Как я потерял танк

Геннадий Львович Федин
Как я потерял танк

Гл. 10 Регулировщик

Это был второй мой выезд в "поле". Выезд зимний. Редко, но и в Чехии случаются морозы. Есть правило, бензиновые машины прогревать каждые пару часов в полевых условиях, в мороз. При «проверке» могут не завестись, а это значит что весь полк не боеготов. Есть в полку техническая батарея, бойцы загружают "снаряды" (ракеты) на боевые машины, с которых, собственно, осуществляется пуск. Автопарк – ЗИЛы 131, с бензиновыми двигателями. В первую морозную ночь проспали водилы технической батареи – ЗИЛ не завелся. В Советской Армии может львовский «хохол» сторониться «москаля», таджик с узбеком, объединившись драться с русскими, а потом между собой, казахи с круглыми лицами могут занять эшелонированную оборону тупого непонимания, «а, чей-то я, то», какой-нибудь здоровенный и добрый Лукчавичус косить от службы все два года. Но если есть «недоразумение» типа – «машина не заводится», все рядом и советуют, и помогают физически. Вот и посоветовали. «Давай дернем танком».

– Львович, подгоняй давай!

Подогнал, сдал задом. Нужно заметить, что когда танк загоняют в боксы, или на платформу всегда перед механиком водителем должен быть регулировщик. Ооо, это целая профессия. Показал левую ладонь закрытую (то есть к лицу), значит вперед влево, показал открытую, значит назад влево, обе ладони – прямо назад и т. д. Никаких маханий руками, как у америкосов, ни какого мелькания, все четко и ясно. При непонимании механик с платформы вниз. Это более чем неприятно. В моей батарее один парень был, казак донской, старослужащий, чуть учил меня пару раз кулаком по шлему, как надо понимать команды регулировщика, так я потом полтора года с платформы на платформу танки гонял, никому не доверяли. И здесь мне бойцы доверили ЗИЛ дернуть. Так вот подогнал задом с помощью регулировщика, прицепили тросом ЗИЛ, за лебедку.

«Старик один», сержант, говорит: «А вот теперь, тихонечко так, а немного погодя, трос натянется, скорости дай, и проехай метров 150. Машина и заведется» А сам скрылся. А я дебил, нет бы обратно вернуть его, мол, «регулируй, давай», решил сам справиться. Все как просил сержант сделал: тихонечко так тронулся, а немного погодя скорости дал и проехал метров 150. Остановился, довольный, с чувством собственного долга. Вылезаю из машины. Вижу, ребята не довольны, то есть не разделяют со мной радости огромной. Глянул, а ЗИЛ как стоял на месте, так и стоит. Только вид у водилы испуганный. Через секунд 20 ржут уже некоторые товарищи хуже коней. В бок глянул, лебедка валяется вместе с капотом от ЗИЛа оторванная, а в остальном чин чинарем.

Я в танке даже не почувствовал ни толчка, ни легкого дрожания. Вырвал лебедку и все дела. Трос еще не натянулся, а я газу дал.

Это сейчас смешно. В таких случаях, бывает, трос убивает людей. Но повезло, никто не пострадал.

Регулировщик важная персона в танковых войсках, это как воинская профессия.

Ну конечно пиз-улей, от комбата получили. Очень он строгий, и крепкий мужик. Нервы железные.

Гл. 11 Командир батареи

Было дело, идем на горный чешский полигон Доупов, последние километров 60, до точки, своим ходом (то есть нас везут не по железной дороге). Лезем по серпантину в гору. Спускаемся, лезем в гору, … опять спускаемся по серпантину, а я какого-то рожна передачу выключил, поэтому тяги на гусеницы нет. Поворот, внизу пропасть, не так чтоб пропасть, но шею сломать высоты хватит. Я зажимаю рычаг, машина останавливается, а должна поворачивать. Отпускаю, катит с горки прямо к обрыву. Справа комбат дремлет. Мне бы крикнуть ему: «Проснись комбат, нае-немся, же сейчас. Что делать не знаю». А я же скромный, весь растерянный такой, из семьи служащих, идиот. В пропасть, еду, и с собой тащу майора и двух рядовых. Комбат открывает глаза, секунда потребовалась, чтоб оценить ситуацию, он положил руку на рычаг переключения скоростей, я сообразил, выжал сцепление, он включил скорость, я зажал рычаги во второе положение, машина повернула, все живы, все здоровы и комбат опять задремал. Вот мужик, вот крепкий мужик.

На полигоне Доупов войсковые учения, март. В горах закопали бронированную технику. Сооружаем брустверы. Днем тепло, градусов 15. Все комбезы мокрые и от пота и от сырости. А вечером дежурство, надо быть на связи, то есть в танке в шлеме. Ждать приказ по радиосвязи. Дежурство сменное. Я первый иду в холодную броню, в мокром комбезе, температура падает до нуля. Торчать тут 2 часа. И никогда не забуду! Керосиновая лампа, я обнял ее ладонями, конечно не касаясь стекла, ладоням тепло, а все остальное тело трясет, прям очуметь как. Я раньше в России переживал морозы и под 30, но никогда мне не было так холодно как в эти часы на службе. Дежурство к концу, скоро смена. За полчаса до смены, появился комбат, в руках термос. Уселся на свое место. И принялся меня отогревать горячим чаем. Я прям растаял. Вот мужик, вот справедливый мужик. Однако это не значит, что завтра я не огребу за новый свой «прорыв».

???Да, подвел я комбата. Танк потерял. Не быть ему теперь командиром дивизиона, потом полка, и пр. и пр.

Гл. 12 Глупое воровство

В вагончике грусть меня сморила и я заснул. Проснулся от гневных воплей нашего «куска». Спустился с гамака (плащь-палатки). Наблюдаю картину. Орет «толстое животное» на «черпака», – матом орет. Не понимая ничего, расспрашиваю второго: «что за неуставные отношения»?

А дело вот в чем. Отправляла «Куска» жена в дальнюю дорогу, и собрала ему еды, нормальной, домашней. Положила среди всего прочего шмат сала. «Кусок» в пути его почал резать. А когда спал, бойцы, по кусочку у него срезали, я видел это, посмеивался только. Вот застал он одного черпака за гнусным воровством, и орет. Мне веселье и разнообразие в дороге. Надо сказать, что такое глупое воровство случается в войсках довольно часто. Я вспоминал уже про боевое дежурство по охране аэропорта, ну это где меня комбат читающим на посту застал. Так тут же один боец, заступая в караул, по ночам, лазил в «хлеборезку» за сахаром и маслом. Нож-штыком дверь открывал, и также закрывал. Заметил хлеборез недостачу, причем повторяющуюся через день! Решили проверить. Застали с поличным. Ну, тут уж боец из нарядов не вылезал. Да и стыдно как то это, но очень смешно.

Гл. 13 Про боевых жен

Про боевых жен прапоров и младших офицеров есть что рассказать, раз уж к слову пришлось. Заканчивая училища, курсанты стремятся жениться поскорей. Женатый офицер на службе за границей точно получит отдельное жилье, а не женатый койку в общаге. Торопятся, женятся по-всякому и на ком попало. Прибыли в часть, ненормированный рабочий день. Жена дома, муж на службе, во всяком случае первые годы.

И вот тема такая: Еда из полковой столовой невозможно пресная, как говорится муж любит жену через собственный желудок, собирает жена мужу, когда он заступает начальником караула поесть. Жену в караульное помещение понятно никто не пустит. Муж отправляет бойца за едой домой. Гарнизонный городок маленький, пятиэтажки четыре, всё рядом, бегать недалеко. И вот же дурень, отправляет каждый раз одного и того же солдатика. Ну, понятное дело у обоих спермотоксикоз, у жены и у солдатика. Гарантировано уставом гарнизонной и караульной службы, что муж с караула не вернется. Развлекайтесь, только за временем следите. Нельзя же по часу за едой бегать. Муж заподозрил неладное, еще бы, боец однажды опоздал на заступающую смену!

Здесь Фантазия ставит сцены с безграничным содержанием драматизма. А Жалость со слезами умиления обвиняет в содеянном Судьбу злодейку. А личный состав полка лишь ржёт над ситуацией, и завидует счастливчику бойцу.

Но мы в вагончике, сугубо мужской компанией. Тут и там, на перронах чешские девушки. Мозг возбуждается. Интересно, за границей есть «плечевые» проститутки. Опять в тему вспомнил, как меня в армию забирали.

Рейтинг@Mail.ru