Хрон

Андрей Караичев
Хрон

Подобная новость, словно холодной водой облила Раскову: сделалось не по себе; страх прошёл сквозь тело. Екатерина долго мобилизовала внутренние силы, решаясь задать вопрос.

– А что если… я тоже лишь «копия»? Той девочки, замёрзшей больше тысячи лет назад?!

От подобной мысли её бросило в ужас. Не хотелось и представлять, будто всё, что она сейчас чувствует, испытывает – это не её, а чьё-то… «украденное» у умершей ранее.

– Прекрати. – Поднялся Хрон и, обойдя приборную панель, положил руки на плечи девушки. – Тебя мы не клонировали, а «реанимировали», возвратили к жизни. Лишь определённые твои органы… неважно. Это ты, ну та «Ты», которой почти тринадцать веков отроду.

– Такое реально проверить? Не смогу заснуть, пока не стану уверенной, что я настоящая… человек, а не ген из пробирки.

Космонавт протянул девушке гаджет.

– Ты чем ни будь творческим увлекалась?

– Стихи сочиняла, но так, для себя: напишу – сожгу.

Капитан щёлкнул пальцами и, развернувшись к прозрачной обшивке, весело сказал:

– Вот! Пробуй. Тем более впечатлений достаточно. Напиши про Марс или Венеру, Солнце. Уверяю, если ты «копия», у тебя не получится и одной строчки сложить.

Екатерина, отодвинув голографический КПК в сторону, попросила подать листок бумаги и карандаш.

– Ты консерватор? – Набрал Хрон команду «Боре», чтобы привёз нужное.

– Нет, дело творческое, сочинять могу только так. У меня друг был в прошлом году… эмм… ну, был когда-то, так он стихи, вообще, только пером гусиным писал! Потом перепечатывал на компьютере.

Катя взяла карандаш и посмотрела на пилота, тот, поняв, чего требуется, удалился в свою каюту.

Раскова постаралась вывести первую букву – не вышло. Рука задрожала, острие графита прорвало листок. Девушке страшно – вдруг не получится? – «Тогда выйдет, что я «копия». Нет, соберусь с духом, после напишу, пока попробую в мыслях чего ни будь прикинуть».

Не получалось и в голове… думала Екатерина об одном – «Если есть душа у людей, есть и бог? Тогда помоги мне! Сделай так, чтобы я оказалась настоящей, не скопированной».

Катя попросила «Борю» позвать капитана обратно. Пожалела, что Сергей ушёл, сперва было хорошо, побыть со своими, пусть и неприятными, смешанными мыслями, а теперь тоскливо, одиноко. Осознавать, что ты в маленьком помещении, а вокруг, за тонкой обшивкой и силовым полем, бесконечная пустошь космических просторов.

Скажи, – спросила девушка пилота, – почему я не знаю, что со мной случилось до… до того. Помню только: собирала вещи, вызвала такси и… всё. Проснулась в НИГ спустя тысячу с лишним лет.

– Не волнуйся, таковы правила – стирать память о смерти и того, что предшествовало ей. Опыты показали – это очень нежелательная информация… она подлежит безвозвратному уничтожению перед «возвращением к жизни», за исключением, если этого не требуется специально. Например, узнать обстоятельства гибели, так было с ледяной мумией «Этци». Чего растерянная до сих пор?

Раскова догадалась, что творится с её организмом: госпитальное вмешательство генных технологов после «реанимирования» проходит и начинают одолевать тревожные мысли. Постепенно вкрадывается осознание – «Все, кого я знала, умерли больше тысячи лет назад! Мама, папа, близкие, любимый… был ли он у меня? Парень, жених или муж? Хоть кто-то? Кажется, да… чувствую это, только не могу вспомнить».

– Переживания, – сбивчиво ответила девушка, – со мной начинает происходить неладное. Помоги, чувствую, сейчас в обморок упаду.

Хрон резво приблизился к спутнице и, подсоединив к её браслету загадочный прибор, ввёл на нём необходимые команды. Екатерине полегчало мгновенно.

– Спасибо, другое дело. – Задыхаясь, словно после пробежки, опустилась Катя в кресло пилота.

– Привыкнешь со временем. На Землю вернёмся, в НИГе тебя «доведут до ума». Извини, моя вина… ты должна находиться в распоряжении технологов не меньше месяца, я не сдержался, настоял, чтобы тебя прислали на борт «Гагарина».

– И получил большой облом, да? Прости, что не та… кого желал увидеть.

«Может, всё-таки та?» – Стрельнула мысль в голове космонавта.

Сергей подкрутил что-то на своём «стабилизаторе эмоций».

– Ничего. В любом случае рад встретить соратника, не из «Совета 12 – ти». Написала? Убедилась, что ты человек, а не «копия»?

– Нет…

– Почему? – Всерьёз насторожился пилот.

– Боюсь… волнуюсь. А вдруг…

– О-о-о, значит, всё-таки из робкого десятка. Давай, дорогая, ещё тебе браслет подкручу, совсем раскисаешь, смотрю. Не переживай, позже вернёшься к творческому ремеслу, сейчас успокоимся. Не получится стих, делай маленький очерк или просто отобрази свои чувства, главное, чтобы творчество было заметно, тогда сомнений нет – ты не «копия».

– Хорошо.

К капитанскому мостику подъехал «Боря».

– Хрон, уровень магнетизма извне повысился, резкий всплеск радиации, необходимо прибавить мощность сферы; затемнить прозрачность панели. Подтвердите действие.

– Подтверждаю. – Сергей приблизился к Кате, указав жестом, чтобы освободила его место.

– Всё хорошо? – Поинтересовалась девушка; временно из-за браслета она перестала испытывать колебаний эмоций.

– Да. Подлетели к Меркурию близко; на Солнце всплеск, радиация подскочила. Подобное не страшно для нас, уже лет так пятьсот.

– Прояснишь?

– Дело в новой энергии. В источнике, приобретённом у «Них», при «Миссии 12-ти». Добывается он, правда, и сегодня нелегко: большой риск с приближением для его получения к «Чёрной дыре». Понимаешь, энергия, назовём её материей – это мощнее всего, что мы знали раньше, из неё рождаются звёзды, она старше вселенной. Когда поняли, как её получить и использовать – произошла научная революция! Все технологические достижения людей до «Миссии», показались детскими вымыслами. Мы поняли, что двигались не в том направлении. С материей получилось воссоздать новый тип движителя, вернее – источник. Он исправил неразрешимые проблемы. Создаваемая сфера вокруг корабля, одновременно служит: двигателем, защитой от столкновений, радиации, иных угроз с которыми неизбежно приходится сталкиваться при световой скорости и пронзании пространства-времени; ещё создаёт земные условия на корабле. Источник может открывать в космосе «Кротовые норы», единственное – это имеет свои последствия, посему подобным мы пользуемся редко. А в Звёздных системах, я говорил – проходить пространство-время, категорически запрещено.

– Вы умеете путешествовать во времени?

– Не совсем. Мы можем «проскочить» вперёд. А в прошлое. – Сергей замолчал, глубоко задумавшись на несколько секунд, – я тысячу лет, пытался найти способ, чтобы хоть раз, вернуться в прошлое ненадолго, ради…

Расковой стало неловко слышать откровения Хрона, они нагоняли неконтролируемое ощущение стыда, ноющей вины без видимой причины, потому девушка поспешила перебить пилота.

– Поняла для чего. Такая любовь, что тысячелетие не гасит её?

– Чувство беспомощности. Столько можем, а человека вернуть… ту, которую по своей глупости утратил давно, я не в силах. У нас из «12-ти», после мутации произошли определённые «загоны», у каждого свои. У Геры, например, помешанность на постройке гигантских пилотируемых роботов, при нашем уровне развития – тупиковая ветвь. Но она ничего не может поделать со своей «страстью», столько ресурсов тратит. Другой помешался на создании телепорта, нам, соратникам, его пришлось наказать недавно… случай единственный, чтобы кто-то из «Совета», был наказан за тринадцать веков.

– В чём он провинился?

– Телепортация приравнена к убийству с особой жестокостью. Мы выяснили: телепорт работает несколько иначе, чем хотелось бы. То есть он уничтожает на молекулярном уровне живой организм, а в другом месте, куда его хотели переместить, воссоздаёт точную копию. Больше никак. А Ахиллес долго пытался это исправить и… понятное дело, сгубил не один живой «оригинал». Сейчас, в наказание, он на самой далёкой, доступной на сегодня точке от Земли, совсем один. Жалко его, пора возвращать, думаю, осознал ошибки, решим на совете скоро. Вот… а у меня «страсть» с путешествием в прошлое… нет, не совсем так – загон, чтобы вернуть её. Ладно, не стоит глубоко затрагивать больную тему.

Рейтинг@Mail.ru