Журналы «Работница» и «Крестьянка» в решении «женского вопроса» в СССР в 1920–1930-е гг.

Ольга Минаева
Журналы «Работница» и «Крестьянка» в решении «женского вопроса» в СССР в 1920–1930-е гг.

© Минаева О. Д., 2015

© МедиаМир, 2015

Введение

В современных российских СМИ актуальной стала тема советского прошлого, особенностей и качеств советского человека, который был воспитан в ту эпоху[1]. Советский период интересен для исследователя значительным количеством связей с современными российскими проблемами: наше общество все еще «родом из СССР». В советский период многие социальные вопросы не рассматривались как в научных исследованиях, так и в публикациях СМИ. Только в 1990-х гг. начались российские гендерные исследования, в которых одним из интересных аспектов является практически не изученный опыт эмансипации женщин в 1920–1930-х гг. и участие в ней партийно-советской печати.

В русской печати второй половины XIX – начала XX в. активно обсуждался широкий спектр вопросов, связанных с неравноправным положением женщин – так называемый «женский вопрос»[2]. Это такие вопросы, как недоступность для женщин образования, узкий круг специальностей для них на рынке труда, правовое неравенство супругов в браке, усложненная процедура развода и т. д. Основным оставался вопрос, как женщина сможет зарабатывать себе на жизнь, конкурировать на рынке труда с мужчиной. Публицисты высказывали опасения, что равенство супругов в браке, облегчение процедуры развода разрушат мораль и семейные отношения, что дети вне семьи не получат нормального воспитания.

В России в начале XX в. бурно развивалось движение за равноправие женщин. Однако Манифест 17 октября 1905 г. никак не повлиял на положение женщин: лица женского пола не допускались к выборам в Государственную Думу, не получили равного доступа к образованию. В 1905 г. был создан и в 1908 г. распался Союз равноправности женщин. В разных источниках союз назывался по-разному: партией, феминистским движением, группой, даже «типично интеллигентским женским клубом». Активисток СРЖ называли «равноправки», отличая их от «дам-благотворительниц» и представительниц других направлений феминистского движения. Феминистские организации пытались вести агитационную и издательскую работу, что отразилось, например, в журнале «Союз женщин»[3], однако большого успеха не имели – они не могли предложить внятного пути достижения равноправия женщин.

Во всех этих дискуссиях уверенно чувствовали себя представительницы социалистических партий. Они считали, что свобода женщин, как и решение других социальных проблем, обеспечивается только установлением социалистического строя, что солидарная борьба рабочих и работниц за свои права гораздо результативней борьбы «женского» мира с «мужским», тем более что в «женском» мире были объединены представительницы различных классов и социальных групп. А. М. Коллонтай неоднократно подчеркивала, что «женский мир, как и мир мужской разделены на два лагеря: один по своим целям, стремлениям, интересам примыкает к классу буржуазному, другой тесно связан с пролетариатом, освободительные стремления которого охватывают также и решение женского вопроса во всей его полноте»[4].

После Октябрьской революции сложный процесс политических, экономических и социальных реформ сопровождался активной борьбой с идеологией свергнутого строя и насаждением новой идеологии, новых представлений и ценностей. В ряду важнейших социальных реформ осуществлялась и эмансипация женщин. Именно печать сыграла важную роль в этих процессах, как и в воспитании «нового» человека, который должен был жить в коммунистическом обществе. Какие технологии использовались и какие ценности транслировались?

В данной работе делается попытка ответить на эти вопросы на примере деятельности центральных партийных журналов для женщин в решении так называемого «женского вопроса» в СССР в 1920-1930-е гг.

Особенностью эмансипации женщин в советский период было участие, точнее – ведущая роль государства в этом процессе. Серьезные социальные реформы, затронувшие все сферы жизни общества, коренным образом изменили положение женщин в обществе, в производственной сфере и в семье. В борьбе за равноправие советских женщин важнейшую роль сыграли популярные женские журналы «Работница» и «Крестьянка».

Таким образом, данная работа представляет собой междисциплинарное исследование, включающее:

• анализ истории создания и функционирования партийно-советской прессы (на примере центральных партийных журналов для женщин);

• анализ участия партийных женских журналов в процессе эмансипации советских женщин в довоенный период;

• анализ содержания «Работницы» и «Крестьянки»: трансляция новых ценностей и гендерных представлений, новых жизненных сценариев для женщин.

Анализ печати советского периода представляет определенную сложность, так как мы получаем представление о содержании и методах пропаганды, но не можем сделать выводы о её действенности, реакции на нее аудитории. Печать тоталитарного периода не отражала реальные представления и чаяния аудитории, ее запросы. В условиях массовой неграмотности населения и наличия системы тотального контроля за печатным словом со стороны органов цензуры воздействие на массовое сознание велось очень агрессивно. Это приводило к тому, что социальные реформы осуществлялись быстро, массово, безальтернативно и насильственно. Изменения гендерных ролей и стереотипов, разрушение традиционной семьи происходили в период коренной ломки практически всех сфер жизни общества: индустриализации, коллективизации, ликвидации неграмотности и т. д.

Глава 1. Центральные партийные журналы для женщин: задачи и особенности работы в довоенный период

Основные положения в программе партии большевиков, касающиеся раскрепощения женщин, в основном повторяли идеи К. Маркса, Ф. Энгельса, А. Бебеля, К. Цеткин. Коротко говоря, равноправие женщин должно было реализоваться с их вовлечением в производство, при коммунизме необходимость семьи отпадет, а все хозяйственно-бытовые функции и воспитание детей возьмет на себя государство. По мнению А. Бебеля, основным условием освобождения женщины будет достижение ею экономической независимости, поэтому женщин рассматривали как союзника пролетариата в его борьбе. К. Цеткин разработала способы включения женщин в пролетарское движение, редактировала в 1891–1917 гг. женский социалистический журнал «Arbeiterin» («Работница»), преобразованный в «DieGlechheit» («Равенство») и накопила опыт агитационно-пропагандистской работы с женской аудиторией. Идеи и методы немецких социалистов по привлечению женской аудитории были осмыслены и развиты в работах российских феминисток-социалисток[5].

Февральская и Октябрьская революции 1917 г. дали женщинам равные с мужчинами права, однако до реального равноправия было еще далеко. За решение этого трудного вопроса энергично взялись большевички-феминистки И. Ф. Арманд, Н. К. Крупская, А. М. Коллонтай и др. Все они имели дореволюционный опыт пропагандистской работы, в том числе и в феминистском движении. Пути и методы решения «женского вопроса» были в общих чертах сформулированы в работах до 1917 г., т. е. к Октябрю марксистские феминистки пришли с разработанной концепцией эмансипации женщин.

 

1.1. Женотдел ЦК ВКП (б) – издатель и идеолог массовых журналов для женщин

25 февраля 1913 г. вышел специальный номер «Правды», посвященный международному «женскому дню» – это был первый опыт прямого обращения к женскому электорату в дооктябрьский период истории РСДРП (б). В 1914 г. была сделана попытка издавать легальный журнал «Работница». Он создавался с большими трудностями, как финансовыми, так и организационными: часть редакции была в эмиграции (Н. К. Крупская, И. Ф. Арманд и Л. Н. Сталь), часть (А. И. Ульянова-Елизарова, К. Н. Самойлова, Е. Ф. Розмирович, З. И. Лилина) – в России. Осложняли создание журнала и политические разногласия между революционерками[6]. Тем не менее 23 февраля (8 марта) 1914 г. был издан первый номер «Работницы» тиражом 12 тыс. экз.[7]. Всего вышло семь номеров, три из них были конфискованы цензурой. После закрытия этого журнала до 1917 г. для женщин выпускались лишь прокламации. После Февральской революции для большевиков важно было противостоять растущему влиянию феминистских организаций[8], поэтому по предложению Б. Б. Слуцкой было создано Бюро работниц Петроградского комитета, возобновлен журнал «Работница». Он выходил с мая по декабрь 1917 г., тираж доходил до 40 тыс. экз.[9], редактором была К. И. Николаева. Специальные бюро для агитации среди работниц были созданы еще в пяти райкомах партии[10]. Тогда же, весной 1917 г. А. М. Коллонтай попыталась[11] создать структуру внутри РСДРП (б) для работы среди женщин, однако поддержки не получила. С неприятием идеи особых «женских» вопросов и создания структур для работы с женщинами коммунистки-феминистки столкнулись и после октября 1917 г. Первая беспартийная конференция работниц Петрограда, организованная большевиками в ноябре 1917 г. после ожесточенной дискуссии приняла резолюцию о необходимости создания комиссий по агитации и пропаганде среди работниц в городских комитетах РСДРП (б)[12]. Журнал «Работница» был закрыт в 1918 г. из-за нехватки бумаги. Кроме митинговой агитации в годы Гражданской войны в большевистских газетах, центральных и губернских, выходили «женские странички». «Страничка» под названием «Работница» выходила в «Красной газете»; в газете «Беднота» в 1918 г. был создан специальный «женский» отдел. Кроме агитации работниц, связанной тематически с проблемами этого периода – призывов защищать советскую власть, помогать в решении бытовых вопросов – в таких публикациях поднимались специфические «женские» проблемы (гражданский брак и др.).

В условиях ожесточенной борьбы за власть большевикам понадобилось привлечь на свою сторону женщин; тогда план А. М. Коллонтай был в какой-то степени реализован. Всероссийский съезд работниц в ноябре 1918 г. принял резолюцию «По организационному вопросу», в которой предлагалось ЦК партии создать комиссию для «проведения среди женского пролетариата постановлений ЦК» и для агитации и пропаганды среди женщин[13]. Организационная неразбериха и сопротивление членов местных партийных комитетов не позволили быстро создать такие органы. После значительных усилий в 1919 г. был создан Отдел ЦК РКП (б) по работе среди женщин под руководством И. Ф. Арманд.

Структура Женотдела ЦК отражала два направления его работы: организационно-инструкторское и агитационно-пропагандистское. Отделы по работе с женщинами были созданы и в местных органах партийной власти. Причем, как заявила И. Ф. Арманд[14] на первом Всероссийском съезде работниц и крестьянок в 1918 г., «работа по строительству (нового общества – О.М.) и работа по пропаганде, являясь лишь разными сторонами одного и того же дела, должны быть теснейшим образом связаны между собой»[15].

Всероссийский съезд работниц имел большое значение потому, что на нем были сформулированы представления о содержании как агитационно-пропагандистской, так и практической работы Женотдела ЦК РКП (б). И. Ф. Арманд касается вопроса, вызывавшего беспокойство коммунистов-мужчин, и заявляет, что «у работниц нет никаких специфических женских задач, нет специальных интересов, отличных от интереса всего пролетариата»[16]. Поэтому получившие равноправие работницы «должны стать солдатами революции, должны принять участие во всех формах этой борьбы, как на фронте, так и в тылу».

Ей вторит А. М. Коллонтай, которая оговаривается, что съезд работниц выдвинул «такие практические вопросы, как…обеспечение материнства, уничтожение домашнего хозяйства, установление принципов государственного воспитания, борьба с двойной моралью и проституцией. Все эти насущные задачи не есть чисто «женские вопросы»… это вопросы общегосударственные, задачи общеполитические»[17].

И. Ф. Арманд потребовала на съезде создавать специальные органы для пропаганды и агитации среди работниц. Она впервые отметила, что «темы для агитации, лозунги будут те же самые (что и массовой печати – О.М.), но подход к ним должен быть несколько иной». Арманд наметила следующие цели комиссии по агитации и пропаганде среди женщин:

1) политическое воспитание работниц, привлечение их в коммунистическую партию, к борьбе за победу революции (созывать митинги и собрания работниц, привлекать их в партшколы, распространять листки, брошюры, газеты, общие и специально обращенные к женщинам);

2) привлекать работниц к строительству новой жизни, помочь и научить (привлекать в Советы, завкомы, профсоюзы)[18].

По мнению Арманд, перед женщиной стояли такие ближайшие задачи:

• «стать солдатом революции»;

• она должна, «строя новые формы хозяйства, воспитания, социального обеспечения, разрушить до основания старую буржуазную семью, эту последнюю крепость рабства, основанного на насилии, лицемерии и разврате. Это необходимо для дела ее освобождения и для дела социализма»[19].

Арманд подчеркивает, что «особое внимание должно быть обращено на дело строительства новых форм хозяйства и воспитание детей, которые должны заменить и стереть с лица земли старую семью и старое домашнее хозяйство»[20]. Она называет семейный уклад «как бы последней крепостью старого строя, старого рабства», которую нужно разрушить[21].

И. Ф. Арманд рисовала радужные перспективы: «Вместо тысяч и миллионов маленьких единоличных хозяйств, вместо прежних кустарных нездоровых, плохо оборудованных кухонь, вместо доморощенного корыта должны быть созданы общественные кухни, …столовые, прачечные, чистые, светлые, в которых будут работать не хозяйки-работницы, а люди, специально занятые этим делом»[22]. Реальное положение дел в 1919 г. никак не соответствовало грезам революционерки. Однако в резолюции Всероссийского съезда работниц в ноябре 1918 г. заявлено, что «при переходе к социализму, домашнее хозяйство является вредным пережитком старины, который противоречит новым коммунистическим формам распределения и мешает проведению их в жизнь. …Домашнее хозяйство ложится тяжким бременем на работниц и крестьянок и отнимает у них необходимый досуг, …мешая им стать революционерками и коммунистками, является одной из самых тяжелых форм женского рабства. Отсталое кабальное домашнее хозяйство должно исчезнуть»[23]. Арманд заявила также, что «мы должны и мы уже начали вводить общественное воспитание детей и уничтожать власть родителей над детьми»[24].

 

Если отбросить митинговый запал, речи И. Ф. Арманд, А. М. Коллонтай и Н. К. Крупской на Всероссийском съезде работниц в ноябре 1918 г. представляли собой манифест партийной женской печати. Именно в таком ключе названные ими основные темы будут решаться затем партийными пропагандистами, хотя политически актуальные задачи будут дополнять и корректировать эти, самые общие, представления.

После окончания Гражданской войны началось планомерное создание системы советских СМИ. В эту систему входили: печать (от центральных до местных изданий), телеграфное агентство РОСТА, затем добавилось радиовещание. В решениях съездов, пленумов партии и центральных партийных органов определялось, какие задачи буду выполнять газеты и журналы, каким будет их содержание, тиражи, для какой аудитории и т. д.

В аппарате ЦК РКП (б) вопросами организации «государственной пропаганды коммунизма»[25] занимался отдел агитации и пропаганды (Агитпроп). Местные партийные структуры также обязательно имели агитационно-пропагандистские отделы. В 1920-х гг. в публикациях партийных журналов широко употреблялся термин «агитпропаганда», который означал использование всего комплекса средств и форм для решения как актуальных, так и долгосрочных политических задач. О том, что выполнение всех политических и экономических задач строительства нового общества невозможно «без хорошо налаженного аппарата государственной пропаганды коммунизма, ведущего работу в массовом масштабе, с использованием всех средств агитационной техники и всех ресурсов государства, с постановкой методов агитпропаганды на научных основаниях», писал в тезисах к X съезду партии Е. Преображенский[26].

В основе концепции построения социализма и коммунизма лежала идея воспитания особого человека, который будет жить в новом обществе. Об этом пишут практически все известные большевики-публицисты. Например, Н. К. Крупская четко определила, что «воспитывать – значит планомерно воздействовать на подрастающее поколение с целью получить определенный тип человека»[27]. В других статьях Крупская подчеркивала, что «воспитание подрастающего поколения – серьезнейший вопрос соцстроительства»[28].

Для пропагандистов ставились как общие, так и специальные задачи работы с различными группам аудитории. Например, женщины рассматривались как наиболее угнетаемая при капитализме, малообразованная часть пролетариата. Поэтому в женских изданиях мы находим как специфические, предназначенные только для этой аудитории темы (семейные отношения, женская доля и др.), так и общие для всего пролетариата (производственная пропаганда и борьба с мировой буржуазией), или беднейшего крестьянства (коллективные формы труда), или для всего населения (например, задача ликвидировать неграмотность). Подробные рекомендации и набор лозунгов для работы агитаторов с женщинами[29] (как и для других групп аудитории) давались в журналах отдела агитации и пропаганды. При анализе любого журналистского произведения нужно иметь в виду это многообразие сложных пропагандистских задач.

«Что дал Октябрь работнице и крестьянке» – так назывались тезисы для агитаторов, опубликованные в 1920 г. в журнале «Вестник агитации и пропаганды»[30]. В них отмечается, что «пресечена эксплуатация работниц капиталом», а крестьянок – помещиками. Революция сделала женщин «раскрепощенными» и «полноправными»: они принимают участие в выборах и могут избираться в Советы и другие общественные организации; отмена частной собственности ведет «к уничтожению брака как собственнической сделки», упрощен развод; «вмешательство церкви в дело брака устранено»; уничтожена почва для проституции; введен декретный отпуск. В качестве очередной задачи указывается, что «на очереди дня вопрос об освобождении женщины от индивидуального домашнего хозяйства», организация системы общественного питания, прачечных и т. д. Только хозяйственная разруха мешала немедленно претворить все эти планы в жизнь.

В тезисах «К международному дню[31] работниц»[32] в 1921 г. особо подчеркивается, что задачи полного и всестороннего раскрепощения женщины составляют часть общих задач пролетариата. Это раскрепощение в свете хозяйственных трудностей момента напрямую связывается с восстановлением народного хозяйства и «преобразованием быта на началах коммунизма». В тезисах для агитаторов признается «неравенство и фактическая закрепощенность женщины в Советской республике», но подчеркивается, что причиной этого является разруха, голод и «остатки собственнического мелкобуржуазного быта». Для скорейшего восстановления хозяйства стране требовалось участие женщин: их было почти 73 млн при 68 млн мужчин. В тезисах провозглашается «принцип всеобщей трудповинности – вовлекать всех взрослых женщин в производство»[33]. Вот так борьба за равноправие женщин в определенных исторических условиях привела к их использованию в качестве трудового резерва.

Лозунги, предлагаемые журналом «Вестник агитации и пропаганды»[34] для работы с женщинами, больше похожи на тезисы для работы агитаторов. В них подчеркивается, что женщины совершили революции 1917 г. вместе с мужчинами, что они – «последние рабы прошлого строя». Советская власть призывала работниц и крестьянок на борьбу с Врангелем и другими «белыми» генералами, призывала поддерживать Красную армию и отдать все силы для победы над голодом и холодом. Собственно, содержание журналов «Работница» и «Крестьянка» в 1920-е гг. в большой степени строилось на противопоставлении положения женщин до революции и их жизни при советской власти.

В 1921 г. в Москве прошло Всероссийское совещание губернских женотделов. Перед работниками местных женотделов ставились как общеполитические, так и специфические задачи пропаганды. К общим, обращенным ко всем группам пролетарской аудитории задачам относятся призывы разъяснять роль пролетариата в строительстве нового общества, воспитывать сознательное отношение рабочих к труду, бороться с прогулами, повышать производительность труда и т. п. На женскую аудиторию были направлены, например, такие специфическими задачи, как объединять женщин на борьбу с хозяйственной разрухой, готовить из работниц организаторов и руководителей производства, «вовлекать» женщин в общественную работу путем привлечения к контролю за выполнением законов об охране материнства и младенчества, вести борьбу за улучшение санитарно-гигиенических, продовольственных, жилищных условий и т. д.

В числе названных на совещании недостатков агитационно-пропагандистской работы отмечено неумение партийных агитаторов быстро менять содержание, методы и аргументацию в зависимости от меняющейся обстановки и при переходе «от рабочей массы к крестьянской, красноармейской» и т. д.[35].

Система печати для женщин выстраивалась партийными органами с целью привлечь женскую часть общества в ряды партии коммунистов и обеспечить ее участие в социальном строительстве. В предвоенный период насчитывалось более 90 газет и журналов для женщин, которые издавались местными партийными комитетами. Таким образом, пропагандистская работа с женской аудиторией планировалась, осуществлялась, финансировалась и контролировалась партийными органами.

Для воздействия на женскую аудиторию Женотдел ЦК ВКП (б) издавал массовые пропагандистские журналы «Крестьянка»[36] и «Работница»[37]. Перед ними ставились следующие задачи:

• трансляция большевистской идеологии на определенные группы женской аудитории;

• всемерное увеличение количества женщин, поддерживающих советскую власть;

• разъяснение политики партии в целом и в «женском вопросе» в частности;

• агитация за актуальные политические лозунги;

• пропаганда новых, коммунистических ценностей;

• помощь местным партийным комитетам в работе с женской аудиторией. Вот что пишет А. Дударева: «Я работаю председателем волисполкома[38]… (В журнале) прописывают все, что необходимо нам, работающим на низовой советской работе, есть, чем руководствоваться, …из него я узнаю о всех задачах, которые встают перед нами»[39].

Другие задачи – например, развлекать или просвещать аудиторию – не ставились или считались второстепенными. По определению В. И. Ленина, партийно-советская печать должна была выполнять организаторскую, агитационную, пропагандистскую и, конечно, воспитательную функции. В этом ряду нет ни информационной, ни развлекательной функции, и малозначимой является образовательная функция. Да и информация как таковая практически отсутствует в партийных журналах – в них отбирались примеры, важные для агитации и пропаганды. Таким образом, для партийных женских журналов не характерны традиционные функции женской печати.

Еще с дооктябрьского периода у РСДРП(б) сложилось два типа партийных изданий: руководящий и массовый. Функции и аудитория этих изданий были различные.

Руководящие издания, в первую очередь, выполняли организационную функцию, их аудитория – это партийные и комсомольские работники, в том числе и работники отделов по работе с работницами и крестьянками. Журнал «Коммунистка» (издавался Женотделом ЦК ВКП (б)), представлен в рекламном объявлении как «единственный руководящий популярный журнал, инструктирующий в духе решений партии всех работников, ведущих организационную и пропагандистскую работу среди трудящихся женских масс»[40]. Но, конечно, популярным «руководящий» журнал быть не мог, он предназначен для партийных работников, а не для всей женской аудитории: «рассчитан на заведующих женотделами окружкома, райкома, женорганизаторов города и деревни, работников Востока, руководителей делегатских собраний и женактив, работающий в советских, кооперативных и других организациях»[41], – говорится в рекламном объявлении о подписке. Названы такие задачи журнала: обсуждение методов работы партии среди женщин, воспитание новых кадров, помощь женактиву в практической работе, обобщение местного опыта. С помощью таких партийных изданий[42] координировалась и направлялась агитационно-пропагандистская работа местных партийных комитетов, готовились партийные агитаторы и осуществлялась руководящая и организаторская функции ЦК ВКП (б). По сути дела это был ведомственный журнал, только «ведомством» в данном случае был Женотдел ЦК партии.

Другой тип издания и по задачам, и по целевой аудитории, и по содержанию представляют «Крестьянка» и «Работница». Это центральные пропагандистские журналы, рассчитанные на массовую аудиторию, их подробная характеристика дана ниже.

В пропагандистском обеспечении равноправия женщин значительной фигурой была Н. К. Крупская. Она была профессионалом-педагогом, крупнейшим организатором советской системы образования, как и А. М. Коллонтай, участвовала в работе над первыми декретами советского правительства в области охраны материнства и детства, в области образования. С 1920 г. она была председателем Главполитпросвета при Наркомпросе, с 1929 г. – заместителем наркома просвещения РСФСР; часто выступала в печати. Своим основным делом Крупская считала разъяснение политики ВКП(б) по отношению к «женскому вопросу». В 1914 г. она стала членом редколлегии, составила план первого номера, написала передовую статью для первого легального женского журнала «Работница». После возобновления журнала в 1917 г. она принимала деятельное участие в его работе.

Крупская была редактором партийного журнала «Коммунистка» все годы его выпуска. В 1923 г. в статье «Несменяемый редактор «Коммунистки»» было написано: «Товарищ Крупская, ответственный редактор и сотрудник «Коммунистки» с самого начала ее издания – в продолжение всех трех лет неизменно читала и редактировала важнейшие статьи и давала общее направление журналу. Кроме того, в первые два года издания «Коммунистки» в редком номере не было ее вдумчивой, глубокой, такой всегда нужной для работниц статьи… Она вкладывает (в работу – О.М.) «кусочек души»[43].

Вот как выглядит список женских изданий, в которых публиковались статьи и выступления Крупской в 1917–1939 гг. Это журналы «Делегатка», «Батрачка», «Женский журнал», «Коммунистка», «Крестьянка», «Работница», «Работницы и крестьянки», «Сельскохозяйственная работница». В этих изданиях удалось насчитать 79 публикаций Крупской. Особенно много публикаций в журналах «Коммунистка» – 30, «Крестьянка» – 26, «Работница» – 15, «Батрачка» – 7, «Делегатка» – 6.

Особо хочется отметить 13 публикаций Крупской в многотиражной газете «Погонялка» (впоследствии называлась «Знамя Трехгорки»). В парторганизации Трехгорной мануфактуры Крупская стояла на партийном учете, регулярно выступала там на партсобраниях, часто беседовала с работницами «по душам». В 1924 г. Крупская написала в письме В. Арманд: «Я живу по-прежнему: была на своей излюбленной Прохоровке («Трехгорка» – О.М.)», на Голутвинской мануфактуре (позже – «Красный текстильщик»), на фабрике Ливерса (позже – кружевная тюлево-гардинная фабрика им. Э. Тельмана)[44] – околачивалась там, даже младенца октябрила. Очень люблю я на фабриках бывать»[45]. В статьях Крупской часто встречаются размышления и примеры, которые почерпнуты из этих встреч с работницами московских ткацких фабрик. В письме 1928 г. приводится эпизод, который свидетельствует о душевном общении, а не только деловых дискуссиях: «Летом тут курсы были – женского актива, работниц и крестьянок – членов Совета; мы всласть наговорились, поплакали даже коллективно ‹…›».[46]

Значительная часть статей Крупской в 1917–1939 гг. написана не для женских, а для партийных и общественно-политических изданий. Так, количество ее публикаций в центральных газетах за весь советский период – 798. Чаще всего Крупская выступала в «Правде» (включая «Солдатскую правду») – 343 раза, в «Учительской газете» (включая название «За коммунистическое воспитание») – 192 раза, в «Комсомольской правде» – 61 раз, в «Известиях» – 51 раз. В городских газетах «Рабочая Москва» и «Ленинградская правда» – по 22 публикации. Общее количество публикаций Крупской в журналах – 734. При этом не всегда можно точно сказать, что это статья по «женской» или «неженской» теме. Практически все темы, интересные для Крупской, взаимосвязаны: положение женщин, воспитание детей, вопросы школьного образования, быт, новые отношения в семье и т. д. Даже в статьях о библиотечном деле есть замечания о том, как книги влияют на представления о гендерных ролях.

Крупская участвовала во всех значительных женских мероприятиях довоенного периода: съездах, слетах и т. п., и, как правило, на них выступала. В 1925 г. она написала в письме: «‹…› Сейчас жизнь растет как-то бурно кругом. Вот сейчас пришла со съезда работниц и крестьянок. Крестьянки говорят – заслушаешься, вглубь движение пошло».[47]

Статьи Крупской были настолько востребованы в работе партийных пропагандистов, что вышло несколько ее сборников: «О работе среди женщин» (1926), «8 марта – международный женский день» (1928), «Заветы Ленина о раскрепощении женщин» (1933), «Женщина страны Советов – равноправный гражданин» (1937), «Женщина в стране социализма» (1938). О последнем сборнике есть упоминание Крупской в письме М. Шагинян: «По части писания возилась с женским днем ‹…› Считаю, что пока по женскому делу все сделала, что могла»[48].

1Мы все советские // Огонек. – 2015. – № 12 – (30 марта). – С. 16–17; Свобода – это то, что мы не умеем // Огонек. – 2013. – № 34. 2 сентября. – С. 23–25; Прохорова И. Тоталитарное сознание и миссия интеллектуала // The New Times. – 2013. – № 18. (27.05). – С. 8–11; Нам трудно расстаться с советским прошлым // Psychologies. – 2010. – № 55. – С. 100–104 и др.
2См.: Карченкова Т. А. «Женский вопрос» в российской публицистике второй половины XIX в. Дисс. канд. ист. наук. – Омск, 2004; Бобровник Е. А. «Женский вопрос» в русской философии и общественной мысли. Конец XVIII – начало XIX в. Дисс. канд. философ. наук. – Мурманск, 2001; Костюкевич Л. П. «Женский вопрос» в русской философии и общественной мысли: 1-я половина XIX в. – Дисс. канд. философ. наук. – Мурманск, 2003 и др.
3Выпускался Союзом равноправности женщин в 1907–1909 гг.
4Коллонтай А. К истории движения работниц в России // Коммунистическая партия и организация работниц. Пособие для пропагандисток. – М.: Коммунист, 1919. – С. 70.
5Коллонтай А. М. Работница-мать. – СПб, 1914; Крупская Н. К. Женщина-работница // Крупская Н. К. Педагогические сочинения: В 10 т. – М.: Изд-во Академии педагогич. наук, 1957. – Т. 1.
6Алферова И. В. «Женский вопрос» в теории и практике большевизма (первое десятилетие советской власти. 1917–1927 гг.). Диссерт. докт. ист. наук. – СПб, 2011. – С. 120–125.
7Алферова И. В. «Женский вопрос» в теории и практике большевизма (первое десятилетие советской власти. 1917–1927 гг.). Диссерт. докт. ист. наук. – СПб, 2011. – С. 124.
8Наиболее известная – Республиканский союз демократических женских организаций, объединивший около 90 групп.
9Работница. – 1917. – № 12. – С. 16.
10Алферова И. В. Указ. соч. – С. 136.
11Алферова И. В. Указ. соч. – С. 134.
12Коллонтай А. К конференции работниц // Правда, 1917. – № 199. – 8 декабря (25 ноября).
13Первый Всероссийский съезд работниц 16–21 ноября 1918 г. и его резолюции. – Харьков: Всеукраинское издательство, 1920. – С. 10.
14Псевдоним – Блонина, Е. Блонина.
15Блонина Е. Работа среди женского пролетариата на местах // Коммунистическая партия и организация работниц. Пособие для пропагандисток. – М.: Коммунист, 1919. – С. 15.
16Блонина Е. (т. Инесса) Задачи работниц в Советской России // Коммунистическая партия и организация работниц. Пособие для пропагандисток. – М.: Коммунист, 1919. – С. 16.
17Коллонтай А. Как и для чего созван был первый Всероссийский съезд работниц // Там же. – С. 11.
18Блонина Е. Работа среди женского пролетариата на местах // Коммунистическая партия и организация работниц. Пособие для пропагандисток. – М.: Коммунист, 1919. – С. 14.
19Блонина Е. Работа среди женского пролетариата на местах // Коммунистическая партия и организация работниц. Пособие для пропагандисток. – М.: Коммунист, 1919. – С. 19.
20Блонина Е. Работа среди женского пролетариата на местах // Коммунистическая партия и организация работниц. Пособие для пропагандисток. – М.: Коммунист, 1919. – С. 14.
21Блонина Е. Работа среди женского пролетариата на местах // Коммунистическая партия и организация работниц. Пособие для пропагандисток. – М.: Коммунист, 1919. – С. 19.
22Блонина Е. Освобождение от домашнего рабства // Коммунистическая партия и организация работниц. Пособие для пропагандисток. – М.: Коммунист, 1919. – С. 32.
23Резолюция по докладу тов. Инессы «Работница в хозяйстве народном и хозяйстве домашнем» // Коммунистическая партия и организация работниц. Пособие для пропагандисток. – М.: Коммунист, 1919. – С. 125.
24Блонина Е. Маркс и Энгельс по вопросу семьи и брака // Там же. – С. 40.
25Преображенский Е. Агит-пропагандные отделы Р.К.П. и политпросветы. Главполитпросвет и агитационно-пропагандисткие задачи партии (Проект тезисов к 10-му съезду партии) // Вестник агитации и пропаганды. – 1921. – № 7–8. – С. 40.
26Преображенский Е. Агит-пропагандные отделы Р.К.П. и политпросветы. Главполитпросвет и агитационно-пропагандисткие задачи партии (Проект тезисов к 10-му съезду партии) // Вестник агитации и пропаганды. – 1921. – № 7–8. – С. 40.
27Крупская Н. К. Идеалы социалистического воспитания // Крупская Н. К. Педагогические сочинения: В 10 т. – М., 1958. – Т. 2. – С. 83.
28Крупская Н. К. Воспитание подрастающего поколения в коммунистическом духе – важнейшая задача // Педагогические сочинения: В 10 т. – М., 1958. Т. 2. – С. 666.
29См., например: Что дал Октябрь работнице и крестьянке (тезисы для агитаторов) // Вестник агитации и пропаганды. – 1920. – № 2. – С. 27–30; Основные положения о производственной пропаганде среди работниц // Вестник агитации и пропаганды. – 1920. – № 3. – С. 11–12; Ярославский Е. Об антирелигиозной агитации и пропаганде среди работниц и крестьянок // Вестник агитации и пропаганды. – 1921. – № 19. – С. 31–32; Сарабьянов В. Как вести антирелигиозную пропаганду (практические указания агитатора) // Вестник агитации и пропаганды. – 1921. – № 19. – С. 30–31; Массовая работа среди работниц // Спутник агитатора. – 1925. – № 21. – С. 46–47 и др.
30Вестник агитации и пропаганды. – 1920. – № 2. – С. 27–28.
31Международный день солидарности работниц (или «День работниц») отмечался в России с 8 марта 1913 г., в 1920-х гг. он стал праздноваться всеми работницами. Лишь в послевоенный период его начали считать всенародным женским праздником.
32Вестник агитации и пропаганды. – 1921. – № 7–8. – С. 38–40.
33Вестник агитации и пропаганды. – 1921. – № 7–8. – С. 39.
34Вестник агитации и пропаганды. – 1920. – № 2. – С. 32.
35Основные положения о производственной пропаганде среди женщин // Материалы III-го Всероссийского совещания Губженотделов. – М.: Госиздат, 1921. – С. 53–54.
36Выходил с 1922 г.
37Выходил с 1923 г.
38Волостного исполнительного комитета.
39Крестьянка. – 1930. – № 1. – С. 17.
40Работница. – 1930. – № 5. – С. 20.
41Работница. – 1930. – № 5. – С. 20.
42Можно назвать также журналы Агитационно-пропагандистского отдела ЦК партии «Вестник агитации и пропаганды», «Спутник агитатора» и другие.
43Коммунистка. – 1923. – № 7. – С. 6–7.
44Все названные предприятия – преимущественно женские по составу работников.
45Крупская Н. К. Педагогические сочинения. В. 10 т. – М., 1963. – Т. 11 (дополн.). – С. 247.
46Крупская Н. К. Педагогические сочинения. В. 10 т. – М., 1963. – Т. 11 (дополн.). – С. 295.
47Крупская Н. К. Педагогические сочинения. В. 10 т. – М., 1963. – Т. 11 (дополн.). – С. 260.
48Крупская Н. К. Педагогические сочинения. В. 10 т. – М., 1963. – Т. 11 (дополн.). – С. 681.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru