Дело мертвеца

Розалина Будаковская
Дело мертвеца

Глава 1

– Спасибо, детектив! – поблагодарила миссис Грей, вручая мне упитанный конверт с деньгами. – Так и думала, что он изменяет мне с этой гадиной Люси. – женщина задорно рассмеялась.

Многие из моих клиентов очень расстраиваются, когда подтверждается, что их супруги им изменяют, но миссис Стелла Грей даже рада узнать правду.

– Всегда приятно вывести лжеца на чистую воду, миссис Грей. – с лёгкой усмешкой ответил я. – И получить за это вознаграждение, конечно же.

– Всего доброго! – женщина села за руль своего серебристого автомобиля и уехала.

Я остался в «Штурвале» ещё минут на пять, пока не допил чай. Не знаю, что может быть лучше чашечки чая в конце удачного дня.

На город опускаются сумерки. Гавань в это время суток напоминает рай. В воде отражаются сотни огней, освещающие порт. Будто бесконечный поток падающих звёзд. Когда удаётся попасть в гавань и наблюдать сие потрясающую картину, всегда загадываю желание. Билли считает это глупым.

Кстати, об Эвелин. Нужно успеть забежать за цветами. Это моё негласное правило – каждым раскрытым делом я обязан моей любимой Билли, поэтому считаю обязательным раз за разом напоминать ей об этом.

– Милая, я дома! – громко оповестил я, запирая дверь.

– Я на кухне, Джонни! – ответила миссис Лэнгфорд. – Сегодня твоя любимая картофельная запеканка.

– Как день прошёл, Билли? – я застал её у кухонного стола. Оставив букет на столе, я приобнял её со спины и поцеловал в висок.

– Всё как обычно. – пожала плечами она. – Думаешь, цифры могут чем-нибудь удивить?

– Меня цифры всегда удивляют. – коротко рассмеялся я. – Поздравляю с очередным раскрытым делом, миссис Лэнгфорд. – я вручил ей букет.

Билли блаженно вдохнула аромат жёлтых роз, а затем вопросительно посмотрела на меня.

– Что это значит, Джонни? – с ноткой грусти произнесла она.

– Во все эти значения я не верю, Билли. – отрезал я. – Просто мне показалось, что эти розы самые красивые. Вот и всё. Никакого подтекста и намёка нет.

– Ты же знаешь, как я к этому отношусь. – слегка покраснев, сказала Эвелин, и снова зарылась носиком в ароматные бутоны. – На чём попался этот твой… Бартоломью, кажется?

– Он самый. – устало вздохнул я, раскладывая столовые приборы. – Знаешь, наверное, я его и не поймал, если бы он не прокололся на такой мелочи. – вспомнив об улике, я усмехнулся. – Он всё записывал в ежедневник, который подарил падчерице. Глория, конечно же, ни разу его так и не открыла. Всё грязные мыслишки мужа всегда были прямо под носом у миссис Грей. – поделился я. – Абсолютно все. Весь его план, в конце концов, я прочёл именно в ежедневнике. Сначала Барри хотел отравить свою супругу, вчера он уже сходил к адвокату и узнал о том, кому переходит всё состояние миссис Грей в случае её смерти. Потом собирался отсудить у падчерицы шестьдесят процентов её части наследства. – сказал я. – Технически Бартоломью продумал всё идеально. Его выдали записи.

Билли всегда интересуется моими расследованиями. В особенности ей нравится слушать о том, как лжецы себя выдали. От этих подробностей она приходит в восторг. Нередко Билли помогает мне найти то, чего я не замечаю, казалось бы, прямо перед собственным носом.

Однажды я даже проиграл Эвелин несколько фунтов, когда поставил свою теорию против её. Это дело было довольно запутанным. Ко мне пришёл некий Джеймс Нолан и попросил найти убийцу его жены. Спустя пару дней расследования, я решил, что убийцей является любовник. Но кто бы знал, что Билли заподозрит – и окажется права, кстати, – указав на моего же клиента. Джеймс Нолан собственными руками задушил ненавистную супругу, а обставил всё так, что улики указывали исключительно на её любовника Альберта Кроу.

– Джонни, ты помнишь, что я завтра уезжаю? – потягивая вино после ужина, спросила Билли и прильнула к моему плечу. – Кейти совсем как маленькая! – устало вздохнула она.

– Боится? – поинтересовался я.

– Они с Майклом знакомы чуть ли не с самого рождения. – сказала Эвелин. – А тут Кейтлин вдруг забоялась выходить за него. – она коротко рассмеялась. – Не хочет менять «мисс Шеррингтон» на «миссис Стар». – захохотала Билли.

– Во сколько автобус? – спросил я.

– О, не волнуйся, Джонни. – сказала она, положив руку мне на грудь. – Здесь совсем близко. Лучше поспи лишний часок. – Эвелин снова пристроилась у меня на плече и прикрыла глаза. – Ты будешь по мне скучать?

– За эти три дня я завешу весь дом твоими фотографиями. – усмехнулся я.

Ранее утро. Не знаю, как Билли собиралась самостоятельно добираться до автобуса, мне едва удалось её разбудить в пять утра. Позже я немного опоздал в офис, под дверью уже ждал новый клиент. Это невысокий мужчина лет пятидесяти пяти – шестидесяти. На нём болотно-зелёного цвета твидовый поношенный костюм в тёмно-синюю клетку, васильково-синий шарф, защищающий грудь хозяина от порывов холодного ветра, фетровая грязно-зелёная шляпа, коричневые ботинки из кожи, а в руке трость. Из-под рукава мужчины выглядывают дорогие часы, а на левой руке блестит обручальное кольцо.

Могу сделать вывод, что этот господин не бедствует. Что его могло привести ко мне? Типичное дело – подозревает жену в измене? Не люблю гадать, поэтому сразу же пропускаю его в небольшой кабинет, который снимаю уже три года.

Справа от двери висит большая карта Великобритании. По левой стороне вешалка для верхней одежды и несколько стеллажей с различными папками и бумагами. Перед столом стоят два стула с синей обивкой. На рабочем столе со вчерашнего дня осталась раскрытая папка по делу мистера и миссис Грей. Окно за моим кожаным креслом закрыто бежевыми жалюзи. Я щёлкнул выключателем. Яркий белый свет озарил все помещение и спугнул с полки стеллажа мотылька, который залетел ещё вчера. Насекомое замельтешило, подлетело к лампочке, где я сразу же схватил его и выпустил в окно.

– Присаживайтесь. – я указал на стулья перед столом. – Как Вас зовут?

– Моё имя Эбенизер Баннермэн, детектив. – мужчина снял шляпу, положил на свободный стул.

– Джон Лэнгфорд. – улыбнулся я. Сев за стол, я достал из верхнего ящика диктофон и включил его. – Чем могу помочь, мистер Баннермэн?

– Мне нужно найти человека, который убил меня. – совершенно серьёзно произнёс он. – Я понимаю, как это звучит, но, поверьте, всё именно так. Меня убили сегодня утром.

– Хорошо… – несколько растерянно произнёс я и проверил, работает ли диктофон. Я нервно усмехнулся и потёр переносицу. – Может, у Вас есть предположения, кто это мог сделать? – я едва сдерживаю смех. Если это розыгрыш, то, должен признать, довольно смешной.

– Вы мне не верите, да? – опустив голову, заключил Эбенизер. – Пожалуйста, детектив Лэнгфорд, просто проверьте. – он нашёл в нагрудном кармане пиджака свою же визитку и ручку. – Вот мой адрес. Буду очень признателен, если Вы займётесь расследованием моей смерти. – после этих слов он выложил на стол белоснежный новенький конверт, надел шляпу и поднялся со стула. – Это задаток. – сказал Баннермэн и исчез за дверью.

Смотрю на конверт. Мне отчего-то становится не по себе. Даже если это розыгрыш, то он зашёл довольно далеко. Неужели шутники даже не скупились на задаток? Открыв конверт, я обнаружил чек на пять сотен фунтов. Внизу стоит подпись Эбенизера Баннермэна с расшифровкой.

Интерес взял своё, поэтому, надев пальто, я пошёл по тому адресу, который оставил мой утренний гость. Дрейтон. На нужной улице мне на глаза быстро попался дом «покойного» Эбенизера Баннермэна. Это красивое одноэтажное строение из красного кирпича с кованными балкончиками вместо внешних подоконников, которые украшают многочисленные горшки с яркими цветами. Под большими окнами несколько зелёных кустов шарообразной формы. У входной двери стоит полицейская машина. Окна зашторены, входная двери приоткрыта. По спине пробежали мурашки. Вот тот самый момент, когда, в принципе, безобидный розыгрыш перешёл всевозможные границы.

Я подошёл ближе, в надежде рассмотреть хотя бы один силуэт за неплотными шторами. Их целых три! Один женский, кажется, это сотрудница полиции. Второй мужской, он тоже полицейский, а третий, вероятно, подросток или низкорослый мужчина. Полагаю, последний – это сын или пасынок мистера Баннермэна. Возможно, там есть кто-то четвёртый.

Честно говоря, не знаю, что скажу хозяевам, если постучусь. Правда, меня это не остановило – я боязливо нажал кнопку звонка и сунул руки в карманы, ожидая, пока появится хозяйка или тот подросток. Однако, первыми вышли два огромных добермана. Я в ту же секунду остолбенел и нервно сглотнул. Надеюсь, псы хорошо выдрессированы.

– Место! – скомандовал парень, силуэт которого я видел, и оттащил самого упрямого сторожа от двери за ошейник. – Макс, место. – повторил подросток. – Вам чего? – он поднял на меня покрасневшие глаза.

– Простите, я могу увидеть Эбенизера Баннермэна? – спросил я.

– Он здесь больше не живёт. – ответил подросток, сунув руки в карманы тёмно-зелёных джинсов. Его глаза наполняются слезами, парень сжал губы в тонкую бледную полоску и смотрит куда-то сквозь меня.

По спине пробежал холодок. Какого чёрта вообще происходит? Может… Нет, не мог же он сам ко мне прийти после смерти? Я в это ни разу не верю. Мне нужно убедиться, что утром я видел кого-то, кто притворялся Эбенизером Баннермэном.

Рейтинг@Mail.ru