Гобин

Евгения Ивановна Хамуляк
Гобин

– А что бы ты хотела? Я могу создать тебе отдельную, только твою реальность, и ты станешь придумывать сама новые миры…

– Иногда это очень забавляет, – заметил седьмой Гобин, притворившись валуном поодаль. Но Ладошка его не увидела.

– Только хлопот с новыми мирами… Уф! А если там живут одни роботы или клоны, или как, не приведи Сущий, с тем сном, что я сморозил про ящеров, – замучаешься отлавливать этих змеёнышей, то и дело норовят укусить… Вообще неуправляемые! – жаловался второй Гобин, неожиданно растворившись в пространстве, судя по всему вспомнив нечто важное про своих змеек.

– Конечно, мне бы тоже хотелось стать как ты, но другой богиней…

Гобин молчал. Его озадачил такой ответ. Других богов, кроме него, на чаше никогда не существовало. Он сам бы мог принять любую форму и образ, но… стать другим богом?! Дружить с другим богом? И чем бы тот помог, если уже всё давно думано-передумано?! Те же ящеры ему наскучили ещё в прошлый раз. С клонами становилось слишком тесно на земле, они то и дело без спроса приходили в пещеру. Роботов он не любил – слишком много железа и мало мозгов. Цивилизацию самодостаточных чистокровных людей еле спасли после третьего века существования, они почти изничтожили друг друга и теперь в виде снежных людей бродили по разным городам и весям. Короче, хлопот не оберёшься с экспериментами разными!

– Знаешь, мне бы хотелось стать богиней, чтобы, например, сделать тебя счастливым за всё то хорошее, что ты даришь нам. Правда! – Она похлопала ладошкой по зелёной голени гиганта. – У меня такие хорошие родители! А как повезло с друзьями! Ты не представляешь, как мне нравится читать. Я ведь сама хочу заделаться писательницей! Когда проснусь, обязательно напишу сказку про тебя… Если, конечно, вспомню… – Она хихикнула. – Спасибо тебе за всё! Наш мир очень хорошо чувствует твоё доброе расположение к нам.

– Если бы стала богиней… – глухо проговорил поражённый Гобин, – что бы ты сделала?

– Я? – стала фантазировать девушка в ночнушке, вдохновлённая таким вопросом. – Ну, стала бы твоим смыслом. Чтобы всё, чего ты хочешь или делаешь, хотел и делал ради меня… А я ради тебя. – Она тепло улыбнулась. – Разве интересно сидеть одному в такой огромной чаше? Она больше похоже на корыто! А я бы накрыла твою землю куполом смысла. Представь: ни одной бессмысленной вещи! Ни одной бессмысленной мысли или сна! Если и бессмысленно – то обязательно с умыслом! И люди тоже всегда станут жить со смыслом: ради кого-то или чего-то. Хотя бы ради того, чтобы однажды выбраться из твоего корыта и сбежать в космос! – Она расхохоталась. – Или занять твоё место! У тебя же тоже должен быть отпуск! Небось, устал уже от этих беспокойных, неуёмных людишек?! А ты можешь, например, пойти дальше по карьерной лестнице? Какой у тебя следующий уровень?

В этот момент что-то стало происходить с Ладошкой: она увеличивалась в размерах и начинала светиться розовым. Лучи расходились от её лица, голоса, слов и стали касаться Гобина, будто заключая в объятия и даря нежные поцелуи. Он почувствовал невероятную теплоту, аромат роз, радость приятия… И это ему не снилось! Он впервые почувствовал, что это не его сон. А также не сон Гобинов из других девятнадцати измерений, которые, ощутив нечто похожее, о чём грезили последние тысячелетия, тут же проявились в этом мире у костра.

– Я бы заключила весь твой мир в объятия и никогда-никогда не отпускала… Мне бы это очень понравилось. Я вижу в этом большой смысл – быть значимой для кого-то. Стать его смыслом жизни… Знаешь, сколько бессмысленного ты напридумывал в моём мире? Да вот хоть бы эти глупые фильмы про гоблинов! Какая чепуха и белиберда! – Она хлопнула в ладоши, и яркие радуги разлетелись в разные стороны, озаряя звёзды и планеты красочным сиянием.

Рейтинг@Mail.ru