Гобин

Евгения Ивановна Хамуляк
Гобин

Удивившись такому волшебству, она по-другому взглянула на себя и всё сразу поняла. Во снах же без слов всё становится ясным и понятным. Встав, она хлопнула в ладоши ещё раз, и над землёй, что ещё миг назад выглядела пустой чашей, стал растягиваться розовым облаком прозрачный, словно резиновый шарик, волшебный купол. Он весь радужно переливался, будто улыбался. И уже через мгновенье красивая и ровная, как куриное яйцо, планета замкнулась на себе.

– Столько хлопот теперь… – засучила рукава богиня и тепло обняла Гобина, её радужные розовые прикосновения щекотали его счастливую макушку.

Ему больше ничего не снилось. Вообще ни одного сна! Ни единого! В первый раз за долгую жизнь – ни-че-го! И главное, что не хотелось больше ничего выдумывать. Ведь, если честно, он и так перестарался с некоторыми реальностями. Ладошка была права.

– Любимый, знаешь, эту сказку про яйцо и курицу? Кто первее?

Он молчал, блаженно прикрыв каменные веки, и только наслаждался её голосом, объятиями и отсутствием снов.

– Так вот – яйцо! – Она щёлкнула его по каменному носу, чтобы он проснулся.

Конец

Рейтинг@Mail.ru