Духи холмов и лесов

Александр Борун
Духи холмов и лесов

Он стал звонить по телефону, наверное, насчёт каких-то дополнительных сведений, причём ушёл в другую комнату, чтобы я не подслушивал. А потом отправил в камеру, наверное, подумать решил. И чтобы я подумал.

В камере оказалась полно уголовников. Я думал, будут бить. Но они были вполне вежливы. Главный представился никакой не кликухой, а вполне гражданским русским именем Жигмонд Яльмарссон. Остальные не представлялись. Расспросили меня о тех же событиях. Причём, судя по уточняющим вопросам, знали больше, чем следователь, и обо мне, и о событиях. Кстати, про случай с казаком Хьельмом они тоже уже знали, и не от меня, у меня только уточняли детали. Вот это у них тюремная связь работает, прямо восхищаюсь!

┤Мою интерпретацию, как покровительство духов, вслух сомнению не подвергали, делали вид, что верят. Ну, так, условно верят, а там видно будет. Не бьют, на что, возможно, рассчитывал следователь, и ладно. Больше всего их интересовало то обстоятельство, что не только напавшему на меня плохо приходится, но и его имущество в результате мне достаётся. Но продемонстрировать не просили – ясно же, что мою карточку следователь забрал. Да я мог и отказаться засвечивать сумму на счёте. Да и будь там много денег, на них же не написано, что они переведены со счетов пострадавших от «мести духов»├.

В конце концов Яльмарссон задал хитрый вопрос: тут, де, следак намекал, что хорошо бы мы оказали на тебя моральное давление. Разве он тем самым не провинился перед духами? Ещё даже до того, как мы бы оказали это давление? Ну, если бы оказали, то и нам бы плохо пришлось, а уж ему-то совсем? Я согласился, что это правильное рассуждение – не дураки же духи, принимать, как часто делает следствие, исполнителей за заказчиков, потому что заказчики могут откупиться и успешно скрыться. От духов не откупишься и не скроешься. Ладно, господа, сказал я, могу предъявить подтверждение, но это секрет. Заботясь о вас же, предупреждаю, кто донесёт, тому очень не поздоровится. Потому что это будет для меня реально опасно. Все, вроде, прониклись, или сделали вид, и я достал из кармана карточку следователя. Он же ушёл звонить, а пиджак на спинке стула оставил. Не предполагал такой наглости, что я к нему в карман в это время могу забраться. Кстати, не так уж легко это было, ведь на мне в тот момент были наручники, это перед тем, как впихнуть за решётчатую дверь камеры, их сняли…

┤Гляжу – уголовники прониклись. То есть, получилось, следователь уже пострадал через свою агрессию в отношении меня. Хотя как именно пострадал, помимо денег, непонятно. Да и снять деньги с карточки следователя ещё надо суметь, он-то на ней кода не написал. Это вам не бандиты, вероятно, заботившиеся о доступе подельников к их деньгам в случае их гибели, профессия-то опасная. И не ополченцы, по существу, те же крестьяне, те, небось, просто боялись код забыть или потерять, если записать где-то отдельно от карточки. Их бы вообще больше устроила карточка без кода. А тут – шалишь. Да и доступа к сети в камере наверняка нет. Но впечатлённые уголовники про это не подумали. Может, подумали бы минуту спустя…├

Тут к камере подошёл казак Хьельм с перевязанной кистью руки. Он, оказывается, сам напросился дежурить, несмотря на травму. Сказал, что извиняется за недоверие и попытку ударить. Он с тех пор узнал, что во искупление непочтительности к духам, проявляющемся в нападении на покровительствуемое ими лицо, нужно не только пострадать физически, но и, так сказать, штраф заплатить. И он так рассудил, что добровольно оно дешевле выйдет. Вот, половина всех его накоплений тут. И суёт мне через решётку карточку на предъявителя. Немного свернув в трубочку, ну, в полутрубочку, а то через решётку бы не пролезла.

Я спросил насчёт доступа к сети. А как же, есть у них сеть, да не простая, а специальная, правоохранительская. Он сейчас тут её включит, чтобы я мог перевести деньги на свой счёт. Только это надо на центральном посту. И ушёл.

Вскоре я обнаружил, что карточка на предъявителя видит сеть, и на глазах заинтересованных уголовников перевёл с неё деньги на свой счёт, номер которого я помню на память.

┤Специально мнемоническое правило придумал для запоминания всех двадцати цифр. На вид это случайные цифры, но только идиоты просят себе оформить счёт с номером 012345 и так далее, потому что лень запоминать. Потом я попробовал что-то сделать с карточкой следователя, и обнаружил, что она не требует от меня никакого кода. То ли дело в том, что сеть тут такая высокоранговая, то ли в том, что следователь тут же и работает, и его код уже есть в системе, то ли в том и другом одновременно, но система не стала мне препятствовать в переводе всех денег, бывших на счету Вилмоша Викстена, на мой счёт. Более того, там тоже был доступ и к какой-то недвижимости, и к дорогой тачке. Я квартиру или дом, не знаю, что была за недвижимость, выставил на продажу, обозначив как продавца тот же анонимный счёт, что раньше завёл, вот только не мог тут же проверить, что там с продажей той бандитской квартиры. Это только когда у меня будет в руках моя карточка. Карточку следователя хотел утопить в параше, но Яльмарссон попросил её себе. Понятия не имею, зачем она ему, но отдал. С населением камеры надо дружить. Пока что опасаются, а ну кто-то решит проверить, как Хьельм, на опыте? Найдётся ведь отчаянная башка, не верящая никому и ничему, пока по этой самой башке не прилетит. Так что следователь, поместив меня сюда с недобрыми намерениями, сделал себе же хуже├.

Пришёл казак Хьельм и спросил, всё ли теперь у меня в порядке. Я сказал, что благодаря ему всё лучше, чем могло бы быть, но сказать, что всё в порядке, было бы плохой шуткой. Во-первых, гравиплан улетел без меня, и мне теперь опять билет покупать. Во-вторых, я тут не просто так отдыхаю, а нахожусь под подозрением в куче убийств, и нужно ждать, пока следователя настигнет возмездие духов за это, и он меня отпустит.

┤Или его преемник отпустит. Или тоже ждать сперва. Может, пока у полиции следователи не кончатся├.

Впечатлённый этой картиной, Хьельм ответил, что он ни в коем разе не хочет участвовать ни в чём, неугодном духам, с него хватит.

┤Да и чтобы все следователи попали под их гнев, ему не хочется├

Так что он отпустит меня прямо сейчас. Погоди, сказал я, куда же я пойду без документа, и билет не купить, и на гравиплан не посадят, даже если билет купит кто-то другой, да и вообще, мне нужна моя карточка, в конце концов!

┤Он попросил прощения, что не сообразил, и сказал, что тогда мне придётся ещё обождать, он посмотрит за кабинетом следователя, и как тот отлучится, в туалет или ещё куда… кстати, вроде, скоро должен бы на обед пойти… то есть на самом деле уже давно должен был сходить, но что-то не идёт, бегает по кабинету, бормочет, себя накручивает, как будто на что-то решиться не может, или ожидает разноса начальства или каких-то ещё неприятностей. Ага, подумал я, картинка у него без духов не складывается, а с духами – страшно, но чем делается страшнее, тем правдоподобнее. Потому что подсознание склонно оценивать события не по вероятности, а по значимости. Легко пройти по доске, если она лежит на полу, а если висит на большой высоте, очень трудно, вот из-за этого свойства подсознания. А с подсознанием бороться трудно. Оно в ответ на сопротивление сознания только усиливает нажим. А может, духи ни при чём, а это он мафии боится. А может. хочет меня просто пристрелить «при попытке к бегству», раз с обвинениями ненадёжно получается, да боязно. В общем, что-то мне не кажется, что у него скоро аппетит прорежется├.

На эти мои рассуждения Жигмонд Яльмарссон почтительно попросил дозволить им мне помочь. В смысле, добыть мою карточку. Они, де, всё очень тихо сделают, вахмистр Викстен и не заметит. Я попросил Хьельма открыть камеру, и он безропотно открыл. Между прочим, он гораздо лучше, чем я, мог понять, к чему это приведёт! Я-то понял Яльмарссона так, что он берётся то ли следователя как-то выманить из кабинета, то ли прямо при нём туда проникнуть и спереть мою карточку, прячась за мебелью, или как в легендах про ниндзя, он тут, а его никто не видит. В общем, не понял я ничего. Но Хьельм вообще был как дубинкой ударенный, просто открыл камеру, и всё. И они пошли всей кодлой. Действительно, буквально через несколько минут Яльмарссон принёс мою карточку.

┤Я стоял за поворотом коридора, чтобы меня не было видно от двери кабинета. Он поблагодарил за предоставленную возможность помочь хорошему человеку, и смылся, Остальные и вообще не показались больше. Конечно, в камеру они не вернулись, а я что думал? А ничего я не думал, наверное, на духов положился├.

Хьельм проводил меня до выхода, провёл мимо вахты, он же не один там был дежурный.

┤А эти я не знаю, как удрали. Показали карточку следователя? Одну на всех? Проползли под окошком дежурного и под турникетом на пузе? Ладно, не моё дело├.

И я пошёл на гравиплан, на ходу заказывая билет со своей карточки.

┤Поесть и в аэропорту можно. Мои экспедиционные вещи девушки обещали с собой забрать, а у меня, кроме карточки, ничего и не было при аресте. Удобная вещь, и удостоверение личности, и платёжное средство├.

На этом конец истории со следователем? Увы, нет. В гравиплане я узнал из сетевых новостей, что вахмистр Викстен… был убит в своём кабинете несколькими сбежавшими из-под стражи опасными уголовниками. Объявлен розыск. Приводились их фотографии.

┤Жигмонд Яльмарссон там был, хотя с каким-то другим именем. То ли мне неправильное назвал, то ли следователю при аресте. Про роль казака Хьельма не упомянули, про меня тоже. Возможно, следователь официального дела не заводил, вот я и не попал в число сбежавших. Не знаю, что он собирался сделать, если бы, как оказалось, уголовники меня не прикончили, и не оказали достаточное давление, чтобы я согласился повесить на себя все убийства. Застрелил? Завёл дело официально? Отпустил? Последнее сомнительно, ведь он явно не по собственной инициативе меня арестовал, а по заказу наркомафии. А она вряд ли удовлетворилась бы его докладом, что улик он найти не может и вообще опасается духов. Правда, следование указаниям мафии его тоже не защитило. Ничего удивительного, уж если между наркопродавцами и наркопокупателями по малейшему поводу перестрелки вспыхивают, так тем более среди других уголовников следователь, ходящий под наркомафией, вовсе не является неприкосновенным лицом. И, честно говоря, не знаю, что бы я стал делать, если бы Яльмарссон откровенно объяснил, что собирается не просто мою карточку выкрасть, а ещё и Викстена убить. Не согласился бы? Ага, так он и послушал меня, кого ему убивать, кого нет. Уж наверное, какие-то свои счёты у него к нему были, не только сомнительному объекту покровительства духов услугу оказать и, так сказать, сыграть в данном случае роль их, духов, карающей руки… Кстати, не уверен в том, что это именно он – убийца. И даже – что он организатор. Мало ли что он со мной говорил от имени всех там сидевших. Настоящий организатор и старшой мог и не объявить себя таковым. А Яльмарссон, может, просто переговорщик, лицо, чтобы не светить настоящего вора в законе перед посторонним. Он мог и вообще не знать замыслов главного, когда со мной говорил├.

 

И на этой трагической ноте истории с наездом следователя Викстена конец. А записи с камер наблюдения, если интересно, вы можете запросить. Но это, как вы понимаете, не конец всех историй. Пока стоп? О продолжении – спросить у секретаря?..

Три вида челангелов и полиция Ньюбиса

Эта история наезда отличается от предыдущих. Те истории были, в общем, понятны безо всяких сверхъестественных сущностей. Хотя участники могли верить в духов холмов и лесов, там для объяснения требовалось только допущение событий с очень маленькой вероятностью, но, в принципе, не невозможных по чисто материальным причинам. Но теперь я должен рассказать про три вида ангелов, вернее, челангелов. В Абории я про них не рассказывал, предпочёл адаптировать происходящее к их традиционной религии. А вам расскажу. Иначе объяснение не получится.

Челангелами называются люди, имеющие, несмотря на свою человеческую природу, некоторые свойства ангелов. Они бывают Белые, Чёрные и Серые. Их немного, около одного на миллион обычных людей. То есть сейчас их примерно сто на всей планете, при населении Каламушлара около ста миллионов. И все три разновидности незаметны. Чаще всего им это легко удаётся, ведь они и есть почти во всём обычные люди.

Самые распространённые – Белые. Их примерно 90%, то есть примерно 90 на нашей планете. Они по мере сил творят Добро, в меру своих вполне человеческих сил и в меру своего человеческого разумения. Ну, там, хосписы организуют, или, скорее, скромно уступают эту честь другим, а сами идут туда работать. Организуют приют для брошенных собак и кошек, не прося на него пожертвований, хотя часто за них это сделают другие. Они не призывают людей к Добру, а делают его. Если и призывают, то только личным примером. Очень скромны, но иногда всё же делаются заметными в обществе людьми. Можно сказать, делают карьеру.

┤Для этого должно совпасть два обстоятельства: практическая полезность такого шага для пользы дела, иначе не согласятся, и наличие рядом заинтересованного пробивного товарища. Скажем, продюсера, продвигающего талантливого певца, что приносит продюсеру доход. Или директора завода, ставящего такого человека во главе ОТК для реального снижения количества брака. Известность Белым только мешает, но в таких случаях они терпят├.

Но хватит о них, потому что они в этой истории ни при чём.

Из оставшихся десяти опять же 90%, т.е. 9 человек – Чёрные. Их функция похожа на то, как в Библии описана функция сатаны в истории с Иовом и в Средние века.

┤Хотя есть и отличия. Сатане в тот раз Бог дал, так сказать, карт-бланш на любое воздействие, и тот погубил всё имущество Иова, то есть стада скота и семью. То, что семья – часть имущества, видно из того, что потом Бог за праведное поведение компенсировал Иову потери: снабдил новыми стадами скота и новой семьёй. Вопрос о том, за что пострадала погибшая семья, никого не интересовал. Имущество – оно и есть имущество. С помощью этих действий сатана старался заставить Иова отступиться от Бога. Ему невольно помогали друзья Иова: поскольку им и в голову не могло прийти, что страдает ни в чём не повинный человек, они призывали Иова покаяться в грехах, но он-то знал, что они не правы, так что утешители только доводили его до озлобления. В конце концов, он и впрямь предъявил Богу некие претензии, на которые Тому совершенно нечего было ответить по существу, ведь Иов и впрямь ничем не провинился, и именно потому было заключено пари с сатаной. Так что Бог Иова элементарно запугал и добился покорности. Этот не вполне состоявшийся бунт Иову в вину поставлен не был. Возможно, потому, что помощь друзей Иова сатане не была предусмотрена условиями пари. По сути, не сатана, а они добились того, что Иов возроптал.

Примерно так же представляли себе сатану в истории Земли в Средние века – он соблазнял ведьм и колдунов поддельным золотом, но настоящим могуществом, а взамен требовал вредить людям. Но средневековый сатана ограничен в своих возможностях. Настоящего золота он не может делать, только фальшивое. Ибо, как признавали авторитетные богословы, если бы мог, перед ним не устоял бы никто├.

У Чёрных челангелов нет такого могущества. Скорее, своими функциями они напоминают христианских бесов, подстрекающих грешить.

┤Но бесы действуют как бы изнутри человека. А Чёрные челангелы так не могут. В обществе, в отличие от Белых, они чаще всего стараются занять достаточно высокое место, чтобы иметь больше возможностей для поощрения и наказания, и используют эти возможности для испытания способности людей противостоять Злу. Также, в отличие от Белых, Чёрные не скупятся на советы. Но, как и Белые, они скрывают свои действия├.

Наконец, оставшийся один процент, то есть один-единственный человек на всю планету, относится к виду Серых челангелов. О них известно меньше всего. Даже их роль в обществе не очень понятна. Хотя есть догадки, что их влияние даже более существенно, чем у Белых и Чёрных. Скорее всего, они как-то влияют в ключевые моменты, определяющие направление дальнейшего развития общества. Ну, скажем, будет какая-то война или её не будет, состоится какое-то важное открытие сейчас, двадцать лет спустя или вообще никогда, что-то такое. При этом никому, в том числе им самим, чаще всего не известно, в чём состоит их воздействие на историю. Потому что неизвестны ни эти самые ключевые моменты, ни для каких событий они, собственно говоря, ключевые.

Как обычным людям вести себя с челангелами? При условии, что их роль как-то оказалась разоблачена, чему они, вообще говоря, сопротивляются. Да почти так же, как с людьми. Условно говоря, для кармы полезно помогать Белым, не поддаваться подстрекательству Чёрных, а с Серыми вообще непонятно, в чём должно было бы быть отличие поведения, раз их миссия неизвестна.

Но у всех трёх категорий челангелов есть общее и очень важное отличие от обычных людей. Они находятся под небесной защитой. Агрессия против них кончается плохо для агрессора. Это нужно учитывать. Ведите себя с ними как с людьми, но – как с людьми, у которых есть крутая охрана. Если вы верующий, представьте, что за каждым из них постоянно присматривает Ангел-Хранитель. Если атеист, представьте, что над челангелом висит на стационарной орбите снабжённый искусственным интеллектом военный спутник с кучей датчиков и оружия. Избегайте направлять на них что-то стреляющее, замахиваться чем-то метательным. или просто замахиваться. Причём, что очень существенно, не надо также отдавать соответствующих приказов подчинённым, если они у вас есть, потому что прилетит и тому, кто отдал приказ. Ангелу и искусственному интеллекту, постоянно наблюдающему за подопечным, удастся проследить события, явившиеся причиной покушения. Он предотвратит непосредственно нанесение вреда, а потом позаботится о том, чтобы данная опасность больше не возникала…

Рейтинг@Mail.ru