Войны мышей

Вольдемар Хомко
Войны мышей

Глава 7 В плену

… Среди ночи Коля проснулся от тревожного сна, вскочил с кровати, подошел и присел у клетки с питомцем. Хомячок сидел в углу и в упор смотрел на Колю, как будто хотел сказать ему что-то важное, но не мог…

…Сознание медленно возвращалось к нашему маленькому воину. Голова нещадно трещала и раскалывалась. Он пискнул и медленно приподнялся, чтобы оглядеться вокруг. Его лапы были связаны, а сам он находился в темном грязном помещении, с потолка капала вода, звук ее был хомяку до боли знаком. До боли… Сейчас он не отказался бы от холодного компресса и свежего облепихового сока, но…

«А где же остальные?» Хомячок потихоньку оглядывался, но рядом никого не было, только тишина и капли воды с потолка, усиливающие боль в голове. «Минутку, это же…»

– Тащите его сюда! – услышал он, и в следующую секунду к нему подскочили двое черных крысанов и схватив за лапы, потащили куда-то наверх по лестнице.

Да, он был в Доме, а значит в самом центре оплота Крысиного Царства.

Крысаны подтащили его к небольшому помосту, посыпанному песком, и бросили на пол. Лежа на спине, было трудно осознавать, что происходит, но хомяк внутренне сжался, готовый ко всему, что произойдет с ним. Спустя секунду он услышал шорох лап, и увидел небольшого крысана, одетого в кожаные доспехи, с любопытством разглядывающего взятого в плен воина.

– Ну-с, мерзкий хомячок, – прошипел он. – Отвечай, кто ты есть и побыстрей, если не хочешь попробовать ледяной водички?

Справа и слева стоящие крысаны гнусно захихикали, скаля свои мелкие зубы и ожидая, что будет дальше.



– Молчишь? Эй, стража!

– Меня зовут Хома, – выдавил из себя хомяк. – И я житель Луга по эту сторону Леса.

– Очень приятно. А ты знаешь, кто я? Нет? Думаю, даже и не догадываешься. Я – Гадкий Рэт12, правая рука Верховного Крысака!

Хомяку было довольно страшно, но он не показывал этого, притворяясь глупым хомячком Радде, попавшим не в ту норку.

– А теперь ответь мне на один вопрос, хомяк, – продолжил крысак. – Ты –Посвященный?

Сказав это, он впился красными угольками своих маленьких глаз в мордочку Хомки, стараясь разглядеть малейшие признаки лжи.

– Нет, уважаемый Рэт, я не знаю, кто это.

– Нуте-с, – прошипел Гадкий Рэт, пощелкивая из стороны в сторону длинным, скользим хвостом. – Тогда скажи мне, маленький мерзкий хомячок, кто главарь всей этой своры, прямо в центре которой ты имел честь находиться сегодня утром? И знаешь ли ты, что такое «войско Братства»?

– Я не знаю никакого главаря и «Братства», уважаемый Рэт, – Хома старался держаться так твердо, как только мог.

– Ты хочешь сказать, что Тебя, как и остальных просто заставили воевать против крыс и все?

– Именно так, глубокоуважаемый Гадкий эээ…Рэт, – В хомячьей голове проносились десятки мыслей, как выбраться из плена и остаться невредимым.

– Я почему-то не верю Тебе, хомячишка, – Крысан снова вонзил свои глаза в хомяка, но тот прямо смотрел на него. – Поэтому Тебе придется принять небольшой душик. Эй, там! Ну-ка плесните на него из чайничка!!

Связанного хомяка схватили и поволокли в угол, где к потолку был привязан огромный чайник с веревкой, прикрепленной к носику. Уложили Хомку прямо под ним и застыли в готовности.

– Давай! – противно взвизгнул Рэт.

Хома в последнюю секунду сумел задержать дыхание, в тот же миг на него полилась ледяная вода, обжигая его мордочку и кожу. Щеки начали наполняться, он был еще в сознании, думая, сколько еще сможет продержаться. Прошло несколько секунд, кажущиеся часами. Внезапно вода перестала литься, его отпустили, он повалился на бок, пища и отфыркиваясь.

– Ну как? Понравилось?! Может повторить?! – Гадкий Рэт даже в эту минуту был учтиво любезен. – Или расскажешь мне правду… хомячок!?

Хомяк молчал, лежа на боку и приходил в себя. Наконец собрал в себе силы и повернувшись к крысану, ответил:

– Я не знаю ни про главаря, ни про «Братство».

Крысан помолчал минуту, походил, и наконец, сказал:

– Ты не так прост, как кажешься, хомяк, или я не Гадкий Рэт.

И обращаясь к подручным крысанам:

– Киньте его в одиночную камеру. Пусть посидит. Да не забудьте приставить к нему охрану. У меня все.

Он исчез, а чернокрысы потащили хомяка с этажа на этаж, пока не достигли подвала. Там, прошуршав лапами по длинному мокрому коридору, они углубились по лестнице еще ниже, и вышли к комнатке со множеством клетушек. Открыв одну из них они, развязав Хому, кинули его на песчаный пол и закрыли дверь с забранной проволокой окошком. Через минуту дверь снова открылась, и на пол упала чашка с зерном и деревянная фляжка с водой. Потом лязг замка и тишина.

Глава 8 Возвращение домой

Хомяк медленно повернулся и сел на хвост. Начал приглаживать шерстку лапами, умываясь и чувствуя, как раскалывается голова. «Где это я!?», – думал он. «Меня тащили вниз, значит в подвале, где же еще?» Он медленно встал на лапы и пробежал по камере, обнюхав все углы. Ничего особенного. Немного пахнет уборной. Он решил подкрепиться, благо, что тюремщики оставили ему скромный ужин, если учесть, что сейчас вечер.

Хомка грыз зерно и размышлял о своем незавидном положении. Долго ли его здесь продержат? Нужен ли он крысам вообще? Может утром его возьмут и прихлопнут дубинкой и все. Нужно было что-то предпринять.

Самое главное, что он не выдал этому, как его…Рэту, кто он на самом деле. Теперь нужно придумать, как выбраться отсюда. Интересно, что случилось с его друзьями после боя? Живы ли они? Мышак, Пуцык, Ханна? При мысли о Ханне он слегка приуныл. Эта милая мышка давно ему нравилась, и он с ужасом думал, что с ней могло что-то случиться. Так, нужно собраться. За дверью должна быть стража. Или нет? Он подполз к двери и громко запищал.

– Чего Тебе, клочок меха? – раздалось грубое рычание. – Будешь шуметь, снова отведаешь водицы из чайника. Понятно?

– Голова болит! Но я все понял!

– Вот так вот, – удовлетворенно произнёс крысан. – А теперь спать!

Хомяк отполз от двери и расположился в дальнем углу клетушки. Вспоминая события минувшего утра, он достал из защечного мешка палочку и меланхолично начал ковырять в клыке.

Итак, он находился в подвале Дома, и выбраться через дверь нереально. Но тогда как? Он вспомнил, что Дом очень сырой и отовсюду сочится вода. Не прогрызать же ему путь на свободу своими резцами, в самом деле!

Он потрогал лапами несколько камней, но они были тверды как шкура прадедушки Хомона. Потом начал осматривать остальные и заметил, что некоторые, другого цвета, выделяются из общей массы. Он машинально потыкал в один из них своей зубочисткой, и, о чудо, проковырял в нем несколько отверстий. Видимо, камень был из водопроницаемого материала, вода постепенно сделала свое дело, и теперь это был не камень, а кусок грязи.

Хомяк решил подождать, пока стража уснет окончательно и тогда попробовать расширить отверстие. Он прилег в углу и притворился спящим. Тем более, отдых и так был ему необходим. Иногда было слышно, как один из крысанов заглядывал в окошко, и тогда хомяк сжимался в клубочек и старательно всхрапывал.

Прошло некоторое время, в коридоре никого не было слышно. Хомяк взял свою фляжку, поплескал из нее воды на чудо-камень и начал усердно скоблить его своей палочкой. Минуты бежали как ручеек с горки. Камень крошился как печенье, но пока не хотел ломаться на куски. Хомяк пыхтел и старался из всех своих хомячьих сил. Он совсем взопрел в своей меховой шубке, но упорно не хотел сдаваться. Зверёк думал о встрече с друзьями и облепиховом соке, о сочных листьях салата и о… Внезапно ему на лапы посыпалась земля, много земли, камень развалился на несколько кусков, рассыпавшись на песчаном полу камеры. Хомяк оглянулся на дверь, но там все было тихо. Он начал протискиваться в отверстие, используя все свои навыки рытья и копания. Как крот, он ввинчивался в черную сырую землю, а потом маленькой пушистой торпедой устремился наверх, к спасительной поверхности. Воздуха пока хватало, он чувствовал, что земля должна скоро кончиться и неожиданно его нос с вибриссами оказался на свежем воздухе, в объятиях черной как чернокрыс ночи.

Он быстро огляделся и почти сразу же заметил крысиный патруль, вышагивающий со стороны входа в Дом. Хомка прижался к земле, пытаясь слиться с нею, быть единым целым со своей спасительницей. На его хомячье счастье крысаны куда-то спешили, и он остался незамеченным.

Выждав минуту, он сиганул к ближайшим кустам, на ходу припоминая дорогу по которой пришёл сюда выполнить свое Задание Посвящения. Мчась через заросли, в душе он ликовал, что смог вырваться из страшного плена, но в тоже время его грызла мысль, где его друзья и что с ними стало. По дороге он замечал, что ему попадается слишком много крысанов, мышей же и других дружественных грызунов почти не встречалось. «Неужели наша Армия не отогнала крысаков обратно к Дому?», – мучился хомяк в догадках. Он добежал до Озера, пересек Луг и устремился к картофельному полю, туда, где находился штаб Братства. Никакого караула, вход в нору был разрыт, будто огромная песчанка похозяйничала тут вволю. Хома застыл, думая, куда ему теперь податься, когда увидел…

Конец первой части

Часть вторая

Глава 1 Жданные гости

Коля проснулся, услышав возню в прихожей и тихий мамин смех. Потом чмокание в щеку и шаги на кухню. Он присел на кровати, окончательно стряхнул с себя сон, встал и пошел на шум.

 

– Маам! А ты с кем…– Он уставился на бородатого дяденьку, сидевшего за столом и с улыбкой глядевшего на Колю. – Мама, это кто?

– Коля! Ну, ты что, не узнаешь что ли?!

Но мальчик уже бросился на шею к человеку, вглядываясь в знакомые с детства синие глаза отца.

– Привет пап! Ты давно приехал?! А где ты был?! Расскажи?!

Отец смеялся и тискал сына в руках, стараясь рассмотреть его получше, словно не видел целый год, что было, впрочем, не далеко от истины.





– Здравствуй сын! Как ты вырос! Все тебе расскажу, только дай дух перевести с дороги! Я тут и подарки тебе привез.

Мама уже накрывала на стол и через несколько минут, когда папа умылся, все сели пить чай. Из сумки были вынуты сладости. Коля сразу захотел все распробовать, отец объяснил, что это макруд13 – африканское лакомство. Экспедиция была в Тунисе, и он был во многих городах этой песчаной знойной страны.

Вся семья еще целый час болтала о том и о сем, когда папа опомнился:

– Баа! Я совсем забыл! Там же в прихожей коробка… Он попытался встать, но сын, обгоняя его, уже подбежал к небольшой деревянной упаковке с дырочками по периметру.

– Пап! Это что! – Коле не терпелось открыть гостинец, но отец успокоил его.

– Подожди, здесь нужно аккуратней…

Он потихоньку открыл крышку и изнутри послышался резкий писк и поскребывание по стенке.

– Это же еще один хомяк! – завизжал Коля. – Мама смотри, у Хомы будет друг!

– Вернее, подружка, – засмеялся отец. – Это сирийский хомячок, самочка, решил сделать тебе подарок – ты с этими болячками все время сидишь дома. А вы, оказывается, раньше меня додумались завести зверька, молодцы…

Они перенесли коробку в зал и поставили рядом с клеткой Хомы. Тот сразу забегал взад-вперед, словно учуяв родственную душу.

– Ну, Коля, теперь у тебя вдвое большая ответственность. – Мама не забывала о важных вещах даже в такой радостный момент. – Возможно, придется покупать вторую клетку, если хомяки не уживутся в одной. Всякое бывает. А теперь иди выпей таблетку и полежи. Еще слишком рано. А мы с папой поговорим на кухне, хорошо?

Коля пулей помчался за таблеткой, потом обратно, так ему хотелось скорее заняться благоустройством новой хомячьей семьи.

Уже лежа в постели, он думал, как это здорово, что папа привез Хомке вторую половинку…


…Хома застыл, думая, куда ему теперь податься, когда увидел невдалеке огонек костра, еле виднеющийся в рассветной мгле. В голову сразу же закралась мысль, а вдруг крысаны? Есть только один способ проверить. Он потихоньку побежал навстречу яркой точке, оглядываясь по сторонам, чтобы не нарваться на крысиный патруль. Уже приближаясь, он почувствовал знакомый запах жареного зерна, когда его резко схватили за лапы и повалили на землю.

– Пароль? – пискнул мышиный голос.

– Озимые, —пискнул хомяк в ответ первое, что пришло на ум. – А отзыв?

– Когда-то были яровые, но пароль поменялся, хомяк. В общем, мы тебя узнали. Вставай.

Ему помогли встать и отряхнуться, Хомка всмотрелся и узнал стражников. Они когда-то охраняли вход в штабную нору.

– Куда бежишь, воин?

– Ищу своих друзей. Вы видели кого-нибудь после битвы?

– Да уж, то еще было побоище, – вздохнул старшой. – Все кто смог, переплыли Озеро и разбежались. Много наших потонуло. Да и на поле сражения достаточно грызунов ушло за Радугу. Хорошо, что крысы не поплыли на тот берег, а то бы…

Он вздохнул, почесал лапой ухо и сказал товарищу:

– Надо бы его к нашим отвести. Давай ты, а я буду дальше в засаде сидеть. Может еще кто пробежит.

Второй мохноперик поправил кираску, покрутил головой со смятым шлемом, пера на котором уже не было, и сказал Хомке:

– Пошли, хомячок.

Они направились в сторону леса, стараясь не шуметь и все время озираясь по сторонам.

Где-то на подходе к опушке они остановились, Хомкин конвоир тихо свистнул два раза и тотчас же возле них появились два крепких мышака, явно из свиты самого Клыкоскала, не меньше.

– Вот, наш боец, ищет Мышака и его команду, – отрапортовал мохноперик, вытянувшись.

Хомку оглядели со всех сторон, зачем-то понюхали воздух вокруг него и тихо сказали:

– Пойдем.

Хомяк последовал за ними, надеясь уже куда-нибудь придти, так как был крайне истощен пленом и хотел давно прилечь на свежую соломку, поесть и поспать денек-другой.

Незаметно они углубились в неприметную нору и начали спускаться вниз, цепляясь за корни растений и камешки. Видимо, это была наспех вырытая резервная база, на случай переговоров и тайных встреч. Добрались до небольшой камеры, посреди которой был крепкий стол и несколько стульев. Больше ничего не было.

– Жди здесь, – произнес один из мышаков, и они исчезли.

Хомяк тоскливо оглянулся, гадая, кого ему пошлет Великий Хом, которому, как известно, поклоняются все хомяки, как вдруг…

– Ну, привет, Щекастый!

Хома увидел своего друга Мышака, вынырнувшего из тьмы, с маленьким факелом в лапе.

– О! Хвостатый! – Хома бросился к другу, и они крепко обнялись. – Как ты?! Где остальные?! Мы не выиграли битву?! – Тут он увидел, что у мышонка нет одного уха. – Что с тобой? Ты ранен?

– Да, ранен в бою, – важно произнес Мышак. – Теперь я Мышак Одноухий! – Он засмеялся. – Пуцык и Ханна в порядке. Но об этом потом. Ты как? Рассказывай скорее!

Хомяк вкратце поделился с мышонком своими злоключениями в плену.

– Слушай, да ты герой! – В голосе одноухого грызуна сквозило уважение. – На встрече командиров обязательно доложу Клыкоскалу про твои подвиги и отвагу. А теперь пойдем, познакомлю тебя кое с кем.

Они двинулись по темному коридору, горизонтально уходящему прочь от входа в нору. Хомяк семенил вслед за Мышаком и думал, в порядке ли Ханна, не ранена ли она. За последние сутки случилось столько всего, что он редко вспоминал про нее и теперь с новой силой затосковал о милой его сердцу мышке.

Тем временем Мышак трусил по коридору, пока он резко не ушел вниз, и друзьям даже пришлось притормаживать, чтобы не покатиться с горки.

Наконец они вынырнули из туннеля в просторную камеру, по периметру которой ровно горели факелы, источающие мягкий успокаивающий запах хвои.

Мышак, сказав, что он «на минуту», тут же исчез, а Хомка начал глазеть по сторонам.

Все это очень напоминало ему совсем недавний обряд Посвящения, только сейчас ему попадались перевязанные и взъерошенные грызуны, устало смотрящие по сторонам.

– Хома! Познакомься с нашими гостями! – Мышак вернулся с четырьмя зверьками, закованными в броню. – Мы давно их ждали. К сожалению, они не успели поучаствовать в недавнем бою, но все еще впереди. Это Ниппон14 и Хаочи15, хомяки с Востока. Владеют секретными видами боевых искусств. Участвовали в боях за Хомкингол.

Хомяки церемонно поклонились.

– А это ежик Хусаинчик. Прибыл из Магриба16. Силен в метании дротиков. При необходимости сам может стать колючим шаром смерти, и тогда держись, крысиное отродье. Рядом с ним кролик Лапкин, наш гость из Франции. Это такая страна. С детства не любит крыс, у него с ними свои старые счеты.




При этих словах глаза у кролика яростно полыхнули розовым огнем, а лапа непроизвольно дернулась к маленькому кинжалу, висящему на боку.

– Ну вот, пока все, – продолжил Мышак. – Теперь я покажу, где можно поесть и отдохнуть, завтра у нас важный день.

– А что будет завтра? – спросил хомяк, зевая.

– Завтра? Завтра, мой пушистый друг, мы идем на прием к Королю!

12rat (с англ. – крыса)
13североафриканское печенье, популярное в Алжире и Тунисе, а также в Марокко, Ливии и на Мальте.
14Ниппон – самоназвание страны Японии
15Хаочи с кит. яз. переводится как «прекрасный, превосходный»
16(араб. [эль-Магриб] «там, где закат») – название, данное средневековыми арабскими моряками, географами и историками странам Северной Африки, расположенным к западу от Египта.
Рейтинг@Mail.ru