Дорога к ТАЙНИКУ. Часть 1

Мария Карташева
Дорога к ТАЙНИКУ. Часть 1

Глава 2

Закончив со скорбными делами на пустыре, молчаливые люди разъехались по домам, и только Малинин, Лашников и Варвара вернулись в управление. Егор присел за стол Игоря, усадив майора напротив.

– Ну раз вы сами предложили, то так тому и быть. – Малинин повозился в кресле, устраиваясь поудобнее. – Уютный кабинет у вас. Как-то по-домашнему. – цокнул языком полковник, оглядывая светлые стены прямоугольной комнаты.

– Угу. – неопределённо кивнул Игорь.

– Что ж, приступим! – хлопнул в ладоши следователь по особо важным делам. – Когда вы последний раз видели Ларису?

Игорь взглянул на часы, висевшие напротив.

– Около девяти вечера. Я возвращался из морга, а Лару встретил по дороге. Посадил её в такси, и она уехала домой.

– У вас так поздно заключения в морге выдают? – удивился Малинин. – Наших после шести не допросишься.

– Ну, у нас, как вы понимаете, ещё два убийства произошли, причём подряд. И Воронский попросил сделать всё возможное, чтобы как можно скорее приблизиться к раскрытию. А вы, наверное, не слышали, – Игорь вскинул глаза на Малинина, – у нас ещё и на эксперта-криминалиста совершили нападение. Я его нашёл, когда из морга добрался до работы.

Малинин удивлённо посмотрел на него.

– Что, прямо в отделении?

– У них лаборатория вон в том крыле. – Лашников показал рукой в окно.

– Просто напасть какая-то. – покачал головой Егор. – А почему вы так поздно прибыли в отдел, а не поехали домой с Ларисой?

– Мы с ней к тому моменту расстались. – глухо отозвался Игорь.

– Это я понял. Почему? Вроде у вас скоро свадьба, а вы домой не рвётесь.

– Нет, вы не поняли. – Игорь вздохнул. – Я бросил Ларису. Два дня назад.

– Игорь, то есть вы утверждаете, что объявили о разрыве отношений с невестой, несмотря на то, что у вас буквально на днях должна была состояться свадьба? – Малинин в упор посмотрел на Лашникова.

– Да.

– Позвольте узнать причину столь спонтанного решения? – Егор сделал пометки в лежащем перед ним блокноте.

– Это личное. – глухо ответил майор.

Малинин вздохнул и закинул руки за голову.

– Игорь Алексеевич, но вы же сами сейчас понимаете, что усложняете мне работу. И не только мне, – Малинин уронил руки вниз и содрогнулся. – Холодно здесь у вас. Не топят, что ли? – он потрогал рукой еле тёплую батарею. – Ну да, говорят, в холоде мозги лучше работают. – помолчав, он добавил. – Вы, Игорь, всей команде усложняете расследование. Да и был бы чужой вам человек, а так…

– Мы можем поговорить наедине. – тихо произнёс Лашников.

Малинин глянул на Варвару, склонённую над кипой бумаг.

– Варя, а не попить ли нам чаю? А то и вправду что-то я замёрз. – обратился он к Мечиной, которая читала документы.

– Конечно! Я же сюда приехала со своей знаменитой кофеваркой и чайником! – откликнулась Варвара.

– Ну что же мы пустой чай-то гонять будем. – Егор полез в карман. – Иди сюда. Не в службу, а в дружбу, принеси что-нибудь пожевать. – он сунул ей смятые купюры. – Здесь же наверняка ночью что-то работает.

– Да, я видела магазин круглосуточный за углом. – Варвара замялась. – А бутерброды сделать или плюшек купить?

– Да и то и другое. А мы с Игорем Алексеевичем пока чайник поставим.

Одев вязаную шапку и короткую кожанку, Мечина вышла за дверь.

– Я слушаю. – Малинин перевёл взгляд на понурого Игоря.

– Я влюбился в другую женщину.

– Причина. Согласен. – поднявшись с кресла, Егор посмотрел в окно, где в свете фонаря было видно, как осенний ветер гонял сухую листву по двору. – Как давно у вас поменялись отношения с Ларисой?

– Несколько дней назад.

– Майор Лашников, вы просили наедине? – резко развернувшись, твёрдо сказал Малинин. – Получите! Не заставляйте из вас тянуть сведения как на допросе, сами знаете, как это раздражает. – опустившись с размаху на свой стул, Малинин вперил взгляд в Лашникова.

– Несколько дней назад я встретил женщину. Увидел и потерял голову. Пришёл домой и сказал Ларе, что свадьбы не будет. На следующий день поговорил с её отцом. Вот так. Не верите, не надо. – с вызовом закончил мужчина.

– Ну почему же, верю.

Егор и правда поверил этому человеку, у которого в одночасье страшно поменялась жизнь. Он и сам несколько месяцев назад разглядел в девушке, которая косвенно помогала следствию образ той, которую, наверное, искал всю жизнь. Хотя у него ситуация была попроще, потому что под венец он ходил уже давно, и сейчас баркас его семейной жизни бодро шёл ко дну. Да и девушку ту он больше не видел. Очнувшись от своих мыслей, Малинин добавил:

– Хорошо. Я могу поговорить с вашей пассией? – Егор поднял брови и в упор посмотрел на Игоря.

– Она не знает. – Лашников невольно перевёл взгляд вбок, где стоял стол, который занимала Мечина.

Малинин проследил его взгляд, и лицо его выглядело крайне удивлённым.

– Да ладно. – протянул он, понимая, что имеет ввиду Лашников.

– Да твою ж, – Игорь смахнул на пол, попавшийся под руку дырокол, и уронил лицо в ладони.

Весь ужас ситуации вдруг обрушился на Игоря, распустив крепкий узел, который до сих сдерживал его. Он плакал так, как может плакать только мужчина. Судорога беззвучных рыданий трясла его тело, тихий вой метался вокруг. Малинин быстро встал, вышел и повернул ключ в двери кабинета.

– О, а вот и я. – по коридору навстречу шла Варвара.

– Варя, я так думаю, что на сегодня мы закончили. – Егор заслонил вход в кабинет. – Иди в общежитие. И договорись мне там о комнате. Ладно? А то ночь на дворе, а спать мне пока негде. – он взял у неё из рук сумки с провизией. – А это я заберу.

– Конечно. – Варвара немного опешила. – Точно помощь не нужна?

– Иди, – Малинин тихо добавил, – точно не твоя.

Задумавшись, он поводил взглядом по коридору и наткнулся на болтающего по телефону молодого человека в форме ППС.

– Иди сюда. – тихо позвал Егор. – На! – он отсчитал купюры. – Дуй в магазин.

***

Последний выдох осени снимал остатки рыжей листвы с засыпающих деревьев. Хрусткая молодая наледь, намерзающая к утру, шуршала под ногами, мгновенно рассыпаясь в пыль. Редкие люди спешили по тротуарам, не замечая, что на автобусной остановке уже который час сидит человек.

– Ну, всё! – резюмировала пожилая женщина, спрятавшаяся под прозрачный купол павильона от ветра. – Точно всё. – она перехватила удобнее телефон. – Скоро морозы грянут. Еду сейчас на дачу картошку закрывать. – она покосилась на человека, уткнувшегося лицом в холодную стенку остановки. – Да не знаю я. Погоди, мужик странный какой-то сидит. Пьяный, что ли? – она подошла ближе и наклонилась. – Эй, вы же замёрзнете так!

Крик женщины эхом прокатился с налетевшим ледяным порывом, помог развернуть некоторых граждан и вокруг остановочного комплекса стало людно. Кто-то кричал, кто-то звонил в полицию, и вскоре сонное утро разогнали звуки сирены и всполохи синих ламп.

***

Газированная вода спасительным холодом обжигала пересохшее горло Лашникова. Он пил, не отрываясь и не реагируя на замечания Лопарёва, пока в бутылке не осталось и капли.

– Это ты где ж так вчера? – в смешанных чувствах спросил Никита Анатольевич. – Слушай, Антонина сказала, если хочешь, поживи пока у нас. Не надо бы тебе сейчас одному оставаться.

– Всё нормально, Никита Анатолич, всё нормально, – успокоительным жестом похлопал по плечу судмедэксперта Лашников. – Пойдём работать.

– Как дядя Паша? – Игорь посмотрел на посеревшее лицо Лопарёва.

– Плохо, очень плохо. – тихо вымолвил собеседник. – Обширное кровоизлияние. Пара ребята из соседнего отдела в лаборатории всё изучают, на месте работают. Рук не хватает, но они сами вызвались ещё вчера. Успели до того, как Воронский в больницу попал. – Лопарёв вздохнул. – Камера на входе не работает уже неделю, говорят. Внутренняя поймала только то, как дядя Паша идёт к двери и оттуда уже валится навзничь.

Мимо пробежал Лёша Востриков, но, увидев следователя, остановился.

– Игорёк, ты как? – кивнул он Лашникову.

– Нормально. Что у нас? – Игорь огляделся, заметил сиротливо приткнувшееся прямо на тротуаре такси, пару замёрзших кошек в подворотне, да стайку ребятишек, боязливо выглядывающих из-за угла. – Бомж? Пьяный замёрз? Хотя они у нас вроде крепкие всё, и не такой холод видели.

Лопарёв, осмотревший вскользь тело, выпрямился и в упор посмотрел на Игоря.

– Да нет. – задумчиво произнёс он. – У нас убийство.

– Да задолбали вы уже! – в сердцах выкрикнул Игорь, резко останавливаясь возле трупа. – Что за бойня-то происходит? Что вообще творится?!

– Поменьше эмоций, Игорь, – строго посмотрел на него Лопарёв, – люди вокруг. Не надо так.

– Прости, но это уже чересчур.

– Нет. – Лопарёв поджал губы. – Чересчур это способ убийства.

Судмедэксперт аккуратно развернул побелевшее лицо мужчины, и Игорь явно увидел такой знакомый след на шее.

– Надо питерского важняка звать. – тихо вымолвил он.

Через десять минут возле остановки притормозил синий внедорожник, из которого вышли Егор и Варвара.

– Ну ты как, боец? – поприветствовал он Игоря.

– Спасибо. – чуть кивнул ему в ответ Лашников.

Их взгляды встретились и обоим было понятно, что Малинин вчера и правда помог Игорю переступить через события последних дней.

– Рассказывайте. – Егор подошёл к Лопарёву.

Почувствовав вдруг дивный тёплый аромат кофе, Игорь развернулся и буквально споткнулся о стоявшую прямо за ним Варю.

– Держите. – девушка протянула ему стаканчик. – Думаю, вам сейчас не помешает глоток чего-то горячего.

Игорь мысленно откликнулся, что ему бы не помешал глоток воздуха, когда она рядом с ним. Извинившись, он отошёл за незримую ограду с места преступления и вынул из пачки сигарету. Телефонная трель перебила первую затяжку.

– Да! Привет. Ярик, всё в порядке, я погружаюсь с тобой, тем более что сегодня вроде не так штормит. Только давай часа через два. Я в себя приду. – запнувшись на полуслове, Игорь смотрел на такси, которое он уже видел. – Перезвоню.

 

Он медленно подошёл к машине и наклонился над капотом. Как раз в том месте, где Лариса в порыве гнева приложилась рукой, была чуть заметная вмятина.

– Егор Николаевич. – крикнул он в ту сторону, где толпились коллеги. – Сюда идите.

– Чего хотел? – крикнул Малинин. – Срочно?

– Да у нас, по–моему, сейчас всё срочно. – буркнул Игорь. – Очень! – уже громче добавил он.

– Говори, чего хотел? – широким шагом подошёл к Лашникову Малинин.

– На этой машине в ночь, когда я последний раз видел Ларису, она уехала. – Игорь потыкал в сторону такси пальцем.

– Как узнал? – Малинин поглубже натянул серую вязаную шапочку. – Что ж холод-то у вас промозглый такой?

– С залива тянет. – машинально ответил Игорь. – Когда в такси её сажал, то она капот таксисту помяла.

– В смысле? – Егор покосился на него.

– Да без смысла. – тихо проворчал Игорь.

– Не хами. То, что мы с тобой водку вчера пили, ничего не значит. И уж тем более что мы побратались. Понял?! – тяжело взглянул на Игоря Малинин.

– Извините. – Игорь указал на отчётливо видимую на капоте вмятину.

Рассказывая подробности того вечера, он оглядывал соседние дома, и вдруг его взгляд зацепился за пестревшую обрывками старых объявлений информационную доску.

– Егор Николаевич, туда гляньте. – Игорь кивнул в сторону вспухшего от влажности картона, куда люди ещё клеили по старинке бумажные сообщения типа «куплю-продам-сниму».

Малинин и Игорь подошли ближе. В отдельных объявлениях цифры были обведены красным карандашом, в других – жёлтым, а в-третьих – зелёным.

– Светофор, однако. – крякнул Малинин.

Он шумно выдохнул, постучал пальцами по дереву, растущему рядом и вдруг расцвёл улыбкой.

– Поди сюда, – подозвал он постового стоявшего недалеко. – Ну-ка, друг мой, найди мне срочно здешний техперсонал.

– Кого? – рядовой смешно свёл вместе пушистые брови.

– Мужика мне какого-нибудь быстро сыщи с пилой по металлу. – раздельно по слогам объяснил Егор.

– А! Сейчас будет! – придерживая на бегу шапку, постовой припустил в соседнюю парадную.

– Что у вас здесь? – Лопарёв, следивший за перевозкой трупа, наконец освободился.

– А у нас, вроде как, ощутимый вещдок появился. – Малинин широким жестом показал на доску. – Надо сейчас это добро упаковать в плёнку и доставить в лабораторию. И это первый раз, когда это чудило, которое у меня сидит вот здесь, – он постучал ребром ладони по горлу, – оставило такую улику, на которой могут остаться отпечатки или хоть что-то.

– А как мы её с собой-то заберём? – Лопарёв нахмурился и обошёл кругом поддёрнутый ржавчиной каркас стойки. – Кстати, мне Пирожкин только что звонил. Просил заехать, он готов официальное заключение вынести. Пирожкин вчера, – понизив голос, Лопарев продолжил, – Ларису осматривал. Я не смог.

– Понятно. А Пирожкин он кто? – Малинин смотрел, как к нему стремительно приближается сержант, тащивший за собой мужичка в кепке с меховой опушкой.

– Заведующий моргом. Я же на полставки числюсь, так сказать, помогаю, чтобы дома не зачерстветь. – Никита Анатольевич посторонился, чтобы дать дорогу.

– Вот, нашёл! – рядовой тащил за собой мужичка невысокого роста с целым сундуком инструментов.

– Теперь беги в магазин за плёнкой. – Малинин сунул деньги сержанту.

– Не понял?

– Пищевую. Продукты в неё заворачивают. Давай, не тормози. – Малинин повернулся к мужичку. – Отец, спилишь нам эту хреновину.

– Дык, отчего же не спилить? Но отвечать-то, кто будет?

– Я буду, отец, – Малинин успокаивающе похлопал его по плечу. Он обернулся на Вострикова. – Короче, Лёша, проследи, чтобы упаковали и доставили в лабораторию. Ни на минуту не теряйте из виду наш ценный экспонат. Игорь, пошли.

Раздавая по дороге короткие указания, Малинин увлекал Лашникова за собой к машине.

– Егор Николаевич, куда мы идём-то? – спросил Игорь, садясь на пассажирское сиденье.

– Сначала в морг. А затем в больницу к твоему несостоявшемуся тестю. – он повернулся к помрачневшему Игорю. – Прости, ляпнул не подумав. У нас с тобой дела по убитым девушкам в производстве. Понятно, что по Ларисе ты мне не помощник, но мотаться туда-сюда времени нет. Поэтому давай быстро вместе всех опросим.

– Я договорился с водолазами сегодня спускаться под воду по первому делу.

– Да, Варвара отчёт прислала, я читал. А ты, я смотрю, герой. И по суше, и по морю. – Малинин ухмыльнулся и нетерпеливо нажал на клаксон, крикнув при этом в окно. – Мечина, где тебя черти носят?

– Они меня носят по возможным свидетелям, – невозмутимо ответила Варя, залезая на заднее сиденье. – Я прошлась по магазинчикам, двери которых выходят на место убийства. Опера пошли по квартирам. На остановку очень много окон выходит, должен же был кто-нибудь хоть что-то видеть.

– Давай я тебя почти до отдела подброшу, ты пока составь мне общее описание по всём убийствам. Ну, как ты умеешь. Лады? – Егор посмотрел на неё в зеркало заднего вида.

– Конечно. – Варя посмотрела в затылок неподвижному Лашникову. – Игорь Алексеевич, как вы?

– Спасибо. – не поворачиваясь, ответил он. – Не знаю пока.

Безлюдные перекрёстки оставались позади. Следователи ехали молча, пока не свернули на неприметную улочку.

– Здесь до отдела недалеко, – резюмировал Егор, глядя на Варвару. – Добежишь?

– Конечно. – девушка согласно кивнула.

Пропустив пару автомобилей, Малинин вырулил на ожившую автостраду. Молча они проехали половину дороги. Игорь шумно выдохнул и посмотрел на Малинина.

– Из головы не идёт у меня эта цепочка событий. И почему так сходится метод убийства тех девушек и мужика, который Лару отвозил домой? Сапонин вызвался в автопарк сгонять, говорит, у него там вроде как знакомый трудится. Быстрее сведения получим. А то по официальному запросу сто лет будем ждать, когда нам про это такси расскажут.

– Чего сейчас думать. Надо собрать всё сведения и тогда уже расплетать этот клубок. Как-то всё в одно время, таких случайностей не бывает. – Малинин притормозил у морга. – Я хочу, чтобы к Воронскому мы пошли вместе. – и помолчав добавил. – Он просил.

– Я понял. – выйдя из машины, пробормотал Игорь.

– Ты со мной или здесь постоишь? – Егор остановился возле дверей, покрытых прорехами от лопнувшей краски.

– Ну, я не барышня кисейная. Пошли. – Игорь кивнул и, толкнув дверь, двинулся вперёд Малинина. – Андрей Валерьянович?

– Ну что вы орёте? Топочите и орёте! – выкатился навстречу, как всегда скорбного вида заведующий моргом. – Не базар! Идите за мной. – покачал головой Пирожкин и поманил их пухлой рукой за собой. – Игорь, здесь стой, нечего тебе там делать. – резко остановился он в коридоре, так что на него едва не налетели шедшие за ним мужчины.

– Я сам решу, есть чего мне там делать или нет. Веди!

– Как знаешь, – пожал плечами Пирожкин. – Я предупредил.

Войдя в прозекторскую, мужчины остановились на пороге. На столах параллельно друг другу лежали две неизвестные девушки, а на крайнем к окну находилась тело Ларисы.

– Ну что могу вам сказать. – Пирожкин развёл руками. – У всех трёх действий один автор.

– Что? – прищурился Малинин.

– Этого не может быть! Как так? – Лашников вскинул на него глаза.

– Увы, – Пирожкин всплеснул пухлыми ладошками. – Игорь, мне неприятно это говорить, но это так. У Ларочки асфиксия сначала всё закрыла, потом я внимательно посмотрел, ну и нашёл.

– Я не понял, какой автор? Что за бред? – возмутился Малинин.

– Андрей Валерьянович так именует убийцу и его деяния. – Игорь вскинул на него глаза. – Я правильно объясняю?

– Автор? Вы серьёзно? – нахмурился Малинин.

– Понимаете, мне сложно объективно оценивать ситуацию, если я сразу ассоциирую человека с отрицательным персонажем. А я обязан быть беспристрастным. – объяснился Пирожкин.

– Но только не у трёх такие следы, а у четырёх. Таксист на остановке с такими же следами. Только он вроде не девушка. – заметил Игорь.

– Именно! Поэтому я не хотел говорить по телефону, а попросил Лопарёва направить вас сюда. – Пирожкин вдруг принюхался и, всплеснув руками, побежал ко второму выходу, мелко семеня ногами.

– Куда он? – опешил Малинин.

– Не пьёт, не курит, ведёт здоровый образ жизни и не выносит табачного дыма. Кричит как потерпевший на персонал, если те пытаются, так сказать, соответствовать шаблонным понятиям об облике патологоанатомов и младшего медицинского персонала. Они его просто тихо ненавидят за это. Мужики, видимо, на крыльце закурили, сейчас проорётся и придёт. – Игорь обошёл крайний стол и долго стоял, всматриваясь в пожелтевшее лицо лежавшей перед ним девушки.

– Прости. Я клянусь тебе, что найду этого ублюдка. – тихо обронил он и предупредительным жестом остановил Егора, который собирался что-то сказать. – Всё хорошо, я пришёл сюда, чтобы ей это сказать.

– Нет, ну вы подумайте, черти какие. Они ещё и водку пили. – расстроенно проговорил Пирожкин, возвращаясь на место. – А всё новенький! Свалился из какого-то Усть-Ужопинска на мою голову. Пасников! – вдруг вскрикнул тонким визгливым голосом Пирожкин.

– Ну что? – на пороге возникла бледная тень длинного худого мужчины с недельной щетиной на лице.

– Не ну что! – потряс пальцем перед его носом врач. – Ты, чем водку жрать на заднем дворе, лучше бы подоконники протёр.

Пасников покосился на трупы девушек, бочком прошёл мимо столов и задержался у последнего. Он кинул взгляд на очертания тела под простынёй, быстро перевёл глаза на побагровевшего Лашникова и ретировался из стен прозекторской.

– Ну, а что делать? Можно подумать, у меня очередь стоит из желающих вкалывать среди трупов за мизерную зарплату. – развёл руками Пирожкин. – Короче, вы и так меня уже надолго отвлекли. Официальное заключение у Танечки, – он буквально промурлыкал последние слова, – но я вам точно говорю, что автор один. Хотя в случае с Ларисой, следы пытались перекрыть асфиксией. Ну или почему-то ещё, но это уже вам разбираться. А сейчас, господа, попрошу вас на выход.

– Давно у вас этот работает? – тихо спросил Лашников, когда они вышли в коридор и увидели мрачно возившего тряпкой по полу Пасникова.

– Да с месяц. Или два. У Танечки спроси, она же и кадрами ведает тоже.

У Малинина ожил в кармане телефон.

– Понял, едем. – кратко и отрывисто сказал он. – По коням! Спасибо, доктор.

Но Пирожкин уже стремительно семенил по коридору, бурча что-то себе под нос.

– Что случилось? – спросил Игорь, когда они вышли на свежий воздух и дышали полной грудью, пытаясь выветрить запах, застрявший после посещения обители смерти.

– У нас, кажется, есть ещё один претендент на родственника второй жертвы. Мужчина два дня назад подал заявление о пропаже жены. – прикрывая трубку рукой, проговорил Малинин. – Алло. Да, сюда его везите. А как я ещё опознание должен провести? Сфотографировать труп, что ли, и мужу послать? Ну, голову включаем для разнообразия. Вот именно, её фотку пришлите, я скажу точнее. – Малинин нажал кнопку отбоя. – Тебе тоже этот фрукт не понравился?

– Ну да. Надо присмотреться к нему. – пожал плечами Игорь. – А чего по коням-то кричали? – Лашников глянул на Малинина. – Там бы и узнали всё.

– Не люблю я морги, если честно, и сейчас неохота мне туда возвращаться. Может Пирожкину твоему перекинуть фотку потерпевшей? – спросил Малинин.

– Нет, он вопить будет. Перекиньте лучше мне, сам схожу, – Игорь покосился на вспыхнувший сообщением экран телефона, – вроде она. – Точно она. На труп я выезжал, у неё такой же маникюр был, я запомнил. Кому-то придётся очень нелегко, но я надеюсь, что её опознают либо первые заявленцы, либо этот.

– Для нас новость хорошая, а для кого-то страшная. – покачал головой Малинин. – Иди тогда, спроси ещё специалиста, а я ребят попрошу завтра мужика сюда доставить. Благо, что ехать недалеко.

Игорь снова погрузился в мрачные коридоры местного «кримуария», как называли его в народе. Он постучал в кабинет к Пирожкину, но, не застав того на месте, пошёл дальше по извилистому пути старого здания. Проходя мимо прозекторской, он заметил в приоткрытую дверь, как между тел ходит Пасников, внимательно вглядываясь в их покинувшие жизнь лица.

Резко открыв дверь, Лашников зашёл в помещение и остановился. Пасников вопросительно воззрился на него.

– Начальника ищу!

– У секретарши чаи гоняет. – Пасников вернулся к подоконникам и стал тереть облезающую краску грязной тряпкой. – Спокойные они.

– Не понял. – остановился на пороге Игорь.

– Не с тобой говорю, начальник, – огрызнулся санитар. – Иди своей доро́гой.

 

Наконец, отыскав поющего соловьём басни и пьющего чай Пирожкина, Игорь показал ему фотографию.

– Познакомить хочешь? – уставился на него Андрей Валерьянович. – Так я женат.

– На вторую жертву похожа? – устало выдохнул Игорь.

– Ах, вот оно что. – Пирожкин вытер о салфетку руки и выхватил телефон у Игоря. – Да, да, она. – закивал он.

– Спасибо. – задумчиво проговорил Лашников. – Слушай, мрачный этот тип там трётся в прозекторской.

– Игорь, работа у него такая. – перебил его доктор. – Здесь весёлых нет, а от постояльцев наших жалоб не поступало. Ты думаешь, с таким менталитетом, прорисованном на его не тронутом интеллектом лице, у него есть успех у женской аудитории? Вот и я думаю, что пообщаться с красивыми барышнями он может только у нас. – Пирожкин сделал паузу. – Игорь, он только разговаривает с ними. Я слежу за своей богадельней. – Пирожкин воззрился на Лашникова. – Иди отсюда, у меня ещё ночная смена, дай с единственным светлым человеком поговорить. У которого, кстати, вы забыли забрать моё заключение. – Андрей Валерьянович вытянул из папки документ. – Всего доброго!

После этих слов Лашников покинул странное место и его молчаливых обитателей.

– Я смотрю вашему главному доктору в морге поперёк слово не скажи. – усмехнулся Малинин, заводя машину.

– Есть такое дело. – покивал Игорь. – Он раньше терапевтом работал, специалист классный, но характером своим кого хочешь доведёт. Бабки и дедки реально боялись с ним в коридоре столкнуться, он им такие допросы с пристрастием устраивал. Как принимаете лекарства, какое давление и так далее. Если те блеяли в ответ невнятное что-то, всё, ахтунг, костил на чём свет стоит. Мамаш молодых просто измучил. Здравоохранением у нас заведует мудрая тётка, она же выбила ему ставку и поставила править моргом. У нас раньше не заведение с усопшими было, а рюмочная, по-моему. Но сейчас Пирожкин такую красоту навёл. Причём всё строго по букве закона. Если родственники покойного небогаты, то он поможет и объяснит, как получить помощь от государства. – Игорь показал Малинину, куда сворачивать дальше. – Но однажды мужик из Москвы нарисовался. Мать хоронить. И такой муторный, такой скользкий и душный. Приехал на последнем мерине, видно, что хорошо нафаршированный. И жался за каждую копейку. Товарищ заведующий так загонял его, тот разве что не плакал через три дня. И всё исключительно в пределах законодательной базы. То буковка не там, то бумажка не так оформлена. Короче, Пирожкин на своём месте. – закончил повествование Игорь, когда они подъехали к крыльцу больницы.

Постучавшись, они вошли в палату и столкнулись с высокой девушкой в белом халате.

– Николай Сергеевич, я думаю, нам здесь надо филиал полицейского участка открыть. – бросила она на ходу. – Какой смысл в этом лечении? Если вы то звоните, то ходите. – активно жестикулируя кистями рук, проговорила девушка и ушла.

– Что-то не любит нас сегодня медицинский персонал. – поднял брови Малинин. – Приветствую, Николай Сергеевич.

– Я всё знаю. Пирожкин звонил. – Воронский сла́бо пожал протянутую руку. – На днях мне замену подыщут, я из этой передряги нескоро выберусь, причём если. Поэтому хочу всё уладить сегодня, пока я ещё начальник. – кратко и быстро строил свой фразы Воронский. – Полковник Малинин, я хочу официально довести до вашего све́дения, что майор Лашников, – голос Воронского ослабел, и он закашлялся.

Резко постаревший Николай Сергеевич пил воду, и кадык его дёргался под посеревшей кожей.

– Простите ребята, очень плохо мне. Итак, свадьба официально была расторгнута несколько дней назад. Значит, к моменту смерти, – лицо полковника исказила судорога, но он продолжил, – Ларисы Николаевны Воронской, Лашников не имел к ней никакого отношения. Поэтому я настаиваю, чтобы его включили в состав следственной рабочей группы. Мои показания и протокол были оформлены ещё до моего приступа. Всё акты подшиты к делу.

Монитор пациента, стоявший рядом с Воронским, стал рисовать тревожными линиями биение сердца.

– Я понял. – кратко ответил Малинин.

– Егор Николаевич, выйди. Я хочу Игорю пару слов сказать. – Воронский слабым жестом подозвал к себе Лашникова. – Я тебя не виню. Ты поступил честно. Причина смерти Ларочки скорее во мне. Я уже, видимо, не оклемаюсь, но ты найди его! Найди! Пообещай мне!

– Я клянусь. – твёрдо сказал Игорь.

– Уходи! Врача мне позовите, что-то жмёт сильно. А вы идите, не теряйте здесь времени, спасите тех, до кого он ещё не успел добраться.

В палату вбежали медицинские сёстры и дежурный кардиолог. Они молча оттеснили Лашникова, смотрящего, как медленно проваливался в кому Николай Сергеевич, который сегодня должен был стать его тестем.

Малинин и Лашников удалялись под дробный топот ног и крики молодого врача: «Разряд, ещё разряд!».

– Кремень мужик! – Малинин остановился. – Надо подождать, что врачи скажут.

– Очкастый в палате, мой приятель. Позвонит. Пойдёмте. Мне через час на погружение, а я хотел ещё на поляну ту заехать. Сейчас Вострикову позвоню, чтобы тоже подъехал.

– А я не мог его в морге видеть? Очкастого, как ты его назвал. – нахмурил лоб Малинин.

– Могли. Ещё его можно в бригаде скорой помощи увидеть, в районной поликлинике по вечерам и в частной клинике по выходным, когда питерские заезжие специалисты не работают. А что хотите! – Игорь развёл руками. – Трое детей. Один от первого брака, жена бросила его и мальчишку и слиняла. И двое во втором браке. Он шутит, что у него выходных два дня – Новый год и то, если в травме не дежурит и первое мая, когда он тёщу на дачу везёт.

– Какой ужас. – Малинин пробормотал себе под нос. – Мне этого не понять.

– А он счастлив. Я к ним домой вообще приходить не могу. Там такой гомон стоит постоянный, жена его опять на сносях. А он там отдыхает. Говорит, карапузы его облепят, когда он ужинает, и все проблемы отступают.

– Ну пусть у него всё хорошо будет. – крякнул Егор Николаевич. – Приехали, что ли?

Машина ткнулась носом в поддёрнутую льдом лужу, и Малинин чертыхаясь стал выезжать из замёрзшей грязи. Мужчины вышли из автомобиля и огляделись. На том месте, где вчера прятался тот, кто фотографировал место происшествия, не было и следа. Они решили пройти засветло там, где вчера не смогли остановить незнакомца. В лесу было пустынно, тихо и холодно. И посреди застывшего от первого морозного дыхания леса, стояла только свечка берёзы, крону которой ещё венчала золотая листва. Среди деревьев замелькала фигура Вострикова.

– Игорь, а где мы вчера рысачили-то? – согревая дыханием озябшие красные ладони, спросил Лёха.

– Мы с поляны бежали. – Игорь оглянулся по сторонам. – Ну, вроде здесь где-то.

– Ну не мог же он по воздуху улететь. – Востриков пнул большой камень ногой.

Игорь подошёл к нему и, вытянув вперёд подбородок, указал на покатый склон.

– Улететь не мог, наверное. – он показал на снятое полотно мха, лежавшее возле серого бока камня. – А вот провалиться вполне. Посмотри, весь лес облетел, а берёза эта до последнего держится. – над ними и правда шуршало листвой дерево.

– И чё? – Востриков озадаченно посмотрел на Лашникова.

– Ничё! – раздражённо сплюнул тот. – Корням её, значит, теплее, чем остальным. Может схрон здесь чей-то, может трубы какие протянули.

– Конкретно в этом месте? Из центра земли, что ли, трубы тянули? Остальные-то деревья всё уже голые торчат. – Востриков зло зыркнул на Игоря и стал спускаться, но споткнувшись поскользил по крутому склону быстрее чем хотел.

Неслышно шагая по мёрзлой земле, подошёл Малинин.

– Куда это он? – спрашивая у Игоря, кивнул он вслед Вострикову.

– Я, товарищ полковник, слепое орудие в руках следствия, – услышав вопрос Егора, проворчал Востриков. – Решило следствие, что здесь вот, – он гневно потопал по земле, – непременно преступный элемент должен быть спрятан. Не могу же я спорить!

– Толком объясните. – Малинин посмотрел на Лашникова.

Тот лишь махнул рукой и стал спускаться следом за Востриковым.

– Игорёк, ну прости. – вздохнул Лёша.

– Слушай, хватит со мной как с тяжелобольным разговаривать! – воскликнул Лашников в ответ, но его перебил телефон, завозившийся у Лёши в кармане.

– Да, Димас. Да, здесь. – мрачнея, он слушал напарника. – Да понял я, понял. Сейчас будем. – он молча повесил трубку и, оглядев присутствующих, тихо изрёк. – Дядя Паша помер. Димас к нему заехал повидаться, только уехал, ему звонок. Там сегодня в больнице соседка его на дежурстве, так она ему сразу и позвонила.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru