Учитель рисования и рыжий Ред

Мария Лаговая
Учитель рисования и рыжий Ред

1

Стоял чудесный летний денёк. Примостившись на веранде, рыжий пёс Ред читал книгу, которая так и начиналась словами – о прекрасном летнем дне. Он любил всяческие совпадения и считал их хорошим знаком. По всем приметам, день и вправду ожидался чудесным.

Рыжий пес погрузился в мечты. Помимо чтения, это было любимейшим его занятием. Тем более, сегодня выходной, а в выходные собакам тоже можно отдохнуть и полениться. Так, сегодня суббота, начало июня… Вдруг какая-то важная мысль заставила его вздрогнуть и приподняться на все четыре лапы. Ба! Да ведь именно сегодня День рождения хозяина, и к тому же, его тридцать пятый день рождения. Как же можно было забыть? Редди даже заскулил с досады. Его любимый, ненаглядный хозяин, учитель рисования, рано поднявшись, выпустил Реда в сад, а сам ушёл по своим делам. И вот уже десять часов утра, а пёс даже не позаботился о праздничной открытке по случаю. Ну, хозяин тоже хорош, скромность скромностью, но можно же было намекнуть. Мол, сегодня, мы угостимся чудесным пирогом с ливером. Помнишь, на мой день рождения всегда был мясной пирог, а на её – сладкий. Помнишь, дружище?

Редди обошёл два раза сам вокруг себя и уселся подумать. Конечно, собаки всегда должны помнить дни рождения своих хозяев и даже их друзей. Про собственные, собачьи, дни рождения, им никто никогда не рассказывал. Их прямая обязанность как верных спутников человека, помнить за этих двуногих всё, все мелочи, ровно всё! И даже то, с какой обычно ноги они встают по утрам. Недопустимо, чтобы он забыл о дне рождения. Реду стало стыдно. Хорошо, что собаки не краснеют, иначе любопытные прохожие, конечно, обратили бы внимание на сгорающего от стыда, красного, лохматого колли, сидящего на веранде маленького дома в пригороде. Впрочем, он и так привлёк бы к себе достаточно внимания, если бы захотел. Прохожим было бы любопытно, почему перед собакой лежит раскрытая книга? Но все люди на улице спешили по своим делам, и тех, кто мог бы свистом или дружеским окриком отвлечь Реда от тягостных мыслей, не было.

«Ладно, надо что-то делать! Скоро придёт хозяин, и я поздравлю его! Он не должен чувствовать себя одиноким в этот день! Я ткнусь ему носом в ладонь, а если он разрешит, обмусолю ему подбородок и пару раз громко и радостно тявкну». Что ни говори, Редди был преданным другом, и умел угадывать настроение хозяина, его мысли. Он исполнял с точностью все приказы и пожелания, хотя они ему и не всегда нравились. Хозяин не мог читать мыслей собаки, не то, что последняя из Свенсонов. Она и Редди прекрасно понимали друг друга без слов.

Но День рождения! Да, тут он дал маху. Колли шёл восьмой год, даже по собачьим меркам это далеко не старость, и за всю жизнь его ни разу не подводила память.

«Всё! Решено! Нужно сделать что-нибудь героическое в этот день!» – Ред встрепенулся, его природный оптимизм и добрый нрав всегда выручали его. Пёс решил купить подарок своему хозяину. Он как раз успеет сделать это до его прихода, а деньги у него есть, свои, собственные, отметил он про себя с гордостью. Редди находил их на брусчатке тротуара, на дорожках в парках, и даже под обёртками и обрывками газет на автобусных остановках. Ведь он собака, и у него прекрасный нюх. Каждая вещь на свете имела для него свой запах, который он чуял издалека. Обладали своим запахом и близкие ему люди. Например, учитель рисования пахнул жарким июньским солнцем и солёным морским ветром, но в последние годы от него пахло первыми утренними заморозками. А последняя из Свенсонов имела аромат скошенной травы и тихого лесного дождя, к которому примешивался чуть прелый запах опавшей листвы и медового шиповника.

Так, гуляя с хозяином, пёс то и дело находил мелочь или смятые купюры, и не сходил с места, пока учитель рисования не поднимал найденные деньги. Когда мелочи набралось целый карман, хозяин завёл для «собачьих денег» небольшой кожаный мешочек со шнуровкой. Редди был бережливой собакой и попусту не тратил из мешочка ни монеты. Итак, деньги на подарок есть. Но что подарить? Что купить, чтобы хозяину понравилось? Тут Ред не стал долго размышлять, вообще от столь длительного мыслительного процесса у собак случается мигрень, головная боль, поэтому он решил сразу выбежать на улицу, пройтись мимо лавок и магазинов, а там он что-нибудь выберет. Вернувшись в дом, он осторожно вытащил мешочек из корзинки для мелочей, взял его в зубы за шнурок и, открыв лапами дверь, отправился в путь.

2

Обогнув угол дома, он очутился на небольшой улочке, которая, в свою очередь, выходила на один из оживлённых бульваров этого города. Проезжая дорога и тротуар в обоих направлениях были разделены двумя рядами деревьев и цветочных клумб. Это и был бульвар. Редди побежал по знакомому маршруту, но на приветствия встречавшихся ему знакомых собак не отвечал, только изредка помахивал в ответ хвостом. Он то и дело вертел головой по сторонам. Ага! Вот что именно ему нужно! Пёс остановился возле двух расположенных рядом магазинов – сувенирной лавки и кондитерской. Он внимательно осматривал обе витрины, но ничего подходящего не находил. Постояв с пару минут, он уже решил отправиться дальше, как вдруг заметил на верхней полке витрины прямоугольную картонную коробку серого цвета, а рядом надпись «Волшебный фонарь». Ред был начитанной собакой и сразу догадался, что это такое. Проектор для слайдов! Ура! Это то, что нужно! Не раздумывая больше ни секунды, он толкнул лапой дверь и вошёл внутрь.

Пес очутился в помещении, светлом и просторном, здесь не пахло пылью и мышами, воздух не был затхлым и спёртым, как это могло бы быть от большого количества вещей, собранных вместе. Он огляделся вокруг. Комната по всем трём сторонам была заставлена стеллажами, на которых в определённом порядке были разложены всяческие сувениры. Тут имелись товары современные и старинные вещи, привезённые из разных стран. Индийские специи в больших круглых жестяных банках и благовония соседствовали с мягкими, из пестрой шерстяной ткани, пледами из Мексики и серебряными колокольчиками из Тибета. Тут же рядом можно было заметить стеклянные шары с заключённым в них искусственным снегом и блёстками. Потрясёшь такой шар, и внутри начинается снегопад, маленькие белые мушки закружатся над миниатюрными домиками и замками.

На гвоздиках в углу были развешаны всевозможные забавные головные уборы, был большой выбор карнавальных масок из Италии. Отдельная полка была посвящена книгам о путешествиях и открыткам. А ниже располагались предметы из бытовой техники, всяческая утварь, начиная от ручной кофемолки с ящичком, и заканчивая электрической сырорезкой. Тишину нарушало строгое тиканье часов оригинальных форм, а над всеми этими сокровищами беззвучно парили разноцветные бумажные змеи и трубчатый дракон из Китая. Пёс не спеша обозревал лавку. Для последней из Свенсонов он, конечно, бы купил баночку душистого крема с красивым трилистником на крышке, а для себя… Но всё-таки он здесь из-за «волшебного фонаря» для своего хозяина-художника. Он пару раз тявкнул от нетерпения поближе рассмотреть проектор. На собачий лай отворилась боковая дверь. Вначале Ред никого не увидел, но перегородка прилавка откинулась на стойку, и в середину зала вышел мальчик лет двенадцати. Это был сын хозяина лавки.

Рейтинг@Mail.ru