Войны мышей

Вольдемар Хомко
Войны мышей

– Я есть Hamaestar19!!!

И начал что есть силы махать мечом, пытаясь отогнать наседающего на него врага.

Тут подоспел сам Великий Мышан с телохранителями и через пару секунд весь крысиный отряд валялся без духа на земле.

Битва шла равными силами, и предсказать ее исход пока было невозможно. Но только пока. Внезапно раздался писк мышиных наблюдателей:

– Тревогааа!!! Водааа!!!

Клыкоскал повернулся и, всмотревшись вдаль, сразу оценил обстановку. Вместе с советником Хом-Ло они начали что-то чертить на песке, царапая, выводить прутом какие-то иероглифы.

Тем временем уже всем было видно, что через Озеро плывут огромные крысы, несущие на себе несколько резервных крысиных когорт.

– Это Босави – самые большие крысы на Земле, – произнес Клыкоскал. – Если они вступят в бой, то…



Хомка услышал эти слова, и его сердечко тревожно забилось от предчувствия неминуемой опасности.

Клыкоскал приказал ввести в бой все резервы и Хомка подумал, что как раз в этот момент его любимая Ханна бежит что есть силы для того чтобы донести приказ до всех скрытых квадратов Мышиной Армии.

Пока же бой шел с переменным успехом, но Босави с десантом были почти у берега. Крысиные роты начали прыгать в воду и вступать в бой.

И тут свершилось нечто непредсказуемое. Высадив всех крыс, Босави развернулись и поплыли в обратном направлении. Уже потом Хомка узнал, что этому виду крыс было противно всяческое насилие и вражда с кем бы то ни было. Они согласились на небольшую помощь только потому, что приходились дальними родственниками серым и черным крысам. Но об этом хомяк узнал после, а сейчас все смотрели на уплывающих гигантов, и не могли понять, что происходит. Крысы тоже слегка замешкались, но потом с новой силой ринулись атаковать Объединенное Братство.

Глава 4 Бой Великих

Битва продолжалась. Уже минуло далеко за полдень и с той и с другой стороны остались только самые стойкие и сильные. Песок был усыпан телами бойцов, образовав серо-буро-черный ковер ушедших за Радугу героев. И тут раздался громкий клич:

– Верховный Крысак! Я вызываю Тебя!

Оставшиеся войны постепенно перестали сражаться и молча оглядывались в поисках того, кто выкрикнул эти слова.

– Верховный Крысак! Это я – Клыкоскал! Я жду Тебя!!!

Наконец все увидели, что к центру побоища движутся две фигуры, одна из них, хромающий на правую лапу, Великий Мышан Клыкоскал, другая, вся в порезах и укусах, Верховный Крысак. Они постепенно сблизились, и встав друг перед другом, молча скалили зубы и прерывисто дышали.

– Послушай меня, Крысак! Я предлагаю Тебе честный бой. Один на один. С любым оружием. Если выиграешь Ты – мы уйдем с этой земли навсегда. Выиграю я – вы уберетесь в подвал Дома, и носа не будете казать без нашего разрешения.

Верховный Крысак молча стоял, поигрывая копьем в правой лапе, потом, произнеся: «Согласен», вырвал зазубренный меч у лежащего неподалеку дохлого пасюка и встал наизготовку.

Клыкоскал в добавок к своему мечу взял второй у мышака-телохранителя, и прихрамывая, встал напротив Главной Крысы.

Внезапно, с резким визгом Крысак кинулся вперед, и обманным движением махнув мечом, резким выпадом воткнул копье туда, где у Клыкоскала должен был находиться живот. Но Мышана там уже не было. Несмотря на хромоту, он резко бросился в сторону, и отбив копье правым клинком, левым полоснул Крысаку по плечу, от чего у серого грызуна брызнула кровь. Но таких порезов и царапин у него было уже с десяток и поэтому, не обращая внимания на боль, он продолжил ходить вокруг Мыши, пытаясь атаковать ее незащищенные места. Но Клыкоскал пока еще имел силы уворачиваться, хромота мешала ему атаковать, но оборонялся он с успехом.




Крысак периодически использовал резкие выпады копьем, обманным движением пытаясь завладеть вниманием Мышана, но тот не покупался на уловки и вовремя отскакивал. Во время очередной атаки Крысака, его внезапно ослепило солнце, отразившиеся в чьем-то клинке, и Крысак тут же воспользовался этим, поранив Клыкоскалу другую лапу. Тот заходил кругами пытаясь справиться с болью, но все еще готовый биться с врагом. Ободренный этим, Крысак бросился вперед, швырнул копье в Мышь, а мечом попытался полоснуть врага по горлу, но раненная лапа внезапно онемела и оружие выпало из длани Верховной Крысы. И меч, бывший до этого у Клыкоскала, через секунду уже торчал из брюха Великого и Ужасного Повелителя Дома, а сам он медленно оседал на песок, скребя когтями по закаленной мышиной стали. Клыкоскал, попытавшись вытащить копье Крысы из своего бока, скривился и повалился на землю, тяжело дыша.

Битва была закончена.

Глава 5 Верите ли вы в чудо

Колин хомяк заболел. Всегда бодрый и резвый, сейчас он сидел у себя в домике, взъерошенный, все время чесался, мало пил и ел. Потная шерстка свалялась, и казалось, Хомка только что вышел из баньки, вот только выглядел он совсем не радостным. Его подружка-хомячиха словно чувствуя болезнь Хомы, вертелась у себя в клетке, не находя покоя. Прыгала по стенам, карабкалась по потолку. В общем, переживала, как могла. Коля уже не знал, что делать, когда мама сказала, что выход один – везти хомяка к ветеринару. На вопрос Коли кто это, она ответила, что это врач, лечащий животных, в том числе грызунов вроде Хомы. Она позвонила в клинику и записала хомяка на прием.

Папа как обычно был занят в институте, поэтому на следующий день с утра они посадили зверька в его шар для прогулок, положили шар в Колин рюкзак и вдвоем поехали к ветеринару. Выходя из квартиры, они слышали писк Хомкиной подруги, видимо желающей им удачной поездки.

Приехали в ветеринарную клинику и стали ждать своей очереди. Здесь же находился магазин товаров для животных, и мальчику было интересно все, что продается для собак, кошек, рыбок, хомяков… Хомяк сидел тихо и выглядел очень недовольным. Чужие запахи пугали его, и он не знал, чем же все это для него закончится. Наконец подошла их очередь и Коля с мамой зашли в светлое помещенье с большим столом посередине, стулом и шкафом с документами. Приветливый врач поздоровавшись спросил, что случилось с грызуном, и взяв Хому, быстро осмотрел его и переложил в зеленую ванночку для мелких животных. После, он приклеил кусочек скотча к брюшку хомяка и отодрав его, ушел в лабораторию. Хомке не понравилась эта процедура, и он, надувшись, отполз в угол, уселся и отвернулся к стене. Вернулся врач и сообщил, что у хомяка клещи и нужно сделать ему укол. Коля с мамой согласились, и врач быстренько наполнив маленький шприц лекарством, взял Хому и слегка кольнул его в спинку. Хомяк недовольно пискнул и попытался сбежать, но его посадили обратно в ванночку. Доктор сказал, что это все, также он рекомендует купить в магазине для животных специальный шампунь и периодически аккуратно мыть хомяка.





Мама с Колей попрощались, посадили хомячка в рюкзак и направились в магазин за шампунем. Прибыв домой, они, как и велел доктор, помыли шампунем хомяка (он был крайне недоволен и растерян одновременно, да так, что все время ходил в туалет) и усадив его в клетку, насыпали вкусного корма и налили свежую воду.

На следующий день, едва проснувшись, мальчик заглянул к хомяку, и, о чудо!, разительные перемены произошли за эту ночь. Хомяк был бодр и свеж, шубка снова была пышной и густой, миска с кормом пустая. Подружка Хомы прыгала в соседней клетке, но теперь видимо от радости за выздоровевшего друга. Мальчик поиграл с хомяками, насыпал им корму и даже прогулял их в одной клетке на улице. Потом мама позвала его обедать и делать уроки. Во время дневного сна, уже засыпая, Коля думал, что как хорошо, когда доктор может тебя вылечить от всяких болезней, и ты снова бегаешь здоровый и радостный…

…К упавшим бойцам тотчас ринулись приближенные и начали оттаскивать их в укромное место. Верховный Крысак уже не дышал и придворные крысаны потащили его в Дом, на ходу причитая о погибшем вожаке. Клыкоскал был еще жив, и его, еле дышащего, приволокли к мобильному штабу, где Хом-Ло сразу же взялся осматривать раны Предводителя.

Тем временем, оставшиеся на поле боя войны постепенно расходились по сторонам. Крысы медленно побрели в сторону своего логова, Войско Братства собралось возле дерева, у штаба, и ждало новостей о здоровье Великой Мыши.

Быстро осмотрев Вождя, старый Хом-Ло велел всем командирам собрать войско неподалеку от резервного штаба и там же расположиться на отдых. После, махнул лапой мышакам-телохранителям и они, бережно положив на носилки Клыкоскала, понесли его в нору.

А что же наш Хома? Он по счастью остался жив, но весь в синяках и ссадинах от ударов крысиных мечей. Он наблюдал бой Великих, очень переживал за Мышана, не зная насколько сильно тот ранен. Когда Вождя унесли на носилках, Хомка решил пойти и поискать своих друзей и свиту, так как растерял всех во время сражения. Первые на кого он наткнулся, были хомяки Ниппон и Хаочи. С сильно помятыми доспехами, но живые, они казались Хомке родными душами, настолько сильно рад он был их видеть. Спросил их о еже и кролике, но восточные бойцы грустно покачали головой, сказав, что Хусаинчик и Лапкин остались лежать на поле брани. Еж был окружен крысанами и пустив свой колючий шар смерти, наткнулся на острые мечи. Кролик схватился с огромным серым пасюком, да так и погиб с ним в обнимку.

 

Хомяк спрашивал уцелевших воинов о своих друзьях, но никто не видел Мышака Одноухого и Пуцыка. Про Ханну Хомка и не обмолвился, надеясь, что она находится в глубоком тылу.

Вместе с Ниппоном и Хаочи они двинулись к штабной норе, чтобы передохнуть после битвы и подкрепиться зерном и фруктами.

Тем временем под землей, советник Хом-Ло обрабатывал раны Клыкоскала настоями из трав и корешков и прикладывал к ним повязки из целебных листьев. После этого он рассказал командирам, что нужно ждать пока раны не затянутся и Мышан не придет в себя. Командиры сообщили бойцам, что Великий Клыкоскал борется за свою жизнь, и каждый должен помогать ему, хотя бы пожеланиями здоровья.

Неожиданно, в тиши вечернего летнего заката раздался писк, похожий на колыбельную и благодарственную песнь одновременно. Две землеройки – крошечная бурозубка и карликовая белозубка, затянули древнюю как мир здравную мелодию, которую свистят грызуны, помогая раненным собратьям быстрее излечиться от ран.

Постепенно эту мелодию подхватили все зверьки: мыши, хомяки, сурки и другие члены Объединенного Братства. Они свистели и пищали, как только могли, и эта мелодия плыла над землей, принося всем раненным излечение от ран, физических и духовных.

Наступило утро и наш хомяк, еще не до конца проснувшись, начал ворочаться и думать о том, где ему можно подкрепиться, когда увидел что к нему идет до боли знакомая фигура и тут же услышал:

– Хватит валяться, мой адъютант! Нас ждут мышиные дела!

Это был Клыкоскал! Живой Клыкоскал! Радости не было предела, и просыпающиеся грызуны с радостью бросались к Великому Мышану, чтобы отдать ему честь и возрадоваться вместе с ним победе над крысами. Мышан был живой, еще не совсем здоровый, но способный ходить и руководить Братством. И это было настоящее чудо!

А вы? Вы верите в чудеса?!

Глава 6 Здравствуй, друг

Как своему адъютанту, Клыкоскал поручил Хомке наладить связь с командирами отрядов, восстановить снабжение Пушистой Армии, заняться поиском пропавших и погребением павших бойцов. Он приставил к хомяку пару своих мышаков-телохранителей для помощи и сказал, что скоро будет собран Большой Совет по случаю победы над крысами, на котором разъяснится дальнейшая судьба Объединенного Братства и жителей Залесья.

Хомка тут же помчался исполнять приказы Вождя, втайне надеясь, что его друзья живы и здоровы и они воссоединятся и будут вместе как раньше. При мысли о Ханне у хомяка начинало колотиться сердечко, и он пулей летал по лагерю, передавая приказы Клыкоскала и собирая информацию о готовности Армии.

На поле брани уже начали работу мыши-мортусы, собирая погибших воинов и предавая их земле. Раненных грызунов доставляли в лагерь при штабной норе, где о них заботились хомяки-врачеватели во главе с советником Хом-Ло. Наконец, на закате дня, выдохшийся Хома с мышаками присел передохнуть и перекусить в лагере. Хомяк-интендант принес им зерна и фруктов, пожелал приятного аппетита и удалится. Хомка занялся едой и не заметил, как сзади кто-то подкрался и закрыл ему лапами глаза. Уставший герой попытался убрать чужие лапы, но тут знакомый с детства голос грубо прорычал:

– Ну привет, Щекастый! Небось панихидку по мне справил!

Хомяк развернулся и увидел своего родного друга, всего в грязи и крови, порезы и царапины покрывали шкурку, но выглядел он как всегда воинственно и бодро. Они обнялись и радостно похлопали друг друга по шерстке.

– А где же Ханна? А Пуцык?! – Хомяк хотел узнать про них, но Одноухий увел его в сторонку и тихо заговорил:

– Не переживай, они в порядке. Твоя ненаглядная Ханна на связи с Пуцыком, а он с хомяками-тритонами сейчас в Доме, разнюхивает, что творится в крысином логове после гибели Крысака.

– Так значит он погиб? Его так быстро утащили…– Хома с облегчением выдохнул, но перед глазами тут же встала битва двух предводителей.

– Да, он испустил свой крысиный дух, но крысаны скоро выберут нового Верховного. Ты же помнишь Гадкого Рэта?

Конечно, хомяк его помнил, при воспоминании о чайнике с водой его передернуло от отвращения.

– Пуцык с Ханной скоро будут здесь, тогда и повидаешься. А теперь пошли докладывать Клыкоскалу о проделанной работе.

Они вернулись в камеру для совещаний и застали Вождя, беседующего с советником. Он кивком головы попросил их подождать, и закончив разговор с Хом-Ло, велел Мышаку с Хомкой подойти к ним.

– Ну как дела в лагере, адъютант?

Хомяк кратко доложил ему о ситуации и замер в ожидании приказов. Клыкоскал задумался, потом посмотрев на Мышака, сказал:

– Останься, мой командир. – И развернувшись к хомяку, добавил: – А ты отдохни, скоро будет Большой Совет.

Хомяк радостный тут же помчался доедать свой ужин, а Клыкоскал еще долго беседовал со своим приближенным командиром о жизни Залесья и его окраин после победы над крысиным воинством.

Было уже за полночь, все в лагере спали, один только наш хомяк ворочался с боку на бок и не мог уснуть. Ему хотелось повидаться с Пуцыком и Ханной, но мышку он конечно хотел видеть намного сильнее. Еще в детстве, когда они все вместе играли на Лугу, ему всегда нравилось проводить с ней время, замечать ее улыбку, даже когда она дразнила неловкого хомяка, вечно цепляющегося лапами за корни растений. Теперь же, когда он превратился из беззаботного хвостатого жителя Залесья в настоящего боевого хомяка, в нем была твердая уверенность, что они с прелестной мышкой должны идти в этой жизни лапка в лапку и вырыть совместную норку. И даже обзавестись маленькими хомячатами. Но пока это были только мечты. Хомяк незаметно заснул и проснулся только, когда солнце уже потихоньку раскрашивало лагерь Братства в бирюзовый цвет и хомяки-интенданты начали сзывать бойцов горнами на завтрак. Это событие он никак не мог пропустить, и зевая потрусил к месту приема пищи. Там он встретил своих братьев по оружию, Ниппона и Хаочи, и они, вместе уплетая свежие фрукты начали болтать, рассуждая о преимуществах восточных боевых искусств над крысиными атаками.

После завтрака Хомка решил прогуляться и направился к опушке леса, благо крыс здесь больше не попадалось, и было тихо и покойно. Он прилег на свежую зеленую траву, закусил резцом соломинку молочая и принялся размышлять, как будет жить дальше, и что будет делать после Большого Совета. «Начнется другая жизнь», – думал он, – «теперь я не тот маленький хомячок, беззаботно скачущий по Лугу в поисках свежего салата. Может мне стоит остаться возле Клыкоскала, и служить ему верой и правдой, помогая охранять родной Край от крысиных набегов? Или уйти вместе с Ниппоном и Хаочи в поход, чтобы помочь другим зверькам, нуждающимся в помощи, как это произошло с нами. Великая вещь наше Объединенное Братство!

Так он размышлял и размышлял, когда вдруг увидел приближающийся к нему силуэт маленькой мышки. Сердце его подпрыгнуло в восторге, он вскочил и бросился навстречу Ханне. Она улыбаясь остановилась, и ждала, когда он подбежит, они крепко обнялись и она просто сказала:

– Здравствуй, мой пушистый друг!

Потом они присели на траву и начали разговаривать. Ханна рассказала, как передавала важную информацию от разведчиков во время Битвы при Большом Картофельном Поле, и как страшно ей было во время Сражения у Озера. Как они с Пуцыком и тритонами следили за Домом, где крысаны хоронили своего погибшего предводителя. Как пригодился добытый Хомой при Посвящении план крысиного укрепления. Она поведала бы еще много всего, но ее перебил Хомка.

Ему было чем похвастаться, было и то, о чём он не хотел вспоминать никогда в своей жизни. Плен, Гадкий Рэт и чайник с водой. Награждение Золотым Овсом из рук самого Клыкоскала. Битва Великих и ушедшие за Радугу Хусаинчик с Лапкиным. Они обнаружили, много общего и договорились больше никогда не расставаться и идти вместе по этой нелегкой, но, такой прекрасной и интересной жизни.

Они проговорили бы целый день, но мимо пробегал посыльный-мохноперик, который увидев их, прокричал: «Все на Большой Совет! Мышан Клыкоскал созывает всех на Большой Совет!». И умчался дальше в сторону Озера.

Они встали и пошли к резервной норе, откуда уже были слышны громкие звуки волынок и бухание боевых барабанов.


Большой Совет включал в себя всех жителей Залесья, живущих по эту сторону Леса, а также членов Объединенного Братства, собравшего под своими знаменами, как местных зверьков, так и пришедших на помощь воинов из далеких земель.

Вокруг лагеря была выставлена усиленная охрана, на случай внезапного нападения противника, но никто не сомневался, что крысы еще долго будут зализывать свои раны, прежде чем решат сунуться в мышиные владения снова.

19название хомяка на древнеиранском языке; родственное слово – авестийское hamaēstar, «враг, повергающий на землю», (имеется в виду, что хомяк нагибает стебли злаков к земле, чтобы достать семена)
Рейтинг@Mail.ru