Духи холмов и лесов

Александр Феликсович Борун
Духи холмов и лесов

Разговор с гетманом планеты Силардом Сятсоном

– Гражданин Нандор Норденстренг?

– Да, я у экрана.

– С вами через сеть будет говорить сам гетман Силард Сятсон лично. Его время очень ценно, старайтесь его экономить.

– Постараюсь.

– Включаю.

– Здравствуйте, господин гетман, искренне рад, что вы сочли существенной вероятность, что моё беспокойство имеет веские основания, и согласились потратить своё ценное время и встретиться со мной. Хотя бы во взаимно безопасном виртуальном варианте. Я понимаю, вашей охране было бы неуютно, явись я к вам в гости, думаю, вам меня представили в самом худшем свете. Да и мне было бы у вас некомфортно. Ну, раз согласились, слушайте и смотрите – многие эпизоды я смог заснять на налобный регистратор, и буду этими роликами иллюстрировать соответствующие места рассказа. Роликов несколько, но если некогда, можно, наверное, организовать продолжение после перерыва?..

┤Сятсон молчит с презрительным видом, ну правильно, какой ему ещё делать вид на переговорах с террористом, как он считает, притом что с ними переговоров, считается, не ведут, да ситуация больно стрёмная, даже для него лично. Напрасно, наверное, я стараюсь, не поверит и вляпается, как все, но не попробовать всё же нельзя├.

Про меня вам, наверное, много известно, но хотелось бы отделить реальные факты от того, что для своего оправдания придумали, как я подозреваю, люди из безопасности. Никаким террористом я никогда не был, а также экстремистом, иноагентом, зелёным, ЛГБТ-активистом, братом Неназываемого, подвижником агрессивной религиозной секты, фанатом эпатажного рэпера, художником-активистом и тому подобным.

Единственным похожим эпитетом, приложимым ко мне, будет диссидент, и то с очень большой натяжкой. Или, скажем, с каким-нибудь уничижительным определением, скажем, «кухонный диссидент» или «трусливый диссидент». То есть я не считаю вас хорошим гетманом, извините конечно, но я и не собираюсь ничего предпринимать по этому поводу. Можете считать это следствием трусости, или осторожности, или толстовской философии в её втором аспекте…

┤Ясно, что он не спросит, в каком ещё аспекте, кроме известного непротивления злу насилием. Это если он хотя бы это знает! Я-то имею в виду взгляд Толстого на роль личности в истории. По нему ведь даже личности, считающиеся великими и, соответственно, очень влиятельными, вроде его современника Наполеона, завоевавшего чуть ли не всю Землю, и споткнувшегося на России, чем мы, русские переселенцы, законно гордимся, на самом деле являются рабами своего положения и не могут отступить ни шажочка от роли, которую вынуждены играть в полном соответствии с ожиданиями окружающих, чтобы просто оставаться на своём высоком месте. В этом смысле, в смысле свободы отступить от роли, последний раб на галерах в Древнем Риме был более свободен, чем так называемые исторические личности. А зря не спросит, при ответе у него возникло бы знакомое ощущение, гетман ведь наверняка от той же несвободы страдает. С другой стороны, раз он так старательно охраняет свою должность, значит, считает, что Толстой как минимум преувеличивает эту самую беспомощность высокопоставленной личности. В принципе, я согласен, но и что-то верное в этой точке зрения тоже есть. А тогда и попытки сыграть в истории заметную роль, даже не будучи этой самой высокопоставленной личностью, практически обречены на провал. Никакое непротивление злу насилием тут ни при чём. Главное в моём отрицательном отношении к попыткам активно влиять на общественные процессы, как я сам себе объясняю, это сложность этих самых процессов. Из-за которой результат попытки повлиять на них непредсказуем. А зачастую прямо противоположен желаемому. А тогда зачем?..├

Что касается моего основного занятия, то я физик. Но бывший. Сейчас на пенсии. Как физик, ничего, что можно было бы записать в отчёте, не добился. И вся лаборатория. Там и сейчас, насколько я знаю, не лучше. Занимались мы генератором поля, пропускающего воздух, но защищающего от вирусов. Удалось добиться минимальной массы объекта 1/π г, грубо говоря, треть грамма, что, как вы понимаете, гораздо больше не только вирусов и микробов, но и комара пропустит. Были теоретические предпосылки для генератора двухслойного поля с показателем 1/π2, т.е. примерно одна десятая грамма, но даже такого результата добиться не удалось. Кроме того, это тоже никуда не годится. Чтобы не пропускать микробов, нужно уменьшить этот – ещё не достигнутый – показатель в двести тысяч раз, а для большинства вирусов – ещё в тысячу раз. Скорее всего, о таких провальных результатах наверх ничего не докладывали.

И хватит о бывшей работе. Все дальнейшие истории получились из-за подработки. Раньше я ей только в отпуске мог заниматься, а на пенсии – в любое время.

Бандиты Бергвалль, Фальстрём и другие на холме Токойлуу

Началось всё на плато Абория. Там, как вы знаете, осталось много або Каламушлара. Не как индейцы в истории Земли, плато Абория не резервация, с нашими предками – поселенцами або порядком перемешались, но всё же там ещё есть места, где их заметный процент населения, и можно относительно легко найти носителей их прежней культуры.

┤Кое-кто по неграмотности называет её дочеловеческой, в основном, эти искатели сенсаций, корры, но ведь генетически або с нами совпадают. Они такие же люди, только потомки настолько древних колонистов, что подробности той колонизации Каламушлара не сохранились ни в их, ни в нашей истории, разве что в виде мифов. Надеюсь, это ему не надо объяснять├.

Антропологи, культурологи, фольклористы и учёные подобных специальностей старательно подсовывают им свои анкеты и диктофоны и всё записывают, пока и на плато або не забыли свою древнюю культуру, как это уже сделало большинство каламушларцев после нашей колонизации планеты.

┤Тоже затрудняюсь с терминами. Нашей – чьей? Сказать «человеческой», как часто делают, будет расизм. Впрочем, Сятсону, наверное, приходится больше пользоваться именно такой терминологией, ведь её предпочитает большинство населения. Но эта тема ему не понравится и будет неинтересна. Проблемы або – мелочь по сравнению с сепаратизмом плющей и сомов, да и бисиры в этом отношении не безгрешны. Вроде все понимают, что Каламушлару экономически абсолютно нелепо разделяться на три государства. Ведь это означает – на всех мирах, где есть наше представительство, сужать его функции и открывать ещё по два независимых, строить на Каламушларе минимум ещё два космодрома, то есть, космовокзала, каждый со своим космолифтом и терминалом на орбите. И так далее. А то ещё и границы разметить и долго спорить, где именно они должны пройти. В целом-то понятно, где, Сомия – экваториальная область, Плющия – полюс и всё вокруг, Бисирь – в середине между ними. Можно надеяться, проблема раздела Южного океана не скоро встанет, пока он никому особо не нужен. Но то в целом, а частностей можно придумать сколько угодно. И при таком недоброжелательном действии, как размежевание, они непременно будут придуманы. Каждым участником – максимально неудобно для двух других. Даже с созданием проблем себе самим. А главное, ведь нам всё равно никуда друг от друга не деться.

Вот, например, уму непостижимо, как себе плющи представляют космодром на будущей своей независимой территории. При силе тяжести 3g, ага. И полном отсутствии сейсмостабильных областей. Но то, что под ногами вдруг может открыться вулкан, и космовокзал провалится в лаву, это очень плохо, но подвесить геостационарный спутник над полюсом, мне кажется, вообще невозможно. Там будет такой расход энергии на гравитаторы, что его не окупят никакие грузы. И какой толщины потребуются нанотросы космического лифта при 3g? В Плющии зато из-за близости поверхности к ядру любые руды прямо под ногами, где же ещё их добывать?

В Сомии, при их 0,1g, космодром не представляет особой сложности, потому он там и построен. Космовокзал хорошо заякорен, чтобы ветром не унесло, а спутник над экватором – элементарно. да и лифт… Ископаемые там тоже есть, но металлов никаких. Но важно, что там можно заменить гектар помидорных грядок, допустим, с высотой кустов 80 см на наполненный помидорной лозой прозрачный пластиковый куб того же объёма со сторонами всего по 20 м. О какой конкуренции с Сомией со стороны других территорий в области сельского хозяйства может идти речь?

И где устраивать комфортную зону отдыха, как не в Бисири, ведь не на полюсе при 3g, хоть там и тепло от близости ядра, в отличие от других планет, и не на экваторе, где атмосфера напоминает суп, потому что летают все, от микоспор до гигантов, например, дракитов, и с большинством летунов лучше не соприкасаться. Дракит, хоть и травоядный, но при его размерах это не имеет значения. Будь ты хоть в пятидесятиметровом грузовом вагоне. Не уберёшься с дороги – слопает вместе с форетосом и не заметит. С вагоном вместе.

Потому у идеи сохранения единого правительства, противников сепаратизма, много сторонников во всех трёх областях, в Сомии, Плющии и, естественно, Бисири.

Боюсь только, очевидная нелепость сепаратизма заслоняет от них очень важные его побудительные причины. Которые, увы, нельзя просто взять и отбросить. Сепаратисты не идиоты, или, по крайней мере, не полные идиоты. У их искажённой картины мира есть серьёзная, трудноустранимая психологическая подоплёка. Люди, живущие в столь разных условиях, просто перестают понимать друг друга. У всех свои проблемы, другие им просто неинтересны. В Плющии тебя не унесёт ветром и никто не нападёт сверху, а в Сомии не надо следить за признаками назревающего землетрясения и появления вулкана. Вопрос выживания, если хотите. Или ты будешь уделять самое пристальное внимание окружающей среде, или она тебя уничтожит. Да. А сосредоточение на своих проблемах вызывает непонимание проблем других. Ведь у нас даже диалекты образуются, скоро в языки превратятся! Три штуки, и в каждом куча слов, без которых никак не обойтись, но которые просто не нужны в двух остальных диалектах. Там нет таких предметов первой необходимости, таких животных и растений, таких ситуаций и так далее. А непонимание или искажённое понимание языков других разделяет ещё больше. И вызывает споры на тему «нет, это мы самые бедные, и подверженные самым страшным стихийным бедствиям, и имеющие нестандартно низкую продолжительность жизни, а ведь долгую счастливую жизнь нам обещали те, кто посылал нас, вернее, посылал наших предков». И т.д. и т.п. Вся ситуация развивается в такую, как в мифические времена на Земле: эльфы, колдуны по части живой природы, гномы, мастера по металлам и камням, и люди, более универсальные в своих профессиях, но не достигающие успехов эльфов и гномов в их областях. И, увы, все не любящие друг друга вплоть до того, что не признают за другими элементарных прав мыслящих существ. Вот и выходит, что в век галактического расселения, когда даже с сильно отличающимися инопланетянами чаще всего удаётся договориться ко взаимной выгоде, люди на одной планете не могут ужиться мирно.

 

Но, наверное, проблема сепаратизма у гетмана в зубах навязла, так что пропустим. Всё же, если завяжется беседа, надо будет попытаться проблему обсудить. Догадываюсь, что его помощник по безопасности, атаман Калман Кристофферсен, который на днях трагически погиб, успел ему меня охарактеризовать как заядлого сепаратиста. Он ведь понимает, что это лучший способ очернить меня в глазах Сятсена. Подозреваю, и другие его помощники докладывают ему об этой проблеме больше с точки зрения её нелепости, чем обоснованности. Если противник нелеп, не надо думать о логике собственных действий в плане долговременных последствий, только о кратковременной эффективности. Вдруг взгляд снизу ему в чём-то поможет? Хотя вряд ли я скажу что-то приятное и успокаивающее. Как бы не отключил сессию. Так что это – после изложения главной инфы и при удобном случае├.

Почему я говорю про Аборию и интересе к ней учёных этнографов, мифологов и так далее. При чём тут я? А вот при чём. Я в таких экспедициях иногда подрабатывал шофёром наземной машины. Все же привыкли к антигравитационным леталкам, индивидуальным или коллективным, ну, кроме плющей, а на плато Абория из-за смерчей пользоваться любым воздушным транспортом запрещено.

┤Смерчи там образуются поминутно, потому что над плоскогорьем почти постоянно дуют сильные ветры, а рельеф местности такой – их знаменитые столбы – что они легко закручиваются. Образующиеся смерчи крайне коварны и опасны. Неожиданно и очень быстро выскакивают из какой-нибудь вдруг открывшейся за поворотом дороги скальной щели. Или вообще внезапно возникают из столкновения потоков воздуха прямо на, казалось бы, открытом и безопасном месте. Так что после множества несчастных случаев никакой воздушный транспорт туда просто не допускается контролем движения. Только тяжёлые наземные машины. Обычно из Плющии, там не допускается к эксплуатации транспорт с почти истекшим гарантийным сроком – слишком тяжелы последствия любой поломки. А в Бисири, в гораздо более благоприятных условиях, они могут ещё долго работать. С них снимают противоперегрузочные гидрованны, ставят вместо них обычные кресла, но главное – снабжают системой скоростного аварийного заякоривания. Но, надеюсь, ему это известно├.

Суть в том, что мало кто учился водить наземные машины и пользоваться необходимыми на Абории системами заякоривания. Я это умею, вот и предлагаю свои услуги водителя учёным, приезжающим на плоскогорье.

┤Правда, своего транспорта у меня нет, это довольно дорогая вещь, а подрабатываю я водителем на плато не всё время, а так, иногда, когда заскучаю и/или пенсии не хватает. У приезжих учёных, естественно, машин тоже нет – зачем им наземная машина, которую имеет смысл использовать в очень ограниченном количестве мест, а в остальных местах она ни по скорости, ни по комфорту, ни по экономичности эксплуатации не конкурент воздушному транспорту? Но на плато действует несколько прокатных пунктов, где можно арендовать машину на время экспедиции├.

Учёные арендуют что подешевле, а я вожу. И никогда ничего странного не происходило.

┤Ну, для меня странного. Учёные-то непрерывно открывают что-то новое, удивительное и восхитительное в культуре або. Но я чаще всего не в курсе, каково было старое, по сравнению с которым это новое – новое. Соответственно, для меня ничего удивительного не происходит├.

Кроме последнего раза. Не буду рассказывать про всю экспедицию, перейду сразу к странному случаю на холме Токойлуу.

Там никто не живёт, и мы попёрлись туда не за интервью с або, а просто погулять и полюбоваться красивым видом с холма.

┤Иногда бывает, дневной план поездок выполнен, или, во всяком случае, новые делать сегодня уже некогда, а начинать обсуждение полученных результатов и планирование дальнейших поездок на всю ночь пока не хочется, надо передохнуть. Тогда можно устроить экскурсию в какой-нибудь местный музей, или просто прогуляться на природу в какое-нибудь красивое место. Вот как этот холм. Он довольно высокий, с него хороший обзор местности. Карабкаться на холм захотели не все. Пошли я и три девушки├.

Но любоваться пейзажем нам не пришлось. Вот, можете посмотреть ролик, сейчас я запущу. Опередив остальных, я забрался по довольно крутому лесистому склону на вершину, покрытую только невысокой травой, и перед выходом из леса на открытое место включил налобный регистратор. Чтобы, значит, эффектно медленно и плавно повернуться в сторону вида с холма. Сейчас вы увидите, что эффектно вполне получилось, хотя вид с холма ко мне в кадр не попал.

Вот! Стоят какие-то мрачные типы. По-видимому, две разных компании, занятых выяснением непростых взаимоотношений. Во всяком случае, две группы мужчин совсем рядом с краем склона друг напротив друга сверлят стоящих напротив недружелюбными взглядами. Но долго эту мизансцену я не наблюдал. Когда я появился, оружия в их руках не было, но тут оно мигом возникает. Я понял, что в следующий миг они, ни о чём меня не спрашивая, пустят его в ход. А минуту спустя тут появятся девушки из экспедиции, и что будет с ними? Я поднимаю руки и в два больших шага оказываюсь в пустом пространстве прямо между двумя группами.

– Мир! – воскликнул я. – Я тут совершенно случайно! Не буду вам мешать! Ухожу!..

И развернулся на 180°. Однако уйти мне не дали.

┤По исказившимся лицам некоторых из них и, наоборот, принявшим совершенно отстранённое выражение лицам других я понял, что в случайности своего появления их не убедил. Они приняли меня за шпиона, выведывавшего их секреты, какого-нибудь сотрудника правоохранительных органов, потому что сами они явно принадлежали к криминалу. Или, может, каждая группа посчитала меня сидевшим в засаде снайпером другой, слишком рано выскочившего. В общем, подстава какая-то, и виновата другая группа. В их среде, вероятно, без паранойи не выжить, но на сей раз она их подвела├.

Я успел в испуге упасть на землю, прикрывая зачем-то голову руками, как будто ладонь может защитить от оружия, а надо мной разразился свистящий и гудящий сверкающий ад.

┤Звуки, впрочем, были много тише, чем я ожидал. Видимо, ни у кого не было огнестрельного оружия, только лазеры, ультразвук, микроволновое излучение, электроразряды, электромагнитные арбалеты, ионные пушки, что там ещё бывает? А может, и огнестрельное было, вроде, у него бывает глушитель, делающий звук выстрела совсем негромким. Я не успел оружие у них в руках как следует рассмотреть, а и успел бы, не понял. Как не понял и потом, даже подержав в руках. У двоих было что-то компактное, для одной руки, у остальных – побольше, для двух. И, видимо, стреляли все…├

Рейтинг@Mail.ru