Войны мышей

Вольдемар Хомко
Войны мышей

Глава 2 У Короля

Забот у Коли прибавилось. Теперь следить было нужно сразу за двумя зверьками, а это требовало определенной сноровки. Корм, вода, вовремя поменянная подстилка – все это постепенно приучало его к терпению и аккуратности, а также к ответственности за хомяков. Сначала хомячиха (он назвал ее Ханна, услышал это имя по телевизору в передаче про животных) жила в коробке, привезенной папой. Потом они сходили на рынок и приобрели второй комплект хомячей недвижимости со всеми нужными атрибутами. Продавец сказала, что второй домик необходим, так как хомяки не живут вместе и могут только иногда общаться наедине. Короче, времени болеть совсем не оставалось.

С папой он проводил каждую свободную минуту. Тот периодически бывал в своем институте, и Коля не знал, когда он отправится в командировку в следующий раз.

Они часто гуляли всей семьей на улице, и тогда Коля не забывал набирать свежей травы для семьи хомяков, а также корешков и веточек. Грызуны следили за своими зубами, а те требовали особого ухода. Не забывал мальчик и учиться, поскольку уроков никто не отменял, но из школы теперь торопился домой проверить, все ли в порядке в клетках, есть ли корм в мисках и чиста ли вода в поильниках.



В общем, жизнь налаживалась и казалась интересной и осмысленной для мальчика. Даже во дворе его перестали дразнить, когда он как-то вынес клетку с хомяками на небольшую прогулку. Ребята столпились возле Коли, всем хотелось посмотреть на маленьких зверьков и погладить их. Но долго со зверьками гулять было нельзя, они могли заболеть или простудиться.





И теперь каждый вечер засыпая, Коля с радостью думал, что у него прибавилось друзей хоть и пушистых, но привязанных к нему…

…На следующее утро Хомка еле успел продрать глаза и зевнуть, как его позвали в общую камеру для совещаний, чтобы наградить, как ему сказали, «отличившихся Посвященных».

Народу было немного, но каждый из них уже стоил десятка новобранцев потому что за время недавней битвы сумел доказать, что он настоящий боец, умеющий отстаивать свой родной край и отбивать атаки крыс.

В этот раз не было сурка-распорядителя, просто в зал вошли несколько мышаков и с ними потрепанный, но все такой же несгибаемый и решительный, Мышан Клыкоскал. Он оглядел собравшихся, одобрительно покачал головой и махнул лапой куда-то в угол. Тотчас к нему подошел мышак, держащий поднос с наградами для бойцов.

Мышан начал подзывать воинов, вручая им заслуженные трофеи и перекидываясь несколькими словами. Тут, к удивлению хомяка, очередь дошла и до него. Его тихонько подтолкнули вперед, и он сам не заметил, как очутился возле предводителя Объединенного Братства.

– Приветствую, пушистый воин, я уже наслышан о твоем мужестве и героизме.

Хомка покраснел, пожал протянутую ему лапу и взял другой заслуженную награду – Золотое Зерно Овса, приносящее, как говорили, удачу его обладателю.

– Благодарю Клыкоскал, я буду и дальше сражаться во благо нашего Братства.

– Сегодня мы отправимся на прием к Его Кошачеству Мурлыке Второму. Он часто решает наши с крысами споры. Возможно, поможет и в этот раз. Я включил тебя в свою свиту. А теперь ступай.

Страшно гордый и раздувшийся от удовольствия хомяк направился к своему месту, а стоящие рядом войны одобрительно попискивали ему вслед.

Церемония продолжилась и постепенно, все собравшиеся получили причитающиеся им знаки отличия.

Хома стоял и наблюдал за церемонией, когда его по плечу внезапно ударили:

– Ну привет, герой!

Зверек обернулся и увидел родные мордочки друзей, которых он не видел, казалось, целую вечность.

– Золотой Овес?! Да ты, видать, загрыз самого Верховного Крысака! – Пуцык как всегда был не прочь пошутить. – Мы уже думали, что ты ушел за Радугу…а ты вот здесь…

Друзья обнялись, и хомяк с удовольствием отметил про себя, что Ханна смотрит на него таким взглядом, о котором он мог только мечтать:

– Здравствуй, Хома! Я так рада тебя видеть! Ты молодец, что уцелел в этой битве. Много наших ушло за Радугу в то утро…

Стало немного грустно, но тут подошел Мышак, он же Одноухий и сообщил, что, мол хватит пускать слезы, а то шерсть сваляется, и вообще он ищет хомяка так как скоро отряд выдвигается на переговоры к Королю Мурлыке.

– Мы еще увидимся, Хомка. Тебе надо идти. – Голосок Ханны был грустным, но одновременно теплым и нежным. Хомяку вдруг захотелось совершить все подвиги, какие только есть в его хомячьем мирке. Но Мышак уже тянул его за собой в коридор. Они прошли в оружейную, где их уже ждали несколько мышаков из свиты Клыкоскала и маленький пожилой хомячок с забавными усами и бородкой.

– Кто это? – шепнул хомяк Мышаку, натягивая шлем и кирасу и махнув головой в сторону старичка.

– Это мудрый Хом-Ло, китайский хомяк. Мышан советуется с ним по военным вопросам. Говорят, он не раз выручал нашего вождя из беды. Вот также и в последней битве. Если бы не он, погиб бы Клыкоскал, как пить дать.

– А что там было? – жадно спросил хомяк.

– Потом расскажу. Сейчас сидим и ждем.

Так они просидели некоторое время, каждый размышляя о своем. Неожиданно появился Клыкоскал, скомандовал «за мной», и все цепочкой двинулись следом, потихоньку углубляясь по тоннелю вниз. Шли с полчаса, а потом ход резко пошел наверх и через некоторое время показалось пятнышко света, постепенно превращающиеся в светлый круг. Это был выход. Все остановились. Вперед двинулась разведка крысовидных хомяков-тритонов, так как напороться на крысиный патруль не входило в план отряда. Наконец, вынырнув из неприметной норы, бойцы осторожно двинулись вдоль Озера по направлению к деревянным строениям, виднеющимся неподалеку. Мышак шепотом рассказал, что Король Мурлыка со своей свитой обитает на чердаке сарая, что находится рядом с Домом. Правда, большую часть времени он занят охотой, в том числе и на мышей, но сейчас есть договоренность и их ждут.

Незаметно они подошли к сараю и Клыкоскал тихо свистнул. Из кустов раздался ответный свист, означавший, что все в порядке. Они начали подниматься и добравшись до чердака, остановились перед люком, ведущим на самый верх.

– Прошу, дорогие гости, муррр! – внезапно услышали они и люк распахнулся.

Осторожно поднявшись, они огляделись и внезапно увидели четыре желтых глаза пристально смотрящих прямо на них. Хомка поежился, но Клыкоскал выпрямился и церемонно сказал:

– Приветствую вас! Отряд Мышана Клыкоскала прибыл на совет к Мурлыке Второму!

– Мы видим, муррр! Теперь ожидаем крыс!

Тем временем Хома оглядывался по сторонам, но вокруг было пусто, не считая нескольких стульев и стола посередине, на котором лежала коробка с одной стороны которой была надпись – “Mus Minimus”, а с другой – «Mus Maximus»17

Внезапно снизу раздалось шуршание, и впереди показалась небольшая стая крысанов. Вглядевшись, хомяк разглядел большого крепкого крысака во главе процессии и несколько крысанов поменьше. Один из них показался Хомке знакомым, приглядевшись он с испугом узнал в нем Гадкого Рэта, который пытал его водой в подвале Дома.

Тем временем четыре глаза удостоверившись что все в сборе, пошептались между собой и один из них громко промяукал:

– Почтение, грызуны! Его Кошачество Мурлыка Второй!

Сверху раздался шорох и словно из ниоткуда перед зверьками возник крупный черный кот с огромными усами и белой полосой на спине. Он лениво оглядел присутствующих, запрыгнул в коробку на столе и махнул лапой одному из котов.

– Мыши! Мурлыка Второй позволяет изложить позицию по вашему вопросу.

– Ваше Кошачество! – вышел вперед Клыкоскал. – Мы – Объединенное Братство, собрались, чтобы защитить свои земли от крыс, которые напали на нас первыми. Мы давно здесь живем. Озеро, Луг и эта сторона Леса наша и мы будем драться за нее. Мы хотим, чтобы крысы убрались в свой Дом, а еще лучше в подвал. У меня все.




Он отступил к своей свите, а в центр медленно вышел слегка подбоченясь тот, кого все знали, как вожака всех крысанов.

– Мурлыка! Я – Верховный Крысак, повелитель всех серых и черных крыс в Доме и вокруг него. Мы решили расширить свои владения и нам не надо ни у кого просить разрешить сделать это. Мы явились сюда, на это собрание, дабы соблюсти некие приличия, но мы сделаем так, как считаем нужным. Вчерашняя битва показала, что превосходство за нами и разбить Мышиную Армию будет также легко и приятно как изгрызть этот деревянный стол, на котором Ты сидишь, шерстяной Король!

Он не торопясь вернулся на свое место, и все замолкли в ожидании того что скажет Мурлыка. Тот, сверкнув фарами-глазами в сторону главной крысы, повернулся к коту, стоящему справа и промурлыкал:

– Что скажешь, Опасный Мурз?

– Ваше Кошачество, муррр! Вы знаете, как я отношусь и к тем и к другим, моя воля, я бы их всех передушил, но…пусть они сделают это сами, а мы полюбуемся, муррр.



– А ты что думаешь, Великий Кис!

Второй кот пригладил лапою усы, приосанился и начал:

– О, Мурлыка! Все знают, Твоя мудрость безгранична, но позволь дать Тебе маленький совет! Малюююсенький, муррр! Милые маленькие мышки, хомячки и прочие…Что плохого в том, что они живут и кормятся возле озера? Но! – Он поднял вверх лапу. – Если крысы захватят их территорию, они, возможно, пойдут дальше и заполонят всю округу. И тогда Люди-Великаны уже не будут разбираться, кто хороший, а кто плохой, муррр. Они потравят всех, в том числе и нас. А нам сниматься с насиженного места и искать другие хлебные края… Одни убытки, надо полагать, муррр.

 

Советник Хом-Ло что-то шепнул Клыкоскалу на ухо и тот в ответ кивнул головой.

Выслушав помощников, Мурлыка встал во весь свой кошачий рост, неторопливо выгнул черную спину, сверкнув белой полосой, и промяукал:

– Своей Кошачей властью повелеваю: крысам отступить к Дому и впредь кормиться там, не заходя на территорию Объединенного, муррр, Братства. Да будет так.

Сказав это, он тут же исчез, прыгнув в темноту, его свита нырнула вслед за ним.

Крысы последовали их примеру, но Гадкий Рэт, уже давно заприметивший Хомку среди мышиного отряда, чуть отстал и прошипел:

– Хомячишка, ты не забыл про чайничек с водой, нет?!

И тоже скрылся в темноте.

Клыкоскал пошептался с Хом-Ло, потом приказав отряду выдвигаться, побежал впереди.

Свита возвращалась в штаб.

Глава 3 Крысы идут!

Вернувшись в резервную нору, она же временный штаб, Клыкоскал велел созвать всех командиров на Малый Совет. Мышак и Пуцык тоже должны были присутствовать, наш хомяк же решил подкрепиться и вздремнуть в камере отдыха. Только он приступил к еде, как к нему подскочил Мышак и сказал, что Клыкоскал назначает хомяка своим адъютантом и велит прибыть на собрание командиров. Вместе они помчались в переговорную камеру, где собралась все приближенные Главного Мышана, а также руководители отрядов вновь прибывших грызунов и других дружественных Объединенному Братству зверьков.

Во главе стола находились советник Хом-Ло и Мышан. Он и открыл Малый совет:

– Друзья! Вы знаете, мы только что вернулись от Мурлыки Второго. Он велел крысам убраться домой, к Дому, но выступление Верховного Крысака говорит об обратном. Мы предполагаем, что крысы пойдут на прорыв и обогнут Озеро по краям, чтобы уничтожить все Братство и занять нашу территорию. Нельзя этого допустить и необходимо подготовиться к новой битве. К нам прибыло довольно много подкрепления издалека, да и наши бойцы закалились в последней битве, каждый стоит десятка крысанов. Следует быстро организоваться, разбиться на отряды и выступить к Озеру немедленно. Всем командирам получить пакеты с инструкциями и доложить моему адъютанту о готовности бойцов. Все понятно?!

Всеобщий писк был ему ответом и Совет закончился.

К хомяку подошел Мышак и сказал:

– Теперь брат, увидимся только в бою. Держись Клыкоскала и все будет хорошо. А мне нужно бежать и собирать своих бойцов. Удачи, Щекастый! – Он протянул Хомке лапу, и они обнялись. Потом мышонок исчез среди других командиров.

Хомяк постоял, пошевелил усами, но грустить было некогда. Клыкоскал приказал ему контролировать всех командиров и уточнять готовность отрядов. Первыми к нему присоединились хомяки Ниппона и Хаочи, в броне и готовые к бою. Рядом упражнялись в метании кинжалов еж Хусаинчик и кролик Лапкин. По приказу Клыкоскала все они должны были неразлучно ходить за пушистым адъютантом и помогать ему в сложных ситуациях. Далее начали появляться с докладами мохноперики, джунгарики, сирийцы. Хомяк был сердечно рад видеть своих близких сородичей, готовых биться в рядах Братства. Командир музыкального взвода барабинцев и алтиколов, пожилой, седой хомяк уже доложил Хоме, что его музыканты готовы поднимать боевой дух пушистых бойцов. Постепенно собрались и мышиные роты, их было намного больше, чем в предыдущем сражении.

«Пора на доклад к Клыкоскалу», – подумал хомяк и понесся в главную камеру. Его свита следовала за ним как приклеенная.

В совещательной камере, Мышан принимал доклад у мастера-оружейника – старого мыша покрытого шрамами и следами от крысиных зубов. Следом за ним в очереди стоял хомяк-каптенармус18 – толстый, вальяжный, с лоснящейся шкуркой и пышными усами. Наконец очередь дошла и до Хомы. Он кратко отчитался о боеготовности армии и замер в ожидании приказаний. Клыкоскал еще некоторое время совещался с Хом-Ло, потом вышел на центр камеры и громко произнес:

– Грызуны! Наша Армия направляется к Озеру! Будьте настороже и следуйте инструкциям.

Поднялся шум и пыль, но через минуту в совещательной камере не осталось никого кроме самого Мышана, советника Хом-Ло, мышаков-телохранителей и Хомки с его помощниками. Клыкоскал подошел вплотную к хомяку, пожал ему лапу и негромко произнес:

– Держись меня, адъютант. Будет очень жарко. – Он отошел, махнул лапой и побежал к одному из секретных выходов наружу. Свита двинулась за ним.

Ярко светило солнце и стояла нестерпимая жара. Громко квакали лягушки, словно возвещая начало очередной битвы мышей и крыс. Но крыс пока не было. Зато была огромная мышиная армия, готовая защищать каждый клочок своей территории, каждую нору, каждый лист под лапами ее обитателей.

Впереди переливалось синевой своих небольших волн Озеро, та водяная гладь, спасшая десятки грызунов при бегстве во время недавней битвы с крысами.

Каждый боец и воин Мышиной Армии сейчас думал о том, как нужна им всем вместе и каждому по отдельности эта победа, разгром крыс и их бегство в самый глубокий подвал Дома.

Хомка лежал на земле и грыз травинку, не сводя черных глаз-бусинок с другого берега, но все-таки полагаясь на свое чутье и обоняние, которое редко подводило его. Что-то подсказывало ему что эта битва не будет легкой, крысы не возьмут и просто так попрут вперед, да еще и через Озеро, они конечно плавают, но только по необходимости, а не для удовольствия.

В мобильном штабе было тихо, все замерли, только изредка подбегали разведчики-тритоны с донесениями и доложив обстановку Клыкоскалу, сразу же исчезали, оставляя после себя водоворотики пыли.

Рядом с Хомой без устали тренировались хомяки с Востока, уже надевшие свои кольчужки. Особенно причудливы были доспехи у Ниппона: сикоро-назатыльник, кабуто-шлем, наручи-котэ. Хаочи был одет проще, но он так виртуозно владел своими мечами, что никто из крыс не смог бы даже оцарапать его металлическую кираску. Еж Хусаинчик меланхолично развалился на песке и подставлял солнцу то один, то другой бок. Забавно смотрелся кролик Лапкин в своем легком обмундировании, единственное, что могло остановить врага так это пламя, бушующее в его розовых глазах.





Миновал полдень и по ротам побежали, тяжело отдуваясь, хомяки-интенданты, раздавая паек проголодавшимся бойцам: зерно, свежий салат, фрукты.

Хомка с удовольствием получил свою порцию и хотел приступить к обеду, когда по рядам побежала весть: «Крысы идут, крысы!»

Хомяк тут же вскочил и оглядываясь по сторонам подбежал к вождю, спокойно стоящему в окружении мышаков-телохранителей.

На другой стороне Озера пока ничего не было видно, но по его краям медленно приближалась черно-серая масса, и уже издалека виднелись колыхающиеся черные знамена с надписями «Rattus».

Внезапно Клыкоскал отдал приказ поднять знамена Братства с традиционными словами «Rodentia» и двумя резцами на зеленом фоне вместе со знаменем музыкальной роты. Воздух наполнили бухающие, ритмичные звуки барабанов хомяков-барабинцев. И тотчас Пушистая Армия начала выстраиваться, закрывая свои фланги тяжелыми хамстерами и карбышами так, чтобы крысиный авангард наткнулся на непробиваемую стену из боевых хомяков. Лучники в это самое время группировались позади основных сил, ожидая команды вылить на крысиную стаю море из стрел и дротиков.

Все бойцы разбились по четким квадратам и замерли, слушая, когда прозвучит звук волынок – сигнал к битве.

Хомяку внезапно пришло на ум набить щеки зерном, чтобы казаться больше и страшнее. Он торопливо подчистил весь свой обеденный запас, одновременно размышляя о том, как повернется ход сражения в первые минуты.

И тут крысы, визжа и пища, накинулись на фланги, и воздух огласился десятком волынок – битва началась!

Клыкоскал приказал поднять знамена стрелков – и тучи стрел начали осыпать крысиные ряды, то с правого фланга, то с левого. Крысы уже местами прорывали ряды хамстеров и бросались в бой с близстоящими ротами мышей и других грызунов. Хомка все время бросал взгляды на Клыкоскала, но тот спокойно руководил боем, отдавая приказы командирам мышиных когорт и периодически перекидываясь словами с мудрым Хом-Ло.

Вдруг хомяк краем глаза увидел прорвавшую оборону роту крысанов и встал перед Клыкоскалом, готовясь отразить удар. Но тут же в бой с уже подбежавшими серыми врагами вступили восточные хомяки, уже заработал смертоносный шар ежа Хусаинчика, да и кролик Лапкин яростно отбивался от большой серой крысы, визжа проклятья всему крысиному роду.

Хомяка, разгоряченного боем, атаковал другой подоспевший отряд небольших черных крысанов. Хомка раздулся, как только мог, ощерился и запищал невесть как пришедшие на ум слова:

17примечательно, что в Древнем Риме не было принято отделять мышей от крыс, и поэтому мышей называли Mus Minimus (маленькая мышь), а крыс – Mus Maximus (большая мышь).
18(фр. capitaine d'armes) – должностное лицо в воинской части, ведавшее хранением и выдачей продовольствия, обмундирования и оружия
Рейтинг@Mail.ru