Дорога к ТАЙНИКУ. Часть 1

Мария Карташева
Дорога к ТАЙНИКУ. Часть 1

– Иду я, значит, на обед домой, баба моя щей наготовила. Смотрю вниз-то, тю, девица лежит. Я её позвал, а она не отзывается. Ну я кликнул пацанов с автомастерской, – дед Андрей кивнул в сторону двух встревоженных пацанов, – мне-то не спуститься сюда. Они и сказали, что она не дышит.

– Одета она явно не по погоде. – Лашников задумчиво покачал головой. – Ладно пойду вниз. Дед Андрей, ты не уходи, сейчас Никодимыч поднимется, тебя по форме опросит и ребят тоже.

Грязь скользила под ногами, Игорь опирался о зазубрины низкого кустарника, стараясь не упасть при спуске в овраг. Достигнув ровной поверхности, он попытался счистить налипшие земляные комья, но лишь размазал их по обшлагам брюк. Вздыхая, он подошёл к дяде Паше и местному судмедэксперту Лопарёву, стоявшими над телом.

– Ну что скажете? – отряхивая с ладоней подсыхающий тёмный налёт, проговорил он.

– Убийство. – пожал плечами тощий человек, одетый в светлый и удивительно чистый плащ.

– Уверен? Может, упала? – Лашников с надеждой посмотрел на него.

– Игорь, что вы все долдоните вслед за Никодимычем? Упала, да упала. Ты что сам не видишь? – дядя Паша ответил на звонок и отошёл в сторону.

– Как ты сюда такой чистый добрался? – Игорь покосился на безупречный плащ Лопарёва. Он хоть на минуту хотел отсрочить осознание того, что за последние несколько дней произошло два непонятных убийства, вихрем ворвавшихся в их размеренную сыскную жизнь, дрейфовавшую между бытовыми разборками и мелкими грабежами.

– Да вон, по лесенке, – кивнул в сторону притулившихся в углу ступенек собеседник.

Майор с удивлением обнаружил, что сюда можно было попасть, не рискуя свернуть себе шею. Он огляделся, город всё глубже проваливался в осень, и уже чернели наготой ветви деревьев редкого пролеска, торчащего за железной конструкцией переправы. Но вдруг у наваленной груды осыпавшегося кирпича следователь заметил какое-то юркое и почти неуловимое движение.

– Погоди-ка, – бросил он медику и быстрым шагом пошёл в том направлении.

Перескочив торчащую из земли арматуру, Игорь прижался спиной к стене опоры. Из-за колонны послышался тихий женский голос:

– Да, Егор Николаевич, да. Я пока не уверена, но думаю, что вам следует приехать. Всё очень похоже, и потом на вчерашних снимках я заметила кое-что новое. Причём сегодня я вернулась на ту набережную и надписей не было. – голос замолчал. – Да, я позвоню вечером.

Игорь вышел из своего укрытия и внимательно посмотрел на Варвару, сидевшую на деревянном ящике. Он молча смотрел на неё.

– У меня есть куратор. – покрутила девушка телефоном, как бы отвечая на немой вопрос. – Я ж не просто практикантка. – Мечина улыбнулась. – Я блатная практикантка! – туманно проговорила она и стала быстро удаляться в направлении скопившегося народа возле яркого оперения девушки, смотревшей в небо ясным взглядом.

– Игорян, – к следователю подбежал один из оперативных работников, – ребята по лесу порыскали – ничего. Вокруг тоже. Сумки и документов при ней нет. По одёже больше на рабочую лошадку смахивает, но фиг знает. И не из местных, факт! – оперативник Дмитрий Сапонин покрутился, что-то пробормотал и снова убежал.

Лашников огляделся ещё раз и, махнув рукой, пошёл обратно к месту, где суетились люди.

– Игорь Алексеевич, можно вас на минуту? – позвал его ранее обследовавший тело медик Лопарёв. – У меня есть немного страшное предположение.

– Слушай, Никита Анатольевич, можно без твоих заворо́тов. – устало выдохнул Игорь. – И так голова кру́гом уже.

– Эти два убийства похожи. – выпалил Лопарёв.

– Какие? – Лашников медленно перевёл глаза на судебного медика, поправлявшего очки.

– На набережной и здесь. Я тебе точно говорю, – глаза судмедэксперта блестели за стёклами очков. – Вот увидишь что-то здесь не так.

– Никита Анатольевич, ты издеваешься? – Игорь сморщил лицо и глянул на судебного медика.

– Нет. Посмотри на точки у неё на шее. – он нагнулся и легонько поднял подбородок девушки вверх. – Видишь. – Лопарёв выпрямился, сведя чуть ли не за спиной узкие плечи. – Я, когда первую осматривал, там такие же отметины были. – твёрдо сказал он.

– Да, я склонен согласиться с Никодимычем. Хренотень какая-то. – тихо проговорил Игорь и посмотрел наверх, где подполковник Петров беседовал с дедом Андреем.

***

Вернувшись в отделение, Лашников нагнал в коридоре идущую скорыми шагами Варвару.

– Надо поговорить. – он бесцеремонно взял её под локоть и буквально затащил в кабинет.

– Что происходит? – Варя больно ударилась рукой и хмурясь смотрела на Игоря.

Как только за ними закрылась дверь, Лашников взглянул девушке в глаза. Варя вздохнула и села на стул.

– Рассказывайте. – твёрдо проговорил мужчина.

– Простите? – Мечина приподнялась, но он усадил её обратно.

– Что это за цирк? У нас два похожих убийства, ваш телефонный разговор. Кому вы докладывали? Что ещё за блатная практикантка? – стоя над ней, чеканил слова Игорь.

– А завтра приедет моё начальство, у него всё и выясните. – тихо отозвалась девушка.

– Хорошо. – Игорь опустился на стул. – Какие такие надписи вы заметили вчера, а сегодня их уже нет? Это, как я понимаю, напрямую относится к делу.

– Справедливое замечание. – Варя выудила из коробки, стоящей на её столе, несколько снимков. – Смотрите, – она пододвинула фотографии.

Игорю пришлось пересесть к ней поближе. На месте, куда указывала Варя, были запечатлены остатки гранитного монумента, возведённого когда-то на набережной. Памятник был сделан неправильно, и штормовой ветер вскоре слизнул его с постамента, опрокинув в воду. Железного человека убрали, а место, куда он крепился, оставили. На этой самой плите Игорь увидел какие-то цифры в виде граффити, написанные в столбик.

– Ну и что?

– Сегодня я ещё раз приехала на место. Цифр не было.

– А. – непонимающе уставился на неё Игорь. – И что?

Ему страшно мешало то, что он не мог спокойно смотреть на Варвару. Девушка сбивала его с ног одним своим видом, мужчина переставал понимать, что происходит. Игорь не мог осознать, как в одну секунду его жизнь переменилась.

– Наш отдел расследовал серию преступлений, но есть мнение, что мы выявили не всё. – выдохнула Варвара, оторвавшись от экрана телефона. – Я написала начальству, мне разрешили посвятить вас в детали дела.

– И что? – у Игоря даже перехватило дыхание.

Ему было безумно жаль прерванные жизни девушек, но интерес сыщика взял верх над эмоциями. Зарождающееся в нём чувство радости, даже потеснило тот комок тяжести, которым упала внутри новая влюблённость. Он слушал Варвару, которая старательно описывала долгое и трудное дело, и ему почему-то было хорошо несмотря на всю рассказанную ситуацию.

– И вроде всё мы выяснили, но осталось девять тел. А так как я уже говорила, что проводником нам служил старый а́тлас, и именно его сетка координат давала нам подсказки, то эти девять жертв привели меня в Карельск. Вот такой вот страшный кроссворд.

– А я кроссворды любил. – Лашников посмотрел на Варю. – Теперь вся жизнь – один сплошной кроссворд. Почему вы нас сразу не предупредили, что может быть такая ситуация? – спросил Игорь.

– Ну, во-первых, это было всего лишь предположение и, как только у вас появился нетипичный случай, я моментально выехала к вам и повезло, что успела, пока труп ещё не увезли. А во-вторых, что вы могли бы сделать? Ввести комендантский час? Приставить к каждой девушке сопровождение? – Варя замерла, глядя на сгущающийся сумрак во дворе. – Мы даже пока не понимаем местные ли они. А может, приезжие. И не знали, сюда ли он направится. Остальные убийства произошли в Никольске и ближайших пригородах. Серию заметили не сразу.

– Приплыли. – Лашников покачал головой. – Я честно даже не ожидал, что такое может быть у нас. А кем были предшествующие жертвы?

– Эти женщины как бы стоят отдельно. Ох, – Варвара сделала круглые глаза и уставилась на Игоря. – У вас же, я слышала, свадьба на днях. Вот ужас-то, такие неприятные дела свалились.

Игорь молча встал и подошёл к окну, потому что не в силах был смотреть на искреннее сожаление Варвары.

– Самое ужасное, что мы сидим и ждём, что же будет дальше. – Варя поставила кипятить чайник. – Кофе горячего хотите?

– Хочу. – Игорь ответил лёгкой улыбкой. – Тогда давайте сидеть не будем. Излагайте обстоятельства дела и будем думать.

– Полный обзор завтра даст полковник Малинин, он рано утром приедет из Питера. Егор Николаевич возглавляет наш отдел. – Варвара постучала ложечкой о край чашки. – А я могу рассказать только то, что знаю сама.

Дверь кабинета распахнулась, внутрь вошёл Сапонин.

– Есть совпадение по личности. По той, что с железнодорожного моста. – Дима посмотрел на Варю. – Милая девушка, налейте чаю, пожалуйста, с утра не ел ничего. – как-то по-свойски выпалил мужчина и стал рассказывать дальше. – Если это она, то жертву звали Звягинцева Алёна Петровна. От роду ей было двадцать девять лет. Трудилась она моделью и даже пыталась своим талантом сразить театральные подмостки. – Сапонин с наслаждением жевал предложенный бутерброд. – Пропала она примерно неделю назад, из дома в Северной столице. Заявление подали родители. Она им написала короткую эсэмэску, мол, буду через два дня, уехала на кастинг. Ну вот вам промежуток, когда всё и случилось.

На пороге возник дежурный.

– Игорь, тебя начальство требует. Срочно! Оно очень недоброе.

– Что случилось? – Лашников нехотя поднялся.

– Я думаю, что Воронский сам тебе об этом скажет. Николай Сергеевич вообще в последние дни не сильно приветливый. – дежурный покосился на Сапонина. – А тебя искал Мамыкин. Он тоже очень злой.

– Ну, выражения «добрый Мамыкин» в природе не существует. – резюмировал Сапонин и улыбнулся Варе. – Знаете, что вы сейчас сделали? Спасли меня. На сытый желудок переносить всё изуверства Мамыкина гораздо легче.

 

Лашников проводил взглядом Сапонина и подошёл к Варе.

– Продолжим разговор позже. – он слегка стукнул костяшками пальцев по столу и вышел.

Девушка осталась в одиночестве, когда дверь за мужчинами закрылась. Она села разбирать снимки, читать отчёты и делать то, что умела лучше всего: подмечать детали. Варя снова и снова просматривала фотографии с места первого происшествия, и что-то не давало ей покоя.

Длинный коридор упёрся в дверь с табличкой Воронский Николай Сергеевич, начальник УМВД и так далее. Оставив позади устрашающую надпись, Игорь покосился на пустое секретарское кресло и вздохнув вошёл в кабинет.

– Вызывали?

После минутной паузы Воронский всё-таки оторвался от заполнения каких-то бумаг и воззрился на Лашникова.

– Докладывай!

– Не понял. – Игорь непонимающе посмотрел на него.

Воронский вздохнул, достал из встроенного в шкаф холодильника запотевший графин, две рюмки и тарелку с какой-то снедью.

– Садись. – коротко кивнул он на стул напротив себя. – Пей!

Налив до краёв обе стопки, Воронский сощурился, выдохнул, осилив крепкий напиток, и подцепил хрусткий огурец на вилку.

– Чего застыл? Пей! – скомандовал он и в упор посмотрел на Лашникова. – Выбор своей дочери я никогда не одобрял, но уважал его. Но ты, дорого́й друг, оказал мне огромную услугу. – Воронский снова наполнил обе рюмки. – И лучше, если один раз ты ей разобьёшь сердце. Ничего – он махнул рукой, – крепче будет. Это лучше, чем Лара потом всю жизнь будет с тобой маяться. Но, – начальник остановил руку Игоря, потянувшуюся за второй порцией спиртного, – ты сейчас выпьешь, потом раскроешь это дело и, чтобы духу твоего не было. Не только в УМВД, вообще в городе. Ты понял меня? – тяжело посмотрел на него Воронский.

– Да. Я бы и сам…

– Мне не интересно, что ты сам! Это я тебя выгнал, я надеюсь, ты понял. – Воронский стал набирать телефонный номер. – Ты мне больше вообще не интересен. Алло, Пал Игнатич, ну долго я тебя ждать буду? – он сделал рукой изгоняющий жест.

***

Игорь нетвёрдой походкой шёл по краю тротуара, пытаясь укрыться от стылого ветра, высоко подняв воротник куртки. Спасительным был звонок от медиков, которые просили приехать несмотря на позднюю ночь, а как раз Игорю надо было уйти хоть куда-нибудь из ставшего за столько лет родным кабинета. Хотя патологи радости не добавили, так как теперь почти официально можно было считать, что преступления связаны в серию. Обеих жертв одинаково привели в неподвижное состояние чем-то пока не выясненным, уколо́в в шею. Токсикологию, конечно, придётся ждать долго, но это уже было хоть что-то.

После разговора с Воронским, с одной стороны, Игорю было гадко. С другой – на сердце играли в пятнашки солнечные зайчики. Он страшно злился на девицу, которая так бесцеремонно ворвалась в его жизнь, но, где-то в глубине души, был несказанно рад её появлению. Варя была спасительным парашютом, который в одну секунду вынес на поверхность его, погружающуюся в пучину бытового безмолвия, жизнь. Игорь, выросший на детективных романах, мечтал о большем, чем допрашивать пьяного мужа, зарезавшего такую же окутанную винными парами жену. Эти два убийства напомнили о том, зачем он вообще учился в высшей школе полиции.

Дверь забегаловки, тускло мерцавшей вывеской, распахнулась и оттуда хохоча вывалилась парочка.

– Мадам, вы безбожно хороши! – кривляясь кланялся смешной мужичок в шляпе, кое-как державшейся на его мелких кудрях. – Вас просто необходимо рисовать. Или писать о вас музыку. Ах, если бы я умел…

– Замолчи! – развязано смеялась в ответ женщина. – А сумка где моя?

Игорь встрепенулся, потому что услышал знакомый голос.

– Медам, айн секунд. – мужчина присел в поклоне и скрылся за завесой ароматов распивочной, отдававшей прокисшим пивом и почему-то прогорклым маслом.

– Лариса? – удивлённо обернулся Игорь. – Что ты здесь делаешь?

– О, – нетвёрдо переминаясь с ноги на ногу, Лариса помахала руками, узнав Игоря. – Уходи! У меня девичник! Хотя теперь-то ты уже не в том статусе. Так что можешь присоединиться.

– Давай я домой тебя отвезу. – Игорь попытался взять её за руку.

– Отвали! – Лариса нахмурилась, вырывая локоть.

– Лара, я прошу. Поехали, я отвезу тебя. – Игорь свистнул таксисту, стоявшему рядом. – Ну-ка, давай, приди в себя.

– Это теперь, когда ты отчалил в последний момент, я должна прийти в себя? – Лариса повысила тон и икнула. – Ты, ты стал моим несбывшимся проектом. Ты был единственным, что пошло наперекор родителям. Ты и только ты! Я всё время жила по указке и должна была вслед за своей матерью нести это знамя бытового уюта. Но я хотела, чтобы мужа хотя бы я сама себе выбрала. – Лариса со всей силы хлопнула по капоту подъехавшей машины, оставив еле заметную вмятину. – Но ты сделал так, что они оказались правы!

Игорь жестом остановил водителя, который зло посмотрел на расшумевшуюся пассажирку и собирался выйти к ним. Тот недобро оскалился и покрепче перехватил руль.

– Держи. – Лашников вынул из кошелька несколько купюр и свою визитку и незаметно сунул их водителю. – Звякни потом, посчитаем ремонт.

 Тот выдохнул и махнул странным жестом негнущихся пальцев.

– Успокойся, я прошу тебя. – Лашников вернулся к женщине.

– И теперь ты просишь меня?! О чём? – Лариса печально посмотрела на него абсолютно трезвым взглядом. – Запомни, майор Лашников, я тебя никогда не любила, просто ты был хорошим выходом из-под опеки папы и мамы. Ну а теперь я просто обязана выйти замуж за Павлика. И тот, в свою очередь, будет всегда мне припоминать, что спас меня от позора. Ты, Лашников, разрушил мою жизнь. – она печально посмотрела на Игоря. – Лучше б я умерла.

– Лара, ну не надо так. Кому было бы легче от того, если бы я тебя обманул?

Рядом тихо материализовался прежний кавалер, сжимающий сумку женщины в руках.

– Медам, – весело начал он.

– Да дай ты сюда. – Лариса зло вырвала у него сумку, и сев в такси громко скомандовала. – Поехали.

Сверкнув стоп-сигналами, автомобиль скрылся за поворотом. Мужичок вздохнув молча поплёлся в покинутый приют распивочной, напевая на ходу какой-то мотив. А Лашников, пройдя ещё пару улиц, очутился перед дверьми родного УМВД.

– Ты чего? – удивился дежурный.

– Да, не спится что-то, – махнул рукой Игорь, – да и работы накопилось. – неопределённо сказал он и стал подниматься по лестнице.

Сумерки давно перекрестили тенями кабинет. В коридоре раздались чьи-то шаги. Игорь поднял глаза и с изумлением увидел, что переделал месячную норму бумажной работы. Разминая затёкшую спину, прошёлся к окну и увидел, что бодрствует не только он. Экспертно-криминалистическая лаборатория временно уже пятый год занимала нижнее крыло здания. Точнее, часть первого этажа, куда их пересилили после пожара в здании лаборатории. У дяди Паши горел свет, и Игорь понял, что хоть и вызывал начальник его к себе на рюмочку, неугомонный эксперт вернулся к работе.

Пройдя бесконечные коридоры и пару лестничных пролётов, Игорь очутился возле двери, соединяющей УМВД и лабораторию. И хотя у экспертов был свой вход, пользоваться внутренними коридорами было удобнее. В лаборатории было тихо, стрелки часов пружинили на без четверти два. Игорь удивился, потому что обычно дядя Паша в одиннадцать вечера отбывал домой, что бы ни случилось.

– Дядя Паша, ты где? – негромко позвал Игорь, но ответа не последовало. – Павел Игнатьевич?

В кабинете никого не было, экран компьютера тихо рдел заставкой, бумаги были разложены в беспорядке. Обычно дядя Паша, не любивший отчётность и волокиту, всё своё время проводил в техническом отделе. Но и там Лашников никого не нашёл.

– Алло, Серый, здорово. – он набрал телефон дежурного. – А дядя Паша не у Воронского? А, полковник уехал часа два как, ага, спасибо.

Игорь ещё раз покричал эксперта, но уже громче. Пожал плечами и решил идти обратно. Мало ли куда криминалист мог уйти, не до утра же его здесь ждать.

Неясный звук со стороны парадного входа заставил Лашникова остановиться. Он тихо перешёл через просторный тёмный холл, заглянул в подсобку, которая была возле выхода.

Тишина, пустота и запах моющих средств встретили его там. Через минуту звук повторился. Игорь замер, прислушался, но безмолвие буквально вибрировало вокруг. И вдруг лишь тихий выдох-стон прокатился по полу от ниши возле самой двери. Игорь кинулся туда, высвечивая фонариком пространство. Дядя Паша лежал в неестественной позе на полу, огромная лужа крови растеклась возле его головы. Стена, о которую он ударился, была залита скользящим следом.

– Да чтоб тебя, – громко выругался Игорь, набирая номер скорой помощи.

Через полчаса всё отделение гудело, словно пчелиный рой. Лопарёв, прибывший на место вместе с медиками на скорой, сразу установил, что самостоятельно так удариться о стену эксперт не мог. И хотя дядя Паша был жив, состояние его было на грани того, что он мог покинуть этот бренный мир навсегда.

– Мужики, ну вы чего? Обалдели? – со стороны отделения показался Мамыкин. – Что здесь собрались-то? Вы следователи? Идите, – он рубанул рукой воздух и показал в направлении перехода в полицейский участок, – и напрягайте свои умные мозги в кабинетах. Я здесь постараюсь собрать улики, которые вы, скорее всего, уничтожили.

– Мамыкин, не лютуй, всем нелегко. – сказал Игорь, подойдя к заместителю Павла Игнатьевича.

– Игоряша, нелегко сейчас дяде Паше! А то что бравые офицеры уничтожают доказательную базу, исключительно по своей тупости и истеричности, я этого понять не могу. Когда найдёте подонка, который это сделал, то что ему предъявите? Следы сапог Тетёхина, – Мамыкин ткнул пальцем в бок задумавшегося лейтенанта, – или отпечаток от твоей жопы, которая на подоконнике сидела? Ты же понимаешь, что это не ваша местная гопота сделала! – Мамыкин увидел, что кто-то из оперов закурил и с криком побежал в их сторону. – Ну вы охренели, что ли?

Мужчины медленно и нехотя расходились, молча следовали один за другим по длинному переходу и поднимались к кабинету начальника УМВД.

– Может, ограбить его решили? – Семён Никодимович дышал у раскрытого окна.

– Не, ну гопота у нас борзая, – развёл руками Сапонин, – но не до такой степени. И потом, он столько для трудных подростков делал. И клуб им футбольный выбил, и в походы водил. Не думаю. Хотя кто его знает.

– Николай Сергеевич, он в котором часу от вас ушёл. – Игорь нервно чертил стрелочки в блокноте.

– Около одиннадцати. Сказал, что ему домой надо. – Воронский пил крепкий отрезвляющий чай.

– Никто не приезжал? Может, чужой кто крутился перед отделением?

– Чего ты меня, как бабку с рынка допрашиваешь. Дядя Паша ушёл, мужики за мной приехали, и мы отбыли. – Воронский с грохотом поставил чайную чашку на стол. – Нина, кофе мне нормального завари, принесла бодягу, пить невозможно. – крикнул он в открытую дверь. – Хотя какая Нина, ночь на дворе, – пробормотал Воронский. – Але, Воробейчиков, принеси мне кофе из аппарата. А, жена тебе заварила, ну тащи лучше его.

Через минуту на пороге появился старший лейтенант Воробейчиков с дымящейся чашкой в руках. Он молча поставил напиток перед Воронским, отвернулся и, глядя в упор на Игоря, сделал майору знак, чтобы тот вышел в коридор. Лашников попросил разрешения покинуть кабинет и выскользнул в коридор за дежурным.

– Чего тебе? Не видишь, собрание. И так все на последнем нерве.

– Пойдём отойдём.

– Говори здесь. – Игорь недовольно оглянулся.

– Нет. Отойдём. – неожиданно твёрдо произнёс обычно мягкий по натуре старлей. – Пошли в коридор.

Игорь выдохнул, скорчил недовольное лицо, но пошёл вслед за дежурным.

– Ну что тебе?

– Я не знаю, как сказать. – развёл руками дежурный, отводя взгляд в сторону.

– Ну ты уж напрягись! А то у нас ЧП! – огрызнулся Игорь.

– У нас ещё одна жертва.

– Это дурдом какой-то. – Лашников даже застыл на месте. – Так, кого-то из экспертов надо на место подтянуть. Мамыкин в лабе остался, его дёргай, если только.

– Игорь, – дежурный взял за плечи изумлённого следователя. – Постой.

– Ты чего? – вглядываясь в лицо молодого человека, переспросил Игорь.

– Там Лариса.

– Пфф, – выдохнул майор, – пришла, да? Ну, напои её чаем, что ли. Не до этого мне сейчас.

– Нет, Игорь. Жертва, это Лариса.

Лашникову показалось, что где-то рядом разбилось окно. Он прослушал последние слова, оглянулся по сторонам.

– Чего ты сказал?

– Ребята из ППС всегда там объезд делают. Ну, на пустыре. Они Лару же знают, позвонили мне. Я к тебе.

Игорь минуту помолчал, потом приставил указательный палец ко лбу старлея.

– Ты этой головой отвечаешь, чтобы Воронский не вышел из кабинета и ничего не узнал, пока я не прибуду на место и сам не увижу всё своими глазами. Ты меня понял? – Игорь похолодел внутри и стал двигаться как машина.

 

Мужчина согласно кивнул и встал к дверям кабинета.

Пройдя широким шагом коридоры, Игорь заметил спешащую навстречу Варю.

– Простите, мне только позвонили. Что случилось? Эксперт пострадал?

– За мной. – холодно скомандовал Игорь.

***

Шлейф ледяного ветра тащился по открытой местности пустыря. Всполохи синих ламп мигали, высвечивая восковое лицо покойницы. Игорь долго стоял над телом, не в силах пошевелиться. И Варвара наконец решилась спросить.

– Женщина вам знакома?

– Это дочь полковника Воронского и моя бывшая невеста. – Игорь утопил лицо в ладонях и затих на мгновение.

Только сейчас девушка вспомнила, откуда ей знакомо лицо этой женщины.

– Как узнали? Кто вызвал? – Игорь в упор посмотрел на мужчину в форме ППС.

– Так мы ж, каждый вечер здесь по три раза проезжаем. Неспокойное место, тут и поножовщина была на прошлой неделе. – размахивая руками, сотрудник ППС показывал, откуда они приехали, и вдруг замер. – Лексеич, кобзда! – пробормотал молодой рядовой. – Волжарь начальника едет. – сказал он, кивнув на развилку, видневшуюся с пустыря.

Тыкаясь фарами в неровности дороги медленно ехала служебная «Волга» Воронского, а за ним микроавтобус криминалистов.

– Да что б тебя! Кто же ему? – Игорь заметался. – Прикройте её чем-нибудь, что ли. Воронский сейчас инфаркт словит, если её так увидит.

Лашников побежал навстречу печальному каравану, к тому месту, где прерывалась дорога и нужно было идти. Пока он дошёл, машины уже приблизились и оттуда вышел совершенно незнакомый ему мужчина.

– А вы кто? – Лашников остановился перед высоким, широкоплечим человеком, который рылся во внутреннем кармане.

– Полковник Малинин Егор Николаевич. Следователь по особо важным делам. Следственный комитет. Представьтесь. – чётко и быстро проговорил Малинин.

– Майор Лашников. Следователь. – Игорь заглянул в машину. – А где Воронский?

– В больнице. Кто-то успел передать по рации, он услышал. Сердечный приступ случился по дороге сюда. Его увезли, я сразу на место.

– Егор Николаевич, здравствуйте. – из-за плеча Игоря послышался голос Вари. – Я вас завтра утром ждала.

– Я не стал терять время. Решил выехать прямо сразу, как освободился. – Малинин вздохнул. – Дочь начальника УМВД, как я понял? – он кивнул на накрытое каким-то чехлом тело.

– Да. Можно вас на минуту. – Варя отозвала Малинина в сторону.

В этот момент наконец подъехал замешкавшийся на дороге автобус. Лопарёв и помощник дяди Паши Мамыкин медленно, словно нехотя, вышли из машины и встали возле Игоря.

– Ты как, Игорёк? – аккуратно спросил Лопарёв.

– Нормально. – ответил Лашников бесцветным голосом.

– Сейчас Никодимыч приедет. Мы за ним Лёшу послали. – Мамыкин предложил Игорю сигарету.

Они молча курили, не решаясь даже повернуться лицом к страшному месту.

– Егор Николаевич, – тихо вещала Варя, – она не просто дочь полковника. Она ещё и невеста Лашникова. У них свадьба должна была быть через три дня, по-моему.

Малинин вскинул на неё озадаченный взгляд и перевёл его на сгорбленного Игоря, сидевшего на приступке автобуса.

– Понятно.

Вдруг в начале дороги завизжали тормоза и показался внедорожник, на котором ездила мать Ларисы. Машину подбрасывало вверх, кидало в стороны, фары чертили резкие линии. Визжа тормозами и осев возле припаркованных автомобилей, машина смолкла, и мужчины кинулись к дверце водителя. Но они не успели перехватить обезумевшую женщину, когда та вылетела. Мать Ларисы оттолкнула подскочившего Мамыкина, рычала, когда её попытался поймать рядовой из ППС. Игорь вылетел ей наперерез с другой стороны микроавтобуса. Женщина упала ему прямо в руки, извивалась и мычала, но он цепко держал её, пока не подоспели остальные. Лопарёв, предусмотрительно возивший с собой на места происшествия аптечку с успокоительными, попросил закатать ей рукав. Варя схватила женщину за кисть и резко подняла, освободив место для инъекции. Игла пронзила кожу, и через мгновение женщина обмякла, повисла на руках Игоря.

– Алло, скорая? Девочки, это Лопарёв. Да, срочно мне машину организуйте на пустырь. Теперь жена Воронского.

– Игорь, Игорь, как же так Игорь? – слабым голосом бормотала мать Ларисы. – Ну зачем ты бросил её? Ну она была бы жива. – завыла она, не в силах сказать больше.

– Не понял? – Малинин оглянулся на Варю, которая сидела, поддерживая голову женщине.

Девушка пожала плечами и продолжала гладить мать Ларисы по волосам, пока та смотрела пустыми глазами в ночь, даже не пытаясь смахнуть катившиеся слёзы.

После того как прибывшая машина с красным крестом увезла женщину, и прибыл Никодимыч, Малинин собрал всех вокруг себя.

– Товарищи! Ситуация такая, что мне сложно подобрать слова. Но, я предлагаю отнестись сейчас к делу, как к рядовому. Иначе эмоции помешают нам трезво оценить обстановку. – Малинин повернулся к Игорю. – Учитывая вашу связь с потерпевшей, я думаю, вы поймёте, что я не могу допустить вас к расследованию.

Игорь согласно покивал, краем глаза уловил движение Вари и резко выдохнул. Проскочила мысль облегчения, она была здесь и жива.

– Я посижу здесь. – Игорь кивнул на автобус. – А то я что-то не могу никуда идти. – он чувствовал, как его начинает колотить озноб.

– Конечно.

Вскоре в автобус зашёл Лопарёв.

– Игорёк, давай я тебя домой отвезу? Ну или Лёху попрошу.

– Как случилось? – Игорь кивнул в ту сторону, где лежала Лариса.

– Не знаю пока. Мне тоже нелегко, я её с рождения нянчил. – уклончиво ответил Лопарёв.

– Не темни.

– Игорь, я не имею права сейчас это обсуждать. – твёрдо сказал Никита Анатольевич.

– Я же свадьбу отменил позавчера. – уронил слова Лашников и вышел на свежий воздух.

Ночь сверкала инеем, стянувшим раскисшую землю. Игорь потянулся до хруста в суставах, оглядел людей, которые, казалось, слонялись без дела и окликнул подъехавшего оперативника Вострикова.

– Отвези меня в больницу.

– Конечно, Игорёк. Садись. Сейчас я только скажу кому-нибудь.

Из-за поворота с лесной дороги вынырнула машина Сапонина. Он вышел с растерянным лицом и подошёл к Лашникову. Тот молча покивал, пожал руку и пошёл вслед за Лёхой к машине.

Вдруг в кустах неподалёку послышался щелчок и сверкнул всполох вспышки. Люди на секунду замерли, и потом Игорь рванул вперёд. За ним опера и Малинин. В воздухе только повис окрик Егора:

– Мечина, Петров и эксперты оставаться на месте!

Притихший лес ловил каждый шорох погони. Любая сломанная ветка набатом била в воздухе, шумное дыхание кругами расходилось на несколько метров. Игорь почти дышал в затылок чёрной тени, мятущейся между деревьев в свете ясной луны, помогающей в эту ночь. Шедший вровень с ним Лёша Востриков щёлкнул предохранителем пистолета.

– Живым надо брать! – сдавленно прикрикнул Лашников.

Силуэт, скользящий впереди как-то неестественно подпрыгнул и вдруг словно растворился в воздухе. Погоня осела, люди стали рыскать по кустарникам, но нигде не было слышно ни шороха.

– Что это за чертовщина? – тяжело дышал Сапонин.

– Да фиг знает! – Востриков оббежал с ребятами из ППС прилегающие окрестности и вернулся ни с чем.

Ветер натащил облаков, и вскоре луна стала пропадать. Лес окрашивался в глубокий, тёмный цвет и было принято решение идти обратно. В таком сумраке было бессмысленно продолжать поиски. Игорь ещё потоптался на том месте, где заметил странную вспышку и подошёл к Малинину.

– Как думаете, что это? – Егор ждал разговора с кем-то, держа телефон у уха.

– Не знаю. – Игорь покачал головой. – Даже шороха не было слышно.

– Может пресса? Убийство-то нерядовое.

– Вряд ли. – Лашников прекрасно знал, что без одобрения никто из местных журналистов не посмел бы печатать такой материал. Тем более шпионить за следствием из кустов. – У нас Воронского уважают. Не скажу, что любят, но точно уважают.

Налетевший ветер вдруг цепко ухватил ткань, которой было накрыто тело Ларисы и быстро потащил траурную накидку за собой. Рядовой кинулся, чтобы поймать ткань, Мамыкин орал, Лопарёв беспомощно оглядывался по сторонам, а Игорь обхватил голову и ушёл в автобус.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru