Одарённые

Карина Вальц
Одарённые

ГЛАВА 1. Неприятно познакомиться

– Эй, коротышка! – совершенно неуместное оскорбление стало вишенкой на торте. Перед этим чьи-то наглые руки бесцеремонно сгребли меня за шиворот и переставили на нижнюю ступеньку с такой легкостью, словно я была тряпичной куклой.

– Прости, Кудряха, но я опаздываю! Не люблю пропускать интересное, – и наглец побежал вверх по узкой лестнице, даже обернуться не удосужился. И кто бы в этом сомневался, ведь всем известно, что у Мартина (так звали нахала) совершенно нет манер и чувства такта, даром что он Ароктийский.

Но очень скоро нам точно придется встретиться еще раз, ведь узкая лестница, что змейкой вилась внутри башни, вела в кабинет нашего общего ректора. Больше тут свернуть негде, можно только обратно вернуться или из окна выпрыгнуть. Оба варианта вполне в духе Мартина, он точно мог устроить забег по лестницам прямо под носом у ректора или устроить вынос окна со всеми вытекающими, но что-то мне подсказывало: поднимался он в заветный кабинет, в который вызвали и меня саму. Дежурный первокурсник робко прервал практикум и сообщил, что меня ожидают наверху. Немедленно.

Вопреки приказу, я не особо торопилась, шла и гадала, что могло понадобится начальству от меня. Все выдуманные варианты не очень радовали, потому по лестнице я поднималась рекордно медленно, но после инцидента с однокурсником все же ускорилась. Если ректор вызвал не меня одну, значит, не все так плохо, как я успела нафантазировать.

Уже наверху я притормозила, чтобы перевести дух и собраться.

Раздались шаги – кто-то поднимался следом за мной. Вскоре из темноты вынырнул парень примерно моего возраста, увидев меня, он резко остановился, как будто узнал меня. Он учится у нас? Ни разу его не видела, хотя он явно не первокурсник. И слишком примечателен, чтобы его не заметить: светлые растрепанные волосы резко контрастировали с абсолютно черными глазами, наводя на мысль о темных магах и демонах. И было в этом парне что-то такое, от чего хотелось бежать без оглядки, и я не могла понять, в чем дело, откуда это взялось. Может, все дело в слишком темных глазах? Нет, не только в них, тут что-то другое, должно быть что-то еще. Со мной такое впервые произошло, ноги приросли к полу, а внутри все кричит о побеге и потребности спастись.

До конца понять, что вообще случилось, я не успела. Парень мне улыбнулся и подбородком указал на дверь кабинета:

– Девушки вперед.

Я вздрогнула и прошла в кабинет. Неожиданная встреча полностью выбила меня из колеи, теперь меня беспокоил не вызов к ректору, а этот странный парень и моя необычная реакция. Хотелось разобраться, с чем это связано.

Но загадок у меня только прибавлялось. Оказалось, Мартин Ароктийский и странный парень с черными глазами не единственные, кого вызвал к себе ректор. На диванчике справа восседала известная на всю академию парочка. Их имен я не знала, но звались они Близнецами. Брат и сестра, неразлучные, недоступные, всегда вдвоем, но никогда с кем-либо еще. Их боялись и уважали одновременно.

Что может быть общего у нас всех, к чему эта встреча?

Пока я оглядывалась, Мартин Ароктийский упал в ректорское кресло, закинул ноги на стол и сложил руки за головой.

– Итак, дети мои, расскажете, кто вы все такие и как сильно меня любите? Кстати, у нашего ректора на редкость неудобное кресло, – в доказательство он поерзал на месте. – Неудивительно, что он все время такой злобный.

– Он добрейшей души человек, – заметила Близняшка, сдвинув платиновые брови.

– Да? А на меня все время зевает во весь голос.

– Может, дело не в ректоре?

– Вообще не понимаю, на что ты намекаешь, – весело подмигнул девушке Мартин. И почему-то повернулся ко мне: – Кудрявая, а ты чего встала, как неродная? Проходи, разувайся, раздевайся… можешь заодно и спутника своего представить… – говоря это, он спустил ноги со стола и начал копаться в чужих бумагах, время от времени досадливо морща нос и откладывая в сторону малоинтересное чтиво.

Со стороны это его мельтешение можно было бы принять за нервозность, но я точно знала, что ее и в помине не было. Уверенность Мартина Ароктийского граничила с идиотизмом, этого парня ничем не прошибить. Видимо, это как раз тот случай, когда слухи не врут и парень может горы свернуть одним своим глупым лбом, зато с твердой уверенностью, что только так и надо делать. Отчасти за это его и звали Воином. За это и за уникальный по силе дар.

Но в противовес твердым эмоциям Мартина рядом волновались Близнецы. Сразу оба, хотя сразу так и не скажешь, ведь на лице парня сквозила только скука, а девушка выглядела недовольной, как будто ее не с практикума вызвали, а из столовой. Зато внутри оба места себе не находили и почему-то очень боялись. Может, их тоже напугал черноглазый парень, что пришел со мной?

Он, кстати, Мартина проигнорировал и молча сел в одно из кресел. Мне эта тактика понравилась, я последовала его примеру.

Некоторое время в кабинете царила тишина, все напряженно приглядывались друг к другу. Думаю, и вопросами задавались похожими: что мы тут делаем? И почему напротив сидят именно эти люди? Зачем нас вызвали всех одновременно? И такими вопросами мне нравилось задаваться, ведь это означало, что вызов к ректору не связан с моей семьей, что уже хорошая новость.

– Вы очень скучные, – через некоторое время сделал вывод неугомонный Воин. – Предлагаю не молчать, а обсудить мысли вслух. Мы ведь все думаем об одном и том же?

– И о чем же? – поинтересовалась Близняшка.

– О многом. Например: как Кудрявая спит по ночам? Серьезно, я слабо представляю, как можно не задохнуться во сне в таких-то торчащих во все стороны дебрях. Если специальный прием, чтобы не умереть? Или приходится смотреть сны стоя? Или что, как это работает?

Это не первая шутка о моих волосах, но уж точно самая раздражающая и бестолковая.

– У меня встречный вопрос, – глядя Воину в глаза, улыбнулась я. – Зачем мы здесь собрались? Ты ведь об этом уже знаешь.

Тишина вернулась, теперь взгляды всех присутствующих сосредоточились на Воине. Но это его ничуть не трогало, парень привык к популярности, ведь считался местной знаменитостью. Мартин Ароктийский в Ароктийской академии – звучит! И многое объясняет.

– Смелое заявление, – наконец признал парень. – Но ты уверена?

– Я уверена.

– Это же та девчонка, которая мысли читает, – заметила Близняшка.

Теперь все внимание сосредоточилось на мне, вот только в отличие от Воина, мне это не особо нравилось. Слишком много чужих эмоций, в которые не хотелось вникать, а отстранение мне давалось с трудом.

– Я не читаю мысли.

– Так уж и нет? – прищурился Ароктийский. – И о чем я сейчас думаю?

– Ты слышал, что я ответила «нет»?

– Скажи.

– Хорошо, – сдалась я. – В твоих мыслях ничего интересного. Возможно, зреет очередная бестолковая шутка про мои кудри.

– Значит, все правда, что люди врут! – притворно ахнул он. – В очередной раз убеждаюсь, что надо слушать всех подряд и всем верить на слово. А его мысли прочитать можешь? – ткнул он пальцем в сидящего по соседству со мной черноглазого.

– Конечно. Он думает, что ты очень утомительный.

– Точно? Он как-то странно улыбается, аж жуть берет…

И я совершила ошибку: посмотрела на парня с лестницы. Едва повернув голову, оказалась в плену черных глаз. И, говоря про плен, я имею ввиду нечто страшное, когда дышать трудно, внутри все цепенеет, а по коже бежит неприятный мороз. Когда голова кругом от ощущения безвыходности, как будто окунулась в пустоту и никогда уже оттуда не вернешься. Вот такой плен.

И со второй попытки я поняла, что не так с этим парнем.

Это не укрылось от внимания черноглазого, он едва заметно улыбнулся и кивнул. Мне стало страшно, захотелось отсесть от него подальше, но я удержала себя на месте, помня, что мы тут не одни.

