Своенравный подарок

Кира Стрельникова
Своенравный подарок

– Антония, это уже переходит все границы, – недовольно произнёс герцог ла Саллас, не сводя с Тони пристального взгляда. – Ты ведёшь себя, как взбалмошное дитя. Зачем ты убежала от лорда де Ранкура? Исабели пришлось оправдывать твоё недостойное поведение!

– В самом деле, милая, – пожурила леди Эстер, её голос звучал мягче, чем у супруга, однако всё равно в нём слышалось осуждение. – Вам надо общаться, ты же сама сказала, вы слишком мало знакомы…

– Трёх дней всё равно не хватит, – буркнула Тони, невежливо перебив мать. – И о чём мне с ним общаться? – она фыркнула и закатила глаза. – Я не хочу его видеть до… – младшая герцогиня запнулась, не в силах выговорить слово «свадьба», потом продолжила. – Все эти дни, вот! – выкрутилась она и с вызовом посмотрела на мать.

Эстер вздохнула и покачала головой, не отводя взгляда от дочери.

– Тебе придётся завтра увидеться с Ивом, Антония, потому что он придёт к нам на обед, – огорошила она известием. – И будь любезна, дорогая моя, перестань вести себя, как капризный ребёнок, выбери из своего гардероба более подходящий наряд, договорились? – Эстер чуть прищурилась, в её голосе слышалась непреклонность.

Тони ощутила, как щёки слегка потеплели, поджала губы и нехотя кивнула. Ей и самой было немного стыдно за детскую выходку с платьем, но мама права: выставлять себя дальше дурочкой со стороны Антонии – откровенная глупость.

– И не забывай, после завтрака – портниха, – безжалостно напомнила старшая герцогиня, и девушке стоило больших трудов сдержаться и не скривиться.

Оставалось надеяться, что Тересия что-нибудь придумает и поможет. Словно в ответ на её мысли, подруга зашла в гости через пару часов, как Тони вернулась домой, и по возбуждённо блестевшим глазам графини Антония поняла, что у той есть, чем поделиться.

– Идём, – Тони ухватила её за руку и потянула в свою комнату, порадовавшись, что отец в кабинете занимается делами, а мать ушла с визитами.

Рамон же ещё с обеда остался во дворце, с друзьями. В покоях Тони хозяйка усадила Тересию в кресло и устроилась напротив, нетерпеливо глядя на гостью.

– Ну?! – шёпотом, на всякий случай, спросила она.

Тери зачем-то оглянулась на дверь, нервно облизнулась и выпалила:

– Завтра поедем на прогулку вдвоём, я где-нибудь сойду, а ты поедешь в поместье маркизы Ионели де ла Ресадо, оно в паре часов езды по западной дороге от Реннары, – Тересия перевела дух. – Она случайно слышала наш разговор и решила помочь, потому что её саму выдали замуж против её воли, – пояснила девушка на удивлённый взгляд подруги. – Маркиза сказала, главное, покинь город, а там по пути к тебе сядет сопровождающий. Переждёшь у неё, пока переполох уляжется, и когда Ранкур уедет, вернёшься, – Тери откинулась на спинку кресла и переплела пальцы, покосившись на Антонию.

Та с воодушевлением улыбнулась и благодарно посмотрела на подругу.

– Отлично! С тобой меня точно отпустят без проблем, мама знает, что мы дружим, – Тони хмыкнула и пренебрежительно дёрнула плечиком. – Я же сказала, что не выйду за Ранкура замуж! Ой, мне, наверное, вещи надо собрать какие-нибудь, да? – спохватилась она и озабоченно нахмурилась. – А как их из дома вынести, чтобы незаметно? – Тони растерянно посмотрела на подругу.

– Я прихвачу, у нас с тобой фигуры почти одинаковые, – вздохнув, предложила Тересия. – Антония…

– Ни слова больше! – решительно перебила её младшая герцогиня. – Я не передумаю, Тери, даже не уговаривай. Всё, решено. Завтра увидимся, – Тони чмокнула Тересию в щёку.

Больше всего юная хитрюга переживала, что родители догадаются о чём-то, и старалась вести себя, как обычно. Но возбуждение и нетерпение пополам с предвкушением не давало покоя, бурлило внутри маленьким гейзером, и даже злополучное кольцо на пальце и рисунок на ладони не вызывали прежнего раздражения. Лишь желание насмешливо хмыкнуть и победно улыбнуться, глядя в лицо маме или папе. Вот пусть только попробуют её ещё к чему-то принудить! Она даже спокойно перенесла на следующий день примерку ненавистного платья, в любое другое время и для другого торжества вызвавшее бы восторг Антонии элегантностью и изяществом фасона. Струящийся тонкий шёлк насыщенного голубого цвета, расшитый жемчугом и сапфирами корсаж, серебристое кружево в отделке и вышивка такой же нитью – наряд выглядел великолепно. Тони смотрелась в нём очень нежно и невинно, и глядя на своё отражение, девушка едва подавляла вспышки раздражения. Как же, послушной жены из неё уж точно не получится, что бы кто там себе не надумал. Ну а после примерки пришло время собираться на обед…

Сюрпризом для Антонии стало появление в её покоях матери, решившей лично проследить за переодеванием дочери.

– Прости, дорогая, но ты слишком возбуждена с утра, – невозмутимо пояснила леди Эстер, опустившись в кресло и внимательно посмотрев на дочь. – И я подозреваю, задумала какую-то очередную пакость. Тони, тебе не надоело? – вздохнула старшая герцогиня и покачала головой.

Сердце Антонии ёкнуло от беспокойства: не получилось до конца усыпить бдительность мамы, и это плохо. Врать она не очень умела. Тем не менее, девушка с независимым видом пожала плечами и направилась к гардеробной за личной горничной.

– И ничего я не задумала, – как можно непринуждённее отозвалась Антония. – Второй раз пугалом выглядеть перед Ранкуром не собираюсь, не переживай, – буркнула она и открыла дверь.

– Его зовут Ив, Антония, – строго поправила леди Эстер. – Прояви больше уважения к будущему мужу и королю Айвены.

– Пф! – пренебрежительно фыркнула Тони, закатив глаза, и зашла в помещение.

Никакой он не будущий муж и точка. Младшая герцогиня сосредоточилась на выборе платья к предстоящему обеду и остановилась на нейтральном варианте: домашний наряд из батиста с мелким растительным рисунком, рукавами-фонариками и скромным вырезом. Мило и ненавязчиво, и не слишком вычурно. В конце концов, это домашний обед с одним гостем, который не настолько знатен, чтобы наряжаться к его приходу, как на торжественный приём. Антония вышла из гардеробной и покрутилась перед матерью.

– Так пойдёт? – коротко осведомилась она.

– Вполне, – благосклонно согласилась леди Эстер, наклонив голову. – Идём.

Спускаясь по лестнице, Тони поймала себя на том, что нервничает. Сердце беспорядочно колотилось в груди, дыхание стало неравномерным, и то и дело тянуло облизывать губы. Девушка разозлилась на свои неугомонные эмоции: с чего это ей переживать перед встречей с этим мужланом? Всё равно, они видятся сегодня последний раз, он уедет в свою Айвену и станет там королём, а Тони останется здесь, в Реннаре, и всё будет как раньше.

– Завтра вечером ты остаёшься ночевать во дворце, ты помнишь, Тони? – совсем некстати обронила мать, подходя к дверям столовой, за которой уже слышались негромкие мужские голоса.

Девушка нахмурилась и кивнула.

– Помню, помню, – отозвалась она не слишком радостно.

Если всё сложится, завтра вечером Антония будет уже далеко и от дворца, и от родного дома. Где её не найдут.

– Будешь приглашать кого-то кроме Тересии? – не отставала мать, и Тони чуть не зарычала на неё.

Она не хотела обсуждать предстоящее торжество, вообще!

– Нет, – огрызнулась Антония и решительно распахнула дверь, чтобы прервать наконец тягостный для неё разговор.

Ну и, пока она малодушно не придумала причины, по которой никак не может присутствовать на обеде. Тони зашла, сразу посмотрела на отца и взялась кончиками пальцев за юбку.

– Добрый день, папа, – поздоровалась она, изобразив безупречный реверанс. Потом, поколебавшись, повернулась к Иву, сидевшему напротив и открыто смотревшему на неё. – Здравствуйте, милорд, – церемонно произнесла Тони, лишь на мгновение глянув на жениха и тут же отведя взгляд.

Он по-прежнему одевался скромно, если не сказать хуже – по мнению Антонии. Тёмно-синий, без украшений, камзол, простая, без кружев и отделки, рубашка из тонкого льна, вместо запонок – обычные пуговицы. И всё-таки, Тони вынуждена была признать, что выглядит Ив совсем не как простолюдин. Несмотря на грубоватые черты лица и полное отсутствие манер, чувствовалась в нём скрытая сила, притягательность. Взгляд то и дело норовил подняться выше, к непроницаемому лицу, на котором блуждала лёгкая улыбка, но Антония, поджав губы, запретила себе смотреть на Ива. Он её ничуть не интересует.

– Можно просто Ив, – негромко отозвался Ранкур. – Титул режет слух, знаете ли, давно его не слышал применительно к себе.

Антония выпрямилась, сложила руки перед собой и всё-таки посмотрела на него, хлопнув ресницами.

– Но ведь вы будущий король, милорд, вам придётся привыкать к такому обращению, – проворковала она, и то, как на мгновение с досадой поджались губы собеседника, доставило ей несравненное удовольствие.

– Предпочитаю оставить это придворным, – сухо бросил Ив и придвинул к себе тарелку. – Было бы странно слышать от собственной супруги обращение по титулу, вы не находите, леди?

Тони независимо дёрнула плечиком и уселась наконец за стол. Упоминание её возможного статуса неприятно царапнуло и одновременно заставило сердце забиться быстрее, однако младшая герцогиня утешила себя тем, что уже после обеда будет далеко от Ранкура и его притязаний. Некоторое время за столом царила тишина, нарушаемая только стуком столовых приборов о тарелки – все отдавали должное умению повара семейства ла Саллас. Ну а Тони ещё и напряжённо искала тему для разговора, причём такую, которую Ранкур вряд ли поддержит. Ведь они совсем, совсем разные. И наконец нашла.

– М-м-м… – начала было она, но наткнулась на предупреждающий взгляд Ива и решила не дразнить его больше, чем уже есть. – Скажите, вы любите оперу? В Королевском театре на прошлой неделе давали прелестное представление, – с непринуждённой улыбкой завела Антония светскую беседу, аккуратно разрезая на тарелке лист салата.

– На прошлой неделе, милая леди, я месил грязь на дорогах Ровении, – невозмутимо ответил Ив, не отрывая взгляда от своей тарелки и довольно ловко управляясь с приборами. – И не в курсе столичных веяний, уж простите.

 

Леди Эстер выразительно посмотрела на дочь, давая понять, что ей следовало подумать об этом, и о том, что лорд Ранкур редко бывает в Реннаре. Антония в очередной раз хлопнула ресницами и снова обратилась к Иву.

– О, это довольно известная труппа, она давно с успехом ездит по стране и бывала даже в самых дальних её уголках, неужели не слышали о «Золотом голосе Ровении»? – со снисходительной улыбкой спросила девушка.

Прежде, чем ответить, Ранкур разделался с последним кусочком тушёного мяса, налил в бокал вина и откинулся на спинку, смерив Тони насмешливым взглядом.

– Антония, а вы знаете, чем отличается зиттарский палаш от обычной сабли? Нет? Ну как же, это ведь просто, – лениво произнёс он, чуть прищурившись, и ухмыльнулся. – Разве вы не разбираетесь в оружии? Как можно, леди, – Ив покачал головой, и в его глазах Антония прочла откровенный вызов.

Он её дразнил. Он делал то, что она собиралась делать с ним! Этот… грубиян и невоспитанный мужчина посмел выставить Тони невеждой в той области, которую, конечно, знал лучше неё! Антония возмущённо засопела, сверля его взглядом и сжав вилку так, что побелели костяшки пальцев, и на несколько мгновений позабыв, что за столом они не одни. Но ответить достойно не успела: в разговор вступил отец.

– Ив, я слышал, вы кузнец? – благожелательно поинтересовался лорд Альберто.

– Ну, вроде того, – Ранкур кивнул, тут же оставив Антонию в покое. – Я неплохо управляюсь с металлом, могу делать зачарованное оружие.

Кузнец?.. Её так называемый жених ещё и кузнец? Тони мысленно застонала: хорошенькое занятие для будущего короля, махать молотом в кузне. Дальше она в разговоре не участвовала, запал выставить Ива глупцом пропал. Вообще воодушевление спало, Антония украдкой поглядывала на часы, прикидывая, когда закончится обед и успеет ли она до прибытия Тересии собрать кое-какие вещи. Например, спрятать любимый меч под платьем. Без оружия в незнакомый дом Тони соваться не собиралась, пусть его хозяйка и предложила помощь сама.

Едва дождавшись, когда отец встанет из-за стола, тем самым закончив трапезу, Антония тоже вскочила, повеселев, и прощебетала, как ни в чём не бывало:

– Мам, меня Тери на прогулку пригласила, я поеду?

Леди Эстер слишком внимательно посмотрела на дочь, потом переглянулась с отцом, что Антонии не слишком понравилось, и негромко сказала:

– Да, конечно, дорогая. Я с вами прогуляюсь.

– Но… Разве у тебя нет никаких дел? – Тони, совсем не ожидавшая, что одну её из дома не выпустят, растерянно моргнула, с отчаянием понимая, что их с Тересией такой хороший план летит к ррыхрам.

Старшая герцогиня благодушно улыбнулась и покачала головой.

– Нет, дорогая, и я с удовольствием проедусь с вами.

Тони понимала, что если она будет настаивать на прогулке без матери, это возбудит ещё больше подозрений. Придётся им с Тери придумать что-нибудь другое… Антония нашла в себе силы непринуждённо улыбнуться и кивнуть.

– Хорошо, мама.

Внутри всё как будто оборвалось, мир вновь предстал в серых красках. Изобразив реверанс, девушка ровным голосом попрощалась с отцом и Ранкуром и вышла из столовой, сменить домашнее платье на что-то, более подходящее к прогулке. И никаких мечей, к сожалению. Прикусив губу, Тони сердито смахнула непрошенную слезинку и запретила себе реветь. Снова покраснеют и опухнут глаза, а показывать свою слабость Антония не собиралась. Да, как целительница, она могла убрать все последствия истерики, но… Девушка упрямо сжала губы. У неё ещё есть время до завтрашнего вечера, рано руки опускать. В конце концов, можно тихо выбраться из дома ночью, пока все спят, второй этаж – не так уж высоко, и тётя ведь сказала, что третий дар Антонии – левитация. Главное, ухитриться улучить момент и попросить Тересию, чтобы она предупредила эту таинственную Ионель, что планы слегка меняются и побег переносится с вечера на ночь. Успокоив себя таким образом, Антония быстро переоделась и спустилась вниз в гораздо более спокойном расположении духа, чем уходила из столовой. Ив де Ранкур уже покинул их дом, к облегчению Тони, как сказала мать, а вскоре приехала и Тересия. Скользнула удивлённым взглядом по подруге, когда леди Эстер с невозмутимым лицом последовала за ними, Антония на это едва заметно пожала плечами и вышла матерью из дома.

– Потом поговорим, – шепнула Тони и села в экипаж.

Прогулка не принесла никаких сюрпризов. Тери щебетала о последних светских сплетнях, Антония с интересом включилась в их обсуждение, желая отвлечься и усыпить бдительность матери, и в общем, все были довольны. Почти все. Поговорить с Тересией так, чтобы не услышала старшая герцогиня, увы, не получилось. К ужину Тони вернулась домой, внешне спокойная, но внутри, как сжатая пружина арбалета. Время шло, а она до сих пор ещё ничего не сделала для своего спасения! За столом девушка едва смогла осилить половину лежавшей на тарелке еды, кусок застревал в горле и желудок протестующе сжимался. Отец и мать обсуждали свои дела, и Тони не прислушивалась к беседе. Она решала очень важный вопрос, как сообщить Тересии о своих планах, и в конце концов, не нашла ничего лучшего, чем остановиться на следующем варианте. Антония покидает ночью родительский дом, добирается до Тери, благо жила она недалеко, пересидит до утра у подруги, а утром Тересия уже сообщит Ионель, что побег перенесён на утро.

Занятая своими мыслями, Тони не заметила, как закончился ужин, и лишь оклик матери выдернул её из раздумий:

– Антония, дорогая, с тобой всё в порядке? – в голосе леди Эстер слышалось искреннее беспокойство. – Ты весь вечер сама не своя.

– Устала что-то, – младшая герцогиня слабо улыбнулась и прижала ладонь ко лбу. – Пойду, почитаю.

– Конечно, девочка моя, я провожу тебя, – заботливо предложила Эстер, и Тони не рискнула отказаться.

Так они и дошли до покоев Антонии, мать поддерживала девушку, изображавшую упадок сил, и едва сдерживавшую внутреннюю дрожь.

– Не сиди долго, Тони, – ласково улыбнувшись, Эстер поцеловала её в лоб. – Завтра последний день…

– Да, мама, – перебила её Антония, не желая вновь слушать про свадьбу. – Спокойной ночи, – она юркнула к себе.

Тони честно попыталась почитать, но никак не могла сосредоточиться на книге, то и дело косясь на часы, стрелка на которых ползла слишком медленно. Казалось, прошла целая вечность, пока они не показали десять: слуги уже наверняка разошлись по своим комнатам, да и родители у себя, и можно попробовать осуществить свою идею. Антония зашла в гардеробную, раскопала перевязь с мечом и ловко приладила её под платье, наплевав на неудобство, потом сдёрнула с вешалки плащ и накинула на плечи. Сердце гулко колотилось в груди, девушка то и дело облизывала сухие губы, пытаясь справиться с нервным волнением. Её пальцы дрогнули, когда она ухватилась за дверную ручку, нажала… Ничего не случилось. Дверь не открылась. Тони озадаченно уставилась на дверь – замка в ней не было, девушка не видела причин запираться в родном доме, а мать никогда не опускалась до того, чтобы рыться в вещах дочери. Что же сейчас случилось?.. Антония ещё раз дёрнула за ручку, с тем же результатом: злополучная дверь не открывалась.

У девушки закралось нехорошее подозрение, и спину обсыпали ледяные мурашки. Неужели мама всё-таки что-то заметила и решила от греха подальше предупредить возможные действия дочери? Тони метнулась к окну в гостиной, попыталась его открыть, а потом проверила и остальные окна. Обнаружив, что и они не открываются, младшая герцогиня осознала, что её заперли в собственной комнате. Её отец ведь отлично знал защитную магию, половина Реннары пользовалась его услугами, как мага-охранника. И вот, он применил своё умение на дочери. Тони уставилась в пространство невидящим взглядом, из неё как будто вытекли все силы и желание что-то делать дальше, как-то бороться за свою свободу. Даже слёз не осталось. Навалилась апатия и безразличие к собственной судьбе, а ещё, жгла обида, что самые близкие люди предали. А она считала, что мама любит её! Тони медленно поднялась, побрела в гардеробную, раздеваться. Что ж, раз так, то и нет смысла дальше делать вид, что всё хорошо. Остался всего один день, и вряд ли ей оставят возможность сбежать.

Переодевшись в ночную рубашку, Антония свернулась клубочком под одеялом, думая, что не сможет уснуть до утра, но едва смежила веки, как провалилась в глубокий крепкий сон без сновидений.

Утром она даже не улыбнулась, спустившись к завтраку, и не поздоровалась. Лишь кивнула родителям и брату и заняла своё место, подперев ладонью голову и вяло ковыряясь вилкой в омлете.

– Тони, ты чего такая кислая, кошмары приснились? – весело поинтересовался Рамон, но сестра в этот раз не отреагировала на подначку.

– Нет, – ровным голосом ответила она и прожевала кусок, не почувствовав его вкуса.

– Милая, у тебя что-то болит? – с искренним беспокойством спросила мать, посмотрев на Антонию. – Что случилось?

Тони подняла на неё взгляд и бледно улыбнулась.

– Я всего лишь выхожу замуж за того, за кого не хочу, мама, всё в порядке, – всё-таки не удержалась она от язвительной реплики. – И мои родители заперли меня в собственной комнате, – девушка с осуждением посмотрела на отца. – Правда, папа?

Герцог ла Саллас отложил вилку и вернул дочери пристальный взгляд.

– Хватит, Антония, – негромко, веско произнёс он. – Твои капризы и взбалмошность переходят все границы. Ив – отличная партия, и уж тем более, он – будущий король, не говоря о проснувшемся третьем даре. Ни слова больше о том, что тебе он не нравится и замуж за него ты не пойдёшь.

Девушка опустила глаза, вспышка раздражения погасла, погребённая под всё той же апатией.

– Да, папа, – тихим, безжизненным голосом ответила Антония, не имея желания спорить и что-то доказывать.

– И ешь давай, – добавил лорд Альберто. – Голодовка ни к чему хорошему не приведёт, Антония.

Она послушно съела всё до крошки, механически пережёвывая без всякого аппетита. Так же без слов перенесла последнюю примерку перед тем, как платье отвезут во дворец, в отведённые Антонии покои. Мелькнула отстранённая мысль, что надо бы и вещи свои собрать, или по крайней мере проследить, чтобы служанки не увидели спрятанный в гардеробной меч…

– Тони, милая, пойдём-ка, – ворвался в её размышления голос матери. – Я хочу кое-что обсудить с тобой.

Младшая герцогиня очнулась от невесёлых дум и осмысленно посмотрела на леди Эстер. Девушка догадывалась, о чём хочет поговорить мать, и слегка смешалась, ощутив, как щекам стало тепло. Тем не менее, послушно последовала за матерью в ближайшую гостиную.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru