит! И ещё будет спать долго. Мать у него уже, небось, по стенке ходит. Вверх и вниз. Позвонить ей и сказать правду мы не можем. Звучать будет странно! Здравствуйте, я сказочный Кот Баюн, и я вам сообщаю, что ваш ребенок спит в волшебном пространстве в квартире у Катерины-сказочницы. Представляешь себе реакцию? А?

– Честно? Нет, не представляю! – Бурый хмыкнул.

– Ограниченная личность! А я вот представляю! Так вот, короче, ты обернись мальчиком и поговори с ней. Типа смартфон разрядился. И домой ты не пойдешь, а будешь ночевать у Степана.

– Нет. – Волк помотал головой. – Ты сам-то подумай! Во-первых мне надо будет лететь к Степану, и сильно удивить его бабушку, потому как мама Кира или начнет рыдать, чтобы сын срочно ехал домой, или поедет сама к Степану сына забрать. Во-вторых, мне надо будет с ней ехать домой к Киру и там его изображать. И в-третьих, меня это не устраивает!

– Не устраивает его! Нежный какой! А сам-то что предлагаешь? – Баюн не любил, когда его планы не вызывали восторга и тут же надулся от ярости.

– Ты сам-то чего не хочешь? Обернись мальчиком и вперед! – Волк ухмылялся во всю пасть, глядя, как Баюн звереет от такой идеи. – Ты же умеешь, и преотлично это делаешь.

– Да ты… Да ты!!! Ты знаешь кто???!

– Знаю, конечно. – Волк откровенно потешался над Баюном, находящимся в затруднении. Высказать то, что вертелось у него на языке в присутствии Кати и её мамы Кот не мог, но и пасть у него от возмущения тоже не закрывалась. Оставалось только шипеть, что Кот и проделал.

– Котик, ну что ты шипишь, как проколотая шина. – Катя решилась вмешаться. – Слетайте оба к Киру домой. Волк зайдет как Кир, а ты ему поможешь. Ты же умеешь голову заморочить! Пусть мама Кира думает, что Кир вернулся, отпросился пожить к Степану на несколько дней, чтобы конфликт с её женихом не раздувать. А за это время мы ещё что-нибудь придумаем!

 

Оба спорщика признали, что это единственный верный и возможный вариант, и неохотно вылетели на его выполнение.

Катина мама пошла в междустенье, положить грелку под ноги крепко спящему Киру, повесила на стул его куртку, поставила к батарее сапоги, сняла шапку, и укутала одеялом, как следует подоткнув для уютности. Кот на такие мелочи отвлекаться не стал, Бурый тем более, поэтому оба оставили Кира в одежде и обуви, небрежно набросив сверху плед.

– Вот досталось ему! – покачала она головой, выходя из междустенья.

Через некоторое время, уже ночью, вернулись уставшие Волк и Баюн. – Женщины!!! – с порога балкона возвестил Баюн, но увидев вопросительно поднятые брови Катиной мамы, быстренько передумал говорить то, что хотел первоначально. – К присутствующим не относится! – тут же поправил он своё высказывание. – Устал… Едва управился. Эта самая Марина была в панике. Зато теперь всё в полном порядке! Как же я устал!

– Нет! Он устал! Кто тебя катал? Лентяй меховой!!! Я уже не говорю о том, что Киру и правда тяжело приходится. Жених этот самый почему-то пребывает в полной уверенности, что он очень умный и может Кира учить жить.

– Жених жив? – осторожно поинтересовалась Катерина.

– Да что с ним сделается! – брезгливо сморщился Волк и отправился спать.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27 
Рейтинг@Mail.ru