Учитель рисования и рыжий Ред

Мария Лаговая
Учитель рисования и рыжий Ред

4

– Здравствуй!

– Здравствуй! – сказали они друг другу.

– Это ты?

– Да, это я.

– Это ты.

– Я. Здравствуй!

Учитель уже стоял рядом с девушкой. Не было ни волнения, ни беспокойства в его душе и мыслях. Ни страха за то, что этот сон наяву внезапно кончится. Одно только невероятное удивление. Неужели всё, что сейчас происходит, их встреча, реально? Чтобы до конца убедиться в этом, он взял её за руку. Рука не исчезла, а сжала в ответ его ладонь.

«Где ты была?» – учитель спросил, и тут же понял, что ответ на этот вопрос сам по себе не важен. Словно не было расставания, не было пяти лет поисков и одиночества. Последняя из Свенсонов улыбнулась, она казалась на удивление спокойной, словно знала и была готова к их встрече: «Я расскажу тебе сейчас. Ты поймешь меня». И она пристально взглянула ему в глаза: «За месяц до моего исчезновения, пять лет назад, я стала видеть особенные, яркие сны. Они были бессмысленны, хаотичны, но в то же время приятны. Я часто летала в этих снах. Все они были предвестием одного, единственного, как оказалось, пророческого сна. Накануне твоего Дня рождения, мы легли рано и тотчас уснули. И вот во сне я вижу себя стоящей на нашей лужайке позади дома. Меня освещает лунный свет, и вокруг, кажется, никого. Но это впечатление обманчиво. Я вижу огромную собаку, всю словно покрытую серебром, сказочного Серебристого волка. По преданию он живёт в северных лесах нашей родины, земли, которая породила мой род.

В детстве я часто видела его во сне, он был моим защитником, и, вот, волк снова явился мне. Этот зверь особенный, он молчалив и добр, он прародитель наших верных стражей и защитников – собаки. Так рассказывали мне в детстве. Я знаю, это легенда, но во сне она ожила.

Серебристый волк молча стоял и смотрел на меня. Я ожидала что произойдёт. Через минуту в воздухе началось какое-то движение, словно звёздная пыль или лёгкий снег стал падать с неба и оседать мягкими хлопьями на земле. Я наклонилась и потрогала один такой холмик, «снег» был не холодный, а серебристая пыль под моей рукой взметнулась вверх и, просверкав в воздухе, снова опустилась в траву. Вдруг на месте, особенно освещённом луной, серебристый снег стал вихриться вокруг небольшого холмика, выступающего над землёй. Ещё мгновение, и в воздухе, на уровне моих глаз, из пылинок соткался красивый узор, он очень походил на орнаменты, которыми мои предки украшали свои одежды и дома. Я догадалась – меня просят не беспокоиться, всё, что сейчас происходит, мне во благо. Я кивнула головой. Волк не шелохнулся.

Между тем, узор сложился в цифру 3, рядом буква-цифра 0, которая преобразилась в 5, и, вот, перед моими глазами в невесомости парили цифры 3 и 5. Они все сверкали и искрились так, что я залюбовалась. Но в эту минуту волк поднял голову вверх и протяжно завыл. Это было неприятно, и означало беду. Я вся внутренне съёжилась. «Скажи, что всё это значит?»

– произнесла я мысленно. Волк два раза пролаял совсем как собака, и тут я всё поняла. Словно знала волчий язык. Сообщение состояло в следующем: я должна была исчезнуть из твоей жизни ровно на пять лет, чтобы с нами не случилась беда. Не спрашивай меня, почему я так уверена в этом. Так вот, сон кончился внезапно. И наутро, в твой праздник, я уже знала, что это день перед долгой разлукой. Но я знала также, что расставание было лучшим, что я могла сделать для нас. Ты не можешь считать меня сумасшедшей, нет, я сама, не колеблясь, покинула тебя позже. И как же я потом сожалела. Но во мне не исчезала уверенность, что я поступила правильно. Серебристый волк дал мне эту уверенность. Я слышала, что ты ищешь меня, я ведь была совсем рядом все эти годы. Я расскажу тебе позже как прожила их без тебя. И ещё, ещё раз, поверь, это было жизненно необходимо! Я… чувствовала, как ты страдал. Но, вот, наконец, срок предсказания истёк. Вчера я видела сон, там был ты и падал снег, тот самый, серебристый, и я поняла, что могу вернуться к тебе. Веришь ли ты мне?»

Весь этот рассказ учитель услышал в своей голове. Ведь последняя из Свенсонов не произнесла вслух ни слова. Казалось, они долго стоят и смотрят друг на друга. Однако все слова его любимой сложились у него в мыслях сразу, без лишних вопросов и дополнений. Он как будто приложил руку к странице книги и уже знал, о чём она.

«Я верю тебе», – произнёс он. Любимой невозможно было не поверить. Он видел это по глазам, что она скорее умерла бы от стыда, если бы в чём-то его обманула. Им овладела усталость от слишком сильных эмоций.

Учитель не помнил, как они дошли до его дома. Он ли привёл последнюю или она сама знала, где он живёт? Всю дорогу они шли молча, оба потрясённые случившимся. Единственное, что вывело их из состояния задумчивости, был громкий лай собаки.

Рейтинг@Mail.ru