Учитель рисования и рыжий Ред

Мария Лаговая
Учитель рисования и рыжий Ред

Пробило два часа ночи. Дом тихо спал. Вдруг что-то заставило Редди открыть глаза. За большим панорамным окном, которое выходило на задний дворик, шёл снег. Он был похож на серебристый пух, который сверкал в ночном небе. Ред от удивления приподнялся на лапы. Он услышал, как отворилась дверь, и в гостиную вышла последняя из Свенсонов, закутанная в шаль. Не сказав Реду ни слова, она обулась в уличные сапожки, по всей видимости, чтобы выйти во двор.

Редди хотел последовать за ней, но девушка, на сей раз, не пустила его, и плотно закрыла за собой входную дверь. Однако пёс не успокоился, и время от времени тихонько поскуливал, не решаясь разбудить хозяина. Тем временем, ветер за окном усилился, и серебристый снег превратился в хрустальный град, забарабанивший по карнизу. Вдруг, из глубины сада послышался звук, похожий на вой волка. Он вызывал столько тревоги и тоски, что Редди понял – медлить нельзя! Пусть он ослушается хозяйку, но колли должен быть рядом с ней. На сей раз дверь поддалась ему с трудом, так как снаружи на порог намело много серебристого снега. Редди даже подпрыгнул от неожиданности, настолько холодным показался ему этот снежный полог на крыльце. Лапы вмиг онемели, но пёс уже не думал о себе. Он мчался в сад, куда уводили следы последней из Свенсонов.

8

Вначале рыжий Ред никого не увидел. На заднем дворике бушевала стихия. Буря из льда и снега слепила колли глаза. К тому же он не мог найти последнюю, ориентируясь на запах. Скорее интуиция подсказала ему, где искать хозяйку.

Последняя из Свенсонов стояла на коленях посередине садовой лужайки. Одной рукой она защищалась от напора ветра, а другой опиралась на небольшой, выступающий из-под земли, холмик. В белой пелене Редди смог разглядеть, как вихри снега обретают очертания огромных животных – снежных волков. Их шерсть была покрыта не серебром, а белым колючим инеем, который на лапах и хвосте превратился в сосульки. Глаза излучали холодный голубой свет. Свирепые волки упрямо набрасывались на последнюю, кусали за руки, хватали за края накидки, стараясь подобраться к самому уязвлённому месту – шее. Это было страшное зрелище!

Бушующая стихия олицетворяла собой всё предательство и ненависть между людьми, ложь и недоверие друг к другу. Тяжелое испытание для любой, даже самой сильной, любви. В эту ночь снежные лютые волки выбрали мишенью именно последнюю из Свенсонов. Она вела борьбу за свою любовь и за своё будущее. О, сколько прежде горячих сердец охладело после таких наступлений внезапной стужи – атаки снежных волков.

Редди не думал, как ему поступить, ведь он защищал людей, которых любит. Его вёл инстинкт, пёс ощетинился и бросился на помощь. Он дрался неистово, яростно кусал вихри, и снежные волки почуяли в нём опасного врага. Они переметнулись к Реду. Очередной ледяной порыв ветра сбил его, как до этого сбил с ног последнюю из Свенсонов. Теперь он один противостоял лютым вихрям-волкам. Пасть его уже была полна снега и он начал задыхаться.

Последняя из Свенсонов видела, как гибнет её верный друг, но от холода тело не слушалось её. Тем временем, белая пелена стала рассеиваться. На месте, где дрался Ред, виднелся лишь обледеневший бугорок. Наконец, сделав усилие, она смогла подняться и подойти к нему. Редди лежал, занесённый снегом, пасть его была забита крупным градом. Казалось, собака не дышит. Последняя из Свенсонов зарыдала. Она обняла голову собаки, и стала быстро очищать её от налипшего снега и льда. Девушка что-то причитала, она не верила в такую беду.

Наконец, когда всё стихло, последняя оглянулась вокруг. И вздрогнула, но не от холода, а от ужаса. Однако спустя мгновение поняла, что на сей раз к ней медленно идёт настоящий серебристый, а не снежный волк.

Великан приблизился к рыжему Реду и его хозяйке. Девушка всё ещё всхлипывала, вытирая рукой слёзы и талую ледяную воду. Волк посмотрел на неё и на лежавшего рядом верного пса. «Пожалуйста, помоги ему», – дрожащим от холода голосом, произнесла последняя из Свенсонов.

Волк медленно втянул носом воздух. А затем обнажил зубы и дыханием стал отогревать замёршего колли. Бока великана раздувались как мехи, вздох за вздохом, и от талого снега вокруг стал подниматься пар. Воздух становился всё горячее, а от самого волка шёл жаркий поток. Его серебристая шерсть колыхалась, глаза были прикрыты. Наконец, рыжий Ред шевельнулся. Его хозяйка вздохнула с облегчением – сердце собаки вновь начало биться.

Последняя из Свенсонов завернула Реда в шаль. Он не мог идти сам, и девушка, немного придя в себя, с трудом добралась до крыльца. Тут она позвала на помощь. Её крик разбудил учителя, и вдвоём они дотащили обессиленного друга до дома. Дальше всё поплыло у неё перед глазами. Последнее, что она вспомнила, это шестипалые отпечатки лап сильного животного на талом снегу. Серебристый волк исчез.

Рейтинг@Mail.ru