По ту сторону сказки. Такие разные братья

Ольга Станиславовна Назарова
По ту сторону сказки. Такие разные братья

Глава 5. Коварство медного орла

Чем ближе Ратко подъезжал к царству царя Вукола, тем мерзостнее себя чувствовал. Вместо небольшого отряда с ним ехало целое посольство, которое возглавлял сам князь Борислав. Ратко чуть не рухнул, увидав у себя в вотчине отца. Тот после возвращения Стояна с новостями решил ехать с Ратко сам. Заодно и посмотреть на то, как средний сын обустроился. Ну и простить его тоже, чего уж там. Он прекрасно помнил полуразвалившийся терем, уже почти без крыши. Заваленный всяким непотребством двор, нищее поселение вокруг. Это и городком можно было назвать с большой натяжкой, и то, только потому, что укрепления вокруг были, но тоже старые и очень ненадёжные. А сейчас! Хорошо оборудованные заставы, закрывающие проходы в земляном валу, совершенно новые посады, отлично замощенные дороги, глубокий ров, через него новый подъёмный мост. Крепкие и высокие стены кремля. И там, внутри, всё, всё новое и добротное! Изукрашенный собор с колокольней, княжий терем с разноцветными маковками, слободы ремесленные с хорошими домами. Князь Борислав осознавал, что даже когда он молодым был, и женился, взяв с женой этот городок в приданое, он так не выглядел!!!

– Лепота!!! – только и сказал Борислав. – И поменял многое, но разумно! Молодец прямо! – он посмотрел в глаза среднему сыну. Тот за короткое время возмужал. Видимо, новое положение сказывалось. Плечи кажутся шире, взгляд увереннее, правда, когда они в терем зашли, да после трапезы удалились поговорить в горницу, сразу стало понятно, что он расстроен.

– Ты за поединок волнуешься? – Борислав слыхал о сыне царя Вукола.

– Все говорят, что мне не выстоять, – кивнул Ратко.

–Ну, тогда и сговор расторнут, – покосился на него отец.

– Расторгнут, – кивнул головой Ратко.

Князь Борислав только руками развёл. Что за молодёжь пошла! Только недавно чуть стену крепостную головой с разбега не пробивал. Всё рвался за девчонкой ехать, а теперь и в сторону? А ведь от девчонки пользы оказалось превеликое множество!!! Это когда бы сам Ратко смог так город отстроить? Да никогда! Разве что невесту богатейшую нашел бы. Так кто же отдал бы за него такую? А сейчас, получив такое богатство, отдать его источник какому-то Макарке? И что у него за дети? Стоян чего-то жужжит о том, что Ратко не может на девчонке жениться, да понятно, что не может! Только ему жениться-то рано пока, ещё года два точно! А за два года можно столько ещё получить… Да, старший сын прав, можно и по голове огрести, как вот давеча поленом, так ведь спасают же каждый раз! Надо же ширше думать, по княжески!!!

– И ты так спокойно об этом говоришь? Твою сговоренную девицу, в которую ты влюблён без памяти какой-то Макарка зацапать хочет, а ты? Кого я породил? – князь всегда славился своим гибким мышлением.

– Батюшка!!! Так ведь ты сам говорил… – Ратко аж остолбенел от удивления. Он-то был уверен, что отец только рад будет. И выслушивая отцовы доводы о том, что жениться ему пока рано, и с такой сговоренной невестой он и славу получит, и бед знать не знает, а что по загривку полешком треснули, так ведь оно с каждым может случится! И опять же прибытка сколько!

Про прибыток Ратко как-то мимо ушей пропустил, а вот про полешко не стерпел. – Отец, так ведь то-то и оно. Я же как то полешко! Меня, то схватили и увезли, то отбили и спасли! Уж сколько раз!

– Ну, вот теперь у тебя есть шанс показать себя! А ты «мне не выстоять»… Тьфу, тряпка! – Борислав с удовольствием видел, что сын разозлился и покраснел.

– Я не тряпка и биться на поединке буду и докажу!

– Вот и правильно! – довольно кивнул его папенька. А сам подумал, что надо бы не только старшему невесту присматривать, но и младшему тоже. Теперь-то ему мало кто откажет. А если ещё пару деревенек дополнительно к имеющимся построить…

Катерина с Жарусей переглядывались над зеркалом. Катерина сидела красная как помидор и злилась, а Жаруся пушила, пушила перья, но не выдержала и рассмеялась. Катерина сначала сердито на неё посмотрела, а потом фыркнула, да и присоединилась к Жар-Птице.

– Вот несчастный! Все ему в уши дуют. То говорят, девица слишком свободолюбива, и опасно с ней, то говорят, что слава да подарки на дорогах не валяются, – Жаруся покачала головой. – Обычный паренёк. Неплохой, только, своего слова не имеет, а может, потерял его где-то около овина.

– Не говори мне больше про овин. Я тебя очень прошу! – Катерина вытирала слёзы, выступившие сначала от расстройства, а потом от смеха. Все её страдания и сомнения куда-то подевались, как будто их смахнула золотым крылом сама Жаруся. Правда, ну никак не выходит страдать по смешному пареньку, который сам не знает чего хочет. Вроде и князем приятно сидеть на престоле, и славы хочется, и обидно, когда тебя спасает девица, и отпустить её жалко. Особенно, когда понимаешь, что кроме тебя на эту девицу полно народа виды имеет. Да из-за редкого сказочного дара, а не из-за красоты и личных достоинств, но желающие-то есть! – Мне это слово уже снится! Овин! Фррр, – Катерина состроила хулиганскую рожицу.

– Ну, скорбим и печалимся дальше или радуемся жизни и готовимся к интересному зрелищу? – поинтересовалась хулиганка Жаруся, которая и принесла Катерине зеркальце с любопытным разговором. И предложением «а давай подсматривать»!!! И чуть не силой заставила в зеркальце заглянуть.

– Радуемся!– решительно заявила Катерина.

Ратко с удивлением увидел за поворотом дороги Катерину верхом на Воронко и с Волком в человеческом виде рядом в седле. Кира на Вихре и Степана на Сивке, позади Баюна. Они ехали неспешно, почему-то низом, дорогой. Ему и в голову не могло прийти, что опустились все только что, и специально, чтобы въехать в стольный приморский град в более солидном сопровождении.

– Опять же прилично. Катерина пока считается сговоренной Ратко, вот с ним и едет в гости. Это очень даже правильно, – покивал головой Баюн, упрашивая Катерину. Сам рассчитывал на длительные уговоры, а она согласилась легко. Прямо скажем легкомысленно. За её спиной Коту хитро подмигнула Жаруся и Баюн возрадовался. Девочка наконец-то успокоилась и перестала переживать!

Небольшой отряд аккуратно подлетел со стороны леса и опустился на дорогу, по которой двигалось приличных размеров посольство князя Борислава. Сами поехали не спеша, позволяя себя догнать.

Князь Борислав с сыном, изобразив на лице любезнейшую улыбку, поехал вперёд. – Как я рад встрече!

– Словно и не он чуть нас в своём городе не запер, – тихо усмехаясь проговорил Волк-Бранко на ухо Катерине.

– А, это ты, княже, – небрежно кивнул головой Баюн. – Не ожидал тебя тут увидеть. Вроде ты не собирался выезжать…

– Да вот, решил поддержать сына. Ратко, что ж ты мнёшься, поприветствуй свою невесту сговоренную!

Ракто послал коня вперёд и подъехал к Воронко. Катерина спокойно и любезно ему улыбалась. А за её спиной очень-очень любезно смотрел Бранко. У младшего князя от такого взгляда аж мурашки по спине пробежали. – Вот уж кто последнего раза не забыл, так это Волк, – понял он.

– Здравствуй, Катерина, – он всё пытался убедить себя, что так она обычно ему и улыбалась, но нет. Это просто любезность, не более. Ну и ладно. Он постарается всё вернуть обратно!

Дальше поехали вместе. Борислав активно беседовал с хитро усмехающимся Баюном. Леон, который все-таки напросился в посольство, лениво пощипывал струны лютни прямо в седле. Ему было страсть как забавно наблюдать за Ратко. И он предвкушал замечательно интересное зрелище, которое ему предстоит увидеть, а может, и самому поучаствовать. Как получится. Он посматривал и на сказочницу. Девчонка-то явно поумнела, на Ратко обращает ровно столько внимания, сколько он того заслуживает!

Специально посланные царем Вуколом дозорные заметили приближение посольства и громким звуком труб известили царя о приезде дорогих гостей. Катерину встречали с почестями!

Навстречу за крайние городские заставы выехали боярские дети, молодые люди, составляющие свиту царевича, впереди горделиво шагал белоснежный высокий конь, на котором и ехал царевич Макар. Он издалека рассмотрел девчонку, сидящую перед мрачным молодым мужчиной. Обычная девчонка, и не скажешь, что сказочница. Одета роскошно. Личико никакое, мимо пройдешь и не заметишь. Но хоть не уродлива и то ладно. Зато, такую сопровождать честь великая! За девчонкой и её спутниками, о который они все отлично были наслышаны, обнаружились и не совсем желанные в данный момент гости. Нет, князя Ратко он сам на поединок вызвал, но рассчитывал, что сказочница приедет сама, без Ратко. А там ещё и Борислав оказался! Ну, если этому мальчишке охота, чтобы все его поражение наблюдали, лично он не против!

Катерина спокойно восприняла и торжественную встречу и богатый город, против обыкновения, отстроенный из камня. Она не особенно обратила внимание даже на самого царевича Макара, чем нимало его удивила. Просто вежливо приветствовала. Глаза не пялила, не восхищалась. Откуда же ему было знать, что она в зеркальце отлично его рассмотрела накануне.

– Старше Ратко, выше, в плечах шире. Красивый. Да и пофиг мне на внешность. Характер у него по-моему не очень… – Катерина наблюдала, как царевич любуется собой во всех отражающих поверхностях. – Ну да, да, хорош ты. Только зачем же так это демонстрировать? Как Финист, право слово! Только Финист актёр, ему простительно. А ты? Ты, вроде как, царевич.

Катерина рассматривала Макара в зеркальце, а он как раз красовался перед родителями в новом кафтане, богато расшитом каменьями и золотой нитью. Поворачивался то одним боком, то другим, горделиво вскидывал голову.

– Павлин, – припечатала его Катерина и смотреть на него больше не захотела, даже зеркальце убрала.

Царевич проводил Катерину и её спутников в царские палаты, тоже выстроенные из камня, как и собор, и несколько теремов. Остальные строения были из дерева. Царь Вукол и царица Агафья встретили сказочницу как дорогую гостью. Сердечно и ласково. Баюна тут тоже уважили, кланялись, речи говорили. И поблагодарили и похвалили и за трапезу проводили! Ему даже понравилось! Ратко с отцом и Леоном встретили вежливо и любезно. Правда, за столом Катерину с Ратко рядом не посадили, отчего князья сильно разобиделись. После трапезы царь известил о том, что его сын, царевич Макар жаждет померятся силами со сговоренным сказочнице княжичем, ах простите, уже князем, Ратко. И в случае победы, будет счастлив иметь честь послужить сказочнице достойным спутником в её походах. Сказано было добродушно, но так, что стало понятно, во-первых тут в победе царевича не сомневаются ни разу, а во-вторых, царевич явно будет более достойным в качестве сопровождающего для сказочницы.

 

Князь Борислав озлился сразу, едва сдержался! Ратко от гнева сидел бледный, только Леон улыбался и посматривал на родственников с сочувствием.

– Ух и каша тут заваривается, – Степан разлегся на широченной лавке в гостевом каменном тереме. Лавка была крыта жесткой золотой парчой, и он подложил под спину несколько подушек.

– Да, я думал Ратко сорвётся. – Кир осмотрел вольготно расположившегося приятеля, выдернул из-под него пару подушек и устроился на соседней лавке.

– Верни постель! А Ратко не позавидуешь, – Степан подумывал пойти и отбить подушки, но вставать было лень.

– Да, Макар его явно в узел завяжет, без особых усилий.

– Ну, я в этом не так уверен, – Бранко оглядел лентяев, валяющихся кверху пузом на лавках. – Ратко хорошо подготовлен. И у него есть преимущество.

– Это которое? – удивился Степан.

– Не догадываешься? Ладно, сам увидишь, – усмехнулся Бранко.

– Вот Катерина заважничает, – Степан закинул руки за голову.

– С чего это? – Волк Катерину знал отлично, и ему бы в голову не пришло про названную сестру такие глупости думать.

– Ну, как же. Будет смотреть, как за неё сражаются! – Киру припомнилось какое-то кино, где девица сидела и наблюдала за боем в её честь.

– Да ну, что ты! Девицы у нас на такое не смотрят! – Волк- Бранко нахмурился. – Мало ли чего в поединке бывает. И кровь и раны страшные. Зачем же это?

– А на западе смотрели, – Степан сел на лавке и удивлённо глянул на собеседника.

– На западе многое по-другому. Они нам не указ, – хмуро проворчал Бранко. Степан невольно вспомнил, как не очень далеко отсюда, да и не очень давно, его собирались прилюдно кнутом высечь. И девушка-красавица Элеонора ему вспомнилась, которая на него смотрела с жадным любопытством.

– Нда, пожалуй, ты прав. Это как-то лишнее. А Катерина-то где будет?

– А по саду с царицей погуляет пока, – Бранко кивнул головой направо, видимо указывая, где располагается царский сад.

Поединок был назначен на следующий день. Катерину с поклонами проводили к царице, и та повела её осматривать обширные сады. Проводил сказочницу как раз тот самый воин, который был в посольстве, приехавшем в Дуб. Смугловатый, на одежде множество медных элементов. На голове медный шелом. И опять очень пристальный взгляд. Он не ушел, а держался невдалеке, за кустами.

Царица Агафья, высокая, статная женщина ласково встретила Катерину, а потом повела её по садам. За ними шли боярыни, сенные девушки для поручений и услуг.

Катерина рассматривала деревья и кусты, цветы и ягоды, но всё косилась в сторону медного шелома, периодически над кустами появлявшегося.

– А, ты на Орлика смотришь? – царица уловила недоумение гостьи. – Это Макара друг и наставник. Медный орёл. Он прилетел по нашему приглашению учить Макара боевым ухваткам, принятым в их краях, а потом у нас и остался, его сказку туманом затянуло.

– А что у него за сказка? – спросила Катерина.

– Сказка про трёх орлов. У него ещё два брата. Он младший. Ещё есть серебряный и золотой орёл. Макар перенял у него все приёмы кроме одного. В орла так и не умеет оборачиваться, – царица рассмеялась.

Катерине показалось, что где-то она уже слышала про эту сказку и не очень давно! Пока по саду ходила, вспомнила. – Точно! Это же так сказка, где отец братьев-лебедей, мужичка и Черномора спит. Там ещё волшебное полотенце спрятано.

Тут на площади загудели трубы, возвещая начало поединка, царица и её свита начали громко обсуждать, что там может сейчас происходить, а Катерина всё вспоминала сказки и немного от шумных тетушек отошла. А из плотной стены кустов усыпанных ароматными белоснежными цветами вынырнул тот самый Орлик, о котором она и задумалась, стремительно зажал ей рот одной рукой, второй обхватил за талию и утащил в кусты. Ни одна женщина из свиты царицы ничего не увидела и не услышала! Только на месте где была сказочница остались белые осыпавшиеся лепестки жасмина.

Катерина попыталась было вырваться, да куда там! Хватка совершенно каменная.

– Тихо! Не дёргайся, а то придушу, – прошипел ей на ухо Орлик. Он волоком оттащил Катерину в дальний угол сада, и издалека швырнул в какие-то заросли, поросшие мелкими сиреневыми цветочками. Катерина забарахталась в упругом переплетении растений, попыталась было позвать на помощь Волка, Сивку или Жарусю, но поняла, что засыпает… Не то, чтобы совсем, а скорее погружается в полусон, когда ничего не получается вспомнить, и сил нет даже пошевелиться.

Орлик немного подождал. Девчонка ожидаемо задремала. Трава дрёма, это хорошее средство, когда надо вывести человека из строя, одурманить. Сон-трава лучше, но её не достать. А дрёму тут выращивали для царя, страдавшего от бессонницы. Он давно понял, что когда-нибудь эта редкая травка ему пригодится. Орлик крепко завязал нижнюю часть лица плотной тканью, намоченной в воде, чтобы самому не надышаться. Шагнул в заросли и рывком вытащил оттуда обмякшую девчонку.

– Вот и хорошо. На денёк хватит, а дальше добавлю, если что, – Орлик понадергал несколько горстей травы и запихал её в кожаный мешочек и плотно его завязал, чтобы самому не вдохнуть ненароком. Из кустов достал спрятанный загодя дорожный мешок и убрал траву туда. А сам упал, ударился о землю и в дальнем углу царского сада возник огромный орёл в медном оперении. Орел небрежно встряхнулся, одной лапой прихватил Катерину, оттолкнулся от земли свободной лапой и взлетел вверх. Он посмотрел на город, раскинувшийся далеко внизу, и усмехнулся.

– Пусть теперь эти дураки сражаются сколько влезет, а девку-то я уже унёс! – Орлик развернулся в воздухе и с наслаждением ощутил крыльями тугие потоки ветра, ласково покачивающие его в небе.

Катерина пришла в себя гораздо быстрее, чем рассчитывал Орлик. Трава дрёма на неё подействовала, но после горного дурмана, как и говорил ей Баюн, отравить её было уже сложно. Так что она открыла глаза и чуть не заорала, обнаружив себя в когтях гигантского орла.

– Я как гномы или Бильбо Бэггинс, когда их орлы несли, – пришло в голову Катерине. – Куда он меня тащит и зачем? – в голове пока путалось. Вспомнить, как позвать Волка сходу не получалось. Катерина закрыла глаза и решила, что паниковать она нипочём не будет и как только отрава выдохнется, она придёт в себя и Волка позовёт. Вот только хорошо бы прекратилась эта качка! Орлы, оказывается, летают значительно менее удобно чем Жар-Птицы, с точки зрения тех кого он несут в когтях.

Глава 6. Орлик

Поединок начинался. Ратко стоял против царевича Макара и понимал, что выглядит мальчишкой. Тот и старше и выше и сильнее. Но, кое-что Макар не знал, а сам Ратко на это крепко надеялся. Вот и Бранко усмехается, стоя в первом ряду зрителей. Он-то знает, ещё бы, сам учил! Поединок по обычаю начинал тот, кто просил боя. Макар шагнул вперёд и нанёс первый удар. Меч свистнул, Ратко уклонился, уходя от нового замаха. Опять в сторону. Из толпы послышались недовольные возгласы. Но, Ратко понимал, что если с этим царевичем меряться силой, то шансов у него нет никаких. А вот если измотать противника, заставить его бегать за ним, это немного уравнивает их положение. Вот он и изматывал, дразнил, изводил мелкими выпадами, ни разу не встретив прямой удар длинного светлого прямого меча царевича.

– Да что он как блоха! Разве это бой? – недовольно гудели приближенные Макара. – Будь ты мужчиной, дерись как подобает!

Ратко озлился, но под меч не сунулся, только ускорил движения вокруг Макара. Бранко открыто ухмылялся. Он сам учил Ратко, как справляться с противником заведомо сильнее. Паренёк не дурак, усвоил науку. Ещё через какое-то время даже такой умелец как Макар стал выдыхаться. Чуть замедлились движения, стала хуже реакция. Сам Макар откровенно удивлялся. Когда он первый раз увидел этого князька на дороге, то был уверен, что его по пояс в землю вобьет, ну пусть не с первого, так со второго удара. Да может, и вбил бы, вот только никак не успевает ударить!

Всё внимание зрителей было приковано к поединку. Борислав только крякал, когда меч царевича слишком близко сверкал около шеи его сына. Леон перестал улыбаться, побледнел, сжал кулаки. Царь Вукол подбадривал сына воинственными криками. А сам царевич Макар напрочь забыл, чего ради они тут сошлись, забыл о том, что поединок вообще-то не до смерти, он рвался добраться до этого юркого как ящерица противника! Наконец, Ратко почувствовал, что устаёт сам, и решился принять удар Макара. От первого удара Ратко едва выстоял, ему на миг показалось, что у него руки отнялись, а меч рассыпался в труху. Но, он нашел силы продолжить бой. И снова мечи встретились, но, на этот раз не просто. Не так, как сам царевич хотел. Меч Макара попал в ловушку и вылетел из его рук. Зрители ахнули. Такого не ожидал никто. Почти никто. Бранко улыбался уже широко и открыто. Макар взвыл от унижения и бросился на Ратко. Он сейчас голыми руками порвёт этого мальчишку! Ратко счастливо выдохнул, положил свой меч на землю, и поднырнул под руку противника. Он очень надеялся, мечтал просто, что сможет довести поединок до рукопашной! Макар взвыл сразу, и улетел кувырком на землю. Вскочил, ничего не понимая, рванулся опять, был нежно взят за запястье и проведен как в танце, вокруг противника и опять улетел.

– Слушай, это же наши приемы! – Кир восхищенно подтолкнул локтём Степана. – Прикинь, он же всё усвоил и пользуется!

– И клёво так получается!!! – Степан прямо наслаждался. Ему этот самый Макар не понравился категорически. Вот ещё! Будет такой с ними ездить! Царевич так насмешливо осмотрел их обоих, когда ему спутников сказочницы представили. Да ещё и сказал что-то снисходительное своим приближенным, вызвав у тех презрительные усмешки. Так что на полёты Макара над утоптанной площадкой и Степан и Кир смотрели с восторгом! Нет, Макар и сам действительно много учился и даже пытался приёмы боя применить, но Ратко не дал ему такой возможности. Отлично понимая, что богатырской силы у него нет и впомине, и его противник с одного удара прикончить может, Ратко все попытки Макара нанести удар, оборачивал против самого царевича. Но это становилось делать всё труднее и труднее. Макар действительно был очень силён.

– Надолго меня уже не хватит, – сообразил Ратко.

И вдруг со стороны садов донесся такой визг и крик, что вся толпа аж качнулась в противоположную сторону. Крик, как это не было сложно себе представить, всё усиливался. А потом начал приближаться. Ратко стряхнул со своего запястья руку застывшего Макара.

– Что-то с Катериной! – и кинулся за Бранко, и Баюном, со всех ног несущимися к воротам, ограждающим сады.

На то, чтобы понять хоть что-то из воплей насмерть перепуганных женщин потребовалось время. Да, Волк и не стал их выслушивать, а просто побежал в сад. На двух ногах было сложнее, нюх работал хуже, но оборачиваться и пугать их ещё и своим обликом, значило весь город визгом развалить.

– Баюн! Смотри! – Бранко легко нашел место, куда отошла Катерина и откуда её схватили.

– Кто? – Кот мчался огромными плавными прыжками. – И почему она тебя не позвала?

– Я его запах чуял. Он в свите царевича был. И в посольстве у Дуба был. И на Катерину пялился, – Бранко добрался до зарослей дрёмы и отшатнулся. – Вот почему не позвала! Этот… Он её в дрёму кинул.

Оба издалека смотрели на густой плотный ковёр одуряющей травы. Было видно, что на него что-то кидали.

– А! Я же чуял, что что-то в нём не то, – Бранко поднял огромное орлиное перо, ярко блеснувшее медью. – Ничего тебе не напоминает?

– Напоминает как раз. Младший из трёх орлов. Медный, – очень мрачно кивнул Баюн. А припомнив, что про этих братцев слыхал, Кот стал ещё более мрачным. – У меня появились некоторые вопросы к царю Вуколу и у царевичу тоже!

Он решительно прыгнул в сторону воплей и криков и оглянувшись в прыжке приказал Волку. – Не мечись! Со мной иди, пока мы не знаем куда он её поволок!

На площади царь и его бояре сумели наконец-то уяснить, что сказочницу украли прямо из запертого сада, а как стали царицыны служанки её искать, то нашли в дальнем углу сада перья медные. А в саду Орлик был для охраны приставлен! Всё знали, кто такой Орлик. На площади стало тихо. И в этой тишине прозвучал чрезвычайно гневный вопрос Баюна.

 

– У вас в царстве так заведено дорогих гостей охранять? Приставлять к ним предателей да трусов? Да ещё ухитрились выбрать не просто какого-то, а именного того орла, который и подговорил братьев на предательство и сам названного брата на смерть оставил?

Царь Вукол вскинулся было гневно, но опустил голову. – Сыну богатырей искали по всем соседям, а он взялся учить…

Кот очень хотел уточнить, ну и как наука? Но, глянул на царя и промолчал. Тот действительно был и расстроен и рассержен. Очень. Гость свят. Не уберечь гостя это позор страшный. А уж не уберечь сказочницу, спасшую их царство, да которую ещё надеялись сговорить с сыном и наследником!! Царь за голову схватился, царица заплакала. А Макар хмуро смотрел в небо.

– Я буду искать её, пока не найду, – громко сказал он.

– Тоже мне! Прикормил разбойника, сдал ему сказочницу, а теперь искать он будет. Мой сын с ней сговорен, он и будет искать. Тем более, что победить ты его так и не смог! – князь Борислав был полон возмущения и гнева. Уволокли прямо из-под носа! Но Ратко-то каков!!! – даже в такой момент князь гордился сыном!

Вокруг возмущенно зашумели люди, оскорбленные словами Борислава. Спас ситуацию сам царевич Макар. – Да, в чём-то ты прав, князь Борислав. Я действительно упросил родителей дать приют Орлу. И думал, что он мой друг. И сына я твоего пока не победил. Он сильный соперник. Но, как только мы найдём сказочницу, мы продолжим. А пока её надо найти. Ты согласен? – он повернулся к Ратко.

С таким предложением было не поспорить, и Ратко кивнул головой и пожал протянутую руку.

– Согласен.

Катерина прикрыла глаза и старательно изображала сон. Но, через ресницы поглядывала вниз. Всё затянуто туманом. – Куда он меня тащит? Там даже приземлиться некуда, – удивлялась она. Вскоре показала горная гряда, такой высоты, что зеленоватый туман укутывал её только до середины, а вершины были чистыми и над ними гудел сильный, холодный ветер. Орел начал кружиться над одной из них, плавно спускаясь на закрытую каменную площадку. Он отпустил Катерину, которая про себя порадовалась зарослям какой-то упругой и плотной травы, иначе бы все бока себе отбила. А потом сам сел рядом и сложил крылья. Встряхнулся, став человеком, и отошел в сторону, разыскивая что-то в дорожном мешке. А когда поднял голову, то увидел, что девчонка сидит на траве и смотрит ему в лицо.

– Что? Уже очухалась? Сейчас добавлю, – он достал кожаный мешочек с травой дрёмой.

– Не стоит, – девчонка хладнокровно его оглядела с ног до головы. – Лучше объясни мне, зачем ты меня сюда приволок?

Орлик был готов к визгу, крикам, заламыванию рук, обморокам, мольбам или полной покорности. На своём веку братья довольно потаскали девушек. Так что он был уверен, что и эта поведёт себя так же. Удивился.

– Зачем приволок? – он подбросил на руке мешочек с травой. С сомнением оглядел девку. – Может, так оно и лучше… – подумалось ему.

– Я хочу, чтобы ты разбудила сказку, где находятся мои братья, – решился он.

– Для этого не было нужды так рисковать. Можно было просто попросить, – Катерина глубоко вздохнула. В голове ещё шумело, и она никак не могла сосредоточиться. Кроме того, встать не могла тоже. За время полёта тело затекло страшно. По ногам и рукам шли обжигающие волны боли и она с трудом удерживалась от того, чтобы не застонать.

– Чем рисковать? – расхохотался Орлик. – Никто не знает, где ты. И не узнает! А мне просить… Я орёл! Чего ради я должен унижаться? Кроме того… Моя сказка она… Короче, я хочу, чтобы ты исправила несправедливость моей сказки.

– Несправедливость? Расскажи мне… Ой, – Катерина схватилась за голову. – Только голова кружится.

– Ещё бы! Ты же столько надышалась и так странно, что быстро очухалась. Ладно, я тебе расскажу, и ты её исправишь. А потом мы с братьями решим куда тебя девать. Пока посиди тут, я посмотрю, что там с другой стороны, – Орлик упал на скалистую площадку, поднялся орлом, и взлетел.

– Как это мило! Они с братьями решат! Чудесный персонаж. Хотя… Есть у меня одна маленькая идея, – Катерина проводила взглядом огромную птицу, пока та не скрылась за горой, проявила сумку и достала живую воду. Немного отпила и мгновенно шум в голове прекратился, затёкшие мышцы пришли в норму, а волнами накатывающее головокружение исчезло как его и не было. В сумке была шоколадка, взятая на всякий случай ещё из дома, и Катя с удовольствием её слопала. Попила воды из небольшой десятиведерной фляги, весившей как обычная пластиковая бутылочка, и увидела рядом кожаный мешочек травой дрёмой. Хозяйственно прибрала его в свою сумку. – А нечего было разбрасывать, – сказала она себе, скрыла сумку и только собралась Волка позвать, благо в голове прояснилось, как опять показался этот деятель с крыльями. Катерина вообще-то могла бы одеть шапку-невидимку и стать лебёдушкой, но улететь-то это одно, а вот куда потом деваться? В невидимке Волк её не найдет, а сними шапку – увидит этот. Волк, конечно, кинется её спасать, но вот справится ли он с этаким индюком когтистым? Жаруся, да, та справиться. Значит, надо звать обоих. И только Катерина приняла решение, Орлик опустился на площадке и обернувшись в человека шагнул к ней.

– Сядь, и послушай. Я тебе расскажу как надо изменить мою сказку! – он схватил девку за плечо и силой заставил сесть на траву.

– Погоди, ты мне сначала расскажи, как она звучит сейчас. Иначе я могу найти её и не узнаю, – покивала головой Катерина. Орлик покривился, но ничего не поделаешь, начал рассказывать как набрёл богатырь-батыр Иван на его медный дом в медном саду у медного озера. И съел его собственное баранье жаркое! А он сам, вернувшись домой, нашел наглого чужака в собственной кровати, да ещё и оставившего его самого без ужина!! Разумеется, захотел его убить. Предложил бороться, вышли они на медную ровную площадку-ток, и начали биться. Он, Орлик Ивана одним ударом по колени в ток вогнал, а это паршивый пёс, выскочил и … Короче подло победил его! Пришлось просить пощады и признать наглеца названным старшим братом. А потом они путешествовали и пришли к его среднему брату, серебряному орлу и его Иван победил, и самого сильного и старшего из его братьев, золотого орла разделал под орех! Пришлось им идти за Иваном. И дошли они до странного такого места. Стоит на лесной поляне изба, огороженная железной стеной, а там никакого прохода нет. Ни двери, ни ворот. Ломали стену все орлы, ничего не вышло. А Иван-батыр смог, такой сильный! А там быки пасутся во дворе. Зарезали они быка и остался он, медный орёл Орлик обед варить! Целого быка сварил, шутка ли!! Вкусный был, наверное, бык, да вот только постучал кто-то в двери дома, он открыл, а там стар-старичок, сам в локоток, а борода семь сажен длиной. На этом месте Орлик замялся и на некоторое время замолк.

Катерина воспользовалась перерывом в повествовании и автоматически посчитала, сколько это, оказалось, что больше десяти с половиной метров. Это если простая сажень, а есть ещё мерная и косая! Длинная, короче борода была у папеньки карликов.

Орлик покосился на Катерину, вздохнул и продолжил: – Этот мерзкий старикашка потребовал чтобы я его через порог перенёс, а потом посадил за стол, а потом спросил, что у меня в котле. Я сказал, что мясо варю, братьев к обеду жду. А этот… Короче разорался про быка, выдернул из бороды три волосины, скрутил меня, всё сожрал, куда только влезло! И смылся. Я едва-едва от пут освободился, ну, что делать, сказал, что угорёл, и ничего не помню. Потом зарезали другого быка и оставили на хозяйстве брата серебряного орла, а потом и золотого, и всех нас побил проклятый карлик! А потом остался на хозяйстве сам Иван. Мы с братьями так радовались, что ему тоже вломят!!! Пришли, а он мяса наварил, старика сам побил и за бороду к дереву привязал. Гад! А как поели мы, пошли на того старичка смотреть. А он сбёг. Оборвал полбороды и сбёг. Но, мы за ним пошли. К пропасти. Нарезали из бычьих кож ремней, связали и спустили Ивана. Чего он там делал, кто его знает, да только добыл он такую красивую девицу!!! Мы вытащили её и глаз отвести не могли, а она и говорит, что там внизу её сестры стоят. Мы и вторую достали и третью красавицу тоже. Ну и… И… – Орлик замялся. Встал и начал мерить шагами каменную площадку. А потом решительно подошел к Катерине и глядя на неё сверху вниз сказал. – А потом мы начали Ивана поднимать, да на середине оборвался ремень и убился Иван на смерть! А мы поженились на красавицах. Вот.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru