Дорога к ТАЙНИКУ. Часть 1

Мария Карташева
Дорога к ТАЙНИКУ. Часть 1

Обхватив голову руками, Игорь присел на корточки и долго сидел, раскачиваясь и смотря в одну точку. Молча встав, он медленно пошёл прямо, странно наклонив голову вперёд и словно что-то высматривая. Подойдя вплотную к склону с оборванными краями, он провёл рукой по выступу. Показалось, что он сунул руку внутрь и вдруг словно провалился. Был человек и исчез в одно мгновение.

– Э, Лашников, ты где? – проговорил опешивший Лёха.

Егор стал быстрым шагом спускаться к ним, как вдруг Игорь снова появился и покачал головой, призывая мужчин за собой.

– Смотрите, – майор указал на еле заметную расщелину между поросшей мхом стеной склона и каменной насыпью. – Там пещера.

– Пещер этих здесь до фига и больше, но они ж почти всё затоплены. – Востриков протиснулся вслед за Лашниковым и присвистнул. – Ох, и где ж это мы?

Вокруг была темнота, и лишь холодный воздух кругами бродил в свете фонарей. Гулким эхом прокатывалось любое движение молчаливых мужчин и стало понятно, что они находятся в довольно большом подземном пространстве.

– Я краеведение в школе проходил, – тихо сказал Лёша, – не помню, чтобы у нас такие лазы под землёй здесь были.

– Вот он куда делся, вчерашний беглец, – Игорь почертил лучом света вокруг, – здесь надо светотехнику посерьёзнее, – он покрутил фонариком в руке. – Морем тянет. Не сыростью, а именно морем.

– Да, – Егор, бродивший неподалёку, подошёл к нему. – Как думаешь, с какой стороны к морю выходят эти коридоры.

– Так если подумать, – Лашников пожал плечами и вскинул глаза на Малинина, – возле пирса должны. Чуть в стороне.

– Ладно, пошли на поверхность. Здесь делать нечего, – полковник направился к узкой полоске просвета, – а то мы сейчас забредём куда-нибудь, только хлопот людям добавим.

– Как-то там мрачно, – резюмировал Лёша, когда они вышли на морозный свежий воздух. – И запах странный, гнилой.

– Тоже заметил? Есть запашок, он просто с непривычными ароматами смешивается и не сразу понятно. Я думаю, там труп. Надо вызвать ещё людей. И сделать так, чтобы света побольше было. Если одни пойдём искать, можем заблудиться. Вызывай ППСников на караул сюда. – Малинин набрал номер. – Алло. Сергей Петрович, привет. Ну что значит, Малинину что-то понадобилось, и он звонит. Я что, без повода позвонить не могу?

Полковник чуть отошёл от Лашникова и Вострикова.

– Выставляйте пост, я поеду к пирсу. Сейчас Ярик уже будет. – Игорь посмотрел на часы.

– А к дяде Паше? – Востриков кивнул Игорю.

– Лёха, давай живых спасать! Вон Воронского сегодня еле откачали. – он хлопнул товарища по плечу. – Дяде Паше мы уже не помогли.

– Игорь, позвони Варваре! Пусть выдвигается вместе с криминалистами сюда. – крикнул Малинин, прервав свой разговор.

Лашников, внутренне холодея, набрал номер телефона Варвары, который вызывал в нём прилив какой-то необъяснимой нежности и страха. Впадая в бешенство от собственного бессилия от этого наваждения, Игорь короткими рублеными фразами передал слова Малинина и не попрощавшись бросил трубку.

– Лашников, ты хам! – Лёха покрутил у виска. – Чё девчонку травишь? Разговариваешь с ней как с солдатом на плацу. Она ни в чём не виновата. Вот закончится вся эта дребедень, приглашу её кофе пить к Томасу в кофейню.

– Займись работой! – рявкнул Лашников. – Егор Николаевич, я на пирс. Вы со мной? Или мне ребят попросить меня отвезти? – он кивнул на подъехавший наряд ППС.

– Поезжай с водителем! Сержант, а вы оставайтесь, – Малинин крикнул юноше, вылезавшему с пассажирского сидения.

За окнами автомобиля проносились улицы, Игорь прислонил голову к холодному стеклу и прикрыл глаза. Калейдоскоп печальных событий и вчерашнее похмелье мазали усталостью глаза, и он не заметил, как провалился в чёрную бездну беспокойного сна.

Позже, спускаясь к пирсу, Лашников ещё раз огляделся, но теперь он пытался рассмотреть, где мог бы быть выход из пещеры. Он уже был полностью экипирован, когда увидел, что на парковке остановилась машина Ярика. Тот вышел, кутаясь в старый рабочий пуховик, натянул вязаную шапку с помпоном на самые брови и мрачно двинулся в сторону Игоря.

– Игорян, у меня температура тридцать девять, я тебя здесь отконтролирую. Под воду не пойду! – еле проскрипел приятель простуженными связками, но никакие уговоры не заставили поехать его домой.

Так Игорь впервые за долгую вереницу последних дней остался совершенно один. Осознав это, он повис в водной толще и несколько минут созерцал мутную взвесь под собой. Его снова кольнуло чувство потери, причём это была не скорбь по утрате. Игорь всерьёз подумал, что может стоит поменять профессию. Он был отличным водолазом, а в последнее время превратился в сухопутного гражданина с намечавшимся жидким брюшком. На минуту ему захотелось, чтобы всё это оказалось дурным сном, и он отчаянно пытался избавиться от чувства тошнотворного опустошения внутри. Но где-то глубоко в сознании мелькнула мысль, что надо принять новый виток жизни, и мужчина, словно беседуя с кем-то, покивал головой и устремился вниз.

Тщательно обследуя дно, он не нашёл ничего нового, разве что нанесённый приливом мусор. Повернув к себе запястье, он посмотрел на стрелку манометра, запас воздуха позволял оглядеть опоры пирса более подробно. Игорь скользнул за крошащееся ржавчиной железо, перекатил пару камушков на дне и боковым зрением уловил еле заметное движение сверху. Схватившись за прихваченное крепкими болтами основание, он застыл, сливаясь с тёмной массой дна. Спустя несколько минут Игорь подумал, что ему показалось какое-то движение, ну или запоздалая щука крутилась в поисках добычи. Но тень вдруг снова возникла в том месте, где глубина стремилась вверх к пологому берегу. Совершенно точно разглядев, что это человек, Игорь, стараясь не отрываться от дна, стал следовать за ним. Лашников знал, что сейчас из своих вряд ли кто будет погружаться, а туристы в такое время к ним заезжали крайне редко. Да и что здесь делать в такую холодрыгу и постоянные штормы? Прикинув в голове траекторию его движения, майор подумал, что человек нырнул где-то за пределами пирса. И такая подводная прогулка требовала, как минимум опыта и хорошей экипировки. Чужак пропал из вида, свернув за выступом, который закрывал обзор. Игорь, продвигаясь буквально «по шагу», осторожно повернул и увидел перед собой лишь пустое, поддёрнутое зеленью сгущающейся воды, пространство. Стрелка манометра лениво переползла в жёлтую зону и Лашников решил двигаться в обратную сторону.

Выйдя на берег, он быстро скинул тонкую неопреновую ткань. Ветер лизнул колючим языком мгновенно съёжившуюся кожу, пара подскочивших ввысь волн окатили ледяным градом. Игорь свалил мокрую одежду в сумку и быстрым шагом побежал к машине.

– Ну что там? – чихая и громко сморкаясь, спросил Ярик и посмотрел на притихшего Игоря воспалёнными глазами.

– Никто не спускался в поле твоего зрения в воду? – выйдя из задумчивости, спросил Лашников.

– Нет, – протянул Ярик, – чё, встретил там кого-то? Вроде погодка-то не располагает к погружениям. От туристов заявок точно не было. Но я попрошу ребят посмотреть, может рыбак какой снаряжение арендовал.

– Вот и я о чём. Ладно, Ярик, спасибо. Ты сейчас куда? – Игорь недовольно покосился на зашедшегося кашлем приятеля. – Бациллоноситель.

– Ой, ну извините. – Ярик вырулил со стоянки, провалился в яму, выругался и поехал вперёд. – Я уже понял, что ты хочешь попросить меня куда-то тебя подбросить. Когда уже ты машину купишь, наконец?! – ворчал приятель. – Куда ехать?

– К пустырю поезжай. И мой тебе совет, – Лашников положил руку на плечо товарища, – тебе говорить сейчас противопоказано. Помни, ты болеешь. Тем более мне надо подумать в тишине.

– Хамло ты, Лашников!

Вскоре Игорь выскочил из машины.

– Ярик, снарягу вечером заберу, – крикнул он и захлопнул дверь.

Отмеряв широкими шагами половину пустыря, Игорь остановился и посмотрел в ту сторону, где позавчера вечером обнаружили Ларису. Что она могла делать здесь, так поздно ночью? Как связан таксист с этими убийствами? Кто эти девушки, жизнь которых оборвалась в маленьком городке? Странное ощущение вдруг закралось в сознание мужчины. Лёгкой трусцой Игорь преодолел половину пути. Вокруг уже ложились тёмными пятнами быстрые зимние сумерки. Снежная туча, словно распоров рыхлое брюхо об острые верхушки высоких елей, стала ронять тяжёлые, крупные хлопья, усердно укрывая возможные оставшиеся следы вчерашней безуспешной погони. Игорь торопился, кутаясь в короткую осеннюю куртку, скудную на тепло. Он уже разглядел блеск фонарей на поляне, уже слышал негромкие голоса коллег, как вдруг в стороне что-то мелькнуло. Так, будто луч фонаря, пробившись сквозь всю паутину ветвей, высветил в месиве опавших листьев и снега что-то важное. Майор застыл, боясь потерять в темноте этот сигнал. Нащупав в кармане телефон и включив подсветку, он стал разбирать руками лесную мёрзлую подстилку. Спустя пару мгновений пальцы скользнули по ледяной поверхности утерянного телефона. Именно в этот момент тупая боль в районе затылка выключила свет перед глазами майора Лашникова.

Глава 3

Неожиданно Карельск оказался в плену у зимы. Снежные тучи метались над сонными улицами, убирая любое напоминание того, что ещё неделю назад здесь чернела земля и было вполне по-осеннему уютно. К вечеру радующиеся обильному снегопаду люди погрустнели. Вихревая буря нарастала, сугробы становились выше, и вскоре был затруднён не только проезд, но даже ходить было уже негде. Водители, руководившие уборочной техникой, увидели бессмысленность своих действий и разогнали спецтранспорт по гаражам.

За городом автомобилисты тоже сами справлялись со стихией. Разъезженная многими машинами трасса взмывала вверх посреди обочин, облитых снегом. Казалось, полотно дороги стремится к верхушкам угольно-зелёных ёлок, паривших на фоне безлиственных деревьев. Лес здесь словно дремал в призрачном тумане, созданным игрой света и тени в тот промежуток зимних суток, когда серый день сменяется наступлением вечера. Фары одинокой машины елозили по трассе, выискивая в наступающей темноте неровности на своём пути. Вместе с сигаретным дымом из приоткрытого окна вылетали звуки вальса и автомобиль, объезжающий ямы, как будто делал первые робкие танцевальные па.

 

В салоне царили мотивы классической музыки, и девушка, сидевшая за рулём, слегка покачивалась в такт мелодии. Неожиданно зазвучавшая трель телефонного звонка внесла диссонанс в идиллию тихого вечера, и хозяйка машины вздрогнула от неожиданности. Тщетно пытаясь найти ускользающий с сиденья телефон, девушка на секунду оторвала взгляд от дороги. Когда же она вынырнула из-за руля, мир за окнами крутился в бешеном ритме под нарастающие звуки вальса. Машина не слушалась управления и катила дальше без участия автоледи. Смятение, хаос, страх, в секунду заполнившие салон автомобиля, никак не отразились на тишине вечернего леса. Мелькал только блеск фар, высвечивающих то деревья, то встречную полосу, то обочины, и лишь истеричный визг шин спугнул безмолвие. Ещё один поворот вокруг своей оси и нарушитель спокойствия, разорвав плотный наст, завяз в сугробе под оседающим облаком снежной пыли. Дым, который стал подниматься из-под капота, смешался с начинающимся снегопадом, огни фар, два раза бледно икнув, погасли, и снова тишина накрыла зимний лес.

***

Подняв голову от руля, Инна увидела телефон, зажатый в руке. На экране пульсировал таймер, и был слышен чей-то голос из динамика. Она попыталась согнуть локоть, но от резкой боли в плече перехватило дыхание, и светлый мех рукава шубы потемнел от крови, сползающей с запястья. Шум в голове понемногу исчезал, и Инна, ткнув в кнопку громкой связи, прошептала запёкшимися губами:

– Да?

– Инка, что случилось? Почему ты кричала? Где ты? – дробно неслось из динамика.

– Не знаю. По-моему, я в машине. – прикрыв на секунду глаза, она добавила, – Видимо, попала в аварию.

Неожиданно моргнул и загорелся потолочный светильник. Инна покосилась на него, но нестерпимо заболела шея, и девушка застонав посмотрела сквозь лобовое стекло.

– Погоди минуту.

Стянув шарф с шеи, она повозила им по запотевшему изнутри стеклу. Привыкающие к темноте глаза сначала выделили объём человеческих очертаний, бледное пятно лица, чью-то руку, неестественно лежащую на капоте, посиневшие лунки ногтей, прижатых с той стороны к стеклу.

– Что это такое? – Инна с трудом оторвалась от спинки кресла, чтобы получше рассмотреть увиденное.

И в тот момент, когда Инна была совсем близко, палец на прижатой к стеклу руке дёрнулся и человек, лежащий на капоте, открыл глаза. Вместе с криком Инна провалилась в мягкое, тошнотворное забытье.

***

В этот момент к месту аварии со стороны садоводства, расположенного недалеко от города, уже мчался другой автомобиль.

– Соня, если мы сейчас разобьёмся, то это ей точно не поможет – кричала женщина, сидевшая рядом с Соней. – Надо вообще в ГИБДД звонить!

– Ты лучше медикам звони. Пусть выезжают! – Соня тщетно всматривалась в темноту, занавесившую окна снаружи.

– Что я им скажу? Мы же не знаем в чём дело! – Зоя уцепилась за ручку под потолком.

– Ты им, главное, направление задай. Ну, соври что-нибудь! – Софья резко затормозила перед очередным поворотом, и Зоя чуть не впечаталась головой в лобовое стекло.

– Зачем мне им врать! – закричала женщина на пассажирском сидении. – При твоей манере езды и отчаянной попытке вместо тормоза нажимать газ, я им прямо скажу, что ты нас почти угробила. – Зоя, шумно отдуваясь и вскрикивая на каждом повороте, набирала номер экстренной помощи.

Въехав на пригорок, Софья увидела воткнутый в снег, кажущийся отсюда игрушечным, красный купер подруги.

– Да тихо ты! Не кудахтай. Вон её машина. – Соня с облегчением вздохнула.

– А чего тихо-то? Думаешь, она нас услышит и убежит? – Зоя покачала головой и переключилась на разговор с диспетчером. – Софья, они спрашивают, им торопиться?

– Нет, пусть чаю попьют с баранками, потом могут выезжать! – огрызнулась девушка, лихо осадив возле обочины автомобиль, разогнавшийся после езды с пригорка. – Что за вопросы идиотские?

– Они в том смысле спрашивают, она живая? – невозмутимо посмотрела на неё Зоя.

– Зоя, ты сдурела? Я же разговаривала с ней. Ты хоть иногда думай, что говоришь. – скоро постучав себя по лбу, Софья выскочила наружу и бросилась к месту аварии по проторенной автомобилем дороге в снегу.

Схватившись за ручку двери возле водительского места, Софья с силой её потянула, но тщетно. Ручка только хлопала, но дверца не поддавалась.

– Ты слышишь меня? – девушка проговорила в щель приоткрытого окна. – Это Соня. Инна, ты можешь попробовать дверь открыть из салона?

Внутри что-то щёлкнуло в ответ на её слова, и через секунду попытки Софьи увенчались успехом.

– Ты цела? Где болит? – затараторила Софья, влезая в машину.

– Не беспокойся. Вроде цела. Только холодно. – разлепив веки, прошептала пострадавшая. – Плечо болит. Знаешь, это, по-моему, верный знак, что мне с вашим Саввой знакомиться не надо.

– Плечо – это не страшно! – облегчённо выдохнув, заулыбалась Софья. – Раз шутишь, значит, всё хорошо.

Вдруг со стороны дороги послышалась витиеватая брань, вскрик и возле багажника что-то ухнуло. Выпрямившись Софья оглядела пустое пространство и увидела позади авто, барахтающуюся в сугробе Зою.

– Что с тобой?

– Отдыхаю, не видно, что ли? – отплёвываясь проговорила женщина.

– Кто тебя просил каблуки на природу надевать? – Софья покачала головой. – Сама встанешь?

– Сама упала, сама поднимусь. Как она там? – Зоя выдохнула и стала подниматься, уцепившись за борт.

– Кто же каблуки надевает за город. – снова проворчала Софья, вместо ответа.

– Я! Всё ещё надеюсь, что в вашей компании можно хоть один вечер провести прилично. Но это что-то из области фантастики. – Зоя рывком встала на карачки, путаясь в длиннополой шубе. – Как самочувствие пострадавшей, спрашиваю? – опираясь о крышу глубоко засевшего в снегу купера, Зоя стала обходить его с другой стороны.

– Не поняла пока, но вроде разговаривает. Звякни в скорую ещё раз.

– Они от этого быстрее не приедут. – буркнула Зоя, пытаясь доковылять до пассажирской двери. Добравшись до места, она рывком распахнула её и прокричала внутрь салона. – Привет, Инулька! Как ты?

– Чего орёшь? Она же не глухая. – Софья наклонилась с другой стороны и проследила за взглядом Инны.

И в этот момент всё трое замерли, потому что с другой стороны лобового стекла на них смотрел человек, лежащий на капоте.

– А это кто? – тихо проговорила Зоя.

– Не знаю. – так же тихо отозвалась Софья.

– Ну почему с вами вечно так! Едешь на природу, а приезжаешь на место преступления. – не отрывая взгляда от фигуры, произнесла Зоя. – Инна, ты, по-моему, человека угробила.

– Зоя, беги на дорогу, вон, по-моему, скорая едет. Или полиция. – Софья выбралась из машины. – Я попробую понять, что здесь.

– Не проедут. – отмахнулась Зоя. – Да-а, мать! Сватовство-то явно не задалось! Не ходи за него замуж, хотя теперь-то уж что говорить. – с какой-то обречённостью Зоя махнула рукой. – Посадят тебя, наверное.

В эту секунду лежащий за стеклом человек снова открыл глаза.

– А может и нет, смотри, моргает, – Зоя словно зачарованная смотрела через лобовое окно.

– Зоя, – зашипела Софья, – ты совсем не в себе, что ли? Иди, вон ДПС примчалось, пусть помогут.

– Во чуйка у людей! Я ведь им не звонила. – подивилась женщина, стала махать руками и подпрыгивать на месте, призывая подойти к ним.

Софья пробралась сквозь рыхлые сугробы к капоту, и стала сметать снег, пока руки не упёрлись в задеревеневшее тело. Охнув от неожиданности, Софья вздрогнула ещё и оттого, что за спиной послышался чей-то голос.

– Что у вас произошло? – позади Софьи стоял мужчина.

– Там человек на капоте лежит! Помогайте, что стоите! – Софья нащупала руку лежавшего и стала пробираться под снегом к голове. – Он смотрел на нас. Он точно живой!

– Мужики, давай сюда. – подошедший мужчина стал энергично помогать. – Варвара, звони в скорую и обрисуй ситуацию. – Малинин протиснул пальцы к шее. – Да она же ледяная совсем, но слабый пульс вроде есть.

Малинин и двое сотрудников ДПС разгребали снег, пока Софья пыталась массировать конечности замерзающего человека.

– Це баба! – крикнул один из патрульных, освободив голову пострадавшей от снега.

Темноту ночи разогнали синие фонари и вой сирены скорой.

– Доктора подъехали. – констатировала Варвара, подбегая им помогать.

Зоя, видя, как неспешно выходит доктор, разразилась изысканной бранью, от которой даже у Малинина покраснели кончики ушей. Но её монолог произвёл чудодейственное ускорение, и врачи уже бежали с носилками к копошащимся в снегу людям.

Спустя несколько минут усердного копания, Малинин с Софьей тяжело дыша стояли на месте и смотрели, как в машину неотложки грузят неизвестную, и как туда же забирается Инна.

– Я с ними в больницу? – полувопросительно сказала Варвара и побежала к автомобилю, получив согласие начальства.

– Здравствуйте. – Мужчина смотрел на Софью и улыбался. – Не помните меня?

– Вроде виделись, не могу вспомнить где. – Софья помотала в ответ головой.

– Полковник Малинин Егор Николаевич. Мы с вами встречались, когда дело Красуцкого расследовали, вы же с Данилой работаете. Помните? – Малинин вытер снегом разгорячённое лицо.

– А, ну да. Точно. – девушка устало улыбнулась. – Рада вас видеть.

В этот момент раздался треск, и Софья скрылась в облаке снежной пыли.

– Я тоже, – машинально ответил изумлённый Малинин. – Да что же такое-то. Где вы? Софья, вы слышите меня?

– Вроде всё хорошо. – послышалось откуда-то из-под земли. – Я куда-то провалилась. – приглушённый крик доносился снизу.

– Это я уже понял! Ждите. – отрывисто гаркнул в ответ Малинин.

***

Потирая ушибленный бок, Софья встала и, нашарив в кармане фонарик, осветила пространство вокруг себя. Неподвижный воздух вился холодными клубами в ярком луче, который шарил по земляным сводам. Софья присмотрелась к месту своего падения и с удивлением обнаружила, что приземлилась ровно на остатки деревянных ступеней. Услышав шорох, она резко обернулась и увидела, что в проёме болтается верёвка, осыпаемая снежной пылью.

– Соня, держитесь, я спускаюсь, – донеслось от прорехи в поверхности.

– Зачем? Не трудитесь! – откликнулась девушка.

Не успела она это договорить, как показалась фигура следователя, болтающаяся на тросе.

– Ну как вы? – Малинин направил на неё фонарь. – Испугались? Ушиблись?

– Если вы уберёте от моего лица фонарик, буду признательна. – спокойно ответила девушка. – Можно было просто спустить трос, и я бы сама выбралась. Тем более что здесь есть вполне цивилизованный выход, – она указала на ступени.

– Ничего себе. – присвистнул Малинин. – Интересно что это? На яму непохоже.

– Судя по тому, что здесь есть подобие лестницы, это может быть погреб. Не понимаю пока, – Софья посветила на стену, – и вот что интересно, идите сюда. – протерев перчаткой поверхность, девушка показала Малинину какие-то росчерки на стене.

– Царапины какие-то и что? – Егор пожал плечами и прошёл чуть вглубь подземелья.

– Это надписи, а не царапины, – тихо сказала девушка.

– Ладно, пора и честь знать. Давайте выбираться отсюда.

– Согласна, неуютно здесь, да и холодно. – Софья стала подниматься по ступеням. – Но, – она посветила себе за спину, – надо бы днём сюда наведаться, там есть дальше проход.

Выбравшись по лестнице, Малинин и Софья вскоре оказались недалеко от того места, где остановилась машина Инны. Вылезли они через ход в снегу, хотя провалилась Соня чуть дальше. Зрелище было жутковатым и было заметно, что снег царапали пальцами изнутри.

– Всё снегом завалило, и она, видимо, так пыталась выбраться. – Софья осторожно прикасалась к продольным бороздкам. – Как же она сюда попала?

– Непонятно. – Малинин сделал пару снимков места происшествия.

– Я здесь провалилась? – Софья аккуратно заглянула в дыру с торчащими зазубринами проломленных досок.

– Да, именно здесь.

В этот момент послышался оглушительный смех Зои, которая веселилась от своих же шуток и неуклюже флиртовала с молодыми лейтенантами, вгоняя их в краску.

– Ну наконец-то, а то ребята уже хотели МЧС вызывать! Я сказала, чтобы не отрывали людей от работы, а то ты и им дело найдёшь.

– Она такая холодная была, – задумчиво проговорила Софья, – вряд ли её Инка могла сбить. Мы через десять минут после аварии здесь были. Видимо, она пыталась выбраться из этой ямы, ну и тут Инна подоспела. Видите, как машина просела, скорость приличная была.

 

– Да, там такие кругаля на дороге. Не хило занесло вашу знакомую, да и то, гололёд вон какой. – вставил слово парнишка с погонами лейтенанта.

– А откуда вы знаете, сколько времени прошло?

– Я с ней по телефону разговаривала, когда она врезалась. Ну не мог человек так заледенеть за десять минут. – Софья оглядела собравшихся. – Простите, а что здесь в округе есть?

– О, началось! Следствие ведут колобки. – закатила глаза Зоя. – Поехали домой, а?

– Там подальше садоводство есть. – молодой человек отдал Софье стаканчик с горячим кофе из термоса. – Оно старое очень, раньше вот здесь дома стояли, пока трассу не сделали. Вот по обочине и остались землянки разные. Кто картошку хранил в них, кто дрова или скарб. Я думаю, подруга ваша въехала как раз в такую землянку. Их под снегом не видно.

– Похоже на то. Скорее всего, я через бывший пол провалилась, а девушка пыталась выбраться по лестнице. – Софья задумалась, потом, очнувшись от своих мыслей, кивнула в благодарность за тёплое питьё.

– Молодёжь, у вас коньяка для дамы не будет? – Зоя озабоченно поводила головой.

– Нет, – как-то виновато пожал плечами лейтенант.

– Вот, обо всём должна сама заботиться. – Зоя порылась в карманах необъятной шубы, и достала плоскую флягу. – Кому налить живительной влаги для сугреву?

– Мне! А то сегодня какой-то чересчур бодрый день. – выдохнул Малинин, подставляя стаканчик. – А вы, Софья, не будете?

– Она за рулём! – Зоя сдобрила напиток следователя. – Савва звонил, он уже раздобыл эвакуатор и едет к нам. Пойду встречу.

– Товарищ полковник, вы с нами? – Пётр кивнул Малинину. – Серёга всё оформил, нам ехать надо.

– Подбросите меня в город? – спросил Малинин Соню.

– Конечно. – Софья покивала головой. – Но я задержусь, мне же эвакуатор ждать.

– Ну вот и я с вами посижу здесь. А то как-то неправильно оставлять двух красивых женщин одних в лесу.

– Тогда разрешите идти и удачной дороги. – отсалютовал Пётр.

– Давайте, ребята.

Малинин набрал номер телефона и пошёл за Софьей, которая поспешила к своей машине.

– Разрешите? – Егор открыл дверь с пассажирской стороны.

– Пожалуйста, – Соня сделала рукой приглашающий жест, – только дверь закройте, а то я промёрзла совсем. А как вы здесь оказались?

– Да я здесь данные кое-какие проверял, задержался. Ребята предложили подвезти, а их по дороге на происшествие вызвали.

– А мы решили на дачу к знакомым на шашлыки выбраться. – протянула Софья, включая на полную мощность печку. – Скажите, а вы не будете обследовать подземелье?

– На предмет? Всё что там можно было увидеть, я посмотрел. А дальше лезть у меня нет ни оборудования, ни людей. – Малинин пожал плечами. – Да и причины я пока не вижу, она могла вполне провалиться под снег. Всякое бывает, пьяна была, может, ещё что. Вы, кстати, не подбросите меня сразу до больницы? Надо на неё взглянуть, вдруг в себя придёт.

– Здрасьте! – послышался голос со стороны Софьи. – Мать, ты без приключений жить можешь?

– Виделись. – Соня усмехнулась. – Видимо, нет. И сватовство твоё тоже не удалось.

– Ну, это не самое страшное. – Савелий протянул руку Малинину. – Савелий!

– Егор. – Малинин пожал протянутую руку.

Савва присел на заднее сиденье.

– Я на эвакуаторе приехал, Зойку обратно с ними отправлю. Сейчас они машину погрузят и отвезут и её, и Зою. Пусть нам гостиницу организует, я что-то не хочу сейчас ехать печь топить. Тётки, я ж на час отъехал. Вот как вас оставлять? – сокрушался Савва.

– Понятно. А ты, как я понимаю, уже приобщился к культуре Бахуса? – поджав губы, спросила Соня Савелия.

– Ну я не знал, что так будет. А я Толяна сто лет не видел, мы с ним по напёрстку коньяка и употребили. – Савва щёлкнул себя по горлу.

– А напёрстки размером с бутылку были. – вздохнула Соня. – Ладно, поехали в больницу.

***

Пустынный двор больницы был подсвечен редкими фонарями. Въехавшая на парковку машина ткнулась носом в сугроб, и через мгновенье замолкла. Софья, выйдя на скрипучий от крепчающего мороза снег, медленно выдохнула и, размяв затёкшую шею, обернулась на Малинина.

– Ну что, возьмёте с собой внутрь? А то я думаю, нас одних вряд ли пустят.

– А вам зачем? – машинально спросил Малинин, перебирая телефонные номера.

– У меня, вообще-то, в аварии подруга пострадала. И надеюсь, наша давняя дружба позволяет пройти внутрь вместе с вами? – улыбнулась Софья.

Малинин посмотрел на неё.

– О как! Тогда думаю, что наша, по вашему утверждению, дружба позволяет мне в обмен на это пригласить вас на чашечку кофе.

– Меркантильно и очень не вовремя. – Соня саркастически поджала губы.

– Ладно, Софа, хорош кривляться. – осадил этот флирт Савелий. – Проведёшь, командир? Ну хочешь, я с тобой кофе попью потом. Холодно очень.

Вдруг из-за левого крыла больницы на большой скорости выехал белый микроавтобус и резко затормозил перед перебегающей дорогу девушкой. Она что-то прокричала ему, ретировалась с проезжей части и направилась к Малинину.

– Нет, вы видели? А? Вы видели? Егор Николаевич, совсем на дорогу не смотрят. – Варвара всплеснула руками и посмотрела на Софью. – Доброй ночи.

– Варвара, не шуми. Здесь люди лежат, а ты как на плацу орёшь. – Егор указал на нелепое громоздкое здание больницы. – А ты чего здесь бегаешь? Ты же в приёмном должна быть с пострадавшими?

– Я выходи́ла ненадолго. Их быстро оформили и отправили по отделениям. У вашей знакомой лёгкие ушибы, она правда в коридоре сидит, ждёт, когда ей кровать выделят. А вот у другой девушки проблемы посерьёзнее. Но вроде она даже в себя приходить начала. – вдруг Варя присмотрелась к Соне. – Вы же Софья?

– Точно. – та покивала в ответ.

– Так, вечер встреч окончен, пошли внутрь. – сказал Малинин и направился к стеклянной двери.

– Но я скажу одно, ваша подруга очень вовремя в неё врезалась. – на ходу проговаривала Варя. – Одежду я всю сфотографировала, на ней ещё медальон какой-то странный был. Вот точно не новодел, я его вместе с другим вещами упаковала и пока в сейф положу в кабинете.

– Пойдёмте внутрь, а то и правда зябко что-то. – Малинин отправил девицу вперёд. – Иди, Варвара.

– Егор Николаевич, давайте Лашникова заодно навестим, а то днём так и не доехали до него.

– Варечка, давай дело доделаем. И потом, как-то негуманно так поздно майора теребить. Хотя загляни к нему, если не спит он, то можешь справиться о его здоровье. А я страсть как спать хочу. Сейчас ради протокола, так сказать, гляну на пострадавшую и поеду, окунусь в сладкие объятия сна. – по-доброму журил Малинин девушку. – Ты записала, куда её поместили? Да, там с пещерами что? Наряд выставили?

– Ребят выставили, две машины. Фонари ищем и спелеолога опытного. – она развела руками. – Отвечаю на первый вопрос. Не записала. Там опер дежурный позвонил, я ключи от кабинета унесла, оказывается. И товарищ Петров не мог попасть домой, так как кабинет никак не закрыть было.

– Вот люди старой закалки. – покачал головой Малинин. – Времени почти ночь, а он всё на работе, хотя уже на пенсии.

– Мне сказали, что только через приёмное пройти можно будет, идите за мной. – прошла вперёд Варвара.

Недовольный охранник отреагировал на поздних посетителей, только когда Малинин, уставший жестикулировать из-за стеклянных дверей, постучал красной книжечкой и приложил удостоверение к прозрачной поверхности полотна. Вскочив со своего места, мужчина в тёмной форме с бордовой надписью ЧОП «Вымпел» приоткрыл створку и молча кивнул.

– Любезный, вы дверь-то поширше откройте. – воззрился на него Малинин.

– Ночь на дворе. Чего хотите? – устало потёр глаза мужчина.

– Ой, вы знаете, а мы и не заметили, мы вот прям думали светлый день. – Малинин с силой надавил на дверь. – Следственный комитет, следователь по особо важным делам полковник Малинин Егор Николаевич! Вам доставили потерпевшую и мне немедленно необходимо опросить её. У кого я могу уточнить, где она находится? – Егор в упор уставился на проснувшегося от командного тона охранника.

– Минуточку, я сейчас уточню в приёмном. У меня же данных нет. – бестолково потыкав в кнопки телефонного аппарата, мужчина тихо выругался и скрылся за боковой дверью.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru