Войны мышей

Вольдемар Хомко
Войны мышей

Глава 4 Пушистый лазутчик

Когда церемония Посвящения закончилась, все получившие задания зверьки начали покидать Нору через разные запасные выходы. Поднялись наверх и наши друзья. Хомина задача заключалась в незаметном проникновении в Дом с целью утащить какой-нибудь важный документ из лап зазевавшегося придворного крысака. Идти он решил рано утром, когда большинство грызунов крепко спит. Друзья решили переночевать на краю картофельного поля, перед этим, естественно, набив животы отменным золотистым зерном. Встретиться уговорились в таверне «Хромой Пус», где проводили свободное время жители Залесья.

Костер затухал и все давно уже спали, только к хомяку не шел сон, он ворочался с боку на бок и вспоминал свое нелегкое детство…

…Сколько помнил себя Хомка, первые дни его жизни не были похожи на медовые зернышки. В норке было 10 хомячат, и он был далеко не самым любимым. Частенько приходилось ему ложиться спать голодным, так как на него не хватало молока мамы-хомячихи. Своего отца он никогда не видел. Когда немного подрос, его попросили вон из норы, предложив самому добывать себе пропитание.

Но мир не без добрых хомяков. Ему повезло, и он выжил, питаясь зернами, листьями травы и мелкими насекомыми. Вырыл норку на берегу чудесного Озера, незамерзающего даже в самое холодное время года. Нашел и друзей, с которыми рос и играл. Храбрый Мышак, Пронырливый Пуцык, Умная Мышка Ханна, всегда придумывающая всякие игры. Зверьки всегда находили, как себя занять и все бы ничего, но…

У них были враги. Крысы. Вечно снующие по этажам высокого, нового, но заброшенного Дома. Крысы – злые, наглые, отвратительные животные, которые не боялись ничего и могли напасть как стаей, так и поодиночке. Обитающие в подвалах и норах, последнее время они не боялись бегать везде, где им вздумается. Зверьки их опасались и старались не играть вблизи Дома, как все его называли, довольствуясь близлежащими полянами, лесными просеками и прудами.

И вот теперь хомяку нужно было идти в самое крысиное логово, чтобы добыть важный документ, который, возможно, позволит взять вверх над крысиным воинством и загнать их обратно в подвал.

Хомяк почесался и решительно перевернулся на бок, чтобы выспаться перед нелегким заданием.

Рано утром, когда солнце едва показало свои желтые лучи, он открыл глаза и, встрепенувшись, огляделся вокруг. Все еще спали, и над их лагерем тихо стелился утренний, густой как кисель туман. Хомяк наполнил свой левый защечный мешок оставшимся после ужина зерном, не забыв, однако оставить чуть-чуть и друзьям на завтрак, и потихоньку посеменил в сторону Озера. Вдогонку он услышал тихое «Удачи» и обернувшись, увидел, как Мышак переворачивается на другой бок, прикрывая свой зоркий красный глаз.

Тропинка была слегка влажной от тумана, но бежать было нетрудно, и Хома решил слегка припустить дабы согреться и успеть до того, как солнце окончательно встанет над горизонтом. Он преодолел Луг, добрался до Озера и потихоньку потрусил в сторону Дома, по пути думая, как ему пробраться внутрь и найти полезные для Армии документы.

Один поворот, второй, и вот уже над верхушками деревьев показалась крыша так нелюбимого всеми зверьками строения. Хомяк замедлил бег и углубился в лесную поросль, боясь наткнуться на крысиный патруль. Добравшись до опушки, он огляделся, но вокруг была тишина, и туман теплым одеялом окутывал холодную, остывшую за ночь землю. Хомка никогда не подходил к Дому так близко, и теперь испытывал легкий страх, несмотря на то, что вокруг стояла тишина. Его слегка знобило. «Пора», – сказал он сам себе и пополз к видневшейся в фундаменте Дома большой дыре, очевидно служившей крысам входом и выходом. Внутри никого не было, с потолка тихонько капала вода, но мягкий песок под лапами слегка успокаивал. Хомяк начал продвигаться вдоль по коридору, пока не увидел лестницу, ведущую на первый этаж. Он протиснулся в углубление в стене и решил осмотреться. И как раз вовремя. Запахло паленой шерстью, из-за угла послышалось шуршание лап по песку, быстро приближавшееся к тайнику нашего разведчика. Хомка вжался в стену и перестал дышать. Мимо него просеменил патруль из трех крысаков – пасюка3 и двух черных крысанов, в доспехах и при оружии. Они быстро скрылись за поворотом, а пушистый лазутчик стер со лба испарину и двинулся дальше.

Он преодолел по лестнице пару этажей и неожиданно очутился в большой зале, которая была полна крысаками всех мастей, спящих вповалку, как придется. Стоял жуткий храп, но благодаря этому адскому шуму хомяку удалось преодолеть залу отдыха незамеченным и пробраться к следующей лестнице, ведущей еще выше, к придворным покоям Верховного Крысака. Маленький воин поднялся и наконец увидел перед собой помещение, в котором отдыхали крысы, приближенные к Правителю. Оглядевшись, хомяк обратил внимание на крысана в богатой кольчужке, спящего на сумке чуть поодаль ото всех. Сумка была похожа на планшетку для карт и документов. Хома медленно пополз к нему, стараясь производить как можно меньше шума, ибо, если бы его обнаружили, конец был бы скорым. Оказавшись рядом, хомяк потихоньку потащил лапой за краешек торчавшего из сумки папируса, почти вытянул его, как вдруг…крысан перестал храпеть и замолк. Хома замер, чувствуя, как по спине, к хвосту течет потный ручеек. Но письмоносец повернулся на другой бок и тихо засопел, так и не проснувшись. Вытянув документы из сумки, хомячок аккуратно отполз в сторону, и начал спускаться вниз, стараясь не нарваться на очередной крысиный обход. Добравшись до дыры служившей входом, он увидел, что солнце уже достаточно высоко, поэтому быстро шмыганул к близлежащим кустам, торопясь на встречу с друзьями.

Глава 5 В таверне

Коля проснулся примерно в обед и сразу же посмотрел на клетку с хомяком. Тот спокойно спал на тряпочке, иногда посапывая во сне. Зверёк нравился Коле все больше и больше, хотя ночью мальчик пару раз просыпался от шума в клетке. Он вспомнил, что девушка в магазине говорила, хомяки – ночные животные и могут доставлять некоторые неудобства своим владельцам, когда те спят.

«Ничего страшного», – подумал мальчик. – «Это даже интересно». Он побежал на кухню позавтракать и быстрее выбежать на улицу чтобы нарвать грызуну травы.

Как всегда, закутанный в одежду, он немного побродил по игровой площадке перед домом прежде чем нашел довольно мягкую на ощупь зеленую траву, нарвал сколько мог и вернулся домой. Не раздеваясь, подошел к клетке и открыв ее, расстелил травку зеленым покрывальцем. Хомяк проснулся и недовольно фыркнув, начал зубками натягивать тряпочку на голову, всем видом показывая, что ему мешают спать.

«Какой забавный!» – засмеялся Коля, однако не стал больше мешать Хоме и пошел раздеваться в прихожую.

– Маам! – крикнул он. – Хорошо, что мы взяли хомяка, да?

– Тебе нравится зверек? – Мама была довольна, что у мальчика появился хоть и маленький, но друг. – Ухаживай за ним, корми вовремя и тогда он будет платить тебе тем же.

– Это как? – Мальчик начал есть бутерброд, запивая его чаем.

– Он станет твоим другом и будет встречать тебя с радостью. Конечно, днем он спит, но, я думаю, все равно найдет для тебя минутку. – Она засмеялась.

– Ой! Я пойду, насыплю ему корма и поменяю воду!

– Хорошая мысль! А потом уроки!

…Когда Хомка зашёл в “Хромой Пус”, там уже было много народу. Привычно звучал заезженный шлягер “Миска молока”.

– Миска, миска, миска молокааа!!! Жизнь пушистой киски нелегкааа!! То кусочек мяска то сырооок! Скачу для вас я, не жалея нооог! – привычно надрывалась Принцесса Котэ, старая драная шансонетка, прыгающая по сцене.

Своих друзей хомяк нашел не сразу. Они сидели в углу, где тусклое освещение скрадывало легко узнаваемые черты мордочек. Друзья хотели обсудить план захвата четвёртого этажа, где находились придворные покои Верховного Крысака, и прилегающих к нему водосточных труб. Дело было нелегкое, приходилось решать, откуда начать атаку. Ждали только Хому.

– Привет, друзья! – громко пискнул хомяк, подходя к столику. – Что обсуждаете?

– Тише ты! – осадил его Мышак. – Враги вокруг!

– Лучше скажи, ты выполнил свое задание Посвящения? – Голосок Ханны был сильно взволнован.

– Да! И не просто выполнил! – с восторгом ответил Хома. – У меня есть план всего крысиного укрепления!

Теперь уже вся компания издала тихий вопль, на них начали посматривать с соседних столиков.

Хомяк живо раскатал на столе кусок травяного папируса и все, взволнованно шевеля усами, жадно начали искать возможные дыры в обороне крыс.

– Где ты достал его? – спросил Пуцык, почесывая лапкой голову.

– Не поверишь! Вытащил из сумки придворного крыса, он храпел как сто бурундуков, я подкрался сзади и был таков!

– Ты умница, Хома! – Ханна смотрела на хомяка благодарными глазками-бусинками. – С помощью этого плана мы сможем продвинуться далеко вперед и возможно даже скинуть крыс обратно в подвал, где им и место!

Даже несмотря на шерсть было видно, как хомяк покраснел от удовольствия. Для него слова маленькой Ханны значили больше чем простая похвала.

На плане были обозначены все входы и выходы в Дом, патрульные тропы, крысиные ловушки в канализационных трубах и многое другое.

– Надо отнести этот план Клыкоскалу, – произнес Мышак. – Он здорово пригодится при осаде Дома. Кто займется этим?

– Мы сделаем это вместе. Завтра. Так будет лучше. И безопаснее. – Пуцык был как всегда осторожен.

– Друзья! – Хома был преисполнен торжественности. – Я считаю, это огромный шаг к нашей победе над врагом, я знаю, я уверен, она близка! А теперь предлагаю отметить это дело маленьким пиром!

 

И он заказал маленькой хвостатой официантке на всех свое любимое лакомство – зерновые палочки с медом и лимонную воду.

Они начали болтать о том, что будут делать, когда окончательно загонят крыс в подвал, и какая спокойная жизнь настанет потом.

Внезапно в таверну ворвался маленький джунгарик-гонец с сумкой за спиной и пыхтя, подбежал к столу друзей.

– У меня срочное сообщение для Мышака, – задыхаясь от бега, скороговоркой произнес он, и отдав пакет мышонку, быстро исчез в сером проеме двери.

Тот, распечатав пакет, быстро пробежал глазами донесение и рывком вскочил со стула.

– Меня срочно вызывают в штаб, – тихо проговорил он. – Я думаю, вы тоже понадобитесь, так что собирайтесь.

Все вскочили и в три секунды уже были снаружи. Бежали быстро и молча, изредка пыхтя и покряхтывая. Миновали Озеро и вскоре достигли края Луга. Мышак сообщил пароль охранникам и исчез внутри, друзьям же было велено подождать наверху.

Прошел час. Хома решил вздремнуть, Пуцык с Ханной тихо шептались в стороне от входа в нору. Наконец Мышак появился снаружи. Он был мрачнее самого мерзкого крысана и оглядев друзей, произнес:

– Крысовидные хомяки-тритоны4 – наша разведка – доложили, что завтра утром крысы будут атаковать. Они опередили нас. Клыкоскал собирает армию. Уже были посланы гонцы во все концы Леса. Соберем, кого только сможем. Так что готовьтесь, грызуны. Завтра будет великая битва.

Пуцык с Ханной казалось, догадывались изначально, о чем пойдет речь, хомяк же вздрогнул, представив себе орды крыс, несущихся на него, но потом встрепенулся и показав свои резцы, грозно оскалился и выпрямился.

– Нужно вооружиться и наладить сообщение между отрядами, – тем временем продолжал Мышак. – Ханна, ты, как обычно, отвечаешь за связь. Пуцык, ты в разведке у тритонов, ну а мы с Хомой пойдем собирать каждый своих сородичей. Нужно сформировать отряды из вновь прибывающих бойцов. Все понятно?

Все кивнули, и мышонок начал рассказывать, где получить провиант и доспехи для боя.

Глава 6 Схватка

Небо еще с вечера затянули мрачные тяжелые тучи и теперь, когда предстоял утренний бой, они все еще отливали серым свинцом, готовясь выдать порцию холодной воды на головы сходящихся в схватке противников. Арену битвы представляло собой голое Большое картофельное поле, начисто объеденное еще в начале лета. Войска обеих армий выстроились гигантскими грязно-бурыми квадратами и прямоугольниками, между которыми то и дело бегали хвостатые посыльные с полевыми сообщениями в наплечных сумках.

Внезапно со стороны крыс раздался страшный визг, и серое крысиное полчище медленно двинулось навстречу пушистой армии. Пошло вперед и Объединенное Братство. Заиграли волынки хомяков-алтиколов5, им вторили бухающие на военный лад барабаны «бомбо легуэро»6 хомяков-барабинцев7.

Впереди мышиной армии медленно выступали тяжелые хамстеры и карбышы, чуть отставая от них, с копьями наперевес шествовали закованные в доспехи мохноперики, замыкали строй мыши-лучники с короткими, но мощными луками. Сирийцы вместе с Хомкой как всегда прикрывали правый фланг, джунгарики контролировали левый. Клыкоскал со своей свитой и телохранителями был в центре. Постепенно, армии сблизились настолько, что стали различимы огоньки горящих глаз и кисточки кончиков ушей, развевающихся на слабом ветру.

Передний строй крыс разошелся в стороны и из толпы вышел огромный пасюк с дубиной у пояса. Он поднял голову к небу, дико взвизгнул и махнул серым флагом с надписью «Rattus8» в сторону мышиного воинства. Серо-бурая масса начала набирать скорость, постепенно вклиниваясь в ряды мышей. Засвистели стрелы. Защелкали хвосты. Бой начался.



Пошли одиночные схватки. Крысы скопом облепляли тяжелых карбышей9 и хамстеров10, пытаясь свалить их на землю. И с одной и с другой стороны летели тучи стрел и копий, заслоняя и без того хмурое небо, мрачно взиравшее с высоты на то что творилось на земле. Хомка быстро оказался в самой гуще и теперь яростно отбивался от напирающих ото всюду крыс. Его давно бы затоптала и разорвала в клочья зубастая крысиная пехота, если бы не прикрывающие его с боков Мышак со своими воинами, боевыми мышаками, виртуозно орудующими длинными мечами и щитами. Ханна оставалась в секрете на краю поля, чтобы подать сигнал резервному корпусу, схоронившемуся за ближайшим холмом. И дело к этому шло. Крысы начали медленно теснить мышей, ярость и тех и других плотным облаком висела над полем сражения. Земля была теперь сплошь устлана серо-буро-черными телами бездыханных бойцов.

– Надо выбираться отсюда! Крысы жмут нас к Озеру! – Мышака была еле слышно в грохоте сражения, но Хомка понял бы его и без слов – ситуация была накалена до предела, а битва почти проиграна. Встав спиной друг к другу, они начали пробиваться сквозь строй, размахивая оружием во все стороны и отмахиваясь от наседающих врагов. Уже не осталось почти не одного держащегося на лапах хамстера, и последние карбыши изнемогая, сбрасывали с себя очередное серое покрывало из яростно визжащих крысаков. Лучники еще пускали стрелы, но и они начали пятиться назад, к воде. Мохноперики рубились с черными крысанами не за жизнь, а за смерть. Бой был проигран, и даже запасной корпус не мог уже переменить ситуацию. Рог начал трубить отход, мышиное знамя со словами «Rodentia»11 и двумя резцами на зеленом фоне резко заколыхалось, и мышиная армия начала медленно отходить к воде, не давая крысиному воинству смять их окончательно.

Основная масса бойцов хотела спастись на другом берегу, все пытались преодолеть воду вплавь, многие тонули, но отступление продолжалось. Все верили, что крысы не пойдут за проигравшими в воду и можно будет спастись и перевязать раны.

Внезапно наперерез отступающему отряду Хомки и Мышака ринулся десяток серокрысов, завязался бой. Пытаясь отмахнуться от разъяренного противника, хомяк поскользнулся и упал на спину в грязь. Быстро перевернувшись и вскочив, он начал оглядываться в поисках друга, но тут, неожиданно к нему подскочил толстый пасюк и огрел его по голове толстой дубинкой. Свет померк в глазах грызуна, и он снопом повалился под ноги визжащей и дерущейся массе…

3Серая крыса или паcю́к (лат. Rattus norvegicus), – млекопитающее рода крыс отряда грызунов.
4(лат. Tscherskia triton) – хомяк, единственный представитель рода крысовидных хомячков
5короткохвостый хомячок (лат. Cricetulus alticola) – вид грызунов семейства хомяковые, обитающий в высокогорьях Тибета.
6(исп. Bombo leguero) – традиционный аргентинский барабан.
7(лат. Cricetulus barabensis) – грызун из рода серых хомячков.
  (лат. Rattus, «крысы») – клич Крысиного Воинства.
9народное название вида обыкновенный хомяк (лат. Cricetus cricetus) – единственный вид рода настоящих хомяков семейства хомяковых.
10тяжелые боевые хомяки Объединенного Братства.
  (лат. Rodentia, «грызущие») – клич Объединенного Братства.
Рейтинг@Mail.ru