Своенравный подарок

Кира Стрельникова
Своенравный подарок

Приняв решение, Ив сел за письменный стол, стоявший тут же в углу, и написал несколько указаний управляющему, потом открыл ящик и достал оттуда небольшой бархатный мешочек, в котором хранилась единственная ценная для него вещь. Вытряхнув на ладонь массивный мужской перстень с крупным тёмно-красным рубином, внутри которого серебрилась звёздочка, Ив некоторое время задумчиво его рассматривал. Фамильный перстень его отца. Да, возможно, на тонком женском пальчике кольцо будет смотреться странно, и большое наверняка. С последним Ив легко мог справиться, благодаря дару легко управляясь с металлами. Почему-то дарить Антонии покупное Иву не хотелось, всё-таки племянница королевы, не просто девушка из высшего общества. А ещё, он подумал, что рубин очень подходит своенравной девчонке с упрямым взглядом и характером. Кивнув своим мыслям и оставив кольцо на столе, Ив разделся и лёг, на всякий случай перед этим активировав защиту спальни против нежелательного проникновения. Вдруг Ионели придёт в голову шальная мысль всё же явиться ночью, хотя раньше они с любовницей заранее договаривались о встречах. И чаще всего в её роскошном особняке на одной из центральных улиц Реннары.

Поздний вечер, особняк маркизы де ла Ресадо.

Женщина металась по своему будуару, заламывая руки и кусая губы, глаза жгли злые слёзы. Ну как, как так могло случиться! Откуда этот рисунок, кто та дерзкая, что посмела перейти дорогу ей, маркизе де ла Ресадо?! Отнять её Ива, занять место, о котором мечтала сама Ионель! Она упала на кровать и тихо всхлипнула, зажмурившись. В груди колючим ежом ворочалась ревность, хотелось найти соперницу и выцарапать ей глаза, содрать этот рисунок вместе с кожей, и чтобы забыла об Иве навсегда.

– Я тебя найду, стерва, – прошептала Ионель, её глаза распахнулись, невидяще глядя перед собой, пальцы сжались в кулаки. – Найду и выкину из жизни Ива! Он мой, слышишь?!

А Ив поймёт, что не нужна ему несмышлёная девственница, такая королевой уж точно быть не сможет. Что она понимает в дворцовой жизни и интригах, и как оградить любимого от посягательств соперниц, жаждущих занять место фаворитки. Осталось только узнать, кто же эта неведомая наглая выскочка, и избавиться от неё. Пока же нужно успокоиться, отдохнуть и утром встать с новыми силами, подумать за завтраком, как вести себя дальше с Ивом. Оставлять его в покое Ионель, естественно, не собиралась. Не хочет больше спать с ней? Отлично, это временно, надо придумать, как заставить его просто дружить с маркизой. Ей жизненно необходимо и дальше оставаться рядом с Ивом, чтобы в нужный момент вернуть всё то, чего Нелли так неожиданно лишилась. Приняв это решение, Ионель шмыгнула носом, вытерла щёки и поднявшись с кровати, отправилась в ванную. Женщина не собиралась сдаваться, о, нет, она слишком сильно любила Ива и слишком сильно желала ему лучшей жизни, чем сейчас. Ну и себе заодно, конечно.

Особняк герцогов ла Саллас.

Утром в доме поднялась суматоха: за завтраком, на котором присутствовал и слегка не выспавшийся Рамон, отец сообщил ему новость о предстоящем замужестве сестры, и Тони получила свою порцию свежих ехидных замечаний от него. В конце концов, девушка расплакалась и выбежала из столовой, хлопнув дверью. Эмоции не хотели униматься, при мысли, что через три дня она станет женой Ранкура, внутри всё переворачивалось, и от бессилия и возмущения хотелось кричать и топать ногами. Никто её не понимал и не хотел понять!

– Антония, дорогая моя, – к ней в комнату зашла леди Эстер и присела на кровать, где лежала девушка. – Ну что ты так, Рамон не хотел тебя обидеть.

– А я обиделась! – буркнула она и дёрнула плечом, стряхнув руку матери. – Нечего так откровенно радоваться, что скоро я… уеду… – она запнулась и сглотнула ком, перед глазами снова всё расплылось от навернувшихся слёз.

– Ну, Тони, девочка моя, это не так страшно, – Эстер привлекла слегка упиравшуюся дочь к себе и погладила по спине. – Новая страна, новые впечатления, это же так интересно!

Младшая герцогиня прерывисто вздохнула и обняла мать, уткнувшись ей в плечо.

– Я никого там не знаю, я буду совершенно одна! – прошептала она и прикусила губу, еле слышно всхлипнув. – И я этого Ранкура тоже не знаю совсем!

– Милая, ну всё, хватит плакать, – Эстер отстранила её и внимательно посмотрела в глаза, потом стёрла слезинки со щёк дочери. – Ты же не думала, что всю жизнь проживёшь вместе с нами, и потом, у тебя будет достаточно времени лучше узнать своего мужа. Давай, умойся и спускайся вниз, портниха вот-вот придёт, а потом нам на обед во дворец.

Антония поняла, что не дождётся сочувствия и понимания, поджала губы и кивнула, замкнувшись в себе. Из вредности, перед тем, как спуститься вниз, она нашла кружевную перчатку и надела её на руку, скрыв рисунок. А всю примерку и обсуждение платья демонстративно молчала, предоставив матери решать, в чём её дочь будет на собственной свадьбе. Тони в самом деле было всё равно, она даже думать не хотела на эту тему. Тем более, свадьба предполагалась в узком кругу без пышных торжеств. Какая тогда разница, какой наряд будет на ней, в самом деле.

После ухода портнихи их семья собралась на обед к королеве, и тут Антония, не собираясь отступать от выбранной линии поведения, всё из той же вредности выбрала из своего обширного гардероба подходящий – по её мнению – наряд. Закрытое платье из тёмно-бордовой с чёрным отливом тафты, с маленьким стоячим воротничком из чёрного же кружева и пышными манжетами, и юбкой. Ну и конечно, короткие перчатки, закрывавшие руки до запястий и скрывавшие узор. Выглядело старомодно, да, безусловно, мрачно и делало светлую кожу Антонии совсем фарфоровой, до прозрачности. И да, тени под глазами тоже были заметнее. Злорадно улыбнувшись своему отражению, Тони поправила кружевную мантилью в тон всему наряду, гребень в причёске, и спустилась вниз, упрямо задрав подбородок и приготовившись к возмущённым замечаниям родителей. Однако, отец и мать лишь переглянулись с улыбками, и леди Эстер невозмутимо произнесла:

– Хорошо выглядишь, дорогая моя. Поехали.

Рамон красноречиво окинул сестру взглядом, ухмыльнулся и обронил:

– Жених будет в восторге от твоего наряда, Тони.

Она не сдержалась, фыркнула и показала ему язык, с сожалением отказавшись от идеи сыпануть ему огненных искр за шиворот. Брату придётся переодеваться, и они опоздают на обед – папа будет недоволен, и Исабель наверняка тоже. Подцепив юбку кончиками пальцев, Тони проплыла мимо несносного Рамона с всё так же гордо вздёрнутым подбородком и вышла из дома. В экипаже леди Эстер поинтересовалась у дочери:

– Антония, ты хочешь пригласить кого-нибудь из своих подруг на свадьбу? Думаю, её величество не будет возражать.

Тони подумала, что это хорошая идея – она хоть не так одиноко и грустно будет себя чувствовать, если рядом будет кто-то, кто её поймёт и поддержит.

– Тересию, – буркнула Антония, уставившись в окно.

– Хорошо, тогда передашь ей, ладно? – кивнула леди Эстер.

– Передам, – рассеянно отозвалась девушка и бессознательным жестом потёрла тыльную сторону правой руки, где красовался узор под кружевом перчатки.

Эмоции опять поменялись, Антонии надоело тосковать и злиться, и она задумалась, как же избежать свадьбы. Конечно, самое простое, что пришло в голову – сбежать. Но куда, где её уж точно не найдут? Не к подругам, там в первую очередь бросятся проверять. Может, с Тересией поговорить, она что-нибудь подскажет? И сбегать надо самое позднее – завтра вечером, иначе на третий день её ждёт свадьба с Ранкуром… Антония поджала губы и прищурилась. Не бывать этому.

Экипаж подъехал к дворцу и остановился, первым вышел герцог ла Саллас, помог выбраться супруге, потом – Рамон и наконец Антония. Они направились внутрь, Тони шла рядом с братом.

– Мелкая, ты чего вырядилась, как на похороны? – тихо поинтересовался Рамон, не скрывая веселья. – Хочешь поразить жениха до глубины души?

– Вот повесят тебе на шею какую-нибудь незнакомую дамочку, заставляя жениться на ней во имя интересов семьи, будешь знать, как шутить! – зло огрызнулась Антония.

Рамон беспечно пожал плечами.

– Если она будет симпатичная, то почему нет? Мне и так придётся жениться, и именно во имя интересов семьи – я наследник, – невозмутимо ответил он. – Не делай трагедии, ты же королевой станешь, Тони.

Девушка ничего не ответила, понимая, что и тут не дождётся поддержки. Пока они подходили к покоям королевской четы, Антония то и дело ловила заинтересованные и недоумённые взгляды придворных, слышала шепотки и прекрасно понимала, что именно обсуждают. Её внешний вид. Младшую герцогиню ла Саллас хорошо знали, она часто бывала при дворе и на приёмах, и теперь Антония запоздало пожалела, что поддалась эмоциям и так вырядилась. Что теперь о ней говорить будут… Опустив глаза, чувствуя, как горят щёки, она молилась, чтобы родители ускорили шаг и за ними наконец закрылись двери крыла, где располагались личные апартаменты их величеств. Идея через внешний вид показать своё отношение к происходящему уже не казалась такой блестящей и остроумной, как утром.

К счастью, желание Антонии скоро исполнилось, и высокие, массивные двери отрезали её от шумной части дворца – здесь, в личных покоях тёти и дяди, царила благословенная тишина и только лишь иногда спешили по своим делам слуги. Тони неслышно выдохнула с облегчением и чуть повела плечами. Их от напряжения свело, мышцы ныли, и младшей герцогине с трудом удавалось держать спину прямой. Они прошли ещё через несколько комнат и остановились перед дверьми в столовую. Слуга звучно объявил их появление, и Антония шагнула вслед за родителями в помещение, невольно вцепившись в руку Рамона и не поднимая взгляда от паркета. Видеть жениха совершенно не хотелось.

– Эстер, Альберто, – раздался весёлый голос Исабели. – Добро пожаловать, присаживайтесь. О, Антония, девочка моя, – родители отошли, и девушка предстала перед королевой, чувствуя, как стремительно теплеют щёки. – М-м, хорошо выглядишь, дорогая, – взгляд её величества прогулялся по замершей Антонии.

 

Она скованно кивнула, изобразила реверанс и поспешила занять место за столом, всё так же рассматривая кружева на подоле платья. Напряжённую тишину за столом разбило отчётливое ехидное хмыканье, и Антония вскинула взгляд, подумав, что это Рамон. Однако на неё в упор смотрел Ив, откинувшись на спинку стула, и небрежно улыбался, с неприкрытым любопытством разглядывая невесту.

Глава 3

Этим же утром, особняк маркизы де ла Ресадо.

Ионель, проснувшись утром совершенно разбитая – спала она плохо, ворочаясь и беспокойно вздрагивая от малейшего шороха, – с досадой посмотрела в отражение на тени под глазами и бледное лицо. Потратив больше получаса на приведение себя в порядок, маркиза наконец спустилась в столовую, позавтракала и отправилась во дворец. Сплетни следовало ловить там, вдруг уже сейчас можно что-то узнать о предполагаемой женитьбе Ива. В совершенной тайне такую новость вряд ли удастся утаить, хотя, смотря кто невеста… Потеряв аппетит от этой мысли, Ионель отодвинула недоеденный омлет и поднялась из-за стола.

Экипаж ждал у крыльца, и через некоторое время леди уже прогуливалась по коридорам и гостиным дворца, здороваясь со знакомыми и улыбаясь приятельницам. Пока чуткое ухо маркизы не улавливало ничего из нужного ей: обсуждался лишь предыдущий приём, кто в каких драгоценностях был, кто на кого как посмотрел и кто с кем в конце уехал. Ионель едва удерживалась от задавания наводящих вопросов, в глубине души тлело раздражение на пустую болтовню придворных дам. Но показывать свой интерес к Иву де Ранкуру не следовало, они скрывали свои отношения – так хотел сам Ив, и маркиза не смогла отказать любимому, хотя иногда хотелось похвастаться любовником. Впрочем, Ионель подозревала, некоторые из дам, с придыханием и восторгом рассказывавших о том, каков Ив в постели, вовсе не врали. Ранкур не хранил ей верность… Как и маркиза, потому что по несколько месяцев обходиться без мужчины, пока Ив воевал на границе, это немного слишком для неё. В конце концов, они пока не женаты.

– …Слышала от фрейлины, что она видела, как он шёл к покоям королевы! – выхватило неожиданно ухо Ионели из разговора рядом.

Маркиза тут же насторожилась и прислушалась внимательнее, очнувшись от размышлений. Две дамы стояли у окна и что-то живо обсуждали, обмахиваясь веерами.

– Да что вы говорите? – с интересом переспросила вторая. – Интересно, что Ранкуру понадобилось от её величества?

– Ну или её величеству от него, – леди дёрнула плечиком. – Вы ведь слышали, опять делегация из Айвены приехала… О, гляньте! Подумать только, с чего это вдруг она так вырядилась? – последние слова говорившая произнесла с явным изумлением и недоумением.

Ионель оглянулась и проводила взглядом молодую девицу в чёрно-красном мрачном наряде, тем не менее, не портившем, а даже подчёркивавшем тонкие черты лица и белизну кожи. С ней шли родители, по всей видимости, и юноша постарше, маркиза полагала, брат девицы.

– А кто это? – небрежно поинтересовалась она.

– Герцогиня Антония ла Саллас, племянница королевы, – охотно ответила леди. – Наверное, к её величеству идут, их семейство тут часто бывает.

Что-то царапнуло Ионель, какое-то смутное подозрение, и она, посмотрев вслед процессии прищуренным взглядом, поспешила в противоположную сторону. К библиотеке. Маркизе срочно требовался план дворца, и она знала, где именно находится нужная бумага – конечно, приблизительная, многое на ней не обозначено, но ей нужно всего лишь направление. Сердце билось с перебоями, тревога скреблась в душе напуганной кошкой, и маркиза едва не бежала, придерживая юбки и не обращая внимания на косые взгляды вслед. На её счастье, библиотека не являлась самым популярным помещением во дворце, и когда Ионель зашла, там никого не было. Женщина приблизилась к одной из стен и аккуратно сняла с гвоздика карту дворца, убранную в рамку под стекло, положила её на стол и достала из неприметного кармашка на платье маленький замшевый мешочек. Вытряхнув на ладонь несколько разноцветных камушков, Ионель выбрала два, прикрыла глаза и пробормотала, сжав пальцы:

– Ив де Ранкур, Антония ла Саллас.

Отпустив магию, она пустила силу тонкой струйкой в камни, встряхнула их и бросила на карту. Потом открыла глаза и уставилась на них напряжённым взглядом, вцепившись в края стола. Два кусочка покатились параллельно друг другу и замерли на карте, в той её части, где находились личные апартаменты их величеств. Камушки лежали рядом, вплотную друг к другу, что означало, что любимый и эта девчонка находятся в одном помещении. Ионель тихо зарычала и ударила в столешницу сжатым кулаком, скрипнув зубами. В душе мутной волной взметнулась ярость, обожгла изнутри и разлилась по венам горьким ядом, перемешавшись с ревностью. Значит, эта Антония. Что ж, Ив выбрал хорошую партию, без сомнения: племянница самой королевы, конечно, не дурнушка, и естественно, девица, как же иначе. Да ещё и третий дар пробудила, поганка такая. Ионель прижала пальцы к вискам, в которых запульсировала боль, и нервно прошлась по библиотеке, глубоко дыша и пытаясь справиться с шквалом эмоций. Хотелось визжать и швырять об стену книги, чтобы хоть как-то выместить бессильную злость, а ещё больше – придумать что-нибудь, чтобы расстроить эту свадьбу.

Пометавшись между полками с фолиантами, Ионель немного успокоилась, трясущимися руками повесила план обратно и вышла из библиотеки, хмурясь и кусая губы. Воздуха не хватало, в горле царапало при каждом вдохе, и ноги сами понесли маркизу прочь из дворца, в парк, где её никто не мог видеть и задавать вопросы по поводу самочувствия. В голове теснились мысли, мешая друг другу, и Ионель надеялась, короткая прогулка поможет их упорядочить. Сделав несколько шагов по дорожке, женщина подняла взгляд на шпили и башенки дворца и прищурилась, остановив взгляд на окнах второго этажа. Где-то там сидел Ив и наверняка любезничал с этой девицей…

– Значит, девственницу в королевы захотел, любимый, да? – прошипела Ионель, её глаза сверкнули, а пальцы смяли юбку.

Проблему можно решить очень легко: нет невинности, нет свадьбы. Но для того, чтобы осуществить этот план, следовало продумать, как добраться до племянницы в обход её родственников и так, чтобы саму маркизу заподозрили в последнюю очередь. Придётся задействовать связи, к которым Ионель обращалась крайне редко. Взгляд маркизы стал задумчивым, она отвернулась и неторопливо пошла по дорожке дальше, размышляя над деталями, добралась до скамейки и присела на неё. Однако в тишине Нелли оставалась недолго, вскоре её чуткое ухо уловило шаги и шелест платья. Маркиза невольно напряглась, не желая ни с кем сейчас встречаться, поднялась и сделала несколько шагов в сторону, к пышному кусту жасмина. Он отлично скроет от случайных прохожих.

Притаившись с другой стороны, Ионель осторожно выглянула, желая удовлетворить мимолётное любопытство и узнать, кто же это, да так и застыла: по дорожке шли Ив де Ранкур и Антония ла Саллас.

В столовой их величеств.

Тони не поддерживала разговор, решив до конца выдержать роль, которую взяла на себя, выбрав этот наряд. Исабель и её мать обсуждали подробности предстоящего торжества, что совсем отбило аппетит у девушки, и она вяло ковырялась вилкой в кусочках мяса с подливкой.

– …Думаю, раз церемония будет в дворцовой часовне, Тони может завтра переночевать здесь, тогда ей не придётся по городу ехать, – предложила королева непринуждённо.

– Отличная идея, – согласилась Эстер и обратилась к мужу. – Альберто, ты согласен?

– Вам с Исабелью виднее, – герцог не стал вникать в обсуждение.

– Вот и хорошо, – её величество кивнула и неожиданно посмотрела на Антонию. – Ив, не пригласите свою невесту прогуляться по парку? – с улыбкой произнесла Исабель, не сводя взгляда с хмурой девушки. – Вы уже поели, а у Тони, как вижу, нет особо аппетита, – в тоне королевы мелькнула едва заметная насмешка.

Младшая герцогиня не удержалась, поджала губы и едва справилась с желанием швырнуть вилку на скатерть. Вместо этого она аккуратно положила прибор рядом с почти полной тарелкой, промокнула губы салфеткой и подняла взгляд на Исабель.

– Да, тётя, что-то неважно себя чувствую со вчерашнего вечера, – ровно ответила она и заметила в глубине глаз королевы весёлые искорки.

Её величество видела племянницу насквозь и прекрасно понимала, что с ней творится, но отчитывать не собиралась. И вот это молчаливое снисхождение бесило Антонию несказанно, будто её никто не принимал всерьёз. «Ладно, я покажу вам всем!..» Ив отодвинул пустую тарелку и поднялся, протянув Антонии руку.

– Леди, прошу вас, – коротко произнёс он.

Под взглядами сидевших за столом Тони пришлось принять его ладонь и позволить вывести себя из комнаты. Она порадовалась, что надела перчатки: даже через кружевную ткань девушка ощущала, какая горячая у Ива рука. И почему-то при мысли о прикосновении к его пальцам без преграды по спине встревоженными муравьями разбегались мурашки. Они молча прошли коридорами и комнатами до лестницы вниз, в парк. Тони смотрела прямо перед собой и не собиралась нарушать тишину, даже не представляя, о чём можно беседовать с этим чужим ей по сути человеком, который через три дня станет её мужем. О, всеблагая Эйяр…

Антонии пришлось прикусить губу, от нахлынувших эмоций сердце суматошно заколотилось в груди и дыхание сорвалось. Они вышли из дворца, прошли немного по дорожке, и вдруг Ив остановился. Тони тут же выдернула руку и отступила на шаг, настороженно глядя на него. Упрашивать отказаться от этого брака ей не позволяла гордость, но и делать вид, что она смирилась, герцогиня тоже не собиралась. Однако Антония ничего не успела сказать, заговорил Ив.

– Протяните руку, леди, – попросил он, глядя ей в глаза.

– Зачем? Не буду! – выпалила поспешно Тони, невольно сжав пальцы и осторожно отступив ещё на шажок назад.

Ив прищурился, в его глазах – кстати, ярко-голубых, как сапфиры, – мелькнул предупреждающий огонёк.

– Не капризничайте, – он вдруг ухмыльнулся и подмигнул. – Не собираюсь набрасываться на вас прямо здесь, милая барышня, не переживайте.

Тони только того и надо было, предлога, чтобы выплеснуть накопившиеся со вчерашнего вечера эмоции.

– Самонадеянный болван, даже не думала! – возмущённо фыркнула она и аж ножкой топнула. – Только посмейте вообще прикоснуться…

Девушка не успела договорить, Ив оборвал её.

– Просто дайте мне руку и всё, – повторил он и вытянул свою ладонь. – И снимите перчатку.

Опасения Антонии усилились, его командный тон лишь подлил масла в огонь её злости.

– Вот ещё! – она задрала носик и развернулась, собираясь уйти, однако не вышло.

За спиной раздался раздражённый вздох, а в следующий момент Тони, испуганно пискнув, оказалась сжата сильными руками в крепких объятиях без возможности пошевелиться. Ив легко скрутил упрямую невесту так, что одна рука её оказалась прижата к телу, а со второй Ранкур небрежным жестом стянул перчатку. Точнее, попытался – Антония успела сжать пальцы в кулак.

– Пус-сти, мужлан неотёсанный! – прошипела она, трепыхаясь в попытках вырваться. – Что ты вообще себе позволяешь!..

– По-хорошему ты не захотела, – раздался около самого уха его низкий голос, и Антония замерла, облизнув вдруг пересохшие губы.

Она впервые находилась так близко к мужчине, буквально притиснутая к его телу. Дыхание Ива согревало шею чуть пониже уха, ноздри щекотал терпкий аромат, исходивший от него, и отчего-то Антония занервничала. Ранкур был сильным, большим и уверенным в себе мужчиной, не чета тем юношам, с которыми Тони общалась до сих пор. Изысканных манер и учтивости от жениха она вряд ли дождётся, в этом герцогиня уверилась вот прямо сейчас. Но почему это вызывало скорее странное волнение, чем искреннее возмущение?! Воспользовавшись минутной растерянностью девушки, Ив между тем сдёрнул с её руки перчатку, и взгляд Антонии упал на злополучный рисунок. Она снова напряглась, притихшие было эмоции встрепенулись, однако в следующий момент Ранкур ловко надел на её палец массивный перстень с рубином насыщенного тёмно-вишнёвого цвета. Золотой ободок сразу плотно обхватил фалангу, а Тони, поняв, что произошло, возмущённо взвизгнула и задёргалась с удвоенной силой.

Для неё стало неожиданностью, что Ив сразу разжал руки, отпустив, и Антония тут же отскочила от него, тяжело дыша и сверля жениха яростным взглядом.

– Как… как ты вообще посмел! – огрызнулась она и попыталась стащить кольцо, но безуспешно.

Обруч сидел, как влитой, и сниматься не собирался. Ив же, скрестив руки на груди, невозмутимо смотрел на неё со снисходительной усмешкой.

– Ты моя невеста, Антония, а это – мой родовой перстень, и я хочу, чтобы он был на твоём пальце, – спокойно произнёс он, так, будто это всё объясняло.

 

– Не дождёшься! – герцогиня аж тихонько зарычала от избытка эмоций. – Не буду я твоей невестой, и женой не буду, понял?! Больно надо!

Она резко развернулась, подхватив юбки, и поспешила к дворцу. Ранкур же хмыкнул, и в спину Антонии донеслось:

– Упрямая девчонка.

Но почему-то в его голосе раздражения не слышалось, лишь веселье. Сопя, как злой ёжик, Антония почти бегом направилась к двери, кусая губы и то и дело косясь на перстень на пальце. В душе царило смятение, мешаясь с другими эмоциями, она не понимала, зачем было надевать на неё это ррыхрово кольцо. И ведь не снять теперь! Тони зашла во дворец, решительно подавила малодушное желание снова расплакаться, и шмыгнула носом. Хватит слёз, пора действовать. Завтра вечером она уедет во дворец, и уж отсюда сбежать будет в разы сложнее, так что у неё очень мало времени. Нужно срочно поговорить с Тересией, но сначала поехать домой и переодеться, снять этот ужасный наряд. Не собираясь дожидаться родителей, Антония направилась к выходу из дворца, остро жалея, что перчатка осталась лежать на дорожке в парке. Сейчас бы очень пригодилось, спрятать не только рисунок, но и проклятое кольцо.

– Тони! Дорогая, а почему ты так странно одета? – удивлённый голос подруги прозвучал неожиданно и очень кстати – они встретились почти у самого выхода.

– О, Тери, ты здесь, – Антония ухватила подругу за локоть и потянула к нише в стене, скрытой бархатной портьерой. – Разговор есть.

– М-м? – брови Тересии поднялись, глаза заблестели от любопытства. – Давай, слушаю.

Они сели на обитую плюшем банкетку, и Антония внимательно посмотрела подруге в лицо.

– До завтрашнего вечера мне надо сбежать, Тери, – выпалила младшая герцогиня и сжала руки собеседницы. – Поможешь? – она просительно заглянула ей в глаза. – Пожалуйста, Терес, – жалобно добавила Антония и хлопнула ресницами.

Молодая леди с сомнением окинула Антонию взглядом.

– Ты уверена? – осторожно уточнила она. – Может… не стоит к таким серьёзным вариантам прибегать?

– Он нацепил на меня вот это! – фыркнула Антония, мгновенно заведясь, и вытянула перед собой ладонь с кольцом. Злость снова вспыхнула факелом, спалив здравый смысл дотла. – И да, я уверена! – герцогиня ла Саллас упрямо тряхнула головой.

Тересия с интересом разглядывала некоторое время кольцо на пальце подруги, про себя восхитившись его пусть грубоватой, но красотой, и вздохнула, подняв глаза на Антонию.

– Тони, я не обещаю, но попробую что-нибудь придумать, – честно ответила она. – Если не получится, надеюсь, ты не обидишься? – её взгляд стал просительным, девушка взяла ладони герцогини в свои.

Антония немного криво улыбнулась.

– Ты моя единственная близкая подруга, Тери, как я могу на тебя обижаться? Ладно, пойду я, – Тони поднялась. – А то искать будут.

Придерживая юбки, она пошла к выходу, справедливо рассудив, что лучше ждать родителей там, чтобы не блуждать по дворцу. Возвращаться в столовую к королеве Антония не хотела: там наверняка этот противный Ранкур, а уж его видеть она желала в последнюю очередь.

Тери, оставшись одна, задумчиво прикусила губу, решая, что делать с просьбой Антонии, однако рядом совершенно неожиданно раздался незнакомый женский голос, полный сочувствия:

– Простите, случайно услышала ваш разговор… Позволите, присяду? У меня к вам предложение.

Тересия вздрогнула и оглянулась. Рядом стояла красивая леди с каштановыми волосами, убранными в сложную причёску, доброжелательно улыбалась и смотрела на неё с лёгким смущением и в то же время состраданием.

– Да… Садитесь, – немного растерянно и настороженно ответила Тери.

Незнакомка грациозно опустилась рядом, где совсем недавно сидела Антония, и обмахнулась красивым веером с перламутровыми пластинками.

– Это была ваша подруга, я правильно поняла? – уточнила леди.

Графиня де Охеда неуверенно кивнула, потеребив кружевную манжету.

– Меня зовут Ионель де ла Ресадо, – представилась новая знакомая и продолжила, испытующе глядя на Тересию. – Она не хочет выходить замуж, да?

Тери вновь кивнула, прикусив губу.

– Тони попросила помочь ей, а я не знаю, как, – пробормотала она, опустив глаза.

– Я могу вам помочь, – огорошила ответом Ионель и прикоснулась к пальцам Тересии, чуть наклонившись вперёд.

– Почему? – выпалила Тересия, нахмурившись. – Зачем вам это?

Улыбка Ионели стала грустной, взгляд на несколько мгновений – отсутствующим.

– Меня тоже выдали замуж, только мне никто не помог, – приглушённым голосом ответила леди, потом уже осмысленно глянула на Тересию. – И я не хочу, чтобы ваша подруга прошла через то, через что я, – твёрдо закончила она. – Хуже нет, чем изо дня в день ложиться в постель с нелюбимым мужчиной, терпеть его прикосновения… – Ионель запнулась, потом поспешно закончила. – Впрочем, эти подробности вам не стоит знать.

Тересия, услышав короткий рассказ новой знакомой, расслабилась и перестала искать подвох. Печаль в глазах маркизы была искренней, и Тери поинтересовалась:

– И что вы предлагаете?

Чуть позже, по пути из дворца.

Ионель была довольна, насколько это возможно. Сидя в экипаже, она смотрела в окно, и с её губ не сходила предвкушающая улыбка. Хорошо, что маркиза пошла за девчонкой, когда она рванула во дворец, и ещё лучше, что Ив не стал догонять свою невесту, а пошёл дальше в парк. Ионель поморщилась: невеста, тоже мне. Взбалмошная и капризная девица, совершенно не подходящая на роль королевы и жены Ива. Оказаться привязанным к такой на всю жизнь – хуже участи не придумаешь. И отлично, что эта Антония не хочет выходить за Ранкура, тем проще будет осуществить свой план. Даже не придётся похищать. Ионель тихо хмыкнула: разыграть перед подругой девчонки спектакль и вызвать у неё сострадание не составило никакого труда. А теперь…

Маркиза откинулась на спинку сиденья и потянулась, чуть не облизнувшись, довольная улыбка на её лице стала шире. Теперь осталось дождаться завтра приезда девчонки в поместье Ионели в паре часов езды от Ренарры, и дело сделано. Они договорились с графиней де Охеда, что та под предлогом прогулки увезёт Антонию, а маркиза де ла Ресадо всё подготовит, чтобы «бедняжка» чувствовала себя в её поместье, как дома. И особенно Ионель попросила Тересию никому не говорить об их знакомстве, а лучше вообще сказать, что на прогулке они разминулись, и Антония, сославшись на плохое самочувствие, отправилась домой, а Тери не стала провожать подругу. Вообще, Нелли было глубоко наплевать на то, какую историю сочинит легковерная графиня, лишь бы раньше времени ничего не сорвалось. К моменту, как найдут Антонию – а в этом Ионель не сомневалась, – заключать брак будет уже поздно, да и не останется для него веских причин. Ни девственности самой невесты, ни третьего дара.

– М-м-м, кого бы позвать погостить к себе? – мурлыкнула Ионель с коварной улыбкой, её взгляд стал задумчивым.

Вроде, виконт де Сарнель имел репутацию неотразимого сердцееда среди молодых леди, и на его счету немало побед. Нелли была уверена, с наивной и впечатлительной Антонией он справится играючи, а ей только того и надо было. Сама она собиралась вернуться в свой городской дом до того, как там окажется Антония, во избежание обвинений. В конце концов, ведь это виконт вполне мог подговорить молодую леди сбежать и вскружить ей голову, и не вина Ионели, что мальчишка воспользовался знакомством с маркизой де ла Ресадо и привёз Антонию в её поместье. Да и вообще, какая разница, что там и как с девчонкой будет, главное, Ив освободится от неё и… Нелли прикрыла глаза, томно вздохнула, и её улыбка стала мечтательной. Любимый поймёт, что лучше маркизы ему не найти невесты.

Возвращение домой для Антонии превратилось в пытку. Нахохлившись и скрестив руки на груди, она сидела в углу экипажа, хмуро глядя в окно, а отец и мать пытались воззвать к благоразумию дочери.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru