Мертвая земля

Карина Вальц
Мертвая земля

Глава 1. Все началось этой ночью

…тогда Ида Мор жила и не ведала, что ждет ее впереди. Более того, зная Иду лично, могу заявить без тени сомнения: она рассмеялась бы в лицо любому глупцу, заявившему, что именно она, Ида Мор, станет одной из главных причин многолетней войны…

Альтьер Дарлан. «Мертвоземье до начала войны: воспоминания очевидцев»

Пробуждение затемно – то еще удовольствие. А уж если сон при этом длился не больше часа, был закреплен бокалом не самого лучшего вина и неловким падением на крыльце, то от такого удовольствия лучше бы умереть. Но такая смерть для меня – недопустимая роскошь, глаза пришлось-таки разлепить.

Надо мной стояла Лин, моя правая рука и помощница. В ее руках поблескивал стакан с водой, и девушка явно готовилась пустить оружие в ход. Воду, не сам стакан. Я на это надеюсь. С Лин трудно сказать наверняка, ее лицо всегда непроницаемо.

– Уже вечер? – пролепетала я, ничего не понимая. Лин все продолжала грубо трясти меня за плечо, прогоняя сон. Но мне было так плохо, что я не понимала, зачем она это делает и зачем вооружилась стаканом. Думать не было сил.

– Утро. И вы должны проснуться, альтьера!

– Да я… – договорить не удалось, вода пошла в ход. Ледяная, между прочим. Я взвизгнула от неожиданности и подскочила.

Лин отпрыгнула в сторону и принялась тараторить:

– Королевская полиция, тот человек… он ждет вас внизу, сказал, у вас крайне мало времени на сборы. С ним еще люди, много мужчин! Настроены серьезно. Угрожали подняться сюда, но я сказала, что им здесь делать нечего и я сама вас приведу. А иначе вы гневаться будете! Но они долго ждать не станут, это наверняка.

Под сбивчивую болтовню Лин я тряхнула головой, смахивая остатки воды. Протерла глаза, потянулась к краю покрывала и обмакнула лицо. Ох, как же мне дурно! Голова того гляди взорвется. Пожалуй, больше не буду скатываться до дрянного вина… как минимум до завтра. Или не буду добавлять в вино ирну… разве что совсем чуть-чуть. Что сказать? Я слабый человек.

– Перестань тараторить, – остановила я девушку. – Ступай вниз, скажи, сейчас спущусь. И чтоб духу их здесь не было!

Лин тут же испарилась. Кто бы там ко мне ни заявился среди ночи, она справится, в этом я не сомневалась. Она вообще на редкость толковая, непонятно только, почему до сих пор работает на меня.

Не тратя времени на размышления об очередных жизненных сюрпризах, я сползла с кровати. Спала я, кстати, поверх покрывала и во вчерашнем костюме, как будто готовилась принимать незваных гостей, даже не просыпаясь. Вид портила только порванная штанина (похоже, падение на крыльце вышло серьезнее, чем мне запомнилось), да облитое водой лицо. Хотя вода только помогла, подозреваю, до нее все выглядело хуже.

Рекордно быстро я сменила старый костюм на новый, пригладила влажные волосы и похлопала себя по щекам. Сделала что могла, как говорится.

Внизу меня ожидало бывшее начальство в окружении нескольких мужчин, из которых лично я знала только двоих: альтьеров Меллина и Ферлана. Когда-то я работала в королевской полиции, недолго, но все же врагов нажить успела. Начальника, например. Лин его точно описала. «Тот человек» и с многозначительной паузой после. Человек без особых примет, если не считать приметой его мерзкую блеклую физиономию с серыми маленькими глазками, как у крыски. Хотя, может быть я знала о нем слишком много, поэтому он казался мне таким неприятным.

– Иделаида, – коротко поприветствовал Дар. – Ты нужна, срочно.

– Всегда мечтала это услышать от кого-то другого.

Он криво усмехнулся и ничего не ответил. И в целом Дар выглядел нервным и взвинченным, заметно, что ему трудно оставаться спокойным, его руки трясутся не меньше моих, вот только причины разные. Он уже знает, что произошло. Знает и боится грядущего, боится настолько, что даже не отметил мой роскошный внешний вид, хотя тут столько благодатных ушей с ним заявилось, издевайся – не хочу. Но он промолчал, а значит, дело серьезное. И спать дальше мне попросту не дадут.

Как только мы покинули дом, Дар заговорил:

– Ночью в одном кабаке умерла девка. То ли танцовщица, то ли проститутка, хотя лично я особой разницы не вижу. Ее отравили. Это еще не подтверждено, но смерть у девицы была не из приятных.

– Печально, но стоило ради этого меня будить? – не поняла я причины паники.

– Стоило. Она захотела, чтобы ты участвовала. Хотя ума не приложу, на кой ты сдалась… в общем, это ее желание. Сейчас мы едем на место, осмотримся, опросим свидетелей, на девку глянем. С городской полицией заодно разберемся.

– А есть нужда?

– Есть. Первым на место прибыл парень из городских, какой-то сопливый новичок, за ним и другие полицейские, но те уже опытные, знали приказ: не рыпаться без указания свыше. Но паренек… может статься, что понял он лишнего. Ей это вряд ли понравится.

Таинственная «она» – это королева Роксана, конечно. Только она может приказывать начальнику королевской полиции, все с ее слов. Я тоже подчиняюсь ее приказам, а значит, выбора нет: придется продирать глаза, тащиться в кабак и разбираться, кто там умер и почему. Вот только…

– А какое ей дело до отравленной танцовщицы-проститутки?

– А вот это, милая Ида, самая неприятная часть: девица откинулась не сама по себе, а с одним приметным перстнем в руке.

– И чей перстенек? – обреченно спросила я.

– Принца.

– Вот же дерьмо.

Теперь и у меня затряслись руки. Еще больше затряслись, я имею ввиду. Вряд ли грядущий день принесет хорошие новости, как ни крути, а в историю с мертвыми проститутками Александр еще не попадал. Но с его образом жизни в последнее время творилось неладное, очевидно было, что веселенькая история не за горами. Оказалось, принц не из тех, кто затягивает с ожиданием. И больше всего в этой ситуации я жалела несчастного новичка-полицейского, которому не посчастливилось во все это вляпаться просто из-за отсутствия опыта.

Кабак оказался не кабаком вовсе, а довольно популярным заведением, что-то вроде новомодного мужского клуба, и располагался неподалеку от Дворцовой Возвышенности, куда, ясное дело, кто попало не сунется. Все в этом клубе кричало о дороговизне и непростых клиентах. Вроде принца и его друзей.

В подтверждение моих догадок внутри нас встретил богато обставленный холл, стало так тоскливо, что хоть в слезы ударяйся. Дело в том, что принц и его напыщенные дружки вполне могли сюда завернуть. Бывшее начальство соображало ничуть не хуже меня, оттого досадливо выругалось сквозь зубы. Знакомые мне альтьеры из королевской полиции тоже довольными не выглядели.

К нам навстречу выбежал молоденький паренек в простенькой серой униформе, такую носят обычные полицейские. Судя по розовощекой физиономии, парень только вчера получил звание бравого выпускника полицейской школы, а может, и вовсе практикант. Дежурил ночью, пока обычные работяги спали, и вот нарвался.

– Янис Отр, – представился он коротко. Если вида недостаточно, то имя так и кричало: парень родом из Низменности и сама его служба в полиции – уже почти чудо. Не повезло этому Янису здесь оказаться, думаю, он и сам это успел понять.

– Альтьер Дарлан Бурхадингер, – мой спутник протянул ошарашенному пареньку руку. – А это альтьера Иделаида Морландер, она со мной.

– Можно просто Ида, – я тоже пожала парню руку, тот вздрогнул от моего прикосновения. Думаю, в жизни ему не приходилось пересекаться с альтьерами, а тут еще большое начальство собственной мерзкой персоной.

– Итак, Янис: вы успели осмотреться? – деловито спросил Дар.

– Да. То есть нет. Мы ждали вас, как было приказано.

– А первый осмотр проводили вы?

– Да.

– Отлично. Тогда ведите и рассказывайте.

Янис ушел вперед, мы чуть отстали. Дар жестом отправил половину своих людей на улицу, рыскать по району. Пара человек осталась у входа, еще трое отправились за нами. Все это впечатляло: парням Дара хватало кивка, чтобы понять желание начальника, таковы порядки.

– Парень мне не нравится, – прошептал мне Дар.

– Я за ним присмотрю.

– Но…

– Если она послала за мной, то мне и решать.

Дар со мной не согласился, но заткнулся. Отлично, меня как раз слишком тошнило, чтобы еще и с ним спорить. А сочувствие к парнишке по имени Янис росло и крепло, за ним лучше действительно присмотреть. Жалко будет, если его героический рывок из Низменности оборвется вот так, в самом начале.

Мы прошли по длинному коридору и оказались в основном зале. Просторное помещение в вульгарных черно-красных тонах, в центре – сцена с подиумом, вокруг – столики. Есть и второй этаж, там столики отделены друг от друга стенами, к соседу можно пробраться разве что через балкон. Думаю, наверху обычно сидят те, кто не желает мелькать в общем зале, весь свет направлен вниз, на сцену, в темноте второй этаж вообще разглядеть сложно, зато оттуда все прекрасно видно.

– Это случилось там? – кивнула я на второй этаж.

Янис удивился:

– Да, вам уже доложили?

– Просто Ида у нас что ске́льта, все знает наперед, – попытался пошутить Дар, но вызвал лишь недоумение.

На втором этаже людей оказалось больше. Нас быстро представили друг другу, я на всякий случай запомнила лица присутствующих. Хозяин заведения уже прибыл и отирался возле полиции, его бледная физиономия особенно выделялась в темной обстановке. Увидев нас с Даром, он залепетал что-то, побледнел и присел на ближайший стул. Мы прошли мимо всех и попали на охраняемую полицией территорию.

Девушка лежала в коридоре, возле одной из закрытых зон. Я ожидала страшного зрелища, но ничего подобного не получила. Просто женское тело в черном обтягивающем костюме, не видно даже лица, оно скрыто копной густых темных волос. Будто она шла по коридору и внезапно свалилась замертво. Но вряд ли все случилось именно так: возле правой руки девушки, на полу, виднелись царапины. Впечатление, что она ползла вперед, цепляясь за пол. Ее левая рука прижата к телу и вывернута наверх.

 

– В руке было зажато кольцо, – пояснил Янис, проследив за моим взглядом. – Как только я прибыл на место, сразу обратил внимание на руку и разжал ладонь. Узнал печать и сообщил в королевскую полицию, все как полагается. Больше к девушке никто не приближался, я знаю правила.

Пока Дар разглядывал царапины, я отошла назад, к противоположной от девушки стене. Она лежала ровно между двумя дверьми, что вели к приватным столам у балконов. Но тянулась к той, что слева, потому я и вышла туда.

Стол на десяток человек. При желании может разместиться и двадцать, но без особых удобств. Весь стол завален бокалами и едой. На полу – бутылка вина, рядом – алая лужа, словно кровь. Я наклонилась и подняла бутылку. Простая этикетка с красивой, сделанной от руки, надписью.

Ида.

«Вчера я ездил на винодельню Даммартена, ту, что на южной границе с Аллигомом. Помнишь вино, которое нам так нравится? Горькое, пряное. Я потребовал сменить его название, теперь оно будет носить твое имя. Год за годом, Ида, люди будут пить это лучшее в мире вино и думать о тебе, знать о моей любви к тебе…»

Сердце мучительно сжалось, уж ему точно не хотелось новых испытаний.

Ко мне присоединился Дар. Взгляд его тут же зацепился за бутылку в моей руке.

– Он был здесь?

– Думаешь, такое вино пьет только он? – из вредности спросила я, но тут же пошла на попятный: – Ну, его перстень как-то здесь оказался, логично предположить, что он прибыл не сам по себе, а на пальце своего хозяина.

– Девка могла его свистнуть.

– Могла, но как-то трудно мне это представить.

– Почему? Думаешь, она не похожа на воровку?

Меня передернуло от отвращения. Мужчины вроде Дара удивительно лицемерны: сейчас он готов обвинить мертвую девчонку во всех грехах, сходу записал в проститутки и в воровки одновременно, уверена, скоро еще что-нибудь домыслит. А сам ведь наверняка посещал похожий клуб. И на девушек смотрел, и вряд ли только смотрел. И это самый мелкий из его грешков. Зато сам Дар наверняка считает себя чистым и идеальным.

Тут самое время вспомнить о собственных грехах и поумерить пыл.

– Думаю, Дар, нет смысла сейчас гадать. Допросим персонал.

– Ребята уже занялись. Можем присоединиться.

– После того, как завершим осмотр.

Мы вместе вернулись в коридор. Янис и другие парни из городских дожидались нас, это обычная процедура. Если уж королевская полиция вмешивается и забирает дело, то городские радуются, у них и так полно работы. Надо лишь получить разрешение убраться подальше, если оно последует.

Теперь настала моя очередь рассматривать царапины под рукой девушки. Их было немного, а ногти целые. Все произошло быстро – вот мое мнение. Она шла по коридору, упала, пара минут агонии, во время которой она ползла вперед, и смерть. Первым предположением стал яд, что неудивительно.

Я склонилась к лицу девушки, осторожно убрала пряди волос в сторону.

– У нее губы почернели.

Янис на мой комментарий кивнул:

– Я тоже заметил.

– Я думал, ты ждал нашего прибытия, – не мог не ввернуть Дар.

– Кто-то должен был убедиться, что девушка мертва, – встала я на сторону парня. – Вы раньше видели мертвых с черными губами, Янис?

– Нет. Никогда.

– А я видела. Это не обычный яд.

– Сивиллы, чтоб их… – сплюнул бывший начальник.

– Точно. Яд создан одной из сивилл, а это значит, девушка умерла почти сразу после того, как приняла его. Временной промежуток совсем маленький… и девушка либо забежала сюда, уже отравленная, например, поднялась по лестнице, либо вышла из одной из этих дверей, – я прочертила рукой линию коридора, указывая на приватные комнаты. – И легче всего яд подмешать в еду или вино, это классика. Стало быть, девушка съела или выпила что-то, отравленное сильнейшим средством, гарантирующим смерть. Совсем рядом с этим коридором.

– Обыскать все, – приказал Дар своим людям.

Подошел ко мне и тихо сказал:

– Сивиллы и их яд? Чтоб я сдох, если убить хотели какую-то продажную девку.

– С первой частью я определенно согласна.

Как говорится, мир подпортил, пора и честь знать. Армия всегда нуждается в пополнении. Но, к сожалению, Дар был иного мнения и на тот свет не торопился. Он вообще из тех, кто всех переживет. Есть опасения, что и меня в том числе. А потом и Великий Суд будет к нему благосклонен.

– Хочешь сама проверить бутылочку вина, Ида?

– Доверю это тебе. Кстати, когда прибудет остальная часть твоей команды? Хотелось бы, чтобы тело осмотрел кто-то с навыками и опытом.

– Четыре утра, милая.

– Но мы-то уже здесь.

– Точно. Напомнить, какими усилиями я вытащил тебя из кровати? Кстати, ты во сколько домой вернулась? Прямо перед моим прибытием?

– Тебе какая разница? – искренне удивилась я.

– Никакой… пока. А дальше – как знать, вдруг тебе придется ответить на мой вопрос уже официально, – его маленькие глазки так и блестели от самодовольства.

На что он там намекает, я спрашивать не стала, сосредоточилась на убитой девушке. Городских погнали прочь. Вокруг рыскали королевские полицейские, их интересовала еда и посуда, на которой могли бы найтись следы яда. Очень удивлюсь, если они что-то обнаружат, вряд ли убийца не позаботился об этом. Все-таки это довольно жирный след, по яду можно выйти на саму сивиллу, его изготовившую. Задачка не из простых, но выполнимая. А уж на допросе любая сивилла выложит все, что потребуется, да и от себя наплетет немало, лишь бы сохранить жизнь. Закон к сивиллам суров, как правило, если удавалось доказать серьезный проступок, то приговор один – смерть. Или пожизненное заключение, что, как по мне, не лучше. И еще неизвестно, что ждало сивилл на Суде в Посмертье.

В общем, если найдется отравленная посуда или еда, мы уже сегодня можем узнать, кто и зачем убил девчонку. И почему в руке у нее оказался перстень принца. Последнее волновало даже больше убийства, потому что… странно это.

Подошел альтьер Меллин, один из людей Дара, и привлек внимание начальника. Я тут же приблизилась к мужчинам, послушать новости.

– Есть что-то? – спросил Дар.

– Может и есть, но узнать это будет сложно. Одна девчонка упала в обморок во время разговора, другая все время рыдает, – с досадой сообщил альтьер, он допрашивал возможных свидетелей. Дар картинно закатил глаза.

– Кажется, с девушками лучше поговорить мне, – внесла я предложение. – Все-таки я не из полиции, это будет не допрос, а беседа двух женщин.

– Отличная идея.

«Тем более не так уж вы и отличаетесь» – читалось в его насмешливом взгляде.

Вот же придурок.

Глава 2. Что-то не так в закрытом клубе

Посмертье есть расплата за грехи наши, совершенные при жизни. Рассматривать существование в Посмертье как жизнь после смерти в корне неверный подход, способный подтолкнуть человека к самым страшным деяниям. Существование никоим образом не может считаться жизнью.

Выдержка из памятки для переселенцев.

С собой на допрос я пригласила Яниса, парень уже знал, что к чему и по дороге коротко объяснил это мне:

– Убитую нашла девушка по имени Ола, они вместе танцевали здесь, а в свободное время разносили напитки и еду. Ола ничего не слышала, что неудивительно – внизу играли музыканты, она поднялась наверх и застала подругу уже мертвой. Всех, кто мог что-то видеть, мы усадили в одной из задних комнат, девушки под присмотром нашего человека. Хозяин заведения ушел к себе, за ним тоже приглядывают. До вашего распоряжения, конечно. Еще есть несколько человек из охраны, в том числе из охраны второго этажа, кухонный персонал и музыканты.

– А посетители?

– А что посетители? Тут было пусто на момент моего прибытия.

Кто бы сомневался.

– Поговорим для начала с хозяином.

Янис кивнул и проводил меня до двери. Я вновь пригласила его присоединиться, нечего парню бездельничать. А лишние знания… он уже схлопотал по максимуму с перстнем, хуже все равно некуда. Единственный шанс для парня выбраться из этой ситуации – стать полезным Дару, показать себя. При наличии некоторых сомнительных качеств Янис может стать человеком Дара в городской полиции, другого варианта пока нет.

Хозяин заведения сидел за столом в кабинете и нервно перебирал документацию. При нашем появлении побледнел еще больше, хотя я думала, что такое невозможно. Надеюсь, он не хлопнется в обморок, как те девчонки, не хватало еще приводить его в чувство.

– Улики уничтожаете? – вместо приветствия указала я на документы. – Дело похвальное, но лучше вам поторопиться, пока альтьер Бурхадингер не заявился сюда. Мы с Янисом обещаем молчать. Правда, Янис?

Молодой человек моей шутки не оценил, впрочем, как и сам хозяин. Как там его звали? Кажется, Эбергард, или что-то вроде того. Пока я старательно запоминала лица, упустила из виду имена. Впрочем, можно обойтись и без имени.

Приглядев себе стул, я взяла его и подтащила поближе к столу. Янис между диваном позади и возможностью постоять рядом со мной выбрал второе. Что ж, ему виднее. Предположительно Эбергард не сводил с меня цепкого взгляда. На бледном лице его глаза блестели каким-то совсем уж пугающим блеском, да и в целом он выглядел как восставший из мертвых. Хотя в обычной жизни наверняка считался мужчиной интересным: высокий, стройный, темноволосый, с острыми чертами и безупречным стилем. Но все это неудивительно, если его клиенты и впрямь так непросты, как я подозреваю. По-другому с такими просто нельзя. А альтьер Эбергард явно не принадлежал к альтьерам изначально, он купил себе право так называться, значит, обязан стараться вдвойне.

– Принц был здесь? – задала я первый вопрос.

Находящийся на грани обморока мужчина схватился за край стола.

– Был, – сделала я неутешительный вывод и мысленно выругалась. – Ушел после того, как поднялась паника?

– Мне конец, да? – пробормотал Эбергард.

– Совсем необязательно.

– Но королева…

– Спит и видит сны. И если вы возьмете себя в руки и нормально ответите на вопросы, мы разберемся с убийством куда быстрее. Может быть, даже до того, как королева проснется и обо всем узнает.

Конечно, Роксана уже обо всем знала. Но слегка приврать – не всегда грех. Ну или грех, с которым я могу жить, лишь один из многих. А я уже давно смирилась с вечной службой в Посмертье.

– Итак, я могу рассчитывать на вас?

– Да. Да-да, конечно.

– Отлично, тогда начинайте рассказывать.

Мужчина судорожно выдохнул. Собрался с мыслями и заговорил:

– Да, он был здесь. Ушел еще до того, как началась паника. Ола… девушка, которая нашла Аву, была не в себе, но, к счастью, ее заметила Мал, моя помощница. Она время от времени поднималась наверх, следила за порядком, и происходящее привлекло ее внимание. Она сразу оттащила Олу из коридора и пришла ко мне. И я решил, что будет лучше…

– Правильно решили, – согласилась я. – Значит, Мал вывела принца и его друзей. Сколько их было?

– Семеро. Если вы хотите имена…

– Обойдусь.

Принц и его верная шестерка, я и так знала их дурацкие имена.

– Принц с друзьями удалились, что дальше?

– Мы послали за полицией. Один из охранников, не помню его имени, побежал на соседнюю улицу, пока мы наводили порядок. Он, дурак, побежал к городским, никто ему не объяснил, как правильно… такая суматоху здесь была.

Ага, теперь понятно, как первым на месте убийства стал Янис.

– Под порядком вы имеете ввиду роспуск остальных гостей? – не поверила я.

– Ну… да. Но вы поймите, вы должны понять! – вдруг взвился Эбергард. – Просто обязаны понять! Мне конец, мне конец… тут собираются те, кто может меня уничтожить, я не мог допустить огласки. О, почему это случилось со мной, – он уронил голову на стол и закрылся руками. То ли рыдал, то ли его просто трясло.

– Мне все равно понадобятся имена.

– Да. Да, я понимаю. Конечно… Мал должна помнить всех, поговорите с ней.

– Обязательно, но пока не закончила с вами. Итак, вы упомянули, что наводили здесь порядок. Это касается только гостей, или чего-то еще? Может, вы успели прибраться где-то, или найти что-то, для чужих глаз не предназначенное? Лучше сказать честно, я ведь все равно узнаю.

– Ничего такого, – замотал он головой.

– А если подумать?

– Клянусь честью! Мы позаботились о гостях, это все.

Отвечал он с пылом и негодованием, может и не врет. Но если жизнь и научила меня чему-то, так это не доверять горящим очам и громким заверениям. Эбергард вполне способен наврать, спасая свою тощую задницу. Вот только спасая от чего? Точнее, от кого? Он намекал на непростых гостей, но куда уж сложнее принца? Королевская полиция уже здесь, да еще во главе с самим Дарланом, самое худшее считай случилось, а Эбергард будто о ком-то другом беспокоится. С ума сойдешь с этими деятелями.

 

– В каких отношениях вы были с убитой?

– Что? С Авой?

– А есть еще жертва? – удивилась я.

– Нет-нет, конечно, нет. Просто я удивился вопросу… Ава работала в моем клубе, какие с ней могут быть отношения?

– Например, очень близкие.

– Ничего такого! – мужчина возмутился, но под моим взглядом быстро сник: – Ну, может, и было у нас кое-что. Пару раз в прошлом. Какое это вообще может иметь значение?

– Может, и никакого, – я хотела было встать, но передумала: – Вы можете идти. Если не возражаете, на некоторое время я займу ваш кабинет, поговорю здесь с девушками и с Мал. Вы как раз можете ее пригласить.

– Я… вы… остаетесь?

– Мне придется допросить всех девушек, ваш кабинет выглядит подходящим для этого местом. Если вы не против, конечно.

– Нет-нет, оставайтесь.

– Спасибо, – я одарила его своей лучшей улыбкой, мужчину передернуло от увиденного. – А теперь приведите сюда Мал, будьте любезны.

Когда Эбергард наконец вышел, я пересела на его место. Итак, где он копался, когда мы зашли? В бумагах справа. Не теряя времени, я пролистала хранящиеся там документы. Ничего интересного, обычные расписки. У непростых клиентов куча долгов клубу. Уверена, они здесь не только пьют и на девиц смотрят, есть еще развлечения. Картишки? Особые услуги? Кто знает, хотя обычно в этих развлечениях ничего оригинального, все старо как само Мертвоземье. Так или иначе, до приезда полиции тут все подчистили. Можно взять на заметку, хотя пока нет причин копать в этом направлении, в конце концов, есть ли разница, каким именно порокам предавались здесь сильные мира сего?

Янис, о присутствии которого я начисто забыла, решил о себе напомнить. Схватил облюбованный мною стул и придвинул его к краю стола, чтобы мы сидели как напарники, плечом к плечу.

– Что скажешь? – спросила я, дабы не скучать в ожидании Мал.

– Скользкий альтьер, – коротко, но емко ответил Янис. Помялся и добавил: – А можно задать вопрос?

– Конечно.

– Зачем я здесь?

– Здесь – это ты о жизни в целом? С таким лучше к скельтам в Храм, я не смотрю в будущее дальше сегодняшнего дня. – Бормоча это, я отыскала в одном из ящиков стола бутылочку отличного привозного виски. Сгодится.

– Вы поняли, о чем я.

– Конечно. Не подашь мне роксик? Это стакан, вон там, рядом с тобой.

– Вы пить на службе собрались?! – ужаснулся Янис, но стакан протянул.

– Благодарю. И я не работаю в королевской полиции. Будешь виски? Ты такое точно не пробовал, это из Дивоса, а они знают толк в выпивке. И в Мертвоземье отправляют самое лучшее, как и все остальные.

– Откажусь, спасибо.

– А я, пожалуй, выпью. Что ты там спрашивал? Зачем ты здесь… а ради помощи. Ты уже погряз в этом деле, потому что прибыл на место первым, так что включайся в беседу в любое время, вопросы задавай, я тебя не как молчаливого свидетеля позвала. А там посмотрим.

– Но с вами прибыло достаточно своих полицейских, разве нет?

Своих. Интересно он выразился.

Вместо ответа я выпила виски. Отлично, жить можно. Может, мне даже удастся допросить всех девчонок и не умереть от головной боли. Недоумение Яниса все возрастало, теперь он косился на меня почти с ужасом. И наверняка мечтал отсесть, от греха подальше. Что ни говори, а я умею производить первое впечатление.

Но Янис парень толковый, зря Дар о нем беспокоился. Другой бы на его месте давно полез ко мне с вопросами, а он молчит. Наблюдает, слушает. Хотя внутри наверняка гадает, что за альтьера такая прибыла сюда с утра пораньше, да еще вопросы задает. В том, что он понятия не имеет, кто я такая, сомнений не было, Янис именно недоумевал и подстраивался. Что ж, совсем скоро старшие коллеги откроют ему страшную тайну. Интересно, что наболтают? Обо мне ходило столько слухов, что можно лишь гадать, какой дойдет до милого парня Яниса.

В дверь кабинета постучали. Наконец-то!

– Входите! – разрешила я и на пороге появилась дивной красоты девушка. На вид ровесница Дара, может, даже старше. Но удивительно сногсшибательная. Волосы – чернее ночи, глаза темные, с поволокой, взгляд хищницы. Кожа смуглая, не удивлюсь, если она приехала издалека, а родилась совсем не в Мертвоземье. Фигура тоже не подкачала, как и ее брючный костюм. Стиль на грани – я бы так это назвала. По улице в таком без приключений не пройдешься, но для клуба отличный выбор, в каком бы амплуа она тут ни работала. Но на сцене девушка определенно не танцевала, хотя наверняка бы запросто обставила местный молодняк.

Пока я разглядывала Мал, она интересовалась мной. По Янису лишь мазнула взглядом, мол, все с ним понятно, а вот мне внимание уделила. И не похоже, что я ей сильно понравилась.

– Присаживайтесь, Мал. Виски?

– В четыре утра? – девушка презрительно вздернула губу. – И спасибо, я постою.

– Как пожелаете. Вы знаете, кто я, Мал?

– А то как же, – хмыкнула она так, что стало ясно: ее знания мне не понравятся.

– Отлично. Тогда сразу перейдем к делу: мне нужны от вас имена. Тут в бумагах вашего начальства я нашла схему зала со столами и вторым этажом. Будьте добры, подпишите каждый стол и стул, мне нужны все имена до единого. На сцене можете вписать всех сотрудников, что присутствовали ночью в клубе. Держите бумагу и карандаш. И на вашем месте я бы все же присела, стоя может быть неудобно. Но вам виднее, Мал.

Без лишних слов и причитаний она взяла из моих рук предложенные вещи и села на диван. Пока девушка записывала фамилии, за окном начало светать. День обещал быть ясным и погожим, что делало его только хуже. Мне больше мрак по душе.

– Готово! – Мал протянула мне схему.

Очень много гостей, очень. У клуба какая-то заоблачная популярность. Хорошо, что у девушки ровный и разборчивый почерк, не придется расшифровывать чужие каракули. Да и написано без ошибок, Мал – просто находка.

– А вот этот пустой стол у сцены? – указала я на одно из лучших мест в зале.

– Пустовал.

– И почему же?

– Иногда гости второго этажа желают спуститься на первый. На этот случай мы оставляем свободные места у сцены.

– Предусмотрительно, – похвалила я.

– Тоже так думаю.

– Я шутила. На самом деле это глупо, Мал. Хотите сказать, у вас всегда пустует стол впереди? На случай, если сверху станет скучно? Там вид не хуже, к чему спускаться? И если вдруг никто не спустится, стол так и останется пустым? При таком спросе на вечера в вашем клубе?

Мал спокойно улыбнулась:

– Я только исполнитель. Как говорят, так и делаю.

В этом я сильно сомневалась. Готова поспорить: Мал здесь верховодит. Она собрана, холодна, готова принять удар. Видно, что ударов в жизни девушки было немало и новый ее не пугает. Пишет, опять же, без ошибок. Она не скажет ничего лишнего, эта надменная красотка. И уж точно не признается, что за фокус с пустым столом.

– В чем конкретно заключаются ваши обязанности? – сменила я тему. Со столом еще разберемся, в конце концов, есть в клубе и другие люди.

– Встречаю гостей, отвечаю на их вопросы и пожелания.

– И что за пожелания? – ожил рядом со мной Янис.

– По-разному бывает. Иногда это особенное вино, редкая добавка к вину, что-то из местной кухни, если к нам попадают приезжие, а иногда – девушка. Тут предпочтений тоже много, у тех же приезжих свои вкусы, хочется остроты ощущений. Поэтому у нас много костюмов, символизирующих смерть.

– Лишняя информация. Расскажите про Аву.

– Что конкретно вы желаете знать? – она улыбнулась так, что у меня живот скрутило. Или это от виски на пустой желудок, кто знает.

– Все, что известно вам, – ответил за меня Янис.

– Я не тебя спрашивала, мальчик.

Я закашлялась и хлопнула напарника по спине:

– Не принесешь водички? Спасибо.

И, как только дверь за ним закрылась, сказала:

– Значит, Ава встречалась с принцем?

– Точно. У бедняжки начисто унесло крышу, так влюбилась. Дурочка, она работала достаточно, чтобы отрастить себе шкуру потолще, и тут такое. Даже ревновать его пыталась! Просто смешно. Все знают, насколько принц… любвеобильный. – Мне достался взгляд со значением, девушка намекала на мою собственную связь с принцем. Долго продержалась с такими намеками, однако.

– Кроме Авы, были у него другие девушки? Из местных, я имею ввиду.

– Нет, насколько мне известно. Он и был-то всего несколько раз. Положил глаз на Аву еще в первое посещение, о других не спрашивал. Я и о романе-то догадалась по тому его вопросу, а так бы ни за что не поверила.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru