Хрон

Андрей Караичев
Хрон

– Опять за старое? – Улыбнулся пилот, – я уверен, ты – настоящая. Успокойся, прилетим домой, убедишься. Доверься мне.

Хоть и сложно побороть переживания – Раскова верила Сергею. Взглянув на поднимающееся из-за «Красной планеты» Солнце, Катю пробило на сентиментальности, машинально приложила голову к плечу Хрона.

– Ты никогда не хотел просто взять и «копировать» свою возлюбленную?

Пилот ожидал подобного вопроса.

– Терзала такая мысль, но у меня нет её «данных», а после твоих волнений, по поводу – «настоящая» ли ты… решил отказаться от этой задумки окончательно.

– Знаешь, очень жаль, что я не та, кого ты ищешь второе тысячелетие.

Тяжко вздохнув, капитан снял «стабилизатор эмоций» со своего запястья.

– Уверена? А если та? Я уже сам начал сомневаться.

– Что ты имеешь в виду?! – Собиралась подпрыгнуть девушка, ремень вернул её в кресло.

– Не знаю… пару раз показалось – ты именно та, кого давно искал. Моя Катя. Прошло больше двенадцати веков, многое из своей памяти я перенёс на внешние источники… перестал верить в удачу найти её и потому не признал тебя, а?

– Погоди, но ведь я… я же должна была тебя узнать, вспомнить?

– Возможно – это лишь конфабуляция, и я начал грезить, видеть в тебе ту, кого хочу. С другой стороны, слишком много совпадений.

Раскова не услышала объяснений, её мозг занял один вопрос:

– Ответь. Если бы я оказалась той… тогда должна тебя вспомнить? Чувствую – у меня был близкий, любимый человек, но совершенно не помню его! А если это и правда ты? Нет… ты меня разыгрываешь. Хочешь отвлечь от переживаний, да? Слишком жестокий метод, Хрон.

– У тебя немало стёрто из памяти, особенно за год-два твоей… «прошлой жизни». А я… да, не выгляжу на свои тысячу двести с лишним лет… максимум на тридцать. Тем не менее время сильно изменила меня внешне и внутренне, ты запросто могла не узнать. Как и я тебя… но, повторяю, всё может являться лишь конфабуляцией в моей голове.

– Мы сможем выяснить абсолютно точно?!

– Запросто, когда вернёмся на Землю.

– Не подумай! Я не против того, чтобы ты оказался прав. Просто… ещё больше теперь боюсь: сейчас поверю твоим словам, а всё будет неправдой. Или…

Девушка замолчала, теряясь в догадках.

– Договаривай.

– Пойми только правильно. Вдруг ты попросишь и в НИГ, мне «нарисуют» память? Подобное в фантастике смотрела.

– Обещаю – не стану делать так. Слишком подло.

– Значит, ждём возвращения домой и продолжаем рассчитывать, что ты прав?

– Да. Только помни: надеяться следует на худшее. Столько раз за эти века ошибался, рассчитывая, – «Вот, вот – это она! Сейчас я найду её, верну к жизни», – и разочаровывался.

Раскова прибавила мощности на «стабилизаторе эмоций». До состыковки с «Гагариным», девушка больше не сказала ни слова.

– Можешь вновь поставить синтезатор звука космоса? – Попросила Катя, когда корабль взял курс к Земле.

– Конечно.

– Спасибо. Мне нужно «уйти в себя». Поскорее бы на нашу родную планету – домой.

– Всё разрешится, не успеешь заметить. И то, что ты не «копия» и, возможно, та, которую я давно искал… перед кем сильно виноват.

Екатерина не ответила, она тоже хотела этого, потому – боялась сглазить. Суеверие – свойственно людям. Несмотря на то что они постигли многие секреты космоса.

Рейтинг@Mail.ru