Как я потерял танк

Геннадий Львович Федин
Как я потерял танк

Гл. 14 Про случайные связи

14 июня исполнилось мне 18 лет, а 17 июня уже проводы, загребли меня по спец. набору не весной, не осенью – летом. Таким Макаром, я оказался один как перст, нет знакомых пацанов, кто-то уже служит, кто еще ждет призыва. Надо скорефаниться с кем то, я вообще общительный, люблю компанию и не просто абы с кем, а прогрессивных шалопаев надо подыскать, веселее будет. На пересылочном пункте, в небольшом подмосковном городе Железнодорожный приглянулась мне одна компашка, трое пацанов, явно друзья с гражданки, бузотные такие. Поводу познакомится, пока нет. А, смотрю в секу (азартная карточная игра) сели играть, по пятачку. А, я до армии дюже в карты любил играть и все более на интерес. В секу играть, опыт был приличный. Присмотрелся к игре. Вижу, ребята так потихоньку у призывников денюжку изымают. Как правило, родители в дорогу рублей по десять сыновьям давали, больше ни к чему. Надо впрягнуться, думаю. Впрягнулся и на третьей «сваре» все у ребят вынул. Обидно пацанам. Я говорю: «ребят вы я смотрю тут центровые, выходы у вас на волю должны быть, деньги общие будут, а вы подсуетитесь. Дня три тут чалится нам – скука». Ребята оживились. Мы подружились.

Три дня торчать на распределительном пункте нам не пришлось. На следующий день собрали нас, будущих «слонов» и на Киевский вокзал. Там старший команды, офицер, сержант и рядовые. Здесь мои новые друзья и показали, на что способны. Еще на Киевском договорились со служивыми, я отдал деньги, те принесли водки шесть бутылок, закуски. Солдатам отдали три пузыря и нам три, все «По-чесноку». Себе на вечер оставили.

В свое время сели выпили, закусили, потрепались, выпили, закусили, потрепались, выпили, закусили, потрепались, …

– А вот теперь пошли к проводнице!

– Зачем!

– Пошли, не маленький.

А я маленький еще, стремно. Рита, проводница поезда Москва-Киев приняла нас радушно, еще бы, мы с горилкой и закуска есть. Говорю ж: «я маленький», еще пару рюмок и спать, а ребята куролесить с Ритой. Утром я уже в своем плацкарте и не помню, как оказался.

Как наш загул остался незамеченным? Да все просто. Сержанту с рядовыми было не до нас, они убивали три пузыря, что им достались. А старший по команде в своем купе расположенном в другом вагоне до нас был далек. Думаю, доверял своим бойцам.

Оттопырились мы грамотно, но с новыми друзьями мне быстро пришлось расстаться. Через два дня после прибытия на место дислокации, убыли они в гарнизонный лазарет с ГОНОРЕЕЙ ОТ РИТЫ, все трое.

Гл. 15 Эмба

Разошлись наши пути дорожки на целый год. А встретились мы вновь, в Казахстане, на полигоне Эмба, на стрельбах. Они там служили постоянно, а я прилетел в составе полка. Очень повезло, что я был с ними знаком. Ребята брали меня с собой в степь на Шилке искать отработанные ступени от ракет. Вот воля где! Гоним на легком танке, ни души лишь пыль от машины столбом. Километров через двадцать, одинокое дерево, на яблоню похоже, листвы почти нет на нем, рядом пасется привязанная худющая корова (или бык). Еще через километр, юрта. Чудеса. Местные казахи угощали меня кумысом и казахским хлебом «Токаш». И очень приветливы. Те из них, кто знает русский язык, говорят на нем совершенно без акцента.

В Казахстане были весной, но там жара, жуть. Любую воду кроме привозной пить нельзя, условия походные. Мне легче было в «поле» в Чехии в сырой мороз. Я не люблю жару. А мои давние друзья служат тут уже больше года. Практически все время в полевых условиях. Очень загорелые. В душе заметил: до пояса коричневые, а ноги белые. Очень смешно.

Служба у них совсем другая, в самоволку идти не куда, женского пола нет, (воздержание длинною в год, после того как отметились в поезде), водки вроде тоже не видать, зато воля – степь. Захотел покататься по степи сел в Шилку, от которой только ходовая часть, и гоняй себе. Прикольно.

Гл. 16 Стрельбы

И все-таки самое интересное это сами стрельбы. Сначала, пятьсот километровый марш по степи. Очень трудно механику-водителю. Прибыли на точку, руки не разгибаются в локтях, а пальцы в фалангах. Буквально руки от рычагов отрывал. Так все застыло от напряжения. А далее: «я вас привез, запустил турбину, остальное сами».

Меня выгнали из машины, не мешай, мол, операторам, и это к счастью. Я перебрался в тенёчек от ЗИЛа 131, подальше от машин с ракетами и стал наблюдать феерическое зрелище. Минут двадцать ожидания. Фоном гудят турбины боевых машин, неистово крутятся зеркала. Вдруг верхнее «зеркало» застыло и «смотрит» в одном направлении. Значит там мишень, ее поймали на радар, ведут. Всматриваюсь в небо без единого облака, нет ли черной точки. Ничего. Вдруг резкий хлопок, свист и одна ракета с сумасшедшей скоростью – вертикально вверх. Думаю, – «куда???? мишень же справа должна быть», но в верхней точке резкий поворот вниз-вправо и практически горизонтально на мишень. Ушла, превратилась в точку, и вспышка. Мишень уничтожена.

Срываемся, 500 км обратно. Я опять никакущий, устал. Уже ночь. Полк отстрелялся на отлично. Командиры праздновать. Про нас забыли. Буквально отпуск, пять дней до рейса в Чехию. Вот в это время мои друзья меня и покатали по степи на шилке.

Да лихо! Вспомнить будет чего. :)

Вагончик тронется, перрон останется.

Стена кирпичная, часы вокзальные,

...........

С кем распрощалась я, с кем распрощалась я,

С кем распрощалась я, вас …

Гл. 17 Автомат Калашникова АК-74

Вагончик тронулся. И мы продолжили под стук колес свое турне по Чехии.

Надо признать, что Кусок оказался не только бравым служакой. После того случая с воровством у него сала, уже в обед он накрыл нам поляну. И мы примирились: – насколько это вообще возможно. Алкоголя не было, но обед для нас, солдат был отличным. Жена у него украинка, и потому был домашний борщ из полуторолитрового термоса и многие пампушки с разными начинками. Мы опять наелись, поболтали «за гражданку» и уже готовились опять спать, как поезд остановился, мы в очередной раз на крупном терминале, приближался маневровый локомотив, будут расформировывать состав. Заснуть было не реально. Черпаки вылезли из нашего мини поезда справить малую нужду. В вагончике пока стоим, в туалет нельзя. АК-74 с собой на плече. По уставу положено таскать с собой оружие даже в туалет или хранить его в оружейной комнате, это личное оружие и за его утерю грозит тюрьма. Пометив заграничную щебенку «желтеньким» возвращаются. Мини поезд стал чуть двигаться. Очень медленно пока. Оба, один за другим поднимаются по трапу, АК-74 на плече. Но, черт побери, маневровый резко прибавил ход. Солдат, который был выше, опустил руку, потому что в кисть руки параллельно с хватом за перила держала сигарету и надежность крепежа с перилами была минимальна, а на плече висел автомат. Автомат его слетел с плеча, заехал прикладом нижнему солдату по шее. Тот взвыл от неожиданности и боли. Согнулся и в свою очередь потерял с плеча уже свой АК-74. Автомат прикладом улегся на рельсы и по нему проехал маневровый. Слава богу, хватило ума не прыгать, спасать личное оружие. Все живы. Дали сигнал машинисту, он нас видел метров в десяти. Маневровый тормознул. Бойцы подняли то что осталось от АК-74.

И вот мы едем на смотр со сломанным автоматом. Но не понимаем, что нам за это будет. Возможно и ничего, не потеряно же личное оружие.

Рейтинг@Mail.ru