Своенравный подарок

Кира Стрельникова
Своенравный подарок

Глава 2

Ив моргнул, потом тихо расхохотался и покачал головой.

– Племянница, значит? – он сел обратно в кресло, положил ногу на ногу и снова посмотрел на собеседницу. – Если бы я не знал, что пробуждение третьего дара полностью в воле богов, заподозрил, что вы специально подстроили нашу случайную встречу, – Ранкур погладил подбородок, его взгляд стал задумчивым.

Королеве не отказывают, он это прекрасно понимал. Исабель предлагала ему племянницу в жёны, и со всех сторон этот брак выглядел для будущего правителя идеальным. Кроме одного: слишком неожиданно для Ива и… они незнакомы, ррыхровы потроха! Это может оказаться большой проблемой.

– Считайте, это мой подарок вам за годы службы, – Исабель поудобнее устроилась в кресле. – Антонии пятьдесят четыре, хороший возраст, чтобы выйти замуж. Она воспитана, не дурнушка, кстати, целитель и маг Огня, – добавила её величество. – Тоже полезная магия для королевы.

Ив вздохнул и прикрыл глаза.

– Ладно, – ответил он, отрезая себе все пути отхода. – Полагаю, мне надо просить вас официально представить меня её родителям? – Ранкур вопросительно глянул на Исабель. – И как быть с обрядом? Магия закрепится только после него, но делегация вряд ли согласится ждать слишком долго, моему дяде осталось всего несколько месяцев, по их словам, – в груди кольнуло при мысли, что Ариго вскоре умрёт и помочь ему ничем нельзя, и Ив отогнал неприятные эмоции. – Подготовка к свадьбе может занять эти самые несколько месяцев…

– Три дня, – перебила его Исабель. – Ввиду исключительных обстоятельств, вам лучше уехать отсюда уже связанными обрядом, Ив, во избежание неприятных случайностей. На торжестве будут только близкие и родственники, церемонию проведём в дворцовой часовне. Я обо всём распоряжусь.

Через три дня он окажется женат на молодой девчонке с непростым характером, как успел понять Ив за их короткое знакомство, о которой он ничего не знает. Что ж, кто сказал, что быть королём – легко? Так или иначе, ему предстоял брак, и скорее всего, по расчёту и политической выгоде. Племянница королевы Исабели ничуть не хуже других иноземных принцесс, и по крайней мере, принесёт лично ему кроме приданого и сильного союзника в лице Ровении третий дар, редкий и ценный. Подданные, министры и советники при всём желании не смогут его обмануть, он почувствует.

– Договорились, – неожиданно для себя Ранкур усмехнулся и протянул Исабели ладонь для пожатия. – Раз уж вляпываться в авантюры, то с королевским размахом, – добавил он и пожал сухую, крепкую ладонь её величества.

И тут ему в голову пришла ещё одна мысль.

– А как к этому отнесётся сама леди Антония? – Ив поднял брови и посмотрел на собеседницу.

Тони совсем не ожидала, что окажется приглашённой этим самым Ранкуром, про которого говорила Тересия. И так грубо, даже не дождавшись её согласия! Возмущение кипело в ней, требуя выхода, и так хотелось дать волю магии, коловшей кончики пальцев, но – Антония сдержалась. Устраивать скандал прямо посреди бальной залы она не собиралась. Зато, когда этот мужлан вытащил её к танцующим, у неё появилась прекрасная возможность рассмотреть его вблизи. На взгляд девушки, ничего особенного в нём не было: высокий, на целую голову выше неё, широкий разворот плеч, квадратный подбородок, чётко очерченные губы – нижняя чуть полнее верхней. Антония осторожно посмотрела выше, на лицо: прямой нос, ярко-голубые, непроницаемые глаза, короткие рыжие волосы. И сильный, очень. Она поняла это по тому, как осторожно он сжал её пальчики, но вот чего Тони совсем не ожидала, так это проявившегося рисунка.

По спине сползла змейка холодных мурашек, мысли взвихрились суматошными мотыльками, и Антония, наплевав на приличия, покинула партнёра прямо посреди танца. Сердце забилось в горле, герцогиня невольно сжала ладонь, растерянная и испуганная. Конечно, мать ей рассказывала, что проявившийся третий дар оставляет метку на теле в виде вот такого рисунка, и у каждого вида магии он свой. Помоги ей богиня, если узор увидит мать. Какая насмешка судьбы – два года самые достойные представители аристократии не смогли это сделать, а этот… бастард вот так, походя, даже не будучи представлен ей по всем правилам, взял и пробудил! Антония фыркнула, сквозь беспокойство снова прорвалось возмущение несправедливостью жизни.

– Тони, Тони! Ну как?! – в суматошные размышления герцогини ворвался тоненький голосок Тересии. – О, боги, ты танцевала с ним! – с придыханием произнесла подруга, её глаза возбуждённо блестели.

Антония огляделась проверить, нет ли рядом родителей, потом молча схватила Тери за руку и решительно потянула за собой к окну, где им никто не мог помешать.

– Лучше бы не танцевала, – буркнула Тони и сунула под нос Тересии свою ладонь. – Посмотри, что он сделал! – выпалила она.

Графиня опустила взгляд на ладонь Антонии, и её брови поползли вверх.

– О-о-о, – протянула со смешанными интонациями Тересия. – Это… Тони, это то, что я думаю? – осторожно переспросила она, покосившись на подругу.

– Третий дар, – Антония поджала губы и скрестила руки на груди, спрятав предательский рисунок. – Вот как так вышло, Тери?! – нервно воскликнула герцогиня, едва справившись с желанием пройтись взад-вперёд и хоть так успокоить растрёпанные чувства. – Мы даже не знакомы, не представлены друг другу, понимаешь?! Я вообще не понимаю, зачем он меня пригласил! – Тони жалобно посмотрела на Тересию. – И у меня нет перчаток, – расстроенно добавила она, глаза защипало от навернувшихся слёз обиды. – Родители рассердятся, – почти шёпотом добавила девушка и прикусила губу.

– Почему? – искренне удивилась Тересия. – Ив ведь тоже королевских кровей…

– Незаконнорожденный и вообще, неизвестно, кто, – отрезала Антония.

– Ну… Тебе же необязательно выходить за него замуж? – неуверенно произнесла Тери, поглядывая на подругу. – Кстати, а что за дар, ты успела понять?

– Как? Я сбежала от него посреди танца, – призналась Антония и слегка покраснела, опустив взгляд. – Испугалась… А вдруг его дар ему нужен? – снова всполошилась она. – О, он же не знает, кто я такая и как меня зовут! – просияла Тони, вмиг успокоившись. – Тогда ладно, я просто не буду показывать маме! – повеселев, решила девушка. – А завтра вполне возможно, рисунок пропадёт, и всё будет в порядке.

– М-м, почему ты думаешь, что завтра он исчезнет? – Тересия обмахнулась веером, бросив рассеянный взгляд на гостей.

Антония выразительно посмотрела на графиню.

– Тери, он же мужчина, – произнесла она так, будто это всё объясняет. – И ты сама говорила, что женщины проявляют к нему внимание, – Тони пожала плечиками. – Возможно, эту ночь он проведёт не один…

– Антония, вот ты где, – не дал ей договорить голос матери. – А я тебя ищу, – она остановилась рядом с девушками и с улыбкой посмотрела на дочь.

Младшая герцогиня быстро спрятала украшенную ладонь в складках платья и постаралась придать лицу безмятежное выражение.

– Привет, мам, мы вот отдыхаем с Тери, – непринуждённо произнесла она, посмотрев на мать.

– Дорогая, надеюсь, твоя подруга простит, если я украду тебя ненадолго? – леди Эстер посмотрела на Тересию.

У Тони от нехорошего предчувствия ёкнуло сердце. Но… Её мать же не могла видеть, что произошло во время танца? Там было слишком много народу, это просто невозможно!

– Конечно, ваша светлость, – Тери присела в реверансе.

Старшая герцогиня перевела взгляд на замершую Антонию.

– Милая, пойдём, – мягко произнесла Эстер.

Тони молча последовала за ней, теребя веер и пытаясь справиться с волнением и проснувшимся беспокойством. Что-то происходило, она чувствовала, но вот что именно?

– С тобой хочет поговорить королева, Тони, – огорошила мать известием, пока они шли через зал к выходу.

– З-зачем, мам? – чуть запнувшись, удивилась Антония. – Я что-то сделала не так? – на всякий случай уточнила она.

– О, что ты, – Эстер негромко рассмеялась и покосилась на дочь с загадочной улыбкой. – Думаю, тебя ждёт сюрприз. Ты, кстати, ничего не хочешь мне сказать? – взгляд старшей герцогини стал внимательным.

– А… Н-нет, – пробормотала Антония, сжав пальцы той руки, на которой проявился рисунок, и по-прежнему пряча её в складках платья.

Узор всё ещё время от времени покалывало, и от него по коже расходилось тепло. Леди Эстер не стала настаивать. Они вышли из зала, прошли ещё немного и покинули людные гостиные. Антония волновалась всё больше, снова начав кусать губы, дыхание сбилось, и девушка часто сглатывала сухим горлом. Когда же мать приблизилась к личным покоям королевы и повернулась к ней, Тони испуганно уставилась на неё, чувствуя, как тело охватывает дрожь.

– Тони, милая, прежде, чем мы зайдём туда, покажи всё-таки, где проявился рисунок, – мягко, но настойчиво произнесла мать и добавила. – Её величество сказала, в тебе проснулся третий дар. Она умеет чувствовать такие вещи.

Внутри у Антонии всё оборвалось. Она отвела глаза и молча показала ладонь, глаза опять защипало. Паника молоточками билась в висках, девушка ощущала себя стоящей на краю пропасти. Эстер взяла тонкие пальчики дочери в свои, некоторое время рассматривала узор, потом чуть слышно вздохнула и погладила дрогнувшую руку Тони.

– Ну, пойдём, – она ласково обняла её и подтолкнула к двери.

– Мам… – пробормотала Антония и беспомощно взглянула на Эстер.

– Тони, – женщина стала серьёзной. – Ничего страшного тебя не ждёт, поверь. Мы с отцом уже поговорили с Исабелью. Ты разве не хочешь узнать, какой дар у тебя проснулся? – старшая герцогиня хитро прищурилась.

Антония неуверенно улыбнулась, любопытство робко проклюнулось сквозь нервные переживания.

– Хочу, – кивнула она. – А королева и это может сказать, да? – её брови встали домиком.

– Может. Заходи, – тепло улыбнулась Эстер и распахнула дверь.

Младшая леди ла Саллас сделала глубокий вдох и перешагнула через порог.

 

– Ваше величество, – Тони присела в реверансе, склонив голову.

– Садись, девочка, – в глубоком голосе королевы слышалось веселье, он звучал странно довольно.

Антония выпрямилась, обвела взглядом небольшую уютную гостиную, в которой тлел камин. Отец с задумчивым лицом стоял у окна, Исабель сидела в кресле и с доброжелательной улыбкой смотрела на Тони. Больше в комнате никого не было, и девушка тихонько перевела дух. Может, и обойдётся. Её просто спросят, хочет ли она оставить дар или нет, и на этом всё закончится. Успокоив себя таким образом, Тони опустилась в свободное кресло и покосилась на королеву. Леди Эстер отошла к отцу и остановилась рядом с ним, поглядывая на дочь.

– Покажи узор, Антония, – попросила Исабель и вытянула руку.

Младшая герцогиня послушно вложила пальцы в её ладонь, сердце невольно забилось чаще в ожидании ответа королевы. Она несколько минут разглядывала рисунок, потом кивнула и посмотрела на Антонию.

– Что ж, довольно интересный дар, девочка моя, левитация, – наконец произнесла Исабель. – Если развивать, весьма полезный в некоторых случаях.

Тони удивилась: левитация? Она пока не могла представить, зачем ей в обычной жизни умение поднимать предметы и останавливать их в воздухе. Королева откинулась на спинку кресла, сцепила руки перед собой и испытующе посмотрела на собеседницу.

– Антония, ты знаешь, с кем танцевала? – резко сменила она тему, улыбка пропала с её лица.

Тони внутренне напряглась: вот оно. Сейчас пойдёт разговор о том, хочет ли она сохранить дар. Младшая герцогиня затеребила веер и кивнула – врать тётке девушка не собиралась.

– Ив де Ранкур, – послушно ответила Антония и добавила, решив блеснуть знанием светских сплетен. – Бастард королевских кровей из Айвены. Ваше величество, мне вовсе не нужен… – торопливо начала Тони, но Исабель не дала ей договорить.

– Будущий король Айвены, дорогая, – перебила королева и прищурилась. – И завтра Ив подпишет указ о своём назначении единственным наследником короля Ариго, что он согласен принять титул.

«Мамочки!..» – пискнул внутренний голос, и Антония сглотнула. По спине прошла дрожь, снова проснулся страх. Наследник – это уже не бастард, и ему так просто не откажешь… И если у этого Ива проснулся какой-то полезный и нужный ему дар, то наверняка племянница королевы Ровении в качестве жены его вполне устроит. Антония чувствовала, что на её смотрят и родители, и с безнадёжностью поняла, что они уже всё решили. Конечно, если для дочери маячит возможность стать королевой соседней страны, никто не будет слушать возражений самой Антонии. В девушке вспыхнуло возмущение: они уже всё за неё решили! И этот разговор – чистой воды формальность! Она засопела, нахмурилась, посмотрела сначала на отца с матерью, потом на Исабель. Воздух в гостиной чуть ли не потрескивал от напряжения.

– Послушайте, мне совершенно не нужна эта левитация, и я вообще не знакома с этим вашим Ранкуром! – выпалила она и вскочила с кресла, сжимая кулаки. – Он… грубиян и невоспитанный мужлан! – Антония поджала губы и вздёрнула подбородок. – Мы разных кругов!

– Вот и воспитаешь из него хорошего короля, – со смешком произнесла Исабель, ничуть не впечатлённая выпадом племянницы, и раздражения в её голосе тоже не слышалось.

– Я-а-а?! – Тони поперхнулась вдохом, уставившись на Исабель и сомневаясь, что правильно поняла тётю.

Она – и кого-то воспитать? Тем более этого рыжего и неотёсанного?

– Не сумеешь, Тони? – королева подняла бровь и усмехнулась. – У тебя будет достаточно времени, девочка, я верю в твои силы, ты справишься.

– Я не пойду за него замуж! – от избытка эмоций Антония топнула ножкой, напряжённая, как струна. – Я его не знаю!..

– Ничего страшного, узнаешь постепенно, – уверенно заявила Исабель. – Тони, дорогая моя, твои родители уже дали согласие, и Ив согласен тоже. Он хороший человек, поверь мне, я знаю, – чуть смягчившись, добавила её величество. – И потом, ты станешь королевой, как и я. Разве тебе это не льстит?

Антония хватала ртом воздух, переводя взгляд с Исабели на родителей и обратно, и отчаянно переживала предательство близких людей. Какая корона, она никогда не думала об этом! Она всегда считала, что уж её-то, любимую младшую дочь, точно не выдадут по расчёту, ведь у семьи достаточно и влияния, и денег.

– Вы… Вы… – попыталась она выговорить, но Исабель не дослушала.

Поднявшись, королева подошла к неприметной двери в углу и открыла её.

– Заходите, Ив.

Сердце Антонии провалилось в живот и затаилось там маленьким, дрожащим комочком, когда порог гостиной переступил тот, с кем она так невежливо обошлась во время танца. Ив де Ранкур не выглядел недовольным, наоборот, на его лице поселилась лёгкая улыбка, а во взгляде светился интерес, когда он посмотрел на будущую невесту. Невесту?!

– Добрый вечер, леди, – негромко произнёс он, и от звука его голоса Антония вздрогнула, очнувшись от оцепенения. – Позвольте представиться, герцог Ив де Ранкур, – он коротко поклонился, и Тони мимолётно удивилась гладкости его речи.

Ей почему-то казалось, этот тип не умеет нормально разговаривать.

– Поскольку Иву придётся уехать в Айвену как можно скорее, я решила, что церемония будет проходить в дворцовой часовне, через три дня, – снова заговорила Исабель и посмотрела на Антонию.

После этих слов выдержка снова изменила девушке. Она издала возмущённый возглас, пряча за ним страх – как, всего через три дня?! Нет, они не могут так поступить с ней! – резко развернулась, не говоря ни слова, и выскочила из гостиной, ничего не видя из-за злых слёз, навернувшихся на глаза. Пробежав несколько пустых комнат, Антония свернула в полутёмную гостиную, упала на диван и расплакалась, обняв маленькую подушку, выплёскивая отчаяние и возмущение несправедливостью жизни. Её, замуж неизвестно за кого, только потому, что он вдруг оказался наследником соседней страны и захотел сохранить свой третий дар?! Даже не дав Антонии время познакомиться с ним, узнать лучше, что он за человек, да вообще, а где красивые ухаживания, цветы, подарки, комплименты? Как так можно? Как они, все, могли? Тони не знала, сколько прошло времени, пока слёзы утихли и глухие рыдания перешли в судорожные всхлипы. Глаза жгло, они наверняка покраснели и опухли, ресницы слиплись. В таком виде точно нельзя возвращаться, ещё не хватало, чтобы за спиной Антонии шушукались.

Девушка выпрямилась, вытерла щёки и, пригладив волосы, встала с дивана. Что ж, ладно. Она что-нибудь придумает, точно, а ещё с Тересией посоветуется, может, подруга подскажет дельную мысль. А этого… жениха, чтоб ему пусто было, просто не будет замечать и всё! Он для неё ничего не значит и не существует, вот вообще. Тихонько фыркнув под нос, Антония вздёрнула подбородок и решительным шагом вышла из комнаты. В соседней гостиной висело зеркало, что обрадовало герцогиню, она придирчиво осмотрела своё отражение. Красноту и припухлость вокруг глаз убрала несколькими касаниями, порадовавшись, что у неё дар целителя, а не какой-нибудь бесполезный вроде умения понимать растения и животные. На щеках остался румянец, но он не портил, а блестевшие от недавних слёз глаза даже придавали шарм. Антония ещё раз внимательно осмотрела себя, поправила пару локонов, выбившихся из причёски, и сочла, что следов недавней истерики не осталось. Надо возвращаться, родители всё равно ведь найдут.

Стараясь не дать эмоциям отразиться на лице, Тони поспешила к общим гостиным и торжественному залу, надеясь, что её бегство королеву не обидело, и тётка не накажет племянницу. Антония немного побаивалась Исабель, хотя и уважала, но подчиняться дурацкому желанию выдать её замуж ради укрепления связей между странами – увольте, она не какая-нибудь там наследница! Хотя принцесса, да, королевская кровь в ней текла. Прерывисто вздохнув, Тони уняла волну раздражения и злости, под которой всё так же прятался страх и беспокойство, крепко сжала пальцы и решительно перешагнула порог торжественной залы, глядя перед собой. Всё так же играла музыка, шумели гости, слуги ловко лавировали между ними, разнося подносы с бокалами – вроде ничего не изменилось. Взгляд Антонии невольно метнулся к возвышению с тронами, и к некоторому облегчению она увидела там только короля, Исабель не было. Осталось понять, где родители и… её будущий муж. Тони передёрнуло от этой фразы, в голове никак не укладывалось, что всего через три дня она выйдет замуж. Сердце пропустило несколько ударов, герцогиня прикусила губу, проглотив ком в горле. Несправедливо, отрывать её от нынешней жизни, от друзей, семьи, и увозить в незнакомую страну! Ну какая из Тони королева, в самом деле. При мысли, что она станет правительницей целого государства, в животе всё сжималось и появлялось сосущее ощущение под лопаткой. Антонию ведь не готовили к такой ответственности, она даже не думала…

– Тони, вот ты где! Куда ты исчезла? – нетерпеливый голос Тересии прервал невесёлые размышления подруги. – Ну, ты показала своим рисунок?

– А? – Антония вздрогнула и посмотрела на Тери. Вздохнула, поколебалась несколько мгновений, а потом призналась. – Меня замуж выдают, – вышло слишком жалобно, и она поспешно добавила. – Только это между нами, Тери, договорились? Я… не хочу, чтобы знали, – помявшись, пояснила Антония и опустила взгляд на свои пальцы. – Через три дня. Ничего грандиозного, только в узком семейном кругу.

Тересия ахнула и прижала ладонь к губам, во все глаза глядя на поникшую подругу. Потом ухватила её за руку и потянула к нише с окном, полускрытой бархатной шторой.

– За Ива?! – недоверчиво переспросила шёпотом Тери, заглянув в лицо Антонии.

– Да, – та грустно кивнула. – Тётя Исабель так решила, и… и меня никто не стал слушать! – Антония отвернулась и прикусила губу, чувствуя, как обида снова жжёт изнутри кислотой. – Потому что ему хочется сохранить свой проклятый третий дар! – с досадой выпалила герцогиня и поджала губы.

– Ну… Тони, не расстраивайся, – Тересия робко погладила подругу по руке. – Королева вряд ли желает зла, может, Ив тебе ещё понравится…

– Он в Айвену уезжает, – глухо отозвалась Антония, прижавшись горящим лбом к прохладному окну, глядя в тёмный парк невидящим взглядом. – И меня с собой берёт. Он… королём станет, – Тони не видела смысла скрывать эти сведения, молчать ей не запрещали, и рано или поздно это станет известно всё равно.

– О-о-о, – протянула Тересия, окончательно погребённая под ворохом сногсшибательных новостей от подруги. – Ты… Тони, ты тоже королевой станешь? – шёпотом спросила Тери, обмахнувшись от волнения веером.

– Н-наверное, – герцогиня дёрнула плечом, потом обхватила себя руками. – Тери, я не хочу этой свадьбы! – повторила Антония с нотками отчаяния, потом с надеждой посмотрела на подругу. – Ты поможешь мне, а?

Та озадаченно моргнула и подняла брови.

– В чём, Тони? – осторожно переспросила девушка.

– Избежать её, – твёрдо повторила молодая леди, глядя в глаза собеседницы. – Я согласна на любой вариант.

Тересия помолчала, сложила и развернула веер, разгладила тонкий расписной шёлк, натянутый между черепаховыми пластинками.

– Ну я не знаю, что я могу сделать… – протянула графиня, с сочувствием посмотрев на Антонию. – Но подумаю, обязательно.

– Спасибо, – герцогиня порывисто обняла подругу и прижала к себе. – Ты лучшая, – шепнула она и с облегчением улыбнулась.

Вдвоём они что-нибудь точно придумают. Обязательно. Антония отстранилась, но сказать ничего не успела: Тересия посмотрела ей за спину.

– Твои родители идут, – негромко произнесла она.

Тони вздрогнула и обернулась, нервно сжав веер, сердце невольно забилось быстрее, а в груди кольнуло. Будут ли её ругать за своенравность?.. Однако мама улыбалась, и на лице папы раздражения или злости не виделось, как и в их взглядах. Может, они всё-таки передумали насчёт этой нелепой свадьбы? Антония невольно потёрла ладонь с рисунком – неприятные ощущения уже пропали, и если не смотреть, то можно представить, что ничего и нет.

– Тони, милая, – леди Эстер остановилась рядом с молчаливой дочерью. – Ты ещё хочешь остаться? – спросила она, доброжелательно глядя на неё.

Договорить матери Антония не дала. Покачав головой, кратко ответила:

– Нет.

Не хватало ещё снова встречаться с этим мужланом, вот ещё. И танцевать с ним она совсем не хочет. И вообще, чтобы их видели рядом!

– Тогда пойдём, завтра хлопотный день, – Эстер протянула ей руку. – Тересия, доброго вечера.

– Спасибо, ваша светлость, – графиня присела в реверансе, успев бросить на подругу сочувствующий взгляд. – До свидания, Тони.

Та кивнула и молча последовала за родителями, не замечая гостей вокруг. После недавней вспышки эмоций навалилась усталость и апатия, хотелось поскорее оказаться в своей комнате, дома, и… представить хотя бы на несколько минут, что всё случившееся – просто кошмарный сон, чья-то дурная шутка. И узор исчезнет, стоит только хорошенько намочить руку с мылом. Антония дошла уже почти до выхода, когда вдруг почувствовала чей-то острый, пристальный взгляд. Вздрогнув, она невольно обернулась и встретилась глазами с Ивом де Ранкуром. Он смотрел на неё с другого конца зала, и задумчивость на его лице Антонии очень не понравилась. Кроме всего прочего, рядом с будущим королём Айвены стояла какая-то дама с не слишком довольным выражением и явно ждала от него ответа на свой вопрос. Тони поспешно отвернулась, желчно пожелав женишку качественных разборок с любовницей. Отчего-то ей казалось, эта женщина именно любовница Ива. И… вдруг он изменит решение и рисунок сам исчезнет этой ночью?.. Это было бы замечательным решением всех проблем.

 

Пока они не сели в экипаж – Рамон остался веселиться дальше, ещё не зная о случившемся с сестрой, – Антония и родители молчали, но едва они тронулись, леди Эстер заговорила.

– Антония, дорогая моя, я приглашу завтра портниху, обсудим платье, – как ни в чём не бывало, начала она. – А в обед королева ждёт нас к себе, Ив тоже там будет. Отметим помолвку в узком семейном кругу, – старшая герцогиня улыбнулась.

– Мама! – не выдержала Тони, вскинув на родительницу возмущённый взгляд. – Ну хватит уже!

– Антония, не будь ребёнком, – вступил в разговор отец и чуть поморщился. – Тебе уже достаточно лет, чтобы задумываться о замужестве, и чем плох наследник Айвены, я решительно не пойму.

«Тем, что я его совершенно не знаю и не люблю!» – мысленно возмутилась Антония, но вслух не рискнула высказаться – здесь не дворец, а отец мог осадить и довольно резко.

– Альберто, девочка немного растеряна и взволнована, – мягко произнесла Эстер, положив ладонь на руку мужа. – Её можно понять, всё случилось довольно неожиданно. Ничего, думаю, всё хорошо будет, – старшая герцогиня нагнулась и погладила Антонию по кисти. – Ив неплохой человек, Исабель бы не стала отдавать тебя кому попало, Тони.

Нахохлившись, девушка скрестила руки на груди и молча уставилась в окно кареты. Ничего они не понимают, и мама тоже. Ну и ладно, она ничего не будет объяснять, а всё сделает по-своему. Замуж за Ранкура точно не выйдет! Дома Антония сразу ушла к себе, перед сном немного полежала в ванной, успокаивая разошедшиеся нервы – рисунок, как она втайне надеялась, не смылся, конечно, – и легла спать, утомлённая насыщенным вечером.

Этим же вечером, кабинет королевы.

Ив не сомневался, что Антония не обрадуется известию, и когда она вихрем вылетела из комнаты, едва удержал усмешку. Упрямая взбалмошная девчонка, с которой будет сложно. Но и интересно, наверное, если они смогут найти общий язык и прийти к согласию в совместной жизни.

– Простите, Тони иногда бывает… несдержанной, – леди Эстер явно была расстроена поведением дочери, как и хмурившийся герцог, а вот Исабель открыто усмехалась, поглядывая на Ива.

– Ничего, ваша светлость, – негромко ответил Ранкур, сохраняя непроницаемое выражение лица. – Я всё понимаю.

– Так, ну, жду вас всех завтра во дворце на обеде, – Исабель поднялась и хлопнула в ладоши, потом посмотрела на Ива. – Потом можете пригласить Тони прогуляться, поговорите с ней заодно, – добавила она весело.

– Посмотрим, – уклончиво ответил Ив.

Родители Антонии попрощались и вышли, и будущий король Айвены остался наедине с её величеством. Она стала серьёзной, взгляд – внимательным.

– Ив, я надеюсь, вы не будете обижать Тони, – негромко произнесла она. – Девочка мне дорога, и я хочу, чтобы она была счастлива.

– Ваше величество, я понятия не имею, как сделать счастливой молодую девушку, привыкшую совсем к другой жизни, отличной от той, что её ждёт, но я постараюсь, – так же серьёзно и честно ответил он.

– Благодарю, – кивнула Исабель. – Утром вас будут ждать здесь же, Ив, с необходимыми документами. Можете сказать, что вы будете готовы отправиться через неделю, после соблюдения всех формальностей.

– Да, ваше величество, – Ив кивнул и, поколебавшись, добавил. – Можно ещё одну просьбу?

– Какую? – Исабель подняла брови.

– Видите ли, мой городской дом не совсем готов принять новых жильцов, – пояснил Ранкур, вспомнив, в каком состоянии его жилище. – Я бываю в нём слишком редко…

– Мой управляющий завтра навестит вас, – с понимающей улыбкой перебила Исабель. – Он сделает всё, как надо, не волнуйтесь.

– Благодарю, ваше величество. Тогда всего доброго, – Ив поклонился и направился к выходу.

Оставаться дальше на приёме он не видел никакого смысла, поэтому сразу направился через торжественный зал к противоположной двери, но далеко не ушёл. Конечно, маркиза де ла Ресадо ухитрилась оказаться рядом именно в тот момент, когда Ив появился среди гостей, и сразу цепко ухватила его за локоть. Ранкур же смотрел в спину удаляющейся Антонии, вспомнив, какой букет эмоций испытала девушка, едва он появился в той комнате. Дар вблизи неё снова дал о себе знать, и… Пожалуй, ему понравилось то, что Ив почувствовал. Яркие, искренние, они окатили его фонтаном, разбудив азарт, похожие на глоток свежего воздуха в затхлой атмосфере дворца. А ещё, её глаза меняли цвет, и когда Антония злилась или возмущалась, становились зелёными, как у кошки. Она обернулась, и на мгновение их взгляды встретились.

– …Ив, ты меня совсем не слышишь?! – недовольное шипение Ионели разбило волшебство момента, и Ранкур поморщился, переведя взгляд на любовницу.

Бывшую, с неожиданным для себя удовлетворением подумал Ив. В последние их встречи Нелли слишком часто и настойчиво заводила разговоры о короне Айвены и намекала, что ему надо будет жениться. Навязчивых женщин Ив не особо любил и подумывал разорвать с Ионелью отношения, и Антония подвернулась очень вовремя. Теперь у него есть веская причина дать отставку маркизе.

– Прости, что? – переспросил он, не заботясь о приличиях и слышит их кто-нибудь или нет.

– Говорю, мы можем уйти прямо сейчас, – моментально изменив тон, с многообещающей улыбкой произнесла женщина, глядя ему в глаза.

– Я точно ухожу, Нелли, у меня дел по горло, – небрежно пожал плечами Ив и аккуратно убрал ладонь маркизы со своей руки. – Но один.

Ионель вздёрнула бровь, её взгляд невольно опустился ниже, и она заметила рисунок на его ладони. Замерла, судорожно сжав веер, потом вскинула голову, недоверчиво уставившись на Ива.

– Кто она? – тихо спросила она, прищурившись.

Ранкур же смерил Ионель взглядом и ответил:

– Какая разница, Нелли, это уж точно не твоё дело. Не приходи больше ко мне, я собираюсь жениться, и мне не нужны лишние слухи, – добавил Ив равнодушно и отвернулся.

Он не видел смысла разводить долгие разговоры, ибо не желал выслушивать признания, видеть истерики и слёзы. Всё, что хотел, он Ионели сказал, и решения менять не собирается. Если она не в состоянии понять, это не его проблемы. Ив ожидал, что маркиза догонит его, потребует объяснений, устроит некрасивую сцену, но – ей хватило воспитания и ума не делать этого, как он понял через несколько минут. Ну и отлично. Сегодня Ив собирался как следует выспаться, чтобы завтра с утра иметь свежую голову. Предстояло много сделать, и в первую очередь сходить к портному и заказать что-нибудь приличное к свадьбе. Ив усмехнулся и покачал головой: кто бы ему сказал неделю назад, что он примет предложение, от которого столько бегал, да ещё и обзаведётся невестой, племянницей королевы Исабели, Ранкур бы первый послал того шутника очень далеко. А вот поди ж ты, как всё повернулось.

Он без приключений добрался до дома, зашёл, стараясь не смотреть по сторонам и надеясь, что управляющий её величества сможет за три дня привести тут всё в относительный порядок, и поднялся на второй этаж, к себе. Огляделся, задумчиво погладив подбородок, выглянул в коридор, покосившись на соседнюю дверь – там находилась гостевая спальня, иногда у него останавливались друзья. По всем правилам, у его жены должна быть отдельная спальня, соединённая с его внутренней дверью. Но ррыхр возьми, он никогда не понимал этого дурацкого обычая аристократии спать по отдельности. Антония станет его женщиной, а его женщина должна быть рядом. Так воспитывал дядя, когда Ив ещё жил в Айвене, Ариго всегда твердил, что жена должна чувствовать заботу и внимание, и тогда всё будет в семье хорошо. А если спать по отдельности, приходя к супруге в спальню лишь для выполнения своих обязанностей, это не семья. У дяди с тётей тоже не было раздельных спален, но они друг друга любили, и Ив не видел в этом ничего удивительного. У них с Антонией всё далеко не так просто… Но спать она будет здесь, и это не обсуждается.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru