Своенравный подарок

Кира Стрельникова
Своенравный подарок

– Хм-м, так это по его душу делегация из Айвены приехала? – небрежно обронила Антония, желая тоже блеснуть знанием светских сплетен перед подругой.

– Ну да, наверное, – Тересия дёрнула плечиком. – Ранкур же теперь подданный Исабели и Лоренсо, служит им, и только с их согласия может покинуть страну. В общем, я хочу познакомиться с ним! – выдала Тери, чем вызвала удивлённый взгляд Тони.

– Эйар с тобой, зачем?! – тихо воскликнула она. – Сколько ему лет? И, Терес, он же бастард, – понизив голос, добавила Антония и сморщила носик.

– Королевский бастард, – подняла палец Тересия, ответив назидательным тоном. – И только лишь потому, что его отец не успел жениться на его матери, она умерла родами. А у короля Айвены одни дочери, обе замужем, кстати. Королева на сносях, но пока загадывать рано, – девушка снова заулыбалась. – Иву что-то около ста лет, самый расцвет для мужчины, я считаю, – она кокетливо захлопала ресницами и отработанным движением накрутила на пальчик золотистый локон.

Тони закатила глаза и фыркнула.

– Старый, – припечатала она.

– Антония, – заговорила Эстер, подойдя к дочери. – Королева ждёт нас, – она выразительно посмотрела на младшую герцогиню.

Они уже вошли в зал для торжественных церемоний, поражающий размерами и отделкой. Высокие окна в позолоченных переплётах, между ними – мозаичные панно из полудрагоценных камней, множество магических светильников с хрустальными подвесками, разбрасывающих радужные блики, в вазах – свежие цветы, распространяющие тонкий аромат. В дальнем конце, на возвышении, стояли два трона, обитых тёмно-синим бархатом, и в них сидела королевская чета Ровении – королева Исабель и король Лоренсо. Её величество представляла собой женщину средних лет довольно пышных форм, с улыбчивым круглым лицом и забранными в причёску тёмными волосами, живые карие глаза скользили по залу, ни на ком не задерживаясь, но подмечая каждую мелочь. Король – подтянутый мужчина с тонкими усиками, ироничной усмешкой и блеском во взгляде заставлял не одно женское сердце биться чаще, но хранил верность королеве вот уже много лет, и из-за третьего дара, и потому, что чувства в королевской чете были искренними и глубокими. Подтверждением тому служили трое детей, двое старших юношей с разницей в три года и маленькая принцесса, которой совсем недавно исполнилось тридцать лет – по обычным меркам, девочка выглядела на десять.

– Встретимся позже, – с улыбкой произнесла Тересия, и Антония кивнула.

Семейство ла Саллас приблизилось к трону, королева поднялась, спустившись и тепло поздоровавшись с родственниками.

– Эстер, Альберто, – Исабель обняла поочерёдно герцогов. – Рада видеть вас. Антония, дорогая моя, – её величество приподняла голову племянницы за подбородок. – Хорошеешь день ото дня, – Исабель коснулась губами лба Тони.

– Спасибо, тётя, – младшая герцогиня улыбнулась немного смущённо и присела в реверансе.

– Рамон уже умчался к друзьям? – усмехнулась Исабель и наклонила голову. – Спасибо за подарок, Берт, – она посмотрела на брата. – Я как раз подумывала о новом письменном приборе, ты, как всегда, угадал. Что ж, хорошего вам вечера.

Взгляд Исабели на мгновение задержался на Антонии, но почти сразу королева перевела его на кого-то из гостей. Ну а Тони после официальной части с радостью присоединилась к Тересии и другим девушкам. Вскоре заиграли музыканты, их величества открыли вечер первым танцем, и Антония погрузилась в привычную атмосферу бала, принимая приглашения, флиртуя и молясь про себя богине, чтобы родители не начали знакомить с новыми молодыми людьми. Она успела осушить два бокала с игристым вином и станцевать три танца, когда Тересия вдруг широко раскрыла глаза и дёрнула Антонию за руку.

– Тони! Тони, смотри, вон Ив де Ранкур!

Младшая герцогиня ла Саллас отработанным движением раскрыла веер, спрятала за ним лицо и осторожно посмотрела в ту сторону, куда и Тересия. Ну и половина женщин и девушек вокруг них, если уж быть честными. Однако разглядеть мужчину на другом конце зала было сложно, Антония только увидела, что у него рыжие волосы, он высокий и широкоплечий, и его одежда отличается от нарядов гостей простотой и скромностью. А ещё, этот самый Ив с довольно мрачным лицом о чём-то беседовал с Исабелью и Лоренсо, и едва разговор закончился, быстрым шагом вышел из торжественной залы. Рядом тихонько, разочарованно застонала Тересия, и Тони не сдержала усмешки, покосившись на подругу.

– Дорогая, не вижу ничего примечательного в этом человеке, – небрежно пожала плечиками Тони. – Как видишь, вряд ли он останется на вечере, лучше обрати своё внимание на более достойных молодых людей, – и Антония отвернулась от того конца зала, выискивая среди окружающих следующего партнёра по танцам.

Ив был недоволен: королева Исабель прислала ему официальное приглашение на торжественный приём в честь своего дня рождения. Отказаться никак, всё же, нечасто её величество лично приглашает его к себе, а ехать не хотелось. Он всего несколько месяцев, как вернулся на границу, и положение здесь оставалось напряжённым. Зиттарианцы постоянно пробовали на зуб крепость охранных приграничных бастионов Ровении, и Ранкур не вылезал из постоянных рейдов и стычек, вычищая леса от партизанов и засланцев от соседней страны. Зиттария никак не могла смириться с тем, что плодородные и богатые урожаями долины в предгорьях принадлежали Ровении, а не им, но на полноценную войну у них не хватало сил и смелости. Вот и пытались отвоевать хоть что-то мелкими набегами.

Ранкур небрежно бросил кусочек плотной бумаги с золотым обрезом на стол и приблизился к окну, скрестив руки на груди. Ехать придётся, это уже понятно, и как раз за неделю доберётся до столицы. Ладно, сходит во дворец, вежливо поздравит с днём рождения и на следующее утро уедет обратно. Может, проведёт ночь с Ионель, если та предпочтёт его общество танцам до утра. Ив ещё раз раздражённо вздохнул и вышел из кабинета в скромном домике, который купил на весьма щедрое жалование, положенное ему Исабель за клятву верности её стране и охрану границ Ровении. Отдав необходимые распоряжения, уже на следующий день Ив налегке выехал в Реннару и через неделю уже был в столице. Здесь у него тоже имелся небольшой особняк, подаренный лично королевой за хорошую службу, но поскольку Ив останавливался там лишь в свои кратковременные приезды в столицу, половина комнат выглядела заброшенной. Ну а Ранкуру для жизни хватало спальни из всех шести комнат на первом и втором этаже, а еду он заказывал из ближайшей таверны. Оставшиеся полтора дня ушли на обычные хлопоты: приведение спальни в относительный порядок, поход к портному за одеждой для вечера и посиделки с одним из немногочисленных приятелей, которые были у Ива в столице. Извещать Ионель он пока не торопился, обойдясь вызванной из той же таверны знакомой официанткой, не требовавшей от него ни возращения в Айвену, ни тем более жениться. Ну а на следующий вечер Ранкур отправился во дворец.

Он специально приехал позже указанного в приглашении срока, надеясь, что основная масса приглашённых уже будет во дворце и не придётся толочься в очереди перед входом, и так и вышло. Не желая затягивать с нахождением на шумном и многолюдном приёме, где ему всё равно было нечего делать, Ив направился прямо в центральный зал, соблюсти долг вежливости и поздравить королеву, но, похоже, Харвальд сегодня был не на его стороне.

– Ив! – раздался знакомый радостный голос, и из гостиной, мимо которой как раз проходил Ранкур, вышла маркиза де ла Ресадо.

Как всегда, в роскошном туалете, на груди, шее и запястьях переливались драгоценности, каштановые волосы забраны в высокую причёску. Глаза блестят, губы изогнуты в улыбке, низкое декольте позволяет по достоинству оценить все прелести Ионель. Ив уже услышал от приятеля, что она не скучала эти три месяца, и мужчина едва сдержал ироничную усмешку.

– Ты приехал, – чуть понизив голос, с придыханием произнесла маркиза, остановившись рядом с ним, и коснулась его руки затянутыми в кружевную перчатку пальчиками.

– Ненадолго, я завтра утром уезжаю, – небрежно обронил Ив, подавив смутное чувство досады.

Если она снова начнёт намекать на ждущий его трон и рассуждать о власти и прелестях короны, точно вычеркнет из жизни, даже несмотря на её умения в постели. Ловкий язычок и губки не стоят его нервов, можно найти себе и менее амбициозную любовницу и наслаждаться с ней жизнью. Ионель же прикрыла глаза ресницами, в которых загорелся огонёк предвкушения, и коснулась сложенным веером корсажа напротив сердца(1), не сводя с него взгляда.

– Я могу раньше уйти с приёма, – мурлыкнула она, прижавшись к руке Ива полной грудью, потом раскрыла веер правой рукой и снова закрыла(2).

Ранкур задумчиво посмотрел на любовницу, взвешивая все за и против – намёк прозвучал вполне прозрачно. Он заметил её движения веером, однако не силён был в тонком искусстве распознавать этот язык жестов, придворному этикету его уж точно не учили. Она, наверное, действовала бессознательно, не подумав, что Ив может не знать подобных простых для аристократов вещей. Сожри его духи, он не аристократ, и сколько можно уже это повторять. Кроме всего прочего, судя по косым взглядам нескольких дам и их усмешкам, они как раз прекрасно поняли, что хотела сказать Ионель. Его это ни разу не трогало, ему до сплетен о своей скромной персоне не было никакого дела. Ив проводил в столице слишком мало времени, а до границы эти слухи не доходили.

– Я дам знать, Нелли, – понизив голос, ответил он и зашагал дальше, оставив любовницу в кругу её приятельниц.

Добравшись наконец до торжественной главной залы, сверкающей позолотой и хрусталём, туалетами дам и драгоценностями, Ранкур прямо направился к их величествам, не глядя по сторонам. Королева, заметив его, сама встала и спустилась, приветственно улыбнувшись.

– Ив, добрый вечер, рада, что вы откликнулись на моё приглашение, – поздоровалась Исабель, остановившись рядом с гостем.

 

– Я не мог пренебречь им, ваше величество, – Ив коротко поклонился. – Вы столько для меня сделали.

Королева усмехнулась, посмотрев на него сквозь ресницы.

– Я не имею обыкновения разбрасываться полезными друзьями, лорд Ранкур, – обронила она и заговорила уже серьёзно. – Не морщитесь, вы носите титул по праву рождения, и негоже забывать о своих корнях. Кстати, о них. Ив, я бы хотела, чтобы вы поговорили кое с кем, в Малом кабинете.

Ранкур нахмурился, под лопаткой появилось неприятное, свербящее ощущение грядущих неприятностей.

– С кем, ваше величество? – уточнил он.

– Делегация от вашего дяди. Сделайте мне подарок, – не дала ему ничего возразить Исабель. – Хотя бы выслушайте их, Ив.

Он с раздражением выдохнул, про себя выругавшись. Интересно, когда Ариго надоест бегать за племянником и уговаривать подписать указ о назначении? Эта бумага становилась действительной только при наличии подписи их обоих, короля и самого Ива. Скорее бы уж его супруга разродилась наследником, что ли, тогда от него отстанут.

– Только из уважения к вам, ваше величество, – сухо ответил Ив и снова поклонился. – Я выслушаю посланцев моего дяди, но покидать службу не собираюсь.

Во взгляде Исабель промелькнуло странное выражение, насторожившее Ранкура.

– Мой секретарь проводит вас, лорд Ранкур, – королева махнула рукой, и из-за трона вышел неприметный человек средних лет в простой тёмной одежде, молча поклонился.

Ив вышел за ним, миновал шумные, заполненные гостями залы, и вскоре секретарь остановился у дверей из чёрного дерева, покрытых лаком и отделанных вставками из перламутра.

– Прошу, милорд, – личный поверенный в делах королевы толкнул створки, пропуская Ива.

Ранкур снова поморщился от упоминания своего титула и переступил порог Малого кабинета. Массивные шкафы с книгами, папками и многочисленными талисманами и артефактами, сейчас неактивными, у окна, прикрытого тяжёлыми бархатными шторами тёмно-коричневого цвета, стоял письменный стол с чернильным прибором из какого-то полудрагоценного камня. На диване и двух креслах расположились посланцы короля Айвены Ариго – четверо мужчин в летах с усталыми лицами. Никто из них не был Иву знаком, хотя он покинул двор дяди всего несколько лет назад.

– Приветствую, господа, – сдержанно поздоровался Ранкур, остановившись у стола и обвёл посланцев взглядом. – Чем обязан? Какие ещё аргументы вы приведёте? – не удержался он от ироничного замечания. – Я неясно выразился в последний раз…

– Не язвите, герцог, – перебил его один из посланцев и посмотрел в глаза. – Обстоятельства сильно изменились. Вы теперь – действительно единственный наследный принц Айвены, с приказом короля или без него. Несколько недель назад её величество Синтела гораздо раньше срока разрешилась от бремени и… не спасли ни её, ни ребёнка. Мальчика.

В кабинете воцарилась тишина. Ив, не ожидавший таких известий, молча смотрел на говорившего, пытаясь осознать только что услышанное.

– Королю осталось несколько месяцев, он слишком сильно был связан с супругой, и теперь уходит вслед за ней, – добил посланник. – Последнее держится в строгом секрете, слишком много желающих занять трон Айвены в обход прямых наследников королевской крови, – продолжил говорить мужчина, а Ив молча слушал. – Если вы не подпишете указ короля о признании вас единственным наследником, страну ждёт гражданская война после смерти Ариго. И вам всё равно придётся вернуться, как ближайшему родственнику королевской крови, если вам не всё равно, что будет дальше со страной, где вы родились и выросли.

В кабинете воцарилась тяжёлая, вязкая тишина, нарушаемая только тиканьем часов. Ив заложил руки за спину и прошёлся по кабинету, хмурясь и поджимая губы. Сведения оказались неожиданными и нерадостными, совсем. Одно дело отказываться при живом короле и вероятности, что у него всё-таки появится законный сын, и другое… Вот так, вдруг узнать, что единственному родному человеку осталось жить от силы несколько месяцев. Даже учитывая, что между ними никогда не было тёплых отношений, Ив не ненавидел Ариго, всё же тот вырастил племянника после смерти брата, не оставил, признал, несмотря на то, что отец Ива не успел жениться на его матери. По всему выходит, что беззаботная жизнь начальника отряда в гарнизоне на границе и по совместительству кузнеца оружейных амулетов и талисманов закончилась. Ранкур при всём своём упрямстве не мог оставить дядю в тяжёлом положении, слишком много тот для него сделал в сложный момент. Надеть корону…

– Я могу подумать до завтра? – буркнул Ив, уже зная, что согласится.

Но ему нужно время, чтобы привыкнуть к мысли, что теперь придётся учиться быть правителем, а не просто командовать отрядом воинов. Как же невовремя всё случилось! И ведь до этого тётя родила двух дочерей без проблем! Хм. Дочерей. Ранкур нахмурился, но мысль ушла, а он никогда не был силён в размышлениях и раскладывании по полочкам. На границе всё просто и без затей, теперь же Ива ждала придворная жизнь.

– Хорошо, утром мы ждём вашего ответа, – говоривший с ним мужчина поднялся и пристально посмотрел на собеседника. – Могу я надеяться, что вы не уедете никуда снова, ваша светлость?

Ив чуть не вздрогнул, настолько непривычно было слышать свой титул, о котором он, признаться, почти забыл.

– Не уеду, – скупо ответил он, с досадой понимая, что – да, не уедет.

Никогда Ив де Ранкур не бегал от сложностей, и в этот раз не собирается. Раз так складывается, что ж, придётся разбираться с обстоятельствами.

– Всего хорошего, господа, – Ив поклонился и направился к выходу из кабинета.

Настроение испортилось окончательно, особенно когда Ранкур представил, что его ждёт, если Ионель узнает про делегацию и положение в Айвене. А ведь она узнает, наверняка слухи уже ходят, это он сидит на границе и в ус не дует, не интересуясь новостями. Маркиза не отстанет. И разговор с Исабель, королева наверняка уже в курсе событий и догадалась, каким будет ответ Ива теперь. Он поморщился в который раз за вечер, направляясь обратно в торжественную залу. Надо хотя бы попрощаться с её величеством, а то некрасиво с его стороны получится, всё-таки её праздник.

Дойдя до людных мест, Ив зорко оглядел гостей, не желая встречаться с маркизой, и до главного зала добрался без происшествий, однако едва переступил порог, как заиграли музыканты. Всё бы ничего, но Ранкур выхватил поблизости знакомую фигурку и лицо, на котором поселилась довольная улыбка, и понял, что если он сейчас же что-то не придумает, разговора с любовницей не избежать. Убегать поздно, да и когда это он, мужчина, бегал от женщины?! Ив сделал единственное, что пришло ему в голову: оглянулся, шагнул к оказавшейся рядом девушке и протянул ей руку.

– Леди, не потанцуете со мной?

Может, не совсем по-светски, как тут принято приглашать даму на танец, но Иву в данный момент было наплевать на галантность. Ионель подходила всё ближе, не сводя с него взгляда.

– А? – не слишком вежливо откликнулась барышня, удивлённо посмотрела на него, не торопясь принимать его руку, и у Ива закралось подозрение, что его сейчас отвергнут.

Мысленно выругавшись, он молча ухватил юную леди за ладошку и потянул за собой к танцующим. Ранкур надеялся, что ещё не забыл, чему его учили у дяди, за время побега из Айвены. Вряд ли за эти годы танцы сильно поменялись.

– Что вы себе позволяете, мужлан?! – прошипела совсем не по-светски его партнёрша. – Пустите немедленно!

Ив так же без слов развернул её к себе, сжал изящные пальцы в своей ладони и вторую руку положил ей на талию, глядя поверх головы девушки и даже не собираясь смотреть на неё. Как выглядела случайная партнёрша, ему было всё равно.

– Вы немой? Или глухой? – незнакомка продолжала требовать ответа с возмущением в голосе.

Ранкур всё же опустил взгляд на свежее, живое личико с выразительными серо-зелёными глазами, прямым носом и сердито поджатыми губами и слегка пожал плечами.

– Потерпите всего один танец, леди, – ответил он. – И я вас отпущу.

Она засопела, но вместо очередного дерзкого ответа вдруг ойкнула, и её ладонь в его пальцах дёрнулась. Ив невольно покосился туда, и тут вдруг его собственную конечность охватили странные ощущения: по тыльной стороне побежали невидимые колкие мурашки, оставляя за собой горячий след. Взгляд Ива остановился на медленно проступавшем на коже рисунке, замысловатой вязи, бравшей начало от костяшек и убегавшей к запястью. Точно такой же, только линии тоньше и посветлее, проявился на ладони девушки.

– Эт-то что? – выпалила она с безграничным удивлением, позабыв даже про своё возмущение.

– Понятия не имею, – нахмурившись, ответил Ив, и вдруг ощутил, как между лопатками зачесалось от чьего-то пристального взгляда.

Он невольно оглянулся и встретился глазами с королевой, смотревшей прямо на него со странной улыбкой. К Ранкуру пришла волна непонятных эмоций: снова удивление, лёгкое недовольство, следом радость. Исабель склонила голову и отвернулась. Ив отчего-то подумал, что её величество даже через весь зал поняла, что сейчас произошло, и уверенность в том, что он вляпался во что-то гораздо серьёзнее нежеланной короны своей родной страны, вызвала новый прилив раздражения. Даже возможные претензии Ионели отошли на второй план.

– Я не буду дальше с вами танцевать! – прошипела разозлённая и немного испуганная – как он это понял?! – девушка и выдернула ладонь из его пальцев.

Развернувшись так, что взметнулись юбки, показав шёлковые со стрелкой чулки, барышня поспешно отошла и затерялась среди гостей, оставив Ива посреди паркета, слегка растерянного, недоумевающего и раздосадованного до крайности. Вот чуял же, что эта поездка во дворец обернётся неприятностями! Плюнув на всё, Ив начал пробираться к выходу из зала, бессознательно потирая ладонь – кожу ещё продолжало покалывать. Глянув вниз, он обнаружил, что рисунок и не думал исчезать, и его раздражение возросло в разы. Ионель выбрала крайне неудачный момент, чтобы заговорить с ним, когда он почти вышел из залы.

– Ив… – начала было маркиза, но он тихо рявкнул, метнув на неё хмурый взгляд:

– Не сейчас, Нелли!

Оставив удивлённую и недовольную таким резким ответом женщину позади, Ранкур успел пройти ещё несколько людных гостиных и салонов, пока его не нагнал секретарь Исабели.

– Милорд, королева желает поговорить с вами, – слегка запыхавшись, произнёс он с поклоном. – Мне поручено проводить вас к ней.

Мысленно застонав, Ив проглотил ругательство и с обречённым видом кивнул. Нет, точно, следовало отговориться глубоким рейдом вглубь Зиттарии и пропустить это торжество. Но сейчас деваться некуда, и Ранкур пошёл за секретарём в личные покои королевы Исабели. Королева ждала его в малой приёмной, стоя у окна и улыбаясь своим мыслям.

– Ваше величество, герцог де Ранкур, – доложил по всем правилам секретарь и пропустил Ива вперёд.

Исабель обернулась, внимательно посмотрела на гостя.

– Присаживайтесь, – она плавно повела рукой к одному из кресел, и сама опустилась во второе. – Я не задержу вас надолго, не хмурьтесь, Ив, – со смешком добавила королева.

Он молча сел, выжидающе уставившись на венценосную собеседницу.

– Не буду ходить вокруг да около, я знаю, зачем приезжала делегация из Айвены и знаю, что случилось с вашей тётей, – сразу заговорила Исабель, став серьёзной. – Полагаю, вы подпишете дядин указ?

– Да, завтра утром, – скупо ответил Ив и кивнул.

– Хорошо, – она склонила голову. – Тогда следующий вопрос. Знаете, что у вас на руке? – королева кивнула на ладонь Ранкура.

– Без понятия, – он пожал плечами и посмотрел на рисунок.

– Это метка третьего дара, Ив. Поздравляю, – огорошила его известием Исабель и усмехнулась, откинувшись на спинку кресла и глядя на него насмешливым взглядом. – Позволите? – она протянула руку, и поколебавшись, обескураженный гость осторожно положил ладонь на её пальцы. – М-м, как интере-е-есно… – протянула Исабель, рассматривая рисунок. – Ментальный дар, очень полезная штука для будущего короля, – её величество отпустила руку Ива и посмотрела на него, прищурившись. – Я бы на вашем месте не отказывалась от такого подарка богов.

Ранкур повертел свою руку, потом уставился на Исабель, недоверчиво покачав головой. Теперь понятно, откуда на него свалилось столько эмоций – не его, а от окружающих. И той девочки, случайная встреча с которой внесла в его жизнь ещё больше неразберихи. Третий дар? Да ещё и ментальный? Ив признался себе, что действительно, звучит заманчиво. Но для его закрепления надо жениться на партнёрше и хранить ей верность до конца жизни, независимо от чувств, иначе дар пропадёт, если Ив впустит в свою постель другую кроме супруги. «Ты же сам хотел жениться на девственнице, если станешь королём», – послышался ехидный внутренний голос, напомнив его собственные слова. «Я же в шутку говорил!» – возразил Ранкур сам себе. Но шутка вдруг непостижимым образом превратилась в реальность: и корона перестала быть призрачной, и девственница сразу объявилась…

 

Ив зажмурился и тряхнул головой, сжав кулак, потом посмотрел на Исабель, терпеливо ждавшую, пока он осознает открывшиеся возможности.

– Что вы предлагаете? – прямо спросил Ранкур.

– Женитесь на ней, – спокойно ответила Исабель. – Вы получите третий дар, супругу благородных кровей, достойную стать королевой и у которой кроме вас никого не было и не будет из мужчин, – её величество улыбнулась уголком губ. – И избавитесь от алчных леди, разом вспыхнувших любовью к… вашей короне, – с выразительной паузой добавила Исабель с усмешкой. – Ведь молодой неженатый король – лакомый кусочек, Ив. А женщины могут быть весьма изобретательны, если уж поставили себе целью заполучить какого-то конкретного мужчину.

В словах королевы Ровении звучали здравые мысли, но Ив не мог себе представить, что вот так сразу, женится на совсем незнакомой девушке. Он вскочил, прошёлся по приёмной, заложив руки за спину и хмурясь.

– Я даже не знаю, кто она такая, – признался Ранкур, оглянувшись на Исабель.

– О, это не проблема, – она махнула рукой. – Она моя племянница, герцогиня Антония ла Саллас.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru