Восточно-исламская цивилизация

Владимир Вольфович Жириновский
Восточно-исламская цивилизация

Цивилизация – это живая реальность.

Различные цивилизации существуют и развиваются уже не первую тысячу лет. Они имеют сложную, динамичную (и поэтому неподдающуюся однозначным определениям) природу. У каждой цивилизации есть свои силовые поля, которые либо притягивают в их ареалы конкретные этнические и другие сообщества, либо отталкивают их. Это своего рода «картина маслом», позволяющая реальнее и точнее представить этногеополитическую карту мира.

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ

Напоминание о прошлом

Восточно-исламская цивилизация (современное название) возникла в VII в. Достигла своего совершенства в Арабском халифате (VII-XIII) как теократическая цивилизация, строго иерархичная, с вертикальным очень жёстким соподчинением всех её элементов центральной власти. Главная особенность ВИЦ в том, что она сформировалась и развивалась именно как синтез и неразрывное единство духа (религии) и власти (государства).

Стоило одной из этих опор зашататься, как зашаталась вся цивилизация. Распад Арабского халифата начался с постепенной утраты халифами всей полноты политической и духовной власти. Вторжения турок-сельджуков (XI), а затем монголов (XIII) завершили процесс разложения арабского типа теократии, а вместе с ней и всей единой Восточно-исламской цивилизации.

Её этнодоминантой как и прежде является арабский мир, который называют исламским. С точки зрения политического центра Восточно-исламская цивилизация характеризуется неустойчивостью и подвижностью. В различные времена её политическими центрами являлись Саудовская Аравия, Иран, Турция. Причем последняя никогда не была и не является имманентно-исламской.

В период формирования Османской империи (XIII-XX) турки-османы взяли на вооружение политические аспекты ислама, используя их в сугубо прагматических целях. Исключением являются Внутренняя Аравия, Неджд, Оман, которые так и не попали под гнет османов. На западе арабского мира этой участи избежало Марокко. Здесь целесообразно вспомнить, что родина ислама – Западная Аравия – никогда не была колонией, если не считать послевоенную экспансию США.

Османская империя, несмотря на длительность существования (600 лет), подготовила почву для последующей европейской колонизации исламского мира.

Турецкий гнёт разрушал традиционный мусульманский духовный стереопсихотип. Входя в состав Восточно-исламской цивилизации, Турция и в настоящее время исполняет роль троянского коня в этом цивилизационном ареале.

Наибольшая угроза для глобальной безопасности заключается в том, что Турция является стратегическим союзником трансплантантного ГПЦ Западно-христианской цивилизации – США. В таком качестве этот политический центр объективно вносит элементы нестабильности как в саму Восточно-исламскую цивилизацию, так и в её периферию. К этому следует добавить исключительно важное геостратегическое положение этого центра. Турция осуществляет контроль над проливами Босфор и Дарданеллы. Она вклинивается в межцивилизационные геополитические районы Восточно-христианской православной цивилизации, претендуя на роль этноцентра всех тюркских народов в Евразийской ойкумене.

Ещё одной характеристикой современного состояния Восточно-исламской цивилизации является отсутствие внутри неё великой державы в военно-политическом значении. За что, естественно, внутри ВИЦ ведётся борьба. Эта цивилизация в наибольшей степени пострадала из-за навязывания ей чуждых стереотипов, политических моделей, лингвистической экспансии. В чём она сходна с ВХПЦ.

Ценности и смыслы восточно-исламской цивилизации

В лекции рассматриваются основные ценности и смыслы Восточно-исламской цивилизации, раскрывается её семантика и структура, даётся определение цивилизации.

Исламское возрождение

В нём заложен корень так называемого мусульманского фундаментализма. Предпочтительнее употреблять арабский вариант названия этого религиозно-политического явления – усулия (от араб. – корни, основы, а не от англ. fundamental – базовый, фундаментальный).

С. Хантингтон убедительно раскрыл категорию «исламского возрождения». Но раскрыл однобоко, с позиций её западнического истолкования. По его мнению, исламское возрождение как по размаху, так и по глубине процессов, охвативших ВИЦ, представляет собой последнюю фазу приспособления исламской цивилизации к Западу, попытку найти решения собственной модернизации не в западных идеологиях, а в исламе.

Тут явная нестыковка смыслов. Или же, что случается не так уж и редко с серьезными исследователями, неудачное, потому что не точное, выражение. Из текста определения не совсем ясно, как можно «приспосабливаться» к Западу, опираясь при этом на ислам. Ведь, это же, как говорили ещё в 20-е годы в Одессе, совершенно разные вещи. Смысл же настоящей категории «исламское возрождение» – это революция Мэйдзи в исламском исполнении. Оно складывается из: 1) принятия современности; 2) отвержения западной культуры; 3) возвращения к исламу как проводнику в жизни современного мира.

Сам же Хантингтон цитирует одного из высших чинов Саудовской Аравии: «Импорт из-за рубежа хорош в виде блестящих и высокотехнологичных «штучек». Но неосязаемые общественные и политические институты, ввезенные в страну откуда бы то ни было, могут нести с собой смерть – спросите Шаха Ирана… Ислам – это не только религия, это ещё и стиль жизни. Мы, саудовцы, хотим модернизироваться, но не обязательно вестернизироваться».

Исламское возрождение является попыткой мусульман добиться своей цели. Это – широкое интеллектуальное, культурное, социальное и политическое движение, распространившееся на весь исламский мир.

Исламский фундаментализм

Он в контексте исламского возрождения зачастую воспринимается как политический ислам. Но по сути и по форме является всего лишь одной из составляющих в намного более всестороннем процессе возрождения исламских идей, обычаев и риторики, а также возвращения мусульманского населения к исламу. Поэтому исламское возрождение – это основное

направление, а не экстремизм, всеобъемлющий, а не изолированный процесс. Оно затронуло мусульман в каждой стране, большинство аспектов общественной и политической жизни в мусульманских странах (см. Столкновения цивилизаций. С. 162-163).

Вряд ли можно согласиться и с произвольными аналогиями Хантингтона между политическим исламом и марксизмом. И тем более – протестантской Реформацией \VI в. Внешнее сходство побудительных мотивов и формальная перекличка с попытками исламских священнослужителей освободиться от чрезмерной зависимости от коррупции и богатства не оправдывают таких аналогий. Да, ислам был и остаётся религией бедных. Как, впрочем, и христианство. О чём всем нам напомнил новый, 266-й по счёту за 1200 лет папа Римский, избрав имя средневекового католического аскета Франциска. Ни марксизм, ни Реформация не имеют с исламом ничего общего. Иные ценности и смыслы. Иное качество жизни у ВИЦ и ЗХЦ.

Исламизация

А вот параллель Хантингтона между исламским возрождением и исламизацией вполне адекватна. Исламское возрождение затронуло каждую страну с исламским населением. С 70-х гг. ХХ в. исламские символы, верования, традиции, институты, организации и в целом политика становятся всё более востребованными. Находят понимание и поддержку во всем исламском мире от Марокко до Индонезии, от Нигерии до Казахстана.

Исламизация начинается в культурном слое. Затем переходит в социальную и политическую сферы. Элиты, нравится им это или нет, не могут ни игнорировать, ни избегнуть принятия исламизации в той ее или иной форме.

Широкие обобщения могут быть опасными и не всегда верными. Но один общий вывод представляется вполне заслуживающим внимания и обоснованным. С конца 90-х гг. ХХ в. страны с преобладанием мусульманского населения стали более исламскими и исламистскими в культурном, социальном и политическом отношениях, чем это было за 20 лет до того (см. Столкновение цивилизаций (fb2) / Либрусек, с. 165 и др.).

Специфика самосознания исламской цивилизации

Обратимся к монументальному труду европейского исследователя Г.Э. Грюнебаума «Классический ислам. Очерки истории. 600-1253 гг.» (М. 1988). Прежде всего, и самое главное, автор обращает внимание на нетождественность самой методики мышления, господствующей в Восточно-исламской и Западно-христианской цивилизацииях. У исповедующих ислам отсутствует жизненный интерес к аналитическому самопознанию. ВИЦ ещё менее интересуется в структурном изучении других культур либо для чистого познания, либо для понимания собственного характера и истории. Отсюда следуют важные выводы. Ислам, в сознании самих мусульман, – это духовная и практическая общность, созданная для осуществления того императива, который выражен в вечном слове Бога – Аллаха. Опыт раннего успеха (Арабский халифат) наложил отпечаток на всё мышление верующих мусульман. Он не меняется, несмотря на позднейшие неудачи и крушения политического господства, упадок веры и ослабление исламского общества.

1)

Ислам таков, каким он стремится себя видеть. В этом видении история должна быть источником примеров для заранее сделанных выводов. Изучение интерпретации истории современными исламскими авторами, знакомство со средневековой исламской теологией вызывает сомнения относительно того, в какой степени ислам готов принять историю как реальный опыт.

2)

Немусульманский мир заслуживает интереса, но в каком-то смысле он остался в прошлом, его основания устарели с тех пор, как конечное откровение проявилось через Пророка и зафиксировано в неизменных нормах поведения и социального устроения, а Божья благодать способствовала их реализации в исламском обществе. Хотя далеко не в полной степени.

3)

Это не значит, что исламское общество не испытывало изменений или что эти изменения оставались незамеченными самими верующими. Однако они воспринимались как проявления человеческой слабости и как временный отход от должного, не имеющий в конце концов особого значения.

 

4)

Определённое нежелание признавать реальность исторической ситуации, если такое признание ведёт к конфликту с существующим положением, над которым общество не властно, было характерным для большинства мусульман в ситуациях интеллектуального унижения и постоянных кризисов прошлого столетия.

5)

Доказательства сохраняющейся универсальной значимости веры и неизменности типов её культурной реализации по- прежнему заменяют анализ современного положения и места в нём ислама.

Абсолют ислама самодостаточен. Абсолютная правда самодостаточна. Изучение недостатков и несовершенств само по себе не достойно напряжённых коллективных усилий. (См. Б.С. Ерасов. Сравнительное изучение цивилизаций: Хрестоматия. Учебное пособие для студентов вузов. М. 1998. С. 344-345.)

Тут, как говорил поэт А.Т. Твардовский, ни убавить, ни прибавить. Всё учтено до микрона.

Семантика и структура цивилизации

Терминология

Термин «Восточно-исламская цивилизация» введён нами (при участии П.В. Чернова). Разумеется, существует немало иных терминов, определяющих смысл этой локальной мировой цивилизации. Наиболее распространёнными являются следующие словосочетания: 1) «исламская цивилизация»; 2) «мусульманская цивилизация»; 3) «арабский мир»; 4) «арабская цивилизация»; 5) «аравийская цивилизация»; 6) «персидская цивилизация»; 7) «мусульманский мир» и другие.

Отнесение этих терминов ко времени возникновения ВИЦ и к её содержательным характеристикам самое разное. Например, Тойнби пишет, что она произошла от сирийской и эллинской. Тойнби относит её к расцветшим независимым сыновнеродственным цивилизациям. Исламскую цивилизацию создали арабы, населявшие Аравийский полуостров. Они принадлежали к группе семитских народов, так же как асирийцы, финикийцы, евреи (см. Исламская цивилизация – http://dip-shpora.narod.ru/mc.htm).

В Кратком цивилизациуме, составленном Олегом Данкиром, называются в завимости от их местонахождения 5 арабских цивилизаций и столько же аравийских. Время их существования отнесено к I тысячелетию до н.э. Эти примеры можно продолжать.

Нам представляется, что древность арабских цивилизаций не предмет нашего исследовнаия. Хотя, бесспорно, их изучение внесёт большой вклад в социологию мировых цивилизаций. Мы же датируем начало формирования Восточно-исламской цивилизации VII веком нашей эры Все другие термины для обозначения этой локальной цивилизации так или иначе, но с разной степенью охвата и точности дублируют предложенное нами определение. Именно Восточноисламская цивилизация позволяет структурировать этногеополитические разноформатности регионов от исламской Гренады на Пиренейском полуострове (Испания) до южно-азиатской части ВИЦ (Индонезия и Филиппины).

Название

Складывается так же, как и названия трёх других горизонтальных мировых цивилизаций, из двух цивилизационных слагаемых: 1) этногеополитического – Восток и 2) конфессионально-культурологического – ислам.

Нами введено это название исходя из общих соображений, наиболее часто употребляемых в научной и популярной литературе последних десятилетий. Восточно-исламская цивилизация лучше других терминов характеризует данный цивилизационный ареал. Во-вторых, политически нейтрально и не вызывает изжоги у разных представителей этой и других цивилизаций. В-третьих, помимо местоположения ВИЦ, отражает основную историческую традицию этой разновидности восточного типа локальных цивилизаций.

Определение

Их также превеликое множество, чему главной причиной являются объективные обстоятельства. Прежде всего – политические. Затем – конфессиональные, этнические и даже экономические (добывают те или иные страны нефть и газ или нет).

В материале по социологии мировых цивилизаций, опубликованном на сайте «Наши финансы» (Our finans.ru) в разделе «Исламская цивилизация – что это?» верно подмечено, что культурное, этническое и расовое разнообразие входящих в исламский мир народов столь велико, что оно, на первый взгляд, исключает какую-либо общность между ними.

И тут же приводится взаимоисключающее по смыслу дополнение вышеприведенной оценки – определенность самоидентификации мусульман, пожалуй, превосходит определенность самоидентификации в рамках любой другой цивилизации. Это связано с универсальностью, всеохватностью и предельной дидактичностью ислама.

Умма

В исламе же с точки зрения его структурной организации сло – жилось такое эффективно действующее понятие и практика как умма. Это арабское слово означает «сообщество» или «нация». Хотя исторически возникло не на арабском Востоке, а в древнем Шумере (Южное Двуречье), современный город Джох (Ирак) в 3 тысячелетии до н.э.

Сегодня в исламе под «сообществом» понимается сообщество верующих – уммат аль-му+минин. То есть – буквально весь исламский мир, вне зависимости от стран, границ, национальностей и тому подобного. В Коране определение «умма вахида» («одно со – общество») обозначает объединенный исламский мир.

Есть и другие толкования, приближающиеся к аналогам западного значения нации в той самой её марксистской трактовке, которую дал Сталин в 1913 г. В этом значении наиболее часто употребляется как «аль-умам-муттахида» – «объединённые нации».

Наконец, термином «умма» обозначаются даже немусульманские религиозные общины, а также сообщества мусульман, объединяемых по административно-территориальному признаку. Например, «российская умма», «умма мусульман Адыгеи» и т. д.

Слово «умма» передаёт значение следования. В данном контексте – определённой религии. Также ассоциируется в арабском языке со словом «мать» (умм) (см. Умма (ислам) – Википедия).

Смыслы виц

Конечно, мы бы покривили душой, если бы прошли мимо влияния ислама на арабскую культуру и на культуру всех стран, где он получил распространение. Формальное разделение науки и религии вовсе не означало умаления ислама и уж тем более атеизацию арабской культуры. Атеизмом в ней и не пахнет. Эта культурная среда насквозь религиозная, что лишний раз подтверждает синтез науки и религии, а не их взаимоисключение. Несмотря на всё коренное различие их методологий познания мира.

Для науки главный метод – рацио (ум) и исследование. Доступно любому жаждущему знаний. Для религии – постижение, откровение, восприятие. Любой может стремиться к постижению божественной мудрости, но не факт, что постигнет. Откровение Иоанна Богослова в христианстве. В исламе передача заветов Аллаха пророку Мухаммеду через архангела Дже- браила.

Может кто-нибудь объяснить (только без спекуляций), в чём различие познания и постижения мира? Не получится никакого объяснения. Потому что здесь, скорее всего, речь должна вестись не об обособлении двух методик, а об их взаимодействии и взаимодополнении. Религия не только не исключает науку, а наука – религию. Наоборот. Они усовершенствуют друг друга.

В начале было Слово. И это Слово – Бог. Эти начальные строки Евангелия от Иоанна ни в коей мере не отрицают необходимости научного познания мира. Мусульмане могут привести цитаты из Корана, подтверждающие нашу христианскую заповедь.

Мы согласны с западноевропейским социологом Г.Э. фон Грю- ненбаумом (см.: Классический ислам. Очерки истории. 600-1258. М. 1988), который называет следующие общие духовные смыслы исламской цивилизации:

Ислам даёт картину развития мировой религии при полном свете истории.

Он даёт еще и картину становления на основе этой религии особой цивилизации.

В ходе развития исламской цивилизации инородные культурные традиции были впитаны, модифицированы и вновь устранены. Некоторые из этих традиций были использованы при формировании Запада. В целом подъём и упадок исламской цивилизации между VII и XII вв. в почти драматической форме освещают процесс культурного взаимодействия и культурной трансформации, а также принципы культурного влияния.

Исламская цивилизация представляет собой целостную систему мировоззрения и поведения, выросшую на основе фундаментального импульса и охватывающую все отношения человека к: 1) Богу, 2) миру и 3) самому себе. Эта система достаточно близка западному мировоззрению, чтобы сделать её интеллектуально и эмоционально понятной. Вместе с тем она довольно далека от Запада, чтобы по контрасту дать его более глубокое самопознание. (Довольно самокритичное суждение Грюненбаума.)

Комментарий

Ислам дал истоки таким трём ключевым мусульманским научным дисциплинам, как: 1) наука о толковании и чтении Корана; 2) наука о хадисах (предание о поступках и изречениях Мухаммеда); 3) правоведение – шариат (свод мусульманских правовых и теологических нормативов).

Исламский закон (шариат) является универсальной нормативно-догматической системой, регламентирующей: 1) религиозную догматику; 2) нормы, регулирующие отношение человека к Богу; 3) этику; 4) социальные отношения. Этическое поведение регулируется правом. Правовое поведение понимается прежде всего как религиозно-этическое (см. Культура исламского общества).

Такая трактовка соотношения закона и этики как религиозноэтического синтеза, очень близка к православному канону, изложенному первым русским, а не греком, киевским митрополитом Иларионом в его знаменитой проповеди «Слово о Законе и Благодати», прочитанной с амвона Софийского собора (XI).

Закон регулирует повседневную жизнь православного человека. Но Благодать как постижение заповедей Христа (нагорная проповедь) стоит выше Закона. Потому что божья истина (Благодать) выше земной правды (Закона). Православный христианин, постигший Благодать, начинает жить по законам божьим, а не государственным, написанным и принятым грешными людьми. Закон божий не только не может нарушить закон земной, но наоборот, руководит им.

Вот такая перекличка духовных скреп двух цивилизаций – Восточно-исламской и Восточно-христианской православной. Мы далеки от мысли о каком-то экуменизме, то есть слиянии религий. Это нонсенс. Мы говорим именно о перекличке, а не о взаимопоглощении религиозных, а значит, и цивилизационных основ.

Арабский мир

Ближе всех к сути Восточно-исламской цивилизации стоит определение понятия «арабский мир», данное в Википедии. Мы согласны с авторами определения в том, что арабский мир, а тем более всю ВИЦ, ни в коем случае нельзя путать с политической организацией – Лигой арабских государств.

По общему мнению, обобщённо под термином «арабский мир» принято называть арабские страны Ближнего Востока и Северной Африки, а также входящие в Лигу арабских государств и имеющие арабский язык в качестве одного из официальных страны Восточной Африки.

В итоге получается: арабский мир состоит из 23 стран. Совокупное население – 345 млн человек. Общая площадь – 13 миллионов квадратных километров. Это делает его второй по площади после России геолингвистической структурой в мире (см. Арабский мир – Википедия).

Персы, тюрки, «пограничники»

К историческому ядру ВИЦ – арабскому миру – следует добавить ещё как минимум три части. Это:

1)

Персидский слой исламской цивилизации. На территории Ирана, Афганистана, в верхнем течении Инда существовала многие века персидская цивилизация. Фактически она прекратила своё существование после завоевания этих территорий арабами. Местная культура и персидская религия – зороастризм – в основном также прекратили самостоятельное функционирование. Но они оказали сильное влияние на формирование персидской ветви Восточно-исламской цивилизации. Тюркская ветвь мусульманского социума также заметно отличается от доминантной арабской линии. Тюркоязычные народы сформировались в основном на территории Средней Азии. Их культура испытала на себе сильное влияние китайской и индийской цивилизаций, а также монголов и других народов Великой степи. Их вполне можно рассматривать даже как органическую часть Евразийской цивилизации. Всё это, конечно, повлияло и продолжает влиять на формирование и развитие жизненного уклада этой группы мусульманских народов.

3) Пограничная группа государств, в которых элементы исламской цивилизации соседствуют с элементами иных цивилизаций и даже доцивилизационных обществ, в зоне влияния которых они находятся. Это – Пакистан и Бангладеш, Индонезия и Малайзия, Филиппины, Албания и группа африканских государств (см. Наши финансы – Our finans.ru).

Если пограничная часть ВИЦ идет в основном кильватере арабского мира, для которого сегодня этнодоминантой пытается стать Саудовская Аравия, с её колоссальными финансовыми возможностями и в силу осуществления геодуховного центра всей цивилизации (Мекка, Медина), то персидская (Иран) и тюркская (Турция) культуры оказали и продолжают оказывать на арабский мир очень большое влияние. Иран как геодуховный центр мирового шиизма (Кербала, Кум). Турция как носитель европеизма (младотурки) и Великого Турана.

 

Сложившаяся Восточно-исламская цивилизация является синтезом трех культур – арабской, персидской и тюркской. Хотя, конечно, приоритет арабских ценностей как основы суннизма не может не сказываться на общей ситуации в ВИЦ.

В России

Здесь Восточно-исламская цивилизация имеет весьма солидное представительство. Точное число лиц, причисляющих себя к исламу, расходится. По переписям населения 2002 и 2010 годов это примерно от 14 до 16 млн человек. Почему-то официальные данные либо не публикуются, либо весьма трудно обнаруживаются. Мы найти не смогли. Всё вокруг да около. Наверное, ещё и потому, что при переписях вопрос о вероисповедании, как и в советские времена, не задавался. По данным Духовного управления мусульман Европейской части России в мусульмане зачислено до 20 млн россиян.

7 субъектов Российской Федерации имеют подавляющее боль – шинство этнических мусульман. Это Ингушетия – 98 процентов, Чечня – 96, Дагестан – 94, Кабардино-Балкария – 70, Карачаево- Черкесия – 63, Башкортостан – 54,5, Татарстан – 54 процента населения субъекта Федерации.

При этом от 15 до 20 процентов этнических мусульман к исламу себя не относят. Подавляющее большинство избирает православную веру. Но есть и другая статистика. Она минимальна и тем не менее. Русскими среди мусульман является до 20 тысяч человек, то есть один процент от общего числа верующих.

Рейтинг@Mail.ru