– Что в его мыслях, Кудрявая? Явно что-то неприличное, с таким-то взглядом…

От необходимости что-то врать в ответ меня спасли шаги – кто-то явно шел к кабинету от лестницы. Все тут же забыли о чтении мыслей и уставились на дверь в ожидании ректора, который все объяснит и отправит восвояси. Хотя… ладно, ректора ждали не все, а лишь четверо из присутствующих. И тут нельзя не отметить, как ловко глуповатый на вид Воин ушел от моего вопроса и переключил внимание на других.

Дверь открылась, но вместо невысокого и плотного на вид ректора нашему внимаю предстал незнакомый мужчина. Высокий, подтянутый и взрослый, как минимум на пятнадцать лет старше нас всех. С темным ежиком волос и умным взглядом. И мужчина был облачен в традиционную форму ближайшего круга самого короля, этот ярко-красный мундир трудно спутать с чем-то еще.

– Ноги убрал, – коротко бросил он Воину и тот сразу же послушался, что неудивительно – уверенность мужчины в форме была настолько мощной, что казалась осязаемой.

Не надо быть эмпатом, чтобы почувствовать всю его важность и значимость. И эти качества не напускные, принадлежность к королевской свите это доказывала. Ведь Пламенный король, по слухам, отличался рассудительностью и никогда, никогда не допускал к себе близко людей непроверенных, какими высокородными они бы ни были. В последние лет этак пятнадцать всем приходилось доказывать свое право находиться при дворе и носить особые титулы. Оттого Пламенного обожали так же сильно, как порой и ненавидели.

Поэтому я опять не удивилась, когда Воин под колючим взглядом нашего внезапного гостя поднялся, обошел ректорский стул и устроился рядом со мной, без особой вежливости подвинув меня к черноглазому.

Прибывший мужчина устроился на ректорском месте.

– Смотрю, вы уже успели познакомиться. Что ж, отлично, теперь моя очередь, если вообще есть такая необходимость. Дэнвер Верном Стрейт, государственный советник внутренней службы его величества. На данный момент я один из тех, кто отвечает за безопасность нашего с вами короля.

 

Дэнвер Стрейт! И почему я не узнала его сразу? Видимо, все дело в возрасте, ведь последний раз я могла видеть советника пять лет назад, тогда я часто посещала различные приемы с семьей. Но в те времена я вряд ли могла обратить внимание на кого-то вроде Дэнвера Стрейта, я была девочкой-подростком с интересным даром и жадно изучала наиболее ярких в плане эмоций окружающих людей. А в советнике все говорило о закрытости, он явно не самый простой объект для изучения.

Мужчина тем временем продолжил:

– Каждого из вас я выбрал лично, так что представляться вам не обязательно. Честно говоря, времени у меня в обрез, но я посчитал, что не стоит передавать подобные вести через вашего ректора. Уверен, каждый из присутствующих в этой комнате уже строит планы на будущее – вы все выпускаетесь из академии уже через несколько месяцев. И никто из вас не откажется поступить на службу к королю. Даже несмотря на высокое происхождение, – тут особый взгляд достался Воину, а потом и мне самой. – Говорю сразу – легко не будет. Потому что вами намерен заниматься я лично. Поблажек не предвидится, увеселений и глупостей я вам так же не позволю, и ни на какие прошения свыше смотреть не стану, – опять особый взгляд для Воина, меня на сей раз пронесло. – Если кто-то из вас желает отказаться, пусть делает это прямо сейчас.

Картинка потихоньку складывалась – я была права, Воин знал, что нас ждет. А все потому, что за него просил отец – человек, без сомнений, богатый и очень влиятельный, о чем нам намекнули весьма непрозрачно. Хотя можно было и обойтись, уверена, все тут помнят название учебного заведения и на чьей земле оно стоит.

– Отказаться? – впервые за все это время голос подал Близнец. – У нас есть такая возможность?

– Возможность есть. Но это меня сильно расстроит.

Не похоже, что у нас есть выбор, по крайней мере, так советник все пытается выставить. Но где же правда? Дэнвер Стрейт категоричен и не приемлет отказов – с этим его качеством я сразу определилась, одного взгляда на глухо застегнутый мундир достаточно. Но еще советник слишком умен, чтобы наживать потенциальных недоброжелателей на пустом месте, да еще и приглашать их для работы на короля, слишком много заморочек. Значит, он уверен, что каждый тут будет рад открывшейся возможности. Я точно буду рада, Мартин Ароктийский тоже. Остальные? Не сомневаюсь, что так.

– Ты что-то хочешь сказать, Таната? – взгляд серо-голубых глаз советника вновь обратился ко мне. Смотрел он так проницательно, что я забеспокоилась: а ну как он мысли читает?

– Я… нет.

– Ты не уверена? Что означает эта пауза? Так, с этого момента я ввожу новое правило: говорить. Домыслы, соображения – все приветствуется, если по делу. Я собираюсь вас учить и если вы собираетесь мямлить и молчать, то нам не по пути. Так что спрошу еще раз: ты что-то хочешь сказать, Таната?

– Хочу. Думаю, вы лишили нас выбора, чтобы сэкономить время, ведь вы точно уверены, что каждый из нас согласится в итоге. Путем ненужных вопросов и сомнений, но все же согласится.

– Она читает мысли, – Воин шепотом пояснил для советника.

Дэнвер Стрейт покачал головой:

– Она не читает мысли.

– Нет?! Но слухи ведь не могут врать! Или могут?

Советник вздохнул так тяжко, что и без эмпатии вызвал сочувствие. Видимо, представил, что в будущем ему придется каждый день иметь дело с Воином и заранее расстроился. Я это тоже представила и содрогнулась.

А вот Близнецы заметно расслабились. Их порадовала новость, что я мысли читать не умею? Или предложение Стрейта? Интересно.

– Алекс, что скажешь ты? – советник обратился к черноглазому.

– А я должен что-то сказать?

– Да, раз я к тебе обратился.

Алекс коротко усмехнулся и промолчал. Высшая форма наглости, это даже грубее, чем шуточки Воина. Словно поняв, что я думаю о нем, черноглазый обратил свой взгляд на меня, и неприятный холодок, от которого я почти избавилась, вернулся. Как там говорят? Если долго смотреть в бездну, она начнет всматриваться в тебя. Наверное, тот, кто это сказал, был знаком с таким вот Алексом. Взгляд бездны – слишком уж точное описание моих ощущений. Неужели так будет всегда? Судя по всему, в будущем нам придется видеться часто, нехорошо, если я каждый раз буду вздрагивать. А все мой дар виноват.

– Таната – эмпат, она читает не мысли, а эмоции, – словно нехотя выдал Алекс, все еще не отрывая от меня взгляда. – Надеюсь, с меня слов достаточно?

– На сегодня, – равнодушно ответил советник. – И мы заметно отвлеклись. Вижу, Ника и Вик, у вас много вопросов, – он посмотрел на Близнецов, – и постараюсь на них ответить. Я уже сказал, что занимаюсь особыми поручениями короля, под моей ответственностью находятся все расследования, связанные с короной. Я курирую все до самой последней мелочи.

«Особые поручения» и «расследования».

Звучит занятно, но чем Дэнвер Стрейт занимается на самом деле?

– И мне не нужны ваши магические таланты, мы все понимаем, что при желании я могу найти кого-то сильнее и с необходимым мне опытом. Меня интересует другой ваш талант, Ника. Схожий с тем, коим одарен ваш брат, но в то же время разительно отличающийся, – подбросил советник очередную загадку и тут же перешел к следующей: – При дворе так же не нужны и артефакторы, но нужны такие, как ты, Алекс. Одаренные, но не магически. Если есть дар, то его нужно использовать, в последнее время я занимаюсь этим по приказу короля. Магия истончается с каждым годом, приходится развивать другие направления. Науку, артефакты… и дар, вот что меня интересует в вас, вот что вам нужно знать уже сейчас. Остальное вы узнаете уже в ходе обучения.

Итак, советник собирается обучать нас и использовать наши таланты в дальнейшем. Талантливы тут очевидно все, не только я со своей эмпатией. Возможно, даже советник скрывает некий дар, это было бы логично. И интересно.

– Разумеется, ваш труд будет высоко оплачиваться, – подытожил советник.

И эти слова эффектно завершили картину, лишили последних сомнений Близнецов. Я сдалась еще раньше, Воин и вовсе пришел в полной боевой готовности, колебались только Вик и Ника. И новость о высокой оплате их заметно порадовала. Ну а Алекс… хотела бы я знать, что происходило в голове у Алекса.

– Мое время здесь подходит к концу, – поднимаясь из-за стола, заметил Дэнвер Стрейт. – Думаю, я и так все объяснил доступно, советую вам начинать собираться. С ректором я уже поговорил, через три дня он обеспечит вас порталом к моему поместью в столице. Ваш путь начнется оттуда.

– Через три дня? Но учебный год…

– Для вас окончен, как и обучение в целом. Три дня у вас есть, чтобы сдать все экзамены, к выпуску я выделю вам два дня выходных. Еще вопросы?

Вопросов у нас накопилось много, но благоразумнее было промолчать.

Советник попрощался и вышел, оставив нас недоуменно таращиться друг на друга и переваривать услышанное. Не знаю, как у остальных, но у меня это получилось легко. Экзамены за три дня я с легкостью сдам, может, баллы будут не самыми высокими, но Дэнвера Стрейта это вряд ли смутит.

И самое главное, мне не придется возвращаться домой, если я поселюсь в столице и стану работать на самого короля. Фактически, только приказ короны и мог стать хорошим предлогом никогда не показываться в мрачном замке Альмар и не следовать застарелым семейным правилам.

– Ну что? Кажется, теперь мы будем не разлей вода? – Мартин пихнул меня всем весом и зазывно улыбнулся, ожидая ответа, но его не последовало. Его слова так и повисли в воздухе – каждый думал о своем и готовился к предстоящему переезду. Будущее оказалось ближе, чем мы могли предположить.

ГЛАВА 2. Урок вводный, неудачный

Оставшиеся до переезда дни прошли суматошно и так быстро, что слились в один. Я бегала по академии, что-то подписывая, что-то сдавая, с кем-то разговаривая… Одновременно с этим собирала вещи, потом разбирала их и паковала вновь, а спала совсем мало. В общем, нервничала. Как ни странно, за все время беготни я ни разу не столкнулась ни с кем из пятерки, отобранной советником. Даже с Никой, а ведь раньше я частенько замечала ее платиновую макушку в женском крыле общежития.

Перемещение в резиденцию Дэнвера Стрэйта прошло так же сумбурно, как и мои сборы. Ректор вызвал нашу пятерку к себе, выдал напутственную речь и лично проводил до стационарного портала. У самого портала, конечно, намекнул, что академии неплохо было бы пополнить запасы тальмарина и глянул на меня со значением, как будто я лично контролировала все семейные дела и поставки.

– Вперед, мои хорошие! Не подведите! Таната, вы с Мартином идите вперед.

Не знаю, почему ректор нас вдруг в пару объединил, но Воин от такой перспективы встрепенулся и быстро вспомнил, что язык за зубами – совсем не про него.

– Можешь меня обнять, Кудрявая, я возражать не стану. Как говорится, на безлюдье и Фома король!

– Это ты про себя?

– Про тебя, Кудряшка, про тебя. – Он схватил меня за запястье и потянул в арку портала, не затыкаясь по дороге: – А что такого? Мы молоды, я красив… к чему тратить время попусту? Ты же понимаешь, о чем я?

Как только мы оказались по другую сторону, я молча выдернула руку из лап этого самоуверенного болвана и отошла подальше. И это он-то у нас первый парень академии, о котором все девчонки только и говорили? Сплошное разочарование, ведь хамить с широкой улыбкой на губах кому угодно под силу.

В общем, если и присутствовал минус в предложении Дэнвера Стрейта, так это был Мартин Ароктийский. Придется либо его терпеть, либо находить какое-то другое решение.

Ну а в том, что присутствие Мартина именно минус, большой и жирный, я уверилась уже на следующий день, когда советник решил, что мы достаточно обустроились в его поместье и вполне способны приступить к делу. Начать решил он с малого и собрал нас вместе у себя в кабинете.

И нас стало не пять, а неожиданно шесть. Незнакомый черноволосый парень занял место рядом со мной, он сделал это так тихо и незаметно, словно старался стать невидимым. Но вряд ли хоть кто-то его не заметил. Например, Вик, садясь по другую от меня сторону, заметно на новичка косился.

– К вашему сожалению, я не смогу уделять вам достаточно времени, – без лишнего вступления начал советник. – Как понимаете, дел у меня много и без вас, и вам многое придется постигать самостоятельно.

Повторял это он уже не в первый раз, думаю, дошло до всех. Но вот что мы будем постигать, пока загадка. Хотя вчера сам советник дал подсказку, ведь в комнате я нашла внушительную папку с документами. Записки к ней не прилагалось, но я и так поняла, чего хотел советник. Уверена, похожую папку получили и остальные, я только сомневалась насчет содержания.

– Самостоятельно? Или вы оставите с нами помощника? – осведомился Вик.

Советник тут же понял, о ком речь и переключился в режим наставника:

– Думаешь, он мой помощник?

– Я так и сказал.

– Ника, ты согласна с теорией брата?

– Да, – ответила Близняшка. Звучало уверенно, но внутри она сомневалась. Видимо, у этой парочки принято поддерживать друг друга во всем и без раздумий.

Взгляд советника сдвинулся в сторону.

– Алекс?

– Вы же знаете, ответ для меня очевиден.

Неужели он мысли читает? Если не я, то кто-то же должен… Ох, надеюсь, что это не так, иначе… иначе что? Мне бы очень не хотелось, чтобы он мои мысли прочитал, вот что. И в любом случае не стоит паниковать раньше времени, может, у парня совсем другой дар. Или специальность. Ведь советник и до этого обращался именно к Алексу в первую очередь. Он какой-нибудь гений? Что у него может быть за дар?

– Таната, отвечай ты, – вынес вердикт советник.

Едва от волнения не ляпнув «ответ для меня очевиден», я выдохнула:

– Он один из… нас.

– Поясни для других. Твоя специальность больше других приближена к тому, чем вы будете заниматься, так что привыкай говорить объемнее для остальных.

– Ваш помощник не сидел бы в одном ряду с нами. Думаю, он стоял бы возле вас или чуть позади. К тому же, он нашего возраста, слишком молод, чтобы вам помогать. Вы недоверчивы, нужны годы, чтобы завоевать ваше расположение и право находиться рядом, уверена, помощника у вас вообще нет. Думаю, парень тоже студент-выпускник, но вы нашли его где-то в другом месте, в нашей академии я его ни разу не видела.

Губы советника дрогнули в едва заметной улыбке.

– Может, ты и имя его знаешь?

– Пока нет.

– Выс-коч-ка, – прошептал со своего места Воин и сделал это слишком громко, чтобы услышали все.

– Арастан, – представился новичок немного плаксивым голосом. – И я учился в столице, в королевской академии. Рад наконец увидеть вас всех.

Его слова повисли в воздухе.

– И него тоже есть талант? – недоверчиво спросил Воин.

 

– Мы все здесь не просто так, – хмыкнула Ника.

– Это я заметил. Но вам не кажется, что Растаман не особо вписывается? – Мартин скосил глаза в сторону стола, явно прикидывая, дотянутся ли до него его длинные ноги, но потом взгляд его упал на поджатые губы Дэнвера Стрейта и до парня дошло, что трюк с ногами лучше оставить до лучших времен, советник – это тебе не бедолага-ректор.

За неимением подходящей поверхности, Воин закинул ногу на ногу, скрестил руки за головой и продолжил излагать свои ценные догадки:

– Я имею ввиду, посмотрите на себя: нас явно подбирали по цвету волос! Кудряха – блондинистее некуда, угрюмая парочка туда же, демон тоже светловолос. А с новеньким ошибочка вышла на этапе отбора.

Как это просто – одним предложением насолить каждому из присутствующих. Неприязнь так и витала в воздухе, равнодушным остался один Алекс.

– Меня зовут Арастан!

– У тебя тоже волосы не слишком светлые. И что же?

– Ничего. Мое место куплено, если еще кто-то не в курсе. Уверен, Кудрявая прочитала все мои мысли и всем растрепала…

И все это продолжалось и продолжалось. Так бывает, когда собираются слишком разные люди, половина из которых не понимает, что же от них ждут, а другая половина поддается на провокацию первой. Советник Стрейт наблюдал за происходящим с нейтральным видом, хотя я на его месте как минимум испытала бы разочарование, ведь вместо готовых выпускников, взрослых и рассудительных, он получил кучку детей. Ну ладно, пятеро детишек и одного… Алекса, кем бы он ни был.

Видимо, в конце концов все это советника достало.

– Похоже, дела обстоят куда хуже, чем я думал, – заметил он тихо. Но все услышали и замолчали. – А я планировал, что сегодня вы покажете мне, на что способны.

Это он наверняка о посланных нам папках. Кстати, не одна я принесла свою на сегодняшнюю встречу, так поступили все, кроме Мартина. Вряд ли советник обделил его, скорее уж Воин попросту ее не заметил. Или забыл. Или оба варианта сразу.

– Хотел, чтобы вы поняли, что от вас требуется.

– Может, вы просто нам расскажете?

– Возможно, но…

– Но пятеро из шести здесь безнадежны, это понятно, – пригорюнился Воин.

– Но оставим это на потом, – советник легко поднялся, и я заметила, как взгляд его упал в сторону пепельницы. Искусно выполненная и до блеска начищенная, она вряд ли использовалась для курения. Скорее, стояла тут для красоты. Мужчина едва заметно поморщился, тоже отметив сей факт.

«Курит» – тут же обнаружила я изъян в идеальном Дэнвере Стрейте. Курит и не хочет портить элемент декора. Но других пепельниц тут не наблюдалось, стало быть, и этот кабинет советник использовал крайне редко. Я бы сказала, что дома он бывает лишь наездами и чувствует тут себя неловко. Простые черные брюки и того же цвета рубашка, что сменили его глухой мундир, ситуацию так же не спасали – он явно любил свой мундир и привык к нему, как к родному, а рубашка отравляла его существование.

Свое место Дэнвер Стрейт покинул не просто так, а с целью – он добыл с полки округлую вазу нежного песочного цвета и сунул ее мне в руки. Сходил за чистым листком и буркнул:

– Раздели на шесть частей и черкни на каждом по имени.

Его задумку я поняла сразу и быстро выполнила указание, закинув порванные бумажки в вазу. Советник хмуро кивнул и развернулся к нашему полукругу:

– Правила такие: каждый тянет имя товарища. И рассказывает о нем все.

– Я думал, вы в курсе – мы тут не все друзья, – хмыкнул Воин. – Я к тому, что рассказ может получиться коротким. Буквально одно имя. Хотя… кого тут как зовут?

– Я в курсе, Мартин. И скажу больше – у тебя тут меньше всего шансов даже на приятельство, если продолжишь в том же духе. Сегодня ваш первый урок, шанс произвести впечатление и познакомиться, так что вперед, – как всегда коротко и информативно поведал советник, тряхнув перед Воином вазой и только чудом не дав ему по носу.

Затем трюк с рукой пришлось повторить каждому из присутствующих.

Я посмотрела на выпавшее мне имя и мысленно содрогнулась.

– Правило одно – все обсуждения потом. Пока один говорит, остальные слушают и анализируют. Вы должны знать друг друга лучше себя, научиться думать, делать выводы. Доверять, стать командой и использовать возможности друг друга наиполезнейшим образом. Считайте, что это начало. Алекс, ты первый.

– Вик, – коротко озвучил тот выпавшее ему имя, поднимая черные глаза на близнеца. – Его связь с сестрой очевидна, они редко отходят друг от друга. Готов защитить ее по первому требованию. Думаю, их связывает тяжелое детство, они многое пережили вместе. Легко предположить, что они от кого-то скрываются. Возможно, жестокий отец, а может, и другой призрак прошлого.

Украдкой взглянув на пепельноволосую парочку, я поняла – Алекс не ошибся. Страх, удивление, даже паника – их чувства были настолько сильными, что казалось, стоит протянуть руку и их можно будет потрогать. В прошлом Близнецов и в самом деле таится что-то ужасное.

– С другими сходится тяжело, никому не доверяет. Кроме сестры, конечно. Предпочитает молча следить за происходящим, но это только пока – в будущем он начнет говорить. И много. Насчет их дара… у меня есть предположение. Специфическая внешность, разные глаза, бесцветные волосы – они наследственные перевертыши. Подробнее сказать не могу, но вы упоминали, что дар у них разный. Какой именно у Вика, полагаю, скоро узнаем. Собственно, вариантов не очень много, лично я знаю лишь четыре вида перевертышей. Что еще? Магический резерв ниже среднего, такова природа этого уникального дара – он снижает способности к магии почти до нуля. И Вику нравится, что они с сестрой попали сюда. Чем бы вы ни заставили нас заниматься, он согласится. Но не думаю, что это большой сюрприз для вас, советник.

«Интересно, почему он решил, что они скрываются?» – задумалась я, но ничего толкового высмотреть так и не смогла. Конечно, я знала, что Алекс не ошибся, но почему? Что заставило его сделать такой вывод?

И теперь я поняла задумку советника куда лучше – узнавая друг о друге, легко понять, чего он от нас хочет. Я читаю эмоции, Близнецы – перевертыши. Признаться, я не слышала, что все, кто наделен столь редким даром, имеет так же и внешние особенности. Я думала, это забавная игра природы – сделать Близнецов разноглазыми. Но нет. И если кто-нибудь из них двоих может обращаться в другого человека – то это… почти невероятно. Что можно делать с таким талантом? Да что угодно! Скрываться, вести допрос, втереться к кому-нибудь в доверие… Дэнвера Стрейта интересуют не просто талантливые выпускники, а те, кого не обманешь. Или те, кто может выдать себя за кого угодно в самом прямом смысле слова.

– Вот как? И чем я, по-твоему, заставлю вас заниматься? – опешил советник.

– Вы нарушаете свое же правило, – равнодушно пожал плечами Алекс. – Все вопросы после.

– Принято. У тебя все?

– Пока да.

– Отлично. Таната, твоя очередь.

И наступила она куда быстрее, чем я того хотела. Но делать нечего, боюсь только, что у меня не получится так же сухо изложить факты, как это сделал Алекс. Коротко, информативно, безэмоционально… нет, не выйдет.

Кашлянув, я назвала выпавшее мне имя:

– Алекс. Он умен, даже очень, – начать стоит с главного. Это самая простая часть – во-первых, так сказал сам советник, во-вторых, Алекс уже не раз это показал. – Он взвешивает любое свое слово. Манипулирует каждым – легко раскусил меня и вывел из равновесия Мартина. Наблюдатель. Его девиз – врать, врать и врать. По-другому не может. Не говорит правды, если не видит в этом выгоды, не испытывает раскаяния, использует других…

– Остановись, Таната, – оборвал меня советник. – Это не то, что ты увидела.

Я испуганно вздрогнула, поняв, что увлеклась.

– Вы правы. Все, кроме склонности к манипулированию – мои догадки. Но обоснованные, – я сделала паузу, все еще сомневаясь. – …Алекс не испытывает эмоции так же, как мы с вами, у него их нет. Такие люди встречаются время от времени, и все они… обычно они причиняют вред другим, просто потому что по-другому не умеют. О его даре я могу лишь догадываться, но уверена – это что-то весьма похожее на мой собственный дар. Или что-то, связанное с умственными способностями. Здесь он, потому что… потому что по своей природе склонен к поиску увлекательного. Того, что не покажется ему скучным, даст хотя бы слабые эмоции. Если такого не случится, он уйдет искать дальше и… неизвестно, к чему приведут его поиски. Вряд ли к чему-то хорошему, если верить историям о похожих людях. Ах да – магический резерв у него средний.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru