Наследие звездного дракона. Отбор

Любовь Черникова
Наследие звездного дракона. Отбор

Глава 6

Мы спустились назад, в зал артефакта, вышли сквозь мерцающую перламутровой пеленой арку и оказались в большом холле, где снова были арки – целый ряд.

Не в чести у них тут обычные двери, что ли?

– Спасибо за ужин, диали Хельга. С вами я отдохнул душой.

– Благодарю за оказанную честь, драон Рейгель.

Я изобразила что-то отдаленно похожее на поклон. Не знаю, как здесь принято общаться с королевскими особами, но, думаю, так будет правильно.

– Наедине зови меня Лайонел.

Принц подошел к одной из арок и сделал приглашающий жест.

– Этот переход доставит тебя прямо в главный холл Оплота Изгнанника. Сюда можно попасть точно так же, но я вполне понимаю, почему Дрейк поступил иначе.

– До свидания, Лайонел.

– До скорой встречи, диали Хельга.

Принц остановил, когда я уже шагнула в пелену.

– Постарайся выиграть. – Он хитро подмигнул.

Ответив улыбкой, заодно невзначай проверила, со мной ли морф. Вопреки опасениям Клякса примерно изображал эмблему. Хорошо. Теперь можно спокойно возвращаться. Продолжая улыбаться, я шагнула сквозь портал, но на душе вовсе было не так безмятежно, как старалась продемонстрировать принцу. От проявления повышенного внимания со стороны будущего правителя становилось дурно. Их ведь и обидеть лишний раз нельзя, раскатают и не заметят. Почему-то мне кажется, это во всех мирах одинаково устроено.

Сразу подумалось о Дрейке. Надо же! Оказалось, мистер Рок-Звезда – изгнанник и одновременно родной брат будущего императора, да еще и старший. О боже! Это ведь именно он должен сейчас быть на месте Лайонела. Я даже остановилась, осознав, как неприятна мне эта мысль. Воистину ситуация хоть плачь, хоть смейся. Отступив в сторонку от арки – не хватало обратно во дворец провалиться, – прислонилась спиной к стене. Интересно, у них тут есть психолептики? Что-то сама уже не справляюсь, нервной системе потребен допинг.

Поставленный женский голос выдернул из размышлений:

– Диали Хельга! Что вы тут делаете? Или думаете, теперь вам дозволено каждый раз опаздывать?

Передо мной, высоко подняв голову, стояла миниатюрная старушка. Хотя нет, назвать ее старушкой язык не поворачивался. Прямая осанка, горделиво поднятый подбородок, несколько старомодная, но сидящая по фигуре и определенно дорогая одежда. Седые волосы, прибранные в аккуратную прическу, и кокетливо выпущенная прядь. Испещренное морщинами лицо с необычайно живыми глазами. Пожилая аристократка, вот что сразу приходило на ум. Вздернув бровь, она снисходительно на меня глянула сквозь драгоценного вида лорнет.

– Простите, диали…

– О звездный! Что за невежда? – пробормотала женщина, подняв очи горе. – Ко мне следует обращаться деора Агенси. Вы бы это знали, диали Хельга Ферро, если бы сегодня утром не проспали завтрак. Как и то, что я старшая сваха императорского двора. О времена, о нравы!

Я не проспала завтрак! Кашлянула в кулак, решив, что если выматерюсь, то окончательно упаду в глазах старейшей… Тьфу! Старшей свахи. Интересно, кто ей наболтал о том, что я проспала? Тем временем деора Агенси, тяжко вздохнув, смилостивилась:

– Переодеться вы уже не успеваете, режим есть режим. Идемте ужинать, заодно и познакомимся.

Развернувшись, она направилась к арке в противоположной стене. Н-да… Любят же тут все-таки порталы. Миновав вслед за ней очередную перламутровую пелену, я очутилась в просторной и светлой столовой. Высокие потолки, большие, распахнутые настежь окна, за которыми догорал закат. Повсюду волшебные огоньки. Длинный, уже накрытый стол и девушки, если можно так назвать сидящих за ним существ разных рас. Ладно, буду называть их просто невестами.

Все как одна замолчали и повернули в мою сторону головы. Доброжелательно смотрела, наверное, только Орана. Н-да… Чую, здороваться с ними нет смысла. Похоже, они все уже видели новости и вряд ли мне пожелают того же.

– Не стойте же, присаживайтесь! – поторопила деора Агенси.

Свободного места меж тем я не обнаружила, но не успела уточнить этот момент.

– Хельга!

Принцесса орков призывно махнула рукой и нехорошо так исподлобья глянула на соседку слева. Похожая на человека рыжеволосая девушка побледнела и поспешно уступила мне стул, одарив недобрым взглядом.

– Диали Аспилата Орд! – как заправский прапорщик, рявкнула сваха. – Первое предупреждение! Попытка нанесения физического или магического вреда карается исключением с пожизненным лишением права участия в отборах невест Флигенерде и штрафом, эквивалентным нанесенному ущербу.

– Простите, – классическая рыжая ведьмочка, хрупкая и зеленоглазая, мило стушевалась, а затем повернулась ко мне и уже с совершенно наглым выражением лица выдала: – Извини, рефлексы.

– Когда это у ведьм досточтимого рода Орд стало принято насылать порчу рефлекторно? – не спустила ей с рук сваха. – Пожалуй, стоит заслать в вашу общину мага-ревизора.

– Простите, такое больше не повторится!

Девушка покаянно поклонилась, скрестив на груди руки.

Нормально! Тут я, надо сказать, сильно напряглась, по-новому оглядев невест. Острые уши, у двоих даже рога, фантастические лица отдельных девушек подсказывали – каждая может быть очень опасной. Я ведь совсем не умею защищаться от магии. Да я даже не понимаю, что мне причиняют вред! Принялась себя осматривать, прислушиваясь к ощущениям. Порча в нашем мире – это что-то такое, во что вроде и не веришь, а как-то не по себе становится при одном упоминании.

– Не беспокойтесь, диали Хельга. Ваша защита сработала безупречно, никаких последствий, – отмахнулась старушенция и снова обратила строгий взор на рыжеволосую. – А вам, диали, всем стоит задуматься, что будет, если каждая начнет пакостить другой. Чем это закончится? К примеру, что сейчас было бы с вами, диали Аспилата, если бы защита диали Хельги не нейтрализовала, а зеркально отразила ваше воздействие?

Рыжая было открыла рот, но тут же его захлопнула, снова побледнев. Это чего она так испугалась? Неужто насмерть била?!

– То-то же! – назидательно изрекла деора Агенси.

А я задумалась, откуда у меня могла взяться столь надежная защита? Снова морф?

– Ужин стынет, – в очередной раз мне ненавязчиво напомнили, что я всех задерживаю.

Не заставляя себя уговаривать, я села рядом с Ораной, но теперь уже Орд осталась стоять.

– Что такое, диали Аспилата? – устало спросила сваха, устраиваясь во главе стола.

– Но… Здесь больше нет места, – возмутилась ведьма.

Притихшие девушки, затаив дыхание, наблюдали за развитием событий.

– Как же так? – делано удивилась деора Агенси, оглядывая стол. Всплеснула руками: – И правда! А ведь здесь точно было тридцать стульев для невест. Куда же один из них мог деться?

– Это Фло Миттернат его выбросила!

Вскочила остроухая… Э-э-э… Ну пусть будет эльфийка, лицо которой украшала необычная татуировка. Она обличительно ткнула пальцем, указав на темноволосую, бледную как мел девушку, что сидела, уставившись в пустую тарелку.

– Взяла и выбросила прямо в окно!

Одна из эльфиек, сидевших ближе ко мне, чуть наклонилась к соседке и шепнула:

– Что за манеры!

– А что ты хочешь? Она только что из леса, – ответила ей вторая, и они обменялись снисходительными улыбками.

Справа от меня недовольно засопела Орана. Их переговоры пришлись не по вкусу принцессе орков.

Брюнетку я отметила сразу еще и потому, что она единственная, кто так и не взглянул на меня. Заслышав обвинения, мрачная невеста подняла испуганное, совсем юное лицо. В необычных кораллового цвета глазах блеснули слезы.

– Держите себя в руках, диали Фло, – с ноткой сочувствия в голосе предупредила сваха. – Необходимо быть сильной.

– Простите. Я не должна была так поступать… – раздался приятный, но исполненный печали голос.

Деора Агенси не дала ей договорить:

– Какой же трудный вечер! Вот что значит невесты-иномирянки. Я столько лет проводила отборы для самых уважаемых драонов, и никогда такого беспорядка не случалось! А ведь каждая из вас претендует на место императрицы! – Строго глянув на эльфийку-стукачку, она скомандовала: – Диали Эльталло, сядьте уже. – А потом куда-то в воздух: – Принесите стул для диали Орд!

Когда все угомонились, появились слуги, перед которыми левитировали подносы с едой. Каждой из нас подали разные блюда. У Ораны на тарелке оказалась внушительных размеров рулька, на которую принцесса уставилась чуть ли не с ужасом. Мне подали салат с морепродуктами. Креветки, если я правильно определила этих невероятно крупных морских гадов. Эльфийкам раздали плоды каких-то ярко-оранжевых фруктов, остальным тоже соответствующее предпочтениям.

– Поделишься? – шепнула принцесса орков, брезгливо отодвигая рульку в сторону.

Я еще была сыта после позднего обеда с принцем, так что не стала жадничать:

– Конечно. Угощайся.

Когда все насытились, недовольная деора Агенси огласила дальнейшие планы. Знакомство переносилось на завтрак, и это было прекрасно, мне ведь еще легенду сочинять. После предстояло учиться. Из тридцати одобренных артефактом невест только три оказались коренными флигенердками, да еще несколько иномирянок жили здесь давно и знали местные обычаи. Остальным нужно было срочно осваивать азы.

Помимо основных занятий, невестам предлагалось выбрать несколько дополнительных по своему желанию из предложенного списка. Но это меня беспокоило в меньшей степени, гораздо больше напугало первое же испытание, назначенное на послезавтра. Чувствую, на нем-то я и засыплюсь. Придется продемонстрировать магию, да не любую, а какое-то уникальное умение. Приплыли…

Так получилось, что столовую мы покидали последними. Стоило всем невестам скрыться в арке, как Орана, чинно и неторопливо вкушавшая листья салата, без суеты выудила откуда-то из складок юбки посудину с крышкой и поместила туда рульку.

– Сгодится, – немногословно пояснила она.

 

– Орана, у тебя есть что-нибудь от нервов? – спросила я запасливую орчиху, когда шли по коридору к нашим покоям.

Принцесса удивленно посмотрела на меня, будто что-то решая, и наконец ответила:

– Найдется. – Она многообещающе ухмыльнулась.

Задорно так. Подозрительно.

Через десять минут мы сидели у нее в покоях и пили весьма забористую штуковину из рюмочек размером едва ли больше наперстка. Ну а что? Тоже своего рода успокоительное, если не злоупотреблять. Хотя размер посуды несколько смущает. Орчиха окончательно прониклась, когда я, не поморщившись, намахнула первый «наперсток» и не стала закусывать. Чай, не спирт медицинский. Орочья настойка отдавала горькими травами и имела заковыристое название «Ыгхыр’кхыр». Орана сказала, это значит «разорви-башка».

Орки…

Настойка под рульку шла хорошо, да и нервы расслабляла эффективно, настраивая на благостный лад.

– А ты кто в своем мире? – спросила разомлевшая принцесса.

– Лекарь.

– Необычное занятие для благородной харры.

Пьяненькая и зарумянившаяся Орана стала многословнее и все чаще переходила на родной язык. Впрочем, я ее прекрасно понимала.

– Да никакая я не благородная! – махнула рукой. – Нет в нашем мире подобных понятий.

– Да? – Орчиха удивилась. – Это же как так?

– Лень объяснять, – ответила честно, чтобы не вдаваться в подробности земного мироустройства. – Может, в другой раз, под настроение?

Принцесса окинула меня помутневшим взглядом, а потом махнула рукой.

– Ну и ладно. За победу!

Мы чокнулись, выпили, снова закусили припасенной рулькой.

– Знаешь, я сегодня смотрела эти их живые картинки. Ну, про то, как артефакт одобрял невест…

Я подсказала:

– Новости.

– Ага. Диковина! Мы и тут, и вроде как там одновременно. Видала раньше такое?

Похоже, телевидение было для Ораны в новинку.

– Так ты тоже не из Флигенерде?

– Нет, конечно! Здесь нет орочьих орд.

– Иномирянка, значит? По контракту?

– Какой еще такой контракт? По приглашению. Отца удостоили великой чести, вот он и отправил меня.

– Вот как?

Оказывается, других приглашали, а меня приволок демон, да еще и связал обязательствами. Есть над чем подумать.

– Нехорошо они это сделали.

– Ага, – легко согласилась я и вдруг застыла.

Что?! Она тоже мои мысли читает?!

Покосившись на принцессу, на всякий случай уточнила:

– А что именно?

– Показали вас с наследником, тем самым изначально настроили против тебя остальных невест.

Выдохнула. Не читает Орана мыслей, просто рассуждает. Я, кстати, с ней совершенно согласна. Вспомнив о коварстве рыжеволосой ведьмы Орд, задумалась. Ну а что? Между прочим, мне сейчас преотлично усыпили бдительность. Напоили каким-то «хыкыхкыром» или «гыхынтыром». Тьфу! Бери тепленькой. Одна надежда – морф, если только он сможет хоть чем-то помочь. Однако шевелиться желания не было, но я не смогла не спросить:

– Ну а ты, Орана? Что насчет тебя?

– Я в отборе участвую по воле отца. – Орчиха погрустнела и уставилась перед собой. – Да и зачем мне наследник, спрашивается? Мелковат он…

– Так уж и мелковат!

Я прищурилась, сопоставляя габариты. Здоровенный этот Лайонел, даже для немаленькой принцессы орков вполне.

– О! Это ты просто моего Раг Ши еще не видела. Какие у него ручищи! Будто две узловатые коряги. Силища – во! Врагов напополам может рвать. А как стиснет в объятиях, того и гляди душа тело покинет от восторга. А живот? Что у него за живот! Будто каменная плита! Я лично пробить пыталась. И руками, и даже ногой. Изо всех сил лупила, а он только скалился довольно.

Орана томно зарделась.

– А клыки! Видела бы ты его клыки! А уж…

Так мы и до обсуждения сексуальной мощи неизвестного мне орка докатимся, чего бы совершенно не хотелось.

– Раг Ши твой жених? – прервала я внезапный поток красноречия от обычно лаконичной, как наш завотделением, Ораны.

– Не совсем.

Орчиха как-то разом скисла.

– Раг Ши – сын вождя союзного племени. Я влюблена в него с детства, и он в меня тоже. Обещал посвататься, да так и не успел… Ну а ты? Тебе-то наследник понравился? Ты его заинтересовала уж точно, раз выделил из всех прочих в первый же вечер.

– Знаешь, мне кажется, я тоже влюблена, – обернулся неожиданным открытием дурман в голове, подтолкнув ответить откровенностью на откровенность. – Вот только не в Лайонела Рейгеля…

Мы еще долго болтали, обсуждая мужчин, невест и предстоящие испытания. Похоже, в лице принцессы орков я обрела близкую подругу. Мы обе были одиноки в чужом мире, обе вынуждены проходить испытания. И обеим наследник был до лампочки и по барабану одновременно, только деваться ни ей, ни мне некуда. Меня связывал контракт, Орану – воля отца. В общем, решили: будем участвовать хотя бы для того, «чтобы всем показать». На этой воинственной ноте я сподобилась подняться и покинуть клюющую носом орчиху, которая, не замечая меня, что-то невнятно бормотала на своем языке.

Оказавшись в коридоре, я не пошла к себе, а прежде захотела освежить неприятно гудящую голову. Коварная эта настойка! Опершись на широкий каменный парапет галереи, куда привели меня ноги, всей грудью вдохнула напоенный ночной прохладой воздух и выглянула наружу в темноту. Отсюда было видно, как внизу на стене ходит стража, а на дальнем острове светится огонек маяка, едва рассеивая кромешную тьму – отчего-то на небе почти не было звезд.

Прокручивая в голове наш разговор, задумалась: несмотря на весь боевой настрой, первое испытание я вряд ли пройду. Я ведь не маг и ничего такого не умею, что я им покажу? Карточные фокусы?

Неожиданно черноту разрезал столб синего пламени, в вышине замелькала огромная тень – еще более черная на черном. Завороженная невероятной картиной, я уставилась на беснующегося в небесах дракона, и вдруг тот будто тоже заметил меня. Сделал мертвую петлю и, недолго думая, стремительно понесся вниз, прямо ко мне.

Скованная ужасом, я застыла, глядя в лицо приближающейся смерти. Потеряв несколько драгоценных мгновений, наконец развернулась и побежала. Ноги двигались нехотя, как в замедленной съемке, и заплетались, бросая от стены к стене. Воображение рисовало живописную картину: гигантская рептилия просовывает голову в коридор и пыхает мне вдогонку огнем. Красивым таким, синеньким…

Проскочив сквозь перламутровую пелену арки, я по инерции сделала еще несколько шагов, прежде чем остановилась, осознав: что-то здесь не так.

Это не мои покои! Я попала в совершенно иное место.

Нет. То, что арки по своей сути – порталы, я уже поняла. Но как же так вышло, что моя привела в чужую спальню? Мужскую, судя по обстановке. Тут не было никаких фресок с влюбленными или пейзажей. Мрачно. Несколько свечей здесь и там тщетно пытались разогнать темень. Пол абы как устлан звериными шкурами. Знакомый уже мне мощный камень стен и нетопленный, ощерившийся черным зевом камин. Напротив огромная кровать, застеленная темного цвета покрывалом. Справа два зашторенных окна и шкаф с книгами. Рядом стол, заваленный какими-то свитками, напомнивший о кабинете Дрейка.

Слева была совершенно голая каменная стена, не считая сложного чертежа на ней, и вмурованные в стену кандалы, напугавшие до чертиков. Это что, для жертвоприношений?!

Не удивлюсь, если здесь обитает Бальтазар, и что-то подсказывает, он будет не слишком рад незваной гостье. Пора рвать когти, пока хозяин сего милого места не объявился. Я повернулась, чтобы выйти, как пришла, но позади никакой арки попросту не было.

Ни арки, ни обычной двери, лишь ровная кладка стены да пара картин…

– Вот так сюрприз! – раздался позади голос драона Абданкена.

Я резко обернулась, беспардонно вытаращившись на абсолютно обнаженного мужчину, который неторопливо огибал кровать. У Дрейка в руках было полотенце, не сводя с меня насмешливого взгляда, он старательно промокнул концы волос и небрежно отбросил его на кровать. Даже не подумал прикрыться, позволив рассмотреть себя как следует.

Плечо моей куртки все еще украшал морф, но это совершенно не исключало ту бурю чувств, что я испытывала. Во рту стало сухо, то и дело тянуло сглотнуть. Живот налился тягучей тяжестью, а еще не успокоившееся после бега сердце вынуждало диагностировать тахикардию: «Бей, бойся, беги».

Бег уже был, боюсь, я прямо сейчас…

– Может, все же взглянешь мне в глаза, Хельга, не то заподозрю, что оказался прав при нашей первой встрече.

Я поспешно сделала, как велено. А посмотреть, кстати, было на что, уж поверьте медицинскому работнику. Великолепно сложенный мужчина во всех смыслах, хоть статую ваяй! Не портили его ни многочисленные шрамы на груди, бедрах и руках. Ни вязь татуировки, украшающей плечо и переходящей на спину. Встретившись с Дрейком взглядом, я почувствовала, как загорелось лицо. Я вообще-то не стеснительная, так что будем считать – это от бега.

– Мой брат произвел на тебя впечатление, могу понять. Наследник куда как интересней изгнанника. Ничего не меняется. В каждом из миров одно и то же…

Уголок рта драона Абданкена чуть дернулся, выдавая презрение, а я вдруг разозлилась, и стало немного легче переносить его общество. Тем временем Дрейк медленно приближался, не сводя горящих недобрым огнем глаз. Не знаю, что меня ждет, но вряд ли что-то хорошее. Невинные ангелы так не смотрят, скорее хищники на жертву, с которой хотят поиграть. Покосившись на кандалы, стала отступать шаг за шагом, пока нога не зацепилась за край шкуры. Дрейк молниеносно оказался рядом, поддержав за талию. Заговорщически понизив голос, спросил:

– Что, не можешь передо мной устоять?

Его рука, случайно проникшая под куртку, чуть дрогнула, опалив кожу через тонкую ткань блузки. Никогда прежде я не испытывала такого от одного простого прикосновения. Вздрогнув всем телом, издала похожий на сдавленный писк звук, глаза распахнулись шире, сердце… А ну его, это сердце!

– Хочешь меня? Вижу, хочешь, – промурлыкал куда-то мне в шею Дрейк и резко отпустил, рявкнув в лицо: – И его хотела! Так неужели Лайонел тебя не смог удовлетворить?

Отшатнувшись, я уперлась спиной в стену. Матерь божья! Это что, сцена ревности? Парень, остынь, мы с тобой едва знакомы!

– С Лайонелом мы просто пообедали. – Я постаралась говорить спокойно.

Неизвестно, на что способен разъяренный драон, а уж если он еще и псих…

– Поэтому ты возвращаешься за полночь и смеешь заявляться в мою спальню, даже не удосужившись переодеться и вымыться?

Его лицо снова оказалось в опасной близости, руки уперлись в стену по обе стороны, не давая сбежать. Он наклонился и буквально обнюхал меня, ткнувшись носом в декольте, в шею, а затем лизнул длинным движением от ключицы до подбородка. После чего, серьезно так и немного удивленно посмотрев в глаза, спросил совсем уже другим тоном:

– Ты пахнешь желанием, орком и… алкоголем?

Пытаясь унять неконтролируемый ужас вперемешку со сладким трепетом и головокружением, вызванным его действиями, ответила шепотом:

– Мы снимали стресс в покоях принцессы Ораны.

Усмешка сползла с губ, что будили во мне темное и первобытное. Пронаблюдав, как медленно вздымается и опадает грудь мужчины, втянула ноздрями воздух и облизнула пересохшие губы. Мне определенно понравился запах его тела, такой свежий и дикий. Когда Дрейк это увидел, то словно закаменел. Не удержавшись, я сама подалась навстречу, преодолев остаток разделяющего нас расстояния. Со стоном впилась пальцами в еще влажные волосы, свободно раскинувшиеся по плечам.

Он тут же перехватил инициативу, обрушившись на меня неотвратимо, как цунами на прибрежный город. Снося напрочь весь здравый смысл и устои, затапливая огнем и силой своего желания. Поцелуй терзал, отнимая дыхание и волю. Куртка полетела на пол, затрещали и осыпались драгоценные пуговички на блузке. Не прерывая поцелуя, Дрейк приподнял меня под зад и понес. Плавясь под его руками и губами, я гладила и ласкала его сильное тело, стараясь удовлетворить нестерпимую жажду ощущений в собственных ладонях.

Это было какое-то безумие, нам обоим напрочь снесло крышу. Стянув чашечки бюстгальтера вниз, он мял и целовал мою грудь одновременно, с нетерпением мальчишки, распаковывающего новогодний подарок, пытаясь справиться со шнуровкой на моих штанах. На целостность упаковки ему было плевать – главное, получить то, что скрыто внутри. Штаны быстро сдались, немного потрещав для приличия. Дрейк приспустил их, и его губы занялись моим животом, а пальцы принялись изучать и осваивать отвоеванную территорию. Едва не плача, я изгибалась, подставляя свое тело, желая его как никого еще в жизни, пока взгляд случайно не наткнулся на распроклятые кандалы, вид которых как рукой снял все желание.

Придержав его наглую руку, спросила:

– Д-дрейк, зачем это здесь? Дрейк!

 

Он смог остановится не сразу, пришлось немного осадить. Щекотно дыша в пупок, спрятал лицо у меня на животе. Потом сел и обвел глазами комнату, посмотрел на меня и неожиданно зло накрыл возбужденные чресла краем покрывала.

– Тебе лучше уйти.

Холодно. Сухо. Отстраненно.

Вскочив точно ошпаренная, я принялась одеваться, чувствуя себя униженной. Натянула обратно треснувшие по боковому шву штаны с оторванными завязками. Подняла с пола блузку, надела, запахнув абы как. Пуговиц не осталось, и пришлось завязать ее спереди узлом. Пальцы тряслись, когда застегивала поверх куртку. Отчего-то вспомнились слова Лайонела, сказанные извиняющимся тоном: «Просто захотелось…»

Вот и сейчас, да? Душа будто изморозью покрылась, как бывает в моменты, когда у других принято лить слезы. Не менее холодно спросила превратившегося в изваяние мужчину:

– Как мне отсюда выйти?

Он медленно поднял голову:

– Как и пришла.

Гениально! Отступившая было злость тут же всколыхнулась с новой силой. Я до хруста стиснула кулаки и рыкнула, роняя слова точно камни:

– Я шла в свои покои, а оказалась в твоей спальне! Я не чертов маг и без понятия, как это могло произойти. Но мне совершенно не нравится, что надо мной издеваются все кому не лень. Своей магией вы с братом вьете из меня веревки, превращая в мартовскую кошку, а потом предъявляете претензии. Да за последние сутки я увидела уже столько, впору с ума сойти. Я согласилась на ваш дурацкий отбор, но я беззащитна. Вы читаете мои мысли, заставляете вас хотеть, наводите порчу, выбрасываете стулья в окно и жжете драконьим огнем. Мне. Нечем. Ответить!

Он замер, удивленно глядя на меня.

– И еще, мистер Рок-Звезда, мне что ваши наследники, что изгнанники, что хрен драконий – все одно! Я требую к себе уважения! – проорав последние слова, тяжело дыша, уставилась на мужчину.

Драон Абданкен таращился так, будто первый раз меня видит, от его взгляда накрыло окончательно. Сердце выстучало: «Бей!» Ухватив оказавшуюся поблизости подставку для ног, я от души запустила ею в его самодовольную рожу, вложив в удар все силы.

Дрейк даже не шелохнулся, лишь дернул головой в сторону, пропуская мимо летящий предмет. Поинтересовался спокойно:

– Что, говоришь, вы там пили?

Не сводя с разъяренной меня глаз, он нащупал длиннополый халат, накинул. Я не выдержала и прыснула. Потом низко, надсадно засмеялась. Истерика… Ощутив, насколько пьяна, пошатнулась. Дрейк снова оказался рядом, обнял так же нежно, как утром, когда я испугалась дракона. Это подействовало неожиданно умиротворяюще и усыпляюще одновременно. Как будто после вспышки гнева я сдулась точно лопнувший шарик. Ноги совсем отказались держать, и я обмякла.

– Ц-ц-ц, – покачал он головой, подхватывая меня на руки. – Орочья настойка, подумать только!

В следующий же миг мы очутились посреди моей спальни. Засыпая, я слушала, как Дрейк тихо бормочет всякие ласковые глупости и осторожно гладит меня по волосам.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru