Лучшее лечение – это радость и прощение

Диана Денисовна Кацапова
Лучшее лечение – это радость и прощение

Ланка взяла расчёску и начала расчесывать волосы. На пол упало несколько густых прядей. Лана закричала и слёзы сами потекли по её щекам. Ланке не хотелось думать даже о чём-то плохом, но мысли сами быстро приходили в голову Ланы и также быстро уходили… но Ланка всё же решила не обращать на это внимания.

Девушка поняла, что она теряет сознание. Ланка кое как залезла на кровать… а телефон начал вдруг разрываться от надоедающих звонков. Лана Сорокина не могла встать… но… но до полки она дотянулась.

Ланке звонила её подруга со двора- Лиза Котова. Лана устало вздохнула и взяла трубку. Послышался радостный Лизин голос:

– ПРИВЕ-Е-Е-Т!

– Привет.– сказала Лана.

– Как дела?

– Нормально. Ты погулять хочешь?

– Нет. Просто хочу с тобой поговорить.

– А, ну это вполне нормально.

– А что?

– Ничего… всё хорошо.

– Ладно. В общем, Лана, как ты написала доклад?

– Я? А ты тоже писала?!

– Да.

– Ладно. Я написала на все сто баллов.

– ОГО…

– А ты?

– Я на тридцать, ну ладно, пока.

– Пока!

Лана положила трубку, недоумевая. Вскоре раздался ещё один звонок- от Катьки, девчонки из соседнего подъезда, но на этот звонок Ланка уже решила не отвечать. Она решила поспать хотя бы ещё час, и только после этого выходить гулять, ведь самочувствие у этой девушки, Ланки Сорокиной, было ужасное.

Лана улеглась на кровати поудобнее и заснула. Странно, но сон пришёл к ней очень-очень быстро, а это бывало достаточно редко.

***

Ланка Сорокина проснулась. Дождь бил по оконным стёклам и никак не заканчивался. Было ясно, что в тот день у Ланы не будет больше возможности погулять. Это уже стал не дождь… а ливень. Ливень с градом и грозой.

Самочувствие Ланки Сорокиной лучше не стало. Даже стало хуже… приподнявшись с кровати, Лана увидела ещё несколько выпавших волосинок на подушке. Тут девушка уже не на шутку испугалась. Она заплакала, решив, что всё очень и очень плохо. Но вдруг Ланка себя остановила. Остановила лишь одной мыслью: «У меня просто выпадают волосы, потому что я их некачественно мою». И хоть этот аргумент и был достаточно слаб, Ланка Сорокина поверила себе и своим мыслям.

Зазвенел телефон. Звонила Алиска. Лана дрожащими руками взяла телефон в руки… в следующую секунду раздался голос Алисы:

– Лана? Это ты? Ты взяла трубку?!

– Привет!– радостно сказала Ланка.

– У меня мало времени… в Лондон мы прилетим через двадцать минут и тогда всё… мы больше не увидимся и не услышим друг друга… какая же жалость, Лана, что мы больше друг друга не услышим, верно?

– Но ты же будешь писать мне письма, да?

– Да, но это будет редко.

– А ты где будешь?!

– В интернате…

– А разрешают пятнадцатилетним?

– Там до двадцати.

– ДА?!

– Да.

– Ой-ой-ой…

– У меня такая же реакция была.

– Это-то ясно, почему!

– Да… Лана… спаси меня…

– Я даже не знаю, где ты… Алис, где ты? Алиска!!! Ты пропала!!! Алиса, ну ответь ты хоть слово! Алис…

– Я тут!!!

– Я уже испугалась…

– Минута.

– До чего?

– До нашего приземления.

– Значит, нам недолго с тобой осталось говорить.

– Да. Значит да.

– Алиска… ты так спокойна…

– Я? Нет… я плачу… это наш последний разговор.– из трубки послышались громкие всхлипы Алиски, и Ланке стало стыдно за себя. За то, что она так сказала Алисе Медведевой и заставила её рыдать.

– Прости… прости…

– Всё хорошо.

– Ладно.

– Ланка… мы скоро приземлимся. Я вижу землю. Вижу аэропорт… ЛАНА!!! Самолёт садится… Ланка…

– Садится?!– с грустью и невыносимой душевной болью спросила Лана Сорокина, не веря в слова Алисы.

– Да… мне страшно…

– Не бойся.

– МЫ БОЛЬШЕ НИКОГДА НЕ ВСТРЕТИМСЯ!!!

– Встретимся.

– Нет…

– Я найду время.

– Хорошо. Я так этому рада…

– Ну… пока…

– Пока.

– Мы приехали. Прощай… я постараюсь писать как можно чаще…

– Прощай.

Послышались гудки. Ланка не сдержалась и зарыдала… мысль о том, что она и Алис больше никогда не встретятся… она, эта ужасная мысль, крутилась у Ланы в голове и не давала Ланке покоя.

Девушка вновь задремала.

***

Проснулась Лана от желания рвать и от того, что в квартиру кто-то зашёл. Ланка знала, что это её мама, поэтому она неторопливо надела тапочки и пошла в туалет, потому что тошнота была невыносимая.

Войдя в туалет, девушка закрыла дверь и её начало страшно тошнить… всё стало намного сильнее!!! Как-то само это получилось. Зелёная жижа сама выходила изо рта Ланки даже без особых усилий. Наконец, когда всё прекратилось, Ланка вышла из туалетной комнаты и единственное, о чём думала в тот момент Лана- это рассказать о своём самочувствии матери. Ланка знала, что та обязательно поможет.

Лана Сорокина вышла из туалета. Евгения сидела на диване.

– Привет, Лана.– сказала Евгения Сорокина.

– Привет… мама… мне очень плохо. Волосы выпадают, а сейчас меня рвало. Голова болит и ужасно кружится…

– Я вызову врача на дом. Ляг спать, а когда врач приедет- я тебя обязательно разбужу, ладно, солнце?!

– Хорошо, мама. А что он сделает?!

– Поставит диагноз и если что- поможет тебе… возможно, это обычная вирусная инфекция и она не смертельна.

– Мама… я так на это надеюсь…

– Я тоже, милая.

– Ладно… я пойду спать?

– Да.

– А можешь меня не будить?!

– Могу. Но почему?

– Не хочу.

– А потом мне рассказать тебе всё?!

– Да… да, мама, рассказать.

– Хорошо. Иди спать.

– Ладно.

И Ланка пошла в комнату. Волнение охватывало её. Всё её тело было напряжено и взволнованно. Девушка безумно боялась услышать только два слова «Она безнадёжна», или… или шесть слов, шесть до ужаса пропитанных болью слов «Она смертельно больна. Долго не протянет». Но… но в это Лане верить не хотелось.

Глава 5 Врач, священник и диагноз. Рассказ мамы

Лана проснулась от шума на кухне. Ланку охватило желание узнать, о чём говорят там. Девчонка встала, обула свои тапочки и в одной майке выбежала в коридор. Затем она спряталась за дверью и посмотрела в кухонную комнату. Там, за столом, сидела заплаканная мать Ланки, мужчина- очевидно, священник, и врач, аппараты которого были выставлены рядом с раковиной. Все трое сидели грустные и подавленные. Евгения то и дело ревела и кричала, а врач, сидящий рядом, успокаивал её.

Ну, а в общем, все они сидели тихо. Лана уже собиралась уходить, как вдруг врач заговорил негромко:

– Я могу что-то сделать?!

– Да.– молвила Евгения Сорокина, вытирая слёзы платком или какой-то салфеткой- этого Ланка не смогла разглядеть через дверную щель.– Отвезите её в больницу, прошу Вас!!! Она выздоровеет!!! И я в это верю…

– Мадам…

И тут врач произнёс два самых страшных для Ланки слова. Сердце девушки бешено заколотилось… врач сказал только два слова, а затем начал собираться. Этими двумя словами были:

– Она безнадёжна.

– Вам остаётся только молиться…– сказал негромко священник.

Два человека- врач и священник, вышли из квартиры. Ланка вдруг тоже заплакала. Лана пошла в комнату, чтобы не объяснять маме, почему она подслушивала разговор взрослых людей. Да и… особо разговаривать ни о чём Ланке и не хотелось. Итак было ясно юной Сорокиной- всё очень плохо.

В кровати Лана уже начала засыпать. Сон как-то отвлекал Ланку от неприятных, или даже скорее ужасных мыслей, которые приходили ей в голову.

Вдруг дверь отворилась. На кровать Лане кто-то сел. Лампочка тускло горела, но всё равно, Лана Сорокина разглядела, что этим «кем-то» была её мама, Евгения Сорокина. Евгения начала гладить Ланку по голове.

Вскоре женщина сказала:

– Лана, просыпайся, милая… у меня для тебя кое- какая новость… просыпайся, девочка моя, просыпайся.

– Я не сплю.– молвила Ланка хриплым голосом. Как раз в тот момент она только что закончила плакать.

– Не спишь?!

– Мама, почему я безнадёжна?

– Милая… у тебя… как же тебе это сказать, зайчонок? Понимаешь… но мы со всем справимся, солнышко!!!

– У меня рак?– предположила Лана. Эта догадка пришла к Ланке сразу после разговора мамы, священника и врача. Все эти выпавшие волосы, слова «она безнадёжна»… всё это как-то намекало Лане Сорокиной именно на эту болезнь.

– Да…– женщина снова задрожала от рыданий.

Странно, но Лана уже ничего не боялась. Ей как будто было всё равно на эту страшную болезнь… совершенно всё равно. Ланке бы хотелось заплакать, да слёзы не вытекали из её глаз. Только лишь комок застрял в горе, а слёз не было. Просто… всё что нужно было проплакать- всё Ланка уже проплакала. Лана не знала причины своей болезни и даже не надеялась на выздоровление!!! Лана Сорокина в тот день удивлялась сама себе. Такая страшная болезнь, а Ланка абсолютно спокойна… это безумно странно… а вдруг это просто один из симптомов? В любом случае, волнение лишь усиливает болезнь, так что. В этом полном безразличии был и свой плюс. Ланка не хотела теперь больше думать ни о чём плохом. Хотелось так поговорить ей с Алисой… в последний раз.

Глава 6 Врач приезжает вновь. Письмо

Лана Сорокина посмотрела на свою маму. Больше всего у Ланки сжималось сердце не от болезни, а от того, что Лана видела, как переживает за неё Евгения Сорокина… на это смотреть было очень-очень тяжело.

Женщина всхлипывала, бралась за голову, сморкалась, обнимала Ланку Сорокину, целовала её… и потом всё сначала.

– Мама, перестань.– наконец сказала Ланка и обняла свою мать. Лана Сорокина хотела, чтобы та успокоилась. Лане хотелось, чтобы Евгения Сорокина принимала решение вместе с больной- то есть с Ланкой.

– Ладно, ладно.– молвила Евгения.

– Мама…

– Да?

– Сколько мне жить осталось?!

– Доченька… я пугать тебя не собираюсь.

 

– Напугай меня, мама.

– Милая… милая…

– Мама, скажи, прошу!!!

– Я…

– Мама… я… там всё плохо?

– Я не хотела бы тебе говорить, но… но раз ты просишь, я скажу… сейчас. Скажу… н…нед…не…не…не… де… не… ме… нет, две… две…не…де…л…не…не…я сейчас…соберусь и скажу, Лана!!! Тебе осталось жить две… две…– женщина вновь заплакала, не смога произнести какое-то слово. Она вся содрогалась от безумных рыданий. Такой отчаянной Ланка Сорокина видела свою маму впервые.

– Что такое, мама? Я не расстроюсь, честно!!!– неуверенно сказала Лана. Ланка не знала, расстроится она или нет… просто не знала.

– Доченька, извини.

– Всё хорошо.

– Понимаешь, тебе осталось жить совсем недолго…

– Это сколько?

– Зачем тебе?

– Хочу в календаре отметить день своей смерти.– Лана Сорокина натянуто улыбнулась, а затем рассмеялась.

– ЭТО ВООБЩЕ НЕ СМЕШНО!

– Знаю, знаю. Ну так сколько?

– Приблизительно… я…

– Мама!!! Ну скажи ты уже! Кто тебе мешает?

– Никто.

– Вот!

– Просто я не хочу расстроить тебя, моя радость. Вот поэтому я и не могу сказать… я не хочу… я не хочу расстраивать тебя…

– Я не расстроюсь.

– Обещай.

– Обещаю.

– Хорошо. Я тебе скажу.

– И?

– Две.

– Недели?

– Две недели. Да.

Почему так мало? Но… но Ланка вообще не расстроилась. Почему?! Ланка Сорокина опять удивилась своему поведению. Это было очень странно… смертельная болезнь, а Лана вообще не боится и даже не волнуется. Как-то это всё непонятно… возможно, Лана Сорокина просто знала, что её скоро ждёт смерть и в тот день просто для неё не была открытием информация мамы? Наверное, так оно и было.

Лана вдруг провалилась в сон.

***

Проснулась юная Сорокина утром. Солнце светило очень ярко в тот день… на Москву это особо не было похоже.

В коридоре кто-то шумел. В комнату шла Евгения- это Ланка без труда поняла по голосу, а вместе с ней был какой-то мужчина. Они разговаривали, а Евгения снова всхлипывала и всхлипывала. У Ланы не было сил на то, чтобы встать, поэтому она просто натянула одеяло на голову и стала ждать, что будет дальше.

Рейтинг@Mail.ru