Лучшее лечение – это радость и прощение

Диана Денисовна Кацапова
Лучшее лечение – это радость и прощение

Дверь в комнату отворилась. Эти двое вошли в комнату Ланки!!! Но мужчина-то зачем? Чего они хотят от Ланы?!

– Ланка!!! Скинь одеяло! Он пришёл. Он- это врач, Лана… Лана? Ты слышишь?– услышала Ланка Сорокина голос своей мамы.

Лана послушно скинула одеяло. Врач, глянув на Евгению, подошёл к Ланке и начал осматривать её. В осмотр Лана особо не вникала, потому что она слушала разговор этого доктора и Евгении Сорокиной:

– Доктор, ну и как?!– спросила мама Ланы.

– Не стало хуже, но и лучше особо не стало.– сказал мужчина- врач и продолжил осматривать Ланку Сорокину.

– Хорошо, что хуже не стало.

– Но может стать, мадам Евгения Сорокина. Я буду каждый день приходить… но я бы выбрал больницу, хотя… первая стадия, может быть, и не надо… рак ноги… думаю, ничего ампутировать не надо. Она спортом каким-то занимается?

– Нет.

– Это к лучшему.

– Почему?

– Потому что рак теперь не позволит заниматься спортом… вот так вот… но… но самое главное сейчас-чтобы он прошёл, верно?

– Это точно, доктор.

– Вот-вот.

– Алексей, Вам сделать кофе?

– Нет, спасибо.

– У Вас есть ещё пациенты?

– Шутите, мадам?!

– Нет.

– Есть, конечно!!!

– Это хорошо.

– Ага. Но… жалко девчонку… сколько ей лет?

– Шестнадцать.

– Ого… взрослая… я думал, двенадцать от силы… а тут… шестнадцать!!! Девушка!!! Здорово. Вторая половинка уже есть?

– Да.– молвила Ланка.

– И кто это?

– Парень. Мы с ним год уже встречаемся.

– Год?

– Да.

– Повезло ему с тобой. Такая красивая!!!

– Спасибо…

– Ладно, я пойду. Если нужна будет помощь- звоните, Евгения.

– Хорошо.– молвила мама Ланы.

– До свидания.

– До свидания.

Евгения пошла за врачом. Но зачем?!

Это как-то уже не волновало Ланку. Ей просто хотелось увидеть или Олега, или Алис… за ними Лана безумно скучала. Ей так хотелось получить от Алисы хотя бы строчку со словами «Как дела, Ланка?!». Сама Лана не могла ничего написать, потому что мама Алиски не позволила бы читать своей дочери письма с Москвы.

Вдруг в комнату вошла Евгения. Она села на кровать рядом со своей дочерью и произнесла негромко:

– Как ты себя чувствуешь?

– Нормально.– сказала Ланка.

– Обижаешься на меня?

– Вовсе нет… хочу, чтобы Алиска пришла ко мне или Олег позвонил…

– Олег не может.

– Почему?

– У него забрали телефон и не выпускают теперь гулять. Бедный мальчишка… как-то жестоко это всё…

– А Алиска уехала.

– Ясно.

– Она уехала жить.

– Куда?

– В Лондон.

– Ладно, я пойду и приготовлю что-нибудь.

– Ага. Хорошо.

Лана повернулась на правый бок. Она взяла телефон, но ничего интересного там не было. Ланка Сорокина не знала, чем ей заняться… Лане было очень, очень, очень и очень плохо. Её вновь тошнило, но рвотных позывов ещё не было. Также у девушки кружилась и болела голова… ей хотелось выздороветь. Но как? Последние волосы уже падали с головы Ланы, и химиотерапию делать ей уже не надо было. Да, последние волосы упали на подушку. Ланка Сорокина стала лысой.

Девушка с трудом села и посмотрела в зеркало. Там она увидела не себя… Лана увидела лысую больную девушку с бледно- желтоватой кожей, как будто она уже скоро отправится на тот свет. Нет, Ланка не хотела верить в то, что это она и есть. Нет… нет… но правда оставалась правдой, что бы не внушала Лана сама себе.

Знала Ланка, что смерть сидит в подъезде и ждёт, пока её пустят в дом к Лане… конечно, это образно выражаясь «сидит в подъезде и ждёт», но Ланка Сорокина всё равно знала, что осталось ей недолго.

Лана вдруг закашлялась.

Сгусток крови оказался на одеяле.

Ланка Сорокина вновь заснула.

***

Проснувшись, она увидела Евгению с листком в руках. Женщина промолвила вдруг, увидев, что Лана уже не спит:

– Это от Алисы, Ланка.

От Алисы?

Неужели этот момент настал?! Неужели? Лана дождалась… она не умерла… Ланка дождалась этого письма от Алиски… от Алисы!!! Какой же это прекрасный момент!!! Лана почувствовала, как ей стало намного легче.

Дрожащими руками Ланка Сорокина взяла письмо. Она развернула его и начала читать… на обычном тетрадном листке почерком Алис было написано:

«Привет, Лана.

Я узнала, что ты больна…

я попробую приехать в течении двух недель, но не обещаю. Мама может не разрешить… я сейчас в этом интернате. Тут ужасно плохо и холодно, но это не сравнить с твоим самочувствием, Ланка.

У меня тут хорошие оценки.

Самая радостная новость- мама моя разрешила нам писать друг другу письма!!! Я её всё-таки упросила!!!

Как ты?

Плохо?!

Я очень тебе сочувствую…

Я так хочу уже поскорее с тобой увидится, моя названная сестра Ланка Сорокина!

Я очень скучаю, правда!!!

Ланка, также я отправила тебе сладкий подарок.

Не спрашивай, где я его добыла, потому что я тебе сейчас всё расскажу.

Я бегала в Лондонский магазин!

Эти вкусности оттуда.

В общем, тут одни злые люди. Это не сравнить с Москвой.

Нет, в Лондоне хорошие люди.

Я сейчас про этот интернат.

Ладно, пока.

Желаю тебе скорейшего выздоровления!!!

С любовью, твоя названная сестра- лучшая подруга.

Алиса Медведева.

Глава 7 Ответное письмо, или плохая новость

Слеза радости потекла по щеке Ланки Сорокиной. Лана улыбалась и вдруг рассмеялась самым красивым смехом. Она засмеялась, словно колокольчик. Словно чудо уже начало происходить и Ланка уже начала выздоравливать. Лане казалось, что то, что пришло письмо от Алис- это замечательно… Ланка давно уже не чувствовала себя такой счастливой! Алиска сказала, что приедет… ура! И Лана поняла, что ей нужно делать. Ланка решила написать ответное письмо Алиске Медведевой. Лана прижала письмо к сердцу и на обратной стороне листка с письмецом Алисы начала писать свой ответ:

«Привет, Алиса! Я не умру, пока тебя не увижу, поверь мне на слово. У меня всё очень хорошо… причину болезни я понять не могу, но я надеюсь, что врач всё сделает. В больницу меня пока что не увезли, да оно и к лучшему! Мне ещё не хуже, да и не лучше вообще… мы с Никой недавно поссорились, и я до сих пор на неё обижаюсь. Ты держись там в своём интернате. Я так хочу, чтобы ты приехала, Алис… ты не представляешь, как мне тяжело, Алиска!!! Мне очень тяжело без тебя… понимаешь, я какая-то не своя сейчас… и это точно не из-за болезни. А вы, как я знаю, в том интернате до августа учитесь…

Врач сказал мне, что я умру. Умру через две недели. То есть, 24 июля приблизительно… пожалуйста, милая, приезжай. Я не протяну без тебя ни дня. Я до сих пор на тебя немного обижаюсь.

Ладно, шучу.

Это шутка была, не переживай. В общем, меня каждый день дома осматривает врач. На мне сейчас какие-то аппараты, но я таких не знаю, так как медициной особо не увлекаюсь… но думаю, что эти аппараты мне помогут. Я хочу дожить до встречи с тобой… и я доживу!!! Доживу!!!

Я пытаюсь радоваться жизни. Это немного, но помогает. Я просто больше радоваться буду… и всё.

Я безумно за тобой скучаю. И опять говорю, что хочу, чтобы ты приехала… я не перестану это говорить, Алиска!!! Потому что я правда считаю тебя сестрой, ведь мы дружим четырнадцать лет.

За последнее время я стала больше ценить дружбу с тобой. Это после того, как ты меня напугала своей «ссорой».

В общем, я попыталась встать с кровати. Аппараты держат, так что у меня ничего не получается.

Ты меня учить заново ходить будешь.

Ну… что ещё тебе сказать?

Я теперь лысая.

Пока.

Твоя сестра- лучшая подруга Лана Сорокина.

Лана свернула листок и положила его в конверт. Ланка отдала письмо своей маме и та забрала его. Евгения и Ланка поняли друг друга без слов. Мама Ланы вышла из комнаты и закрыла за собой дверь.

А Лана Сорокина думала про Алису. Про то, как она с ней встретится… и про то, как Ланка и Олег наконец-то вновь встретятся… но он ведь даже не знает по Ланину болезнь. Больше всего на свете Ланка боялась больше не увидеть этих двух ребят. Улыбка Алиски то и дело маячила перед Ланиными глазами… и Лане Сорокиной так хотелось, чтобы эта улыбка наконец привстала перед её глазами. Так хотелось, так хотелось этого… но, к сожалению, Алиса даже ещё не летела в самолёте… она ещё училась в этом интернате. В этом интернате, разделяющем дружбу двух подруг.

Лана засопела.

Она не могла теперь заснуть, потому что врач пришёл вновь.

Зазвучали голоса- это мама Ланки разговаривала с доктором.

Мужчина и следом за ним Евгения вошли в комнату Ланки. Врач положил свои приборы и начал что-то делать. Лана Сорокина начала уже засыпать от монотонных движений доктора и от того, как он вздыхает. Но полностью заснуть у Ланки не получалось. Она видела испуганное лицо своей мамы и ужасно бледное лицо доктора… Лана не понимала, почему эти двое стали такими пугающимися… а самое главное: что именно их испугало? Что? Почему это так странно… почему именно глядя на ногу Ланки Алексей (врач) и Евгения так испугались? Неужели… неужели всё стало намного хуже?!

Мужчина приподнялся и вновь вздохнул.

Мама Ланки плакала, утирая слёзы носовым платком…

Что произошло?!

– Лана…– наконец сказал Алексей.

– Что такое?

– Там… там…

– Всё плохо?

– Не то слово.

– Сколько мне осталось жить теперь?!

– Не больше двух дней, считая этот.

– То есть…

– Что?

– То есть завтра я могу уже умереть?

– Нет.

– А в ночь?!

– В ночь можете. Только не волнуйтесь…

 

– Я не волнуюсь. Вы сделали всё, что могли. Забирайте эти свои аппараты.

– Зачем?

– Шансов уже нет. Забирайте.

Ланка сглотнула ком, подкатившийся к горлу так внезапно. Девушка будто переставала дышать, чувствуя, как глаза её постепенно расширяются. Сердце отбивало сумасшедший ритм, сдавливая грудную клетку. Боль и теперь страх из-за того, что Ланка больше не увидит Алис Медведеву, охватили Лану в одну секунду. Лане Сорокиной безумно хотелось плакать и кричать… но… но не получалось. Девушка была слишком слаба, чтобы что-то произносить или кричать… даже плакать она не могла, хотя слёзы вырывались наружу. Лана ничего не хотела… ничего, кроме встречи с Алиской… с Алисой и с Олегом. И юная Сорокина знала, что она доживёт до встречи с ними. Ланка изо всех сил пыталась держать глаза открытыми и… и пыталась не умереть. Пыталась, но смерть была слишком близко.

Врач не собирал аппараты. Он и Евгения молча вышли в коридор, а Лана решила позвонить Олегу- вдруг всё у него уже наладилось?

Сорокина набрала номер своего парня. И он ответил! Ответил радостным, красивым и ласковым голосом:

– Привет, зайчонок. Чего-то хотела?

– Да.– молвила Ланка.

– И чего же?!

– У меня рак.

– ЧТО?

– Да. Придёшь ко мне?!

– Извини, не смогу. У меня сейчас много дел, мы на шашлыки поедем. Так что после того, как мы приедем, я к тебе обязательно зайду.

– Хорошо…– одна слеза всё-таки покатилась по щеке Ланки Сорокиной. Чувство обиды и в тоже самое время боли всё больше и больше охватывало Лану. Ей хотелось верить в то, что всё это- сон.– А ты с кем поедешь? Только с родителями? Или мальчишки тоже с тобой поедут?! Олег?! Ты тут?

– С кем я поеду?

– ДА!

– Я поеду… ты… только не обижайся.

– Не буду.

– Я поеду… с Машей и Никой.

– С Никой?!

– Ну да.

– Ясно. Понятно.

– Ланочка?

– ЧТО?!

– Прости.

– Ничего страшного.

– Можно мне тебе кое-что сказать?

– Можно. Что именно?!

– Понимаешь, зайчонок…

– Что?

– Я хочу тебе сказать…

– ДА ЧТО?

– Я люблю другую. Извини. Мы расстаёмся…

– Тебе не за что извиняться. Ты молодец, что хотя бы рассказал мне…

– Ладно.

– А в кого?

– В смысле?!

– Ты в кого влюблён?

Рейтинг@Mail.ru