Учитель рисования и рыжий Ред

Мария Лаговая
Учитель рисования и рыжий Ред

5

Рыжий Ред отказывался верить, но мгновение назад он почувствовал запах жаркого июньского солнца и морского ветра, а следом аромат скошенной травы и шиповника, умытого дождём. От волнения он громко пролаял. Нет, этого не может быть! Спустя минуту он услышал шаги на веранде. Редди замер. Шаги тоже стихли. Нет, он не может больше ждать! Пёс опрометью кинулся к входной двери, передними лапами надавил на ручку, и вылетел на веранду.

Учитель и последняя из Свенсонов стояли рядом, обнявшись, и целовались. Они не сразу смогли оторваться друг от друга и заметить обезумевшего от радости колли. А Редди, что называется, был на седьмом (собачьем) небе от счастья. Он закрутился на месте волчком, приседал на задние лапы, поскуливал и громко лаял, и, наконец, достал-таки до носа и щеки последней из Свенсонов, и «расцеловался» с ней уже по-собачьи.

Она хохотала. Ред чуть не свалил её с ног, ведь из трёхлетки он превратился во взрослую сильную собаку. Учитель держал её за плечи и тоже смеялся над проделками собаки. Так, втроём, маленькими шажками, они вошли в дом. Дверь захлопнулась, но через пять минут снова отворилась. Пёс не мог не почуять и другого запаха. Он выбежал на веранду и взял за ручки, забытый всеми, пакет с пирогом. Важно шествуя со своей ношей, Ред возвратился в дом.

6

Прошли два летних месяца. Учитель рисования, последняя из Свенсонов и Корсо жили в своем родном доме. Лето выдалось жарким, и каждый солнечный день они проводили на свежем воздухе. Последняя из Свенсонов сильно загорела и теперь стала похожа на смуглую цыганку. Она любила носить яркие летние костюмы, и, обязательно, цветную ленту в волосах. Учитель не мог налюбоваться на неё и часто писал её портреты.

Зажили они душа в душу, как и прежде. А Редди был счастлив вдвойне, за них обоих. Временами, когда наступал вечер, и зажигался свет в гостиной, он лежал на своей тёплой подстилке и размышлял, кого же он любит больше – учителя рисования или последнюю из Свенсонов? Но, как мы помним, долго думать собаки не умеют, и Редди решил, что это вопрос философский, и на него нет однозначного ответа. Он обожал их вместе, нераздельно, как единого человека. Из сердца, а не от ума исходила его любовь. Пёс готов был служить любимым хозяевам до последнего вздоха, и исполнять всё, что они пожелают. Но влюблённые были заняты только друг другом. Много вечеров кряду они разговаривали и договаривались до таких невероятных вещей, что Редди переставал прислушиваться и засыпал.

Иногда рано утром, проснувшись, он видел, что учитель и последняя из Свенсонов до сих пор о чём-то тихо беседуют. Всё-таки, им было о чём поведать друг другу. В своих разговорах они то и дело возвращались к пророческому сну, который увидела в ту злополучную ночь последняя из Свенсонов. Учителю было трудно примириться с самой вероятностью таких снов. Он пытливо расспрашивал её, и подчас скептически отзывался об услышанном, но последняя из Свенсонов привела ему столько фактов и реальных историй из жизни своих родных и других людей, что он, наконец, сдался. К тому же, она так правдиво рассказала о том, как жила все эти годы, как страдала от того, что не может дать о себе знать. Учитель понял, что его возлюбленная, связанная какой-то тайной, всё-таки сильный человек, но и ей нелегко далась их разлука. И учитель, и рыжий Ред узнали, как любит она их дом, ведь они не стали переезжать, будто бы ждали её у родного очага все эти годы. И художник, и собака почувствовали, как сильно и верно любит их последняя из Свенсонов. О, как не хватало её заботы, ласки, нежности и доброты. Только после долгого расставания понимаешь это.

Мало-помалу, жизнь возвращалась в обыденный ритм. Всё своё время учитель проводил дома с последней из Свенсонов. Иногда приглашал на импровизированные свидания в городе, в кафе, подчас прямо на лужайку заднего двора. Редди имел честь присутствовать при этих свиданиях, но, как тактичный и воспитанный пёс, через десять минут удалялся домой, оставляя влюблённых наедине. Когда наступил сезон дождей, тут же вспомнили о подарке Реда своему хозяину. В ненастную погоду он пришёлся как раз кстати. До самой золотой поры, осени, они то и дело смотрели и мастерили слайды для «Волшебного фонаря». По очереди учитель и последняя из Свенсонов готовили рассказ или заметку о своих путешествиях. Редди был их самым преданным слушателем.

7

На дворе стоял теплый сентябрь. Учитель рисования снова с утра уходил на занятия в местном училище. В это время последняя из Свенсонов и рыжий Ред оставались дома одни. Всё же они не скучали, и прекрасно проводили время в столь тесной дружеской компании. Последняя из Свенсонов время от времени набрасывала эскизы узоров для новых тканей и создавала образцы на домашней вязальной машине. Всё чаще в её рисунках появлялся тонкий орнамент, лёгкий и изящный, похожий на кристаллы, неповторимые создания воды и холода. Приближался День рождения хозяйки, и Редди (теперь-то он загодя стал готовиться к этому дню) предвкушал угощение и шумный праздник. Однако, в разговоре с учителем, его возлюбленная настояла, чтобы в этот вечер они были только вдвоём, нет, конечно, втроём. А Редди стал замечать, что последняя из Свенсонов сделалась более молчаливой, чем обычно и сосредоточенной на своих мыслях.

Иногда девушка сидела в кресле, вздыхала о чём-то и проводила рукой по лицу, будто отгоняла грусть. В такие минуты Реду передавалось её настроение. Он подходил к ней, и, уткнувшись носом ей в ладони, терпеливо сидел рядом. Пёс чувствовал, как изменился аромат, исходящий от рук хозяйки, теперь это был запах свежей терпкой брусники и горькой древесной смолы. После нескольких минут в молчании, последняя из Свенсонов отвечала ему искренней улыбкой, ведь невозможно долго грустить, когда глядишь в преданные глаза собаки.

В ночь накануне Дня рождения хозяйки, Редди проснулся от странного ощущения. Он съёжился от холода. Колли лежал на тёплой шерстяной подстилке в гостиной комнате, которая примыкала к прихожей. Он явственно почувствовал, как из-под входной двери пахнуло сыростью, и потянулись ледяные струйки ветра. Ред вспомнил, что вечером прошёл дождь, но заморозки в это время? Рано, но возможно. Как умный пёс, он перетащил свою подстилку подальше от двери и снова улёгся, сжавшись в клубок и распушив длинную шерсть. «Заморозки в начале сентября? Неужели уже зима? Рано, как же рано… и странно», – мысли Реда путались, и, согревшись, он снова уснул.

Однако, тревожился он зря. К полудню следующего дня солнце не оставило и следа от ночной непогоды. Ред с удовольствием грелся под тёплыми лучами, тем временем на кухне последняя из Свенсонов колдовала над праздничным ужином. Жареная рыба, два салата из овощей, а на десерт, конечно же, сладкий пирог. Начинка из лесных ягод – ежевика, черника, дикая земляника и малина, спелая клюковка, морошка, сверху несколько долек лимона и, да-да, цельные ягодки брусники. К пирогу предполагалось подать нежные шарики ванильного мороженого, украшенное листиками душистой мяты. Последняя из Свенсонов подошла к процессу приготовления со всей внимательностью, и только чуть изменила рецепты, добавив туда пару пикантных специй и пряностей.       Учитель остался доволен столь изысканным угощением. Они долго сидели за столом и обсуждали планы на будущее. У художника они были грандиозные, его подруга горячо поддерживала их. Утомлённые насыщенным трудовым днём и долгим разговором, они быстро уснули. Реду за ужином тоже досталось лакомство. Лёжа в своём уголке, он всё ещё чувствовал вкус лесных ягод и свежей мяты.

Рейтинг@Mail.ru