Наследие звездного дракона. Отбор

Любовь Черникова
Наследие звездного дракона. Отбор

Глава 5

Голос провожатого разрезал сгустившийся между нами воздух:

– Драон Абданкен, поспешите. Умоляю!

Оказывается, он никуда не делся и теперь едва ли не пританцовывал от нетерпения. Того и гляди начнет нас в спину подталкивать. Дрейк шагнул в арку первым, и я за ним следом. Где именно мы очутились, осознала не сразу. Отчасти потому, что обзор закрывала широкая мужская спина в плаще. Отчасти потому, что ко мне ринулась целая стая лупоглазых стрекоз. Они принялись облетать нас по кругу, а одна уселась прямо на плечо – туда, где еще недавно изображал эмблему морфик. Но сейчас его не было! Куда же и когда подевался мой подопечный?

Подумав о морфе, отчего-то вспомнила и напутствия Карли. И пока никто меня не видит, быстро вынула из волос шпильку, что держала сетку, покачала головой, помогая волосам выпрямиться.

– Изгнанник, – заставив вздрогнуть и отвлечься, пророкотал низкий голос, от которого, казалось, затряслись стены. – Зрители заждались. Представь нам скорее последнюю претендентку. Надеюсь, ты не потерял ее по дороге? Ума не приложу, отчего ее со всеми прочими не отправил, неужто в портал не пролезла?

Как же язвительно прозвучало! Все еще подозревая, что морфик просто переменил обличие, протянула стрекозе палец, и та бесстрашно на него перебралась, уставившись на меня огромными фасеточными глазищами.

– Клякса? – шепнула едва слышно, но насекомое ничем не выдало своей принадлежности к виду морфов.

– Я доставил диали Хельгу Ферро в целости и сохранности, тогда, когда посчитал нужным, – ответил невидимому мне громогласному гиганту Дрейк.

Ферро? Это он так Железнову исковеркал? Звучит как-то по-французски. Впрочем, неплохо. Новый мир, новое имя, новая жизнь. Новая – я.

Драон Абданкен тут же отошел в сторону, открывая присутствующим мою скромную персону, стрекоза тоже вспорхнула и зависла в непосредственной близости, продолжая лупато таращиться. А моему взору наконец предстало помещение, где предстояло пройти отборочное испытание. Больше похожий на просторную пещеру зал, но не мрачную, а, наоборот, светлую. Неровные каменные стены местами отсутствовали, и в эти промежутки снаружи задувал свежий ветер и проникал солнечный свет, пятная каменный пол густыми тенями там, где лучи встречали на своем пути преграду.

Кажется, не наступит то время, когда я перестану удивляться богатству и разнообразию жизненных форм Флигенерде. Чуть в стороне, справа от меня, прямо в воздухе зависло странное существо, похожее на небольшого росточка субтильного мужчину с живыми глазами, длинным сегментированным хвостом и неуловимо мелькающими стрекозиными крыльями. Он живо дирижировал сразу четырьмя руками, а вокруг вилась целая стая стрекоз. Стрекозел, как я его тут же окрестила, был весь какой-то юркий и нервный, он то и дело опускал одну пару рук, оправляя полы явно неудобного сюртука, а перед ним прямо в воздухе застыл лист бумаги, на котором шустро строчило перо вроде того, что мне уже доводилось видеть у Дрейка.

Но я быстро позабыла даже о нем, когда взгляд привлекло нечто совершенно удивительное и прекрасное. В центре пещеры, разбрасывая мерцающие искорки, светилось не что иное, как артефакт. Тот самый, что звался Рр’ах Атмин – дыхание звездного дракона. Тот, чья сохранность гарантировала существование этого мира…

Больше всего артефакт напоминал огромный, от пола и до потолка, граненый кристалл неправильной формы. Будто от некогда цельной драгоценности неосторожно откололи приличный кусок, сотканный из уплотненного голубовато-фиолетового света и воздуха. Вокруг по орбите вращались кристаллы и кристаллики поменьше, вплоть до осколков размером с пылинку. В самом сердце артефакта я видела настоящую вселенную…

– Давайте поживее с этим покончим! – бесцеремонный громоподобный голос разрушил все очарование. – Из-за вас я обед пропустил!

Моргнула, наконец, встретившись взглядом с его обладателем. И никакой это вовсе не гигант! Оказалось, звуки пароходного гудка издает весьма невысокого роста коренастый мужчина с пышной, заплетённой в вычурные косы бородой и густыми, падающими на глаза бровями. Вылитый гном!

– Простите, драон… – сочла необходимым извиниться и украдкой покосилась на Дрейка.

Точнее, на его губы, которые только и были мне видны из-под капюшона.

– Не драон. Жрец-хранитель, диали Ферро, – ворчливо прогудел гном, раздраженно отмахнувшись от вездесущих стрекоз. – Подойдите скорее.

Будто не вытерпев, жрец сам поспешил навстречу. Ухватив меня за руку гипертрофированной ладонью-лопатой, почти потащил за собой. Я преодолела разделяющее нас расстояние, чувствуя на себе взгляды. Присутствующих было не так чтобы много. Насчитала человек десять, но яркий свет, льющийся снаружи, не давал толком их разглядеть. Только резко очерченные силуэты, по которым едва можно было определить, где мужчины, а где женщины.

– Встаньте сюда. Смотрите в центр артефакта. Ни о чем не думайте, для вас это должно быть несложно.

Вот ведь язва бородатая! Мило улыбнувшись, ответила:

– Хорошо.

С удовольствием вернулась к созерцанию вселенной внутри артефакта, чувствуя приятную щекотку между лопаток и покалывание в кончиках пальцев.

Не помню, как и когда растворилась в ней настолько, что ощутила себя воистину огромным существом с сердцем-артефактом, удары которого отдавались в ушах и расходились рябью по распростертым над мирами крыльям.

Послышалось похожее на стон любви протяжное «А-ах!..»

– Довольно! – будто сквозь вату донесся встревоженный голос драона Абданкена.

Я распахнула глаза, заозиралась по сторонам, не понимая, что происходит. Пошатнулась. Кто-то тут же поддержал за талию. Это Дрейк. Чувствую его запах. Хорошо… Странное раздвоение сознания отступило не сразу. Перед внутренним взором еще мерцали звезды и туманности, рождались и умирали миры. Замутило было, но порыв ветра снаружи обдал прохладой лицо, и сразу снова стало легче. Окружение тоже постепенно обретало резкость. Убрал руку и отступил в сторону пришедший мне на помощь драон Абданкен и тут же склонил голову, приветствуя превосходящего по рангу.

К нам не спеша двигался один из силуэтов. Внушительный рост, широкие плечи – мужчина. Чем ближе он подходил, тем сильнее проявлялись, становились четче черты. Длинные, чуть волнистые волосы, в которых всполохами играют фиолетовые отблески света артефакта. Мужественные черты лица, губы так похожие на те, что были видны мне из-под капюшона…

Уставилась на них, уже не в силах отвести взгляд, а внутри будто что-то оборвалось и полетело в пропасть. Достигнув дна, откликнулось внезапным желанием. И все… Сорвало крышу, как тогда в кабинете у Дрейка, только с одной разницей: теперь я не транслировала свои эмоции и мысли на всех вокруг. По крайней мере, очень надеюсь, что это мое состояние осталось тайной. Наверное, так и было для всех, кроме… Драона Абданкена. Молча развернувшись, он быстрыми шагами покинул помещение, оставив меня один на один с незнакомцами.

Я едва обратила внимание на его уход. И на то, как тихо растворились в арке остальные, исчезли даже гном и стрекозел со всеми своими стрекозами, оставив нас вдвоем. А я застыла, не в силах дышать, не в силах оторвать взгляда от соблазнительного изгиба губ. Тем временем внутри шла борьба не на жизнь, а на смерть: здравый смысл сражался за меня с нездоровыми инстинктами.

– Хм, обиделся… – Произнесенные незнакомцем вслух слова, как ни странно, помогли справиться с идиотским режимом мартовской кошки. – Да, мы с братом почти не похожи, хоть и выросли в одной утробе. – Незнакомец по-своему расценил мое молчание. – Я Лайонел Рейгель, прекрасная диали Хельга. Тот самый несчастный жених. – Невесело улыбнувшись, мужчина развел руками.

– Дрейк на меня обиделся? – отчего-то это первое, что я произнесла вслух и обернулась, посмотрев на затянутую перламутровой пеленой арку.

Стоп! Если мистер Рок-Звезда так отреагировал, значит, я ему небезразлична? Нет, конечно, глупо думать о возникшем за столь короткое время чувстве, но искра между нами определенно проскочила, этого нельзя отрицать. Мысль оказалась приятной, и я улыбнулась, но тут же расстроилась, ощутив себя виноватой. Блин!

Снова повернулась к собеседнику, гадая, что ему нужно. Потенциальный жених и наследник престола, надо сказать, оказался весьма хорош собой. И слава богу, никаких стрекозиных крыльев, лисьих хвостов или козьих морд не имел. Ну а мало ли? Тут чего угодно можно ожидать. Стоило только подумать о Лайонеле Рейгеле как о мужчине, и снова в животе запорхали бабочки. Медленно и глубоко вдохнула. Да что ж ты будешь делать! Наследник же с интересом меня рассматривал, точно кот диковинную птицу, по ошибке залетевшую в форточку, явно раздумывая, съесть сразу или немного поиграть.

Стало как-то неуютно, и чтобы разрушить неловкую паузу, шагнула чуть ближе к артефакту и спросила:

– Странное испытание. Я так и не поняла, прошла его или нет?

Пожалуй, именно этот вопрос сейчас должен волновать меня больше всего. Ведь так?

– Еще как прошли, диали Ферро! Такого еще видеть не доводилось, хотя сегодня и насмотрелся на много лет вперед – претенденток было больше трех сотен. Признаться, успел заскучать, и лишь чувство долга удержало на месте. А брат хитро́ поступил, доставив вас сюда последней.

– Ничего не понимаю.

– И не нужно, со временем во всем разберетесь. – Наследник подошел сзади, его руки осторожно легли мне на плечи. Погладили. – Что-то я притомился, Хельга. Не желаете составить вероятному мужу компанию на прогулке?

Если отринуть накатывающие волнами нездоровые животные инстинкты, больше всего на свете мне хотелось убежать и разыскать Дрейка. Но что-то подсказывало, не самая хорошая идея отказывать в такой малости наследнику. Ладно. Они тут вроде не похожи на дикарей. Даже демон на мою честь не покушался. Надеюсь, так будет и впредь, а Лайонел Рейгель не станет исключением.

 

…Не то она, честь, того гляди не выдержит и радостно сдастся…

– Диали Хельга, желаете взглянуть на Драконью башню?

Блин, отчего мне предложение кажется пошлым?

– А там есть драконы? – Изобразив восторг, буквально заставила себя высвободиться из рук Лайонела и повернулась.

Мне подарили снисходительный взгляд, так смотрят на несмышленых детей. И правда, заданный вопрос достоин силиконовой блондинки, что-то я на глазах деградирую… А то, что там драконы, это как раз хорошо. Надеюсь, один вид грозных ящеров отобьет мне все желание…

Просто отобьет желание.

– Идемте скорее, драон Рейгель. Мне не терпится взглянуть на драконов.

Кстати, никто мне не объяснил, как здесь принято обращаться к наследнику, а тот не поправил. Ну и ладно, поди голову за такое непочтение не отрубят?

Следуя за Лайонелом Рейгелем, я снова миновала арку, затянутую мутной перламутровой пленкой, и остановилась.

– Вас что-то тревожит диали?

– Нет, все нормально. Идемте.

Дрейк уже успел рассказать, что на самом верху Драконьей башни расположены несколько этажей с инкубаторами, где в непосредственной близости от Р’рах Атмин созревают самые ценные экземпляры. Именно здесь рейтары – драконьи наездники выбирают себе спутника на всю жизнь. Дикие или выращенные в другом месте драконы редко для этого годятся, с ними не возникает магическая связь. Инициация сейчас возможна только в непосредственной близости от Р’рах Атмин. В стародавние времена вроде как было иначе, а место и происхождение рептилии не имело значения.

– Поэтому каждый дракон, родившийся здесь, такой ценный, – резюмировал Лайонел, едва ли не слово в слово повторив мне эту историю, пока поднимались по каменным ступеням винтовой лестницы.

На середине он вдруг остановился и, безо всякого предупреждения прижав меня к стене, поцеловал. От прикосновения губ наследника потеряла связь с реальностью окончательно. Пока всеми силами и остатками здравого смысла боролась с цунами ощущений, которое породило внутри его нехитрое действие, все закончилось. Лайонел Рейгель, выпустив меня, поднялся на ступеньку. Пытаясь отдышаться, принялся ерошить волосы, разглядывая потолок. Выглядел он точно нашкодивший мальчишка.

– Надеюсь, вы простите мне эту вольность. Просто захотелось.

Вот есть такой тип мужчин, которым за одну лишь улыбку женский пол способен спустить с рук любое хулиганство. Принц уже повернулся, желая идти дальше, когда я смогла собраться настолько, чтобы хоть как-то обсудить произошедшее.

– Я…

Что-то слабо толкнулось в плечо, и мир словно преобразился. Точно спало душное марево, а Ольга Железнова наконец перестала расплываться теплой лужей. Мужчина рядом определенно был хорош и все такое, но отдаться ему прямо здесь и сейчас больше не тянуло.

– Драон Рейгель, смею ли надеяться, что ничего подобного больше не повторится до окончания мероприятия?

Наследник остановился на полушаге. Повернулся всем корпусом, возвышаясь надо мной своим немалым ростом, увеличенным разницей в пару ступеней. Одна половина его лица была освещена, вторая тонула в тени:

– Мероприятия? Хм. – Он как-то совершенно иначе на меня посмотрел и пророкотал эротично так: – Обещать не стану, но постараюсь тебя не обидеть.

Расплывчато, сомнительно, но и то хлеб…

Наследник двинулся вперед, а я наконец смогла глянуть на свое плечо. Так и есть! Там снова красуется неприметная эмблема – искусно выделанный из кожи дракон. Почувствовав внимание, он подмигнул мне одним глазом, прежде чем вновь притвориться элементом одежды. Осенило: это морфик меня защищает! Именно его присутствие развеяло эротический туман или флер. Вопрос: зачем Дрейку и Лайонелу такое понадобилось, ведь и без того мужики видные? И еще, они так на всех действуют или только на меня одну? Надо при первой возможности разузнать о методах магических воздействий и обзавестись каким-нибудь защитным амулетом. Если по чужой воле можно вешаться на шею к незнакомому мужику, то и с крепостной стены сигануть вниз тоже можно. Брр!

Лайонел пока больше не выказывал никаких неожиданных порывов из категории «просто захотелось». Он показал мне гнезда, в которых лежали драконьи яйца самых разнообразных расцветок. Потом мы поднялись на этаж выше и долго любовались на неуклюжих, попискивающих и совсем неказистых пока драконят. Тут я совсем позабыла о своих страхах и времени.

– Поднимемся на самый верх? Оттуда открывается чудесный вид, там и пообедаем или уже поужинаем.

Не стала отказываться, есть и правда хотелось зверски.

Мы миновали еще один этаж, и морфик на плече едва заметно дернулся. Принц явно не собирался показывать это помещение, и я поинтересовалась:

– А там что?

Обернувшийся Лайонел погрустнел.

– Там мало хорошего, диали Ферро. Не думаю, что нам стоит заходить, аппетит испортится.

Наверху, на открытой площадке, нас уже ждал небольшой столик в специально отгороженном месте на самом конце далеко в сторону выдающегося пирса. Отсюда открывался потрясающий вид на раскинувшуюся у подножия башни столицу и дальше, на кутающиеся в облаках острова. Солнце уже устремилось к закату, залив все вокруг мягким оранжевым светом. Красиво, но после полета с Дрейком этим меня уже не удивить. Мы расселись, принялись вкушать яства. К слову, никто не стал мучить разнообразием приборов, но невольно я беспокоилась все больше, отчего аппетит пропорционально уменьшался. Чем закончится этот вечер и не пора ли мне домой?

– Хотите взглянуть, что в мире творится? – нарушил тишину наследник.

Я едва не подавилась салатом. Сделала глоток терпкого с кислинкой сока из незнакомого фрукта и только потом спросила:

– У вас что, есть телевидение?

– Не знаю, о чем ты, но маговиденье точно имеется. Свой маговизор я всегда ношу при себе, иногда очень полезная штука, но можно и для развлечения использовать.

Я ожидала яблочко по блюдечку, не меньше, но Лайонел вынул из кармана небольшую плоскую коробочку, похожую на серебряный портсигар, открыл и сыпанул содержимое в сторону. Посмотрел пристально на зависшие в воздухе блестящие фрагменты, и те сами принялись складываться в полотно. Они удивительным образом напомнили мне о сотах и… стрекозах. Все происходило настолько быстро, что уже через пару мгновений в воздухе повис большой, почти как в кинотеатре экран! Завороженная, я наблюдала за творящейся магией. Вот так вот! Ничто человеческое флигенердцам не чуждо.

На экране тем временем проступило изображение, замельтешили, забегали какие-то фигуры, затем показалось миловидное веснушчатое лицо. Раздался голос диктора.

– А теперь о главном, – заявила остроухая, коротко стриженная блондинка с до боли знакомой с детства интонацией. – Сегодня стартовал долгожданный конкурс невест. Совсем скоро самый завидный холостяк империи, наследник и будущий дракон-властитель Лайонел Рейгель окажется связан брачными узами.

На экране крупным планом возник самодовольно улыбающийся принц. Оригинал напротив меня поморщился и с кислым выражением лица отложил вилку. Виновато пояснил:

– Ничего не могу поделать, приходится участвовать во всем этом. Народ должен знать, что происходит, а болтунам только того и нужно.

– Позади первый этап отбора, – продолжал голос диктора за кадром, а нашему взору предстала пещера Р’рах Атмин, но теперь там было яблоку негде упасть. Девушки, разодетые в пух и прах, теснились, кучковались, косились друг на друга и перешептывались, отчего в помещении стоял равномерный гул, точно в улье. От нарядов пестрело в глазах, от разнообразия лиц и обликов – тоже. Бледные и, наоборот, почти черные. Красные, зеленые, синие. Острые уши, длинные когти, витые рога, татуировки везде, где только возможно. Закрытые наглухо целомудренные наряды и, напротив, такие, которым, на мой неискушенный взгляд, самое место в спальне.

Среди наиболее ярких кандидаток показали и Орану. Безупречного вкуса принцесса орков с независимым видом стояла одна, а вокруг образовалось пустое пространство.

– Как и заведено, артефакт одобрил только тридцать девушек, пусть и не сразу, – вещала репортерша. – Опасения, что женой будущего дракона-властителя может стать только иномирянка, не подтвердились, и среди одобренных Р’рах Атмин девушек оказались несколько наших соотечественниц.

– Сами удивились, – пояснил Лайонел. – Все на это указывало, но, похоже, флигенердкам дали шанс.

Тем временем мелькали кадры предварительного отбора. Басил гном, в своей не слишком вежливой манере командуя невестами. Одни, робея, заходили за очерченную вокруг артефакта линию, другие – высоко подняв голову. Ждали некоторое время, а затем либо окутывались мерцающим сиянием, либо сразу отскакивали назад как ошпаренные. Таких мгновенно списывали со счетов. Они не успевали выйти из зала, как тут же раздавалось монотонное: «Следующая!»

Невест было много, и процедура изрядно затянулась. Полет-прогулка на драконе над островами в компании приятного мужчины, охотно рассказывающего обо всем на свете, или толкотня в духоте в ожидании своей очереди? Выбор очевиден.

– Похоже, мне стоит поблагодарить драона Абданкена за то, что не пришлось потратить впустую столько времени.

– Абданкена? – Лайонел как-то зло глянул на меня и почти что рыкнул. – Рейгель он! До сих пор не пойму, какого Бьосангрифа отцу понадобился весь этот фарс с изгнанием.

Я даже вздрогнула, но все же спросила:

– Вы близки с братом?

– Хм, ну Дрейк не раз вытаскивал мой з… Кхм! Помогал мне в сложных жизненных ситуациях.

Внимание снова привлек сюжет на экране.

– Неожиданностью стала кандидатура тридцатой невесты, она появилась самой последней, когда остальные уже покинули пещеру. Всех прочих кандидаток артефакт отверг. Диали Хельгу Ферро доставил драон Дрейк Абданкен, он же Изгнанник, как негласно зовут его в народе.

На экране фигура Дрейка, закутанная в темный плащ, скрытое капюшоном лицо на миг показали крупным планом, заставив сердце пропустить удар. Я покосилась на морфика, отметив, что тот никуда не делся. Значит, это моя собственная реакция? Вот мужчина отошел, и я увидела себя со стороны. В тот же миг ракурс изменился. Вынув шпильку, я покачала головой, расправляя волосы, и повернулась, глянув на зрителей сверху вниз. Съемку явно замедлили, судя по тому, как неспешно моргнула. Мастерски! Даже мурашки побежали.

Подтверждая мои мысли, глаза наследника замасленели.

Тем временем я уже шла к артефакту. Стоило пересечь черту, как меня окутало сияние. Приподнявшись над землей на полметра, я зависла, раскинув в стороны руки. Выгнулась, откинув голову, и испустила тот самый блаженный стон, что послышался тогда будто со стороны. О боже! А лицо-то какое при этом! Даже неловко…

Наступила моя очередь краснеть и откладывать вилку.

– Такого еще за всю историю отборов зафиксировано не было! Это определенно добрый знак, – восторженно комментировала диктор. – Следующие эксклюзивные кадры вы можете увидеть только у нас!

Кстати, я так и не поняла, когда и как все это засняли? А на экране снова я за несколько минут до. Смотрю прямо в камеру и тихонько произношу: «Клякса?»

Стрекозы! У меня даже внутри все упало. «Это провал, подумал Штирлиц». Хорошо хоть на весь мир не назвала морфа морфом…

– Вот вам и еще одна загадка, – не унималась диктор. – Что за заклятие произнесла диали Хельга Ферро перед самым испытанием? Могло ли оно повлиять на происходящее? Почему ее выделил наследник и еще до первого настоящего испытания пригласил на ужин?

– На обед, – сморщившись, поправил Лайонел и тяжко вздохнул. – Все-то они знают! Внимание тебе обеспечено, но поздравлять не стану.

Я сглотнула, окончательно теряя аппетит. Вряд ли для меня это обернется чем-то хорошим.

Дальше новости пошли по кругу, показали отрисованные дворцовым художником портреты участниц, прошедших отборочное испытание. Мой, кстати, у них был тоже и не слишком мне понравился. Наверное, наспех рисовали, но когда только успели? Диктор сказала, во сколько можно будет пересмотреть полную версию предварительного этапа отбора, а затем перешла к другим новостям.

– Оракулы сразу четырнадцати инсалей как один утверждают, что будущий правитель обретет свою истинную пару, и строят иные предположения одно другого невероятней.

На экране замелькали лица: бородавчатая старуха, бледная как мел девушка с жуткими глазами без зрачков и длинными спутанными волосами. Разбойничьего вида мужик, никак не ассоциирующийся у меня с оракулом, дева-бабочка… – все они что-то вещали, но их перекрывал голос диктора, огласившего обобщенное мнение.

– Болтуны! – Лайонел досадливо махнул рукой, и экран принялся распускаться, как бабушкин шарфик, маленькие, с половину ногтя детальки ниточкой втягивались в серебряную коробочку. Три удара сердца – и вместо экрана глаз снова радует небо и закат.

 

– Хельга, ответь мне на один вопрос.

– Слушаю, драон Рейгель.

– Ты хочешь победить?

Признаться, не сразу нашлась что сказать и некоторое время выдерживала его пристальный взгляд.

– Сделаю, что смогу, – отвечая, смотрела на горизонт.

– Понятно. Тебе пора возвращаться, нельзя опоздать на первый совместный ужин невест. Идем, провожу.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